Инженер-сапер полковник Акулишнин Ф.В.


"Стало бытом и вошло в привычку –
По полету различать снаряд,
После боя, встав на перекличку,
Заполнять за друга полый ряд."

А. Сурков

Полковник Акулишнин Ф.В.

Акулишнин Федор Васильевич родился в 1915 г. в деревне Моршачино Волховского района Ленинградской области. Окончив в 1933 г. строительный техникум, несколько лет работал на строительстве в Ленинграде. В 1937 г. был призван в ряды Советской Армии. В 1939 г. стал слушателем Военно-инженерной академии имени Куйбышева, откуда в начале войны был направлен в действующую армию. Принимал активное участие в разгроме немецко-фашистских войск на многих фронтах. Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1943 г. В сентябре 1945 г. вновь вернулся в академию и закончил ее.

К вечеру стрельба стала стихать. Полковой инженер старший лейтенант Акулишнин только что вернулся в свою землянку с передовой, где его саперы ставили мины на танкоопасных направлениях. Он устало опустился на табурет. Теперь можно собраться с мыслями, а заодно и поесть горячего – и за обед и за ужин. А затем хотя бы часик уснуть. Но вышло все не так.
– Товарищ старший лейтенант, вас срочно вызывает командир! – громко доложил вбежавший в землянку запыхавшийся боец.

Командир полка майор Уласовец выглядел хмурым, несколько встревоженным. Не глядя на Акулишнина, он пробасил, указывая карандашом на карту:
– Только что разведка сообщила, что на правом фланге обороны нашего полка, вот здесь, в районе Приютовки, противник построил мост через Северный Донец. Надо подорвать его сегодня ночью. Акулишнин растерянно посмотрел на командира.
– Сегодня ночью? У меня же ни одного сапера – все мины ставят. Да и нет взрывчатки. Кроме того, передний край прикрыт противотанковыми и противопехотными минами – нужно делать проходы. Пока все приготовим, и ночь пройдет. Разрешите сегодня разведать мост, а на следующую ночь попытаемся подорвать. Но майор не дал договорить.
– Нет, откладывать нельзя. К рассвету мост должен быть взорван. Это приказ генерала Лосева, Выполняйте! – скомандовал он.
– Есть, – хрипло проговорил Акулишнин и, четко повернувшись, пошел к выходу.

Прежде всего, нужно продумать, где взять людей. Решил по телефону связаться с командиром саперного батальона гвардии майором Быстровым, с которым они давно были друзьями.
– Выручай, Виктор Иваныч. Пришли на машине, на мотоцикле, на чем угодно двух саперов и ящик взрывчатки. Есть срочное дело. Следующий звонок сделал командиру стрелкового батальона гвардии капитану Рагулину. С этим пришлось говорить по-иному. Комбат молод, горяч, болезненно самолюбив.
– Командир приказал, чтобы через час в мое распоряжение были подготовлены два разведчика, хорошо знающие местность, и команда из восьми человек для подноски взрывчатки, – сугубо официальным тоном передал Акулишнин. – Кроме того, подготовить два ящика с горючей смесью, две жерди, веревки. Место встречи – НП командира третьей роты, в подвале разрушенного дома. Повторите приказание.

Акулишнин знал, что может нагореть за выдумку. Но это не пугало. Главное – выполнить задание. Да и командир полка наверняка не отказался бы от такого приказа. В ожидании сообщений Акулишнин стал изучать схемы минных полей, намечать маршрут и порядок движения через них к месту, где должен находиться мост, продумывать разные варианты – как лучше его подорвать, как подойти, обмануть охрану. От недавней расслабленности не осталось и следа. А время идет. Наконец, послышалось тарахтение мотоцикла – прибыли саперы. Взяв из комендантского взвода еще двух бойцов, Акулишнин повел группу в район обороны третьей роты. У входа в подвал уже стояли разведчики, лежало имущество. Значит, все в порядке. Теперь можно и в путь!

Впереди шли два разведчика. За ними Акулишнин. Еще несколько позади – саперы, подносчики, группа прикрытия. Без шума миновали узкий проход в минном поле. Вскоре вышли к берегу реки. Голо – ни кустика, ни деревца. Всплескивает, булькает у берега черная вода. Через несколько минут вернулась разведка и доложила – есть мост! Охраны не видно. Согнувшись, почти на четвереньках, подкрались к мосту. Быстро затащили на середину моста бутылки с горючей смесью. Пока устанавливали заряды, начал светлеть горизонт. Но, что бы теперь ни произошло, мост будет взорван. Вот только вывести команду трудновато. Еще опаснее оставаться в этом районе. Решили ползти напрямик к траншеям через свое минное поле – уж слишком быстро светает.

Наконец, все закончено. Бойцы один за другим уползают в сторону минного поля. И вот уже тишину нарушает страшный взрыв. Летят в разные стороны бревна, доски. Теперь можно уходить.
– Бегом, за мной! – командует Акулишнин. Только бы не сбиться, не наступить на мину! Бежать строго по прямой, ни в коем случае не уклоняться! Свистят пули. Где-то рядом разорвалась мина, в стороне – вторая. Казалось, нет выхода. Смерть подстерегает на каждом шагу. И все же они добежали до своих траншей. Пусть теперь беснуются фашисты. Поздно! Нет уже больше моста. Есть в военном деле профессии, которые как-то не принято называть героическими. Нужные, тяжелые и все-таки не «первого плана». Именно к таким относят и профессию сапера. В действительности же не всегда заметная, не всегда связанная с яркими подвигами работа саперов зачастую являлась основой победы во многих боях и сражениях в период Великой Отечественной войны.

Мужество, хладнокровие, точный инженерный расчет, твердая воля – вот качества командира-сапера, под чьим руководством в самых тяжелых условиях, днем и ночью, в дождь и стужу, часто под вражеским огнем, наводились переправы, строились мосты, прокладывались дороги в те суровые годы… Впереди Днепр. Форсировать такую реку – дело серьезное. А придется – в этом все уверены. Значит, нужно готовиться заранее. В районе Нижнего Олынанца дивизия форсировала Северный Донец. Это была первая серьезная река на ее пути…

Бои шли еще далеко от реки, а командир саперного батальона капитан Акулишнин уже приказал подчиненным собирать в населенных пунктах, оставленных фашистами, лодки, доски, бочки, проволоку и другие материалы, которые могли пригодиться при форсировании. Овладев Царичанкой, дивизия вплотную подошла к Днепру. Приказ был предельно коротким – в течение двух суток форсировать Днепр.

Местные жители рассказали, что возле деревни Старый Орлик фашисты построили низководный деревянный мост через старое русло Днепра к острову, а на основном русле есть паромная переправа, которая работает только ночью. Мост и пристань охраняются небольшими гарнизонами фашистов, которые в ближайшие сутки не ожидают подхода советских войск. Что делать? Ждать, когда к реке подойдут основные силы наших войск? Но это минимум на сутки задержит форсирование. Значит, надо действовать. И действовать немедленно.

Через час все было готово. Для операции подобрали самых молодых саперов. Их тщательно побрили. Поверх обмундирования одели женские кофты, сарафаны, повязали платки. Получились дородные, пышнотелые «молодки». Подготовили две сельских повозки, положили туда автоматы. На поясах под сарафанами подвесили гранаты. Ездовым на первую повозку посадили местного жителя, работавшего на переправе. Обман удался. Подводы беспрепятственно переправились на остров, где «девушки» мгновенно преобразились. Ни один фашист не успел поднять тревоги. Выставив охрану у захваченного моста, саперы, путаясь в юбках, устремились к парому. Решали секунды. Стоило лишь одному из фашистов закричать, поднять тревогу, и паром мог уйти от острова...

Когда Акулишнин доложил командиру дивизии генерал-майору Лосеву о захвате моста и парома, тот не поверил.
– Да не ошибаетесь ли вы, капитан? Уж очень все здорово.
На остров немедленно выехал начальник оперативного отдела майор Юрков. Убедившись, что остров действительно захвачен, майор с восхищением сказал Акулишнину:
– Ну, парень, знал, что ты орел, но что такое выкинешь – не думал!

С наступлением темноты полки переправились на остров, заняли исходное положение, соблюдая все меры маскировки. Первые расчеты передовых подразделений вместе с саперами поднесли переправочные средства к реке, бесшумно опустили их на воду. В это время другие подразделения доставляли доски, бревна, бочки. Выделенные для оборудования паромных переправ саперы начали собирать плоты. Сноровисто, бесшумно работали солдаты.

Вскоре несколько лодок бесшумно отошли от острова. Уключины обмотаны тряпками, весла неслышно опускаются в воду. Тренировка, выучка, наказы командира батальона помогли саперам. Несколько выстрелов, яростная атака, и плацдарм захвачен. Форсирование Днепра началось! За самоотверженные и умелые действия при форсировании Днепра весь личный состав саперного батальона был награжден орденами и медалями, а капитану Федору Васильевичу Акулишнину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Военные заслуги Фёдора Васильевича отмечены орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I-й степени (дважды), Красной Звезды (трижды). После войны Акулишнин Ф.В. продолжал службу в рядах Советской Армии. В 1950 г. он окончил Военно-инженерную академию, а с 1957 г. преподавал в Военной академии имени М.В. Фрунзе. С 1973 г. гвардии полковник Акулишнин Ф.В. в запасе. Скончался Акулишнин Ф.В. 11 января 1995 г., похоронен в Москве, на Преображенском кладбище.


При написании статьи использованы материалы из книги "Герои огненных лет",
под редакцией Синицына А.М., кн. первая, М., "Московский рабочий", 1975 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог