Генерал-майор Алелюхин А.В.


"Если в небе Алелюхин,
Значит, «юнкере» – на земле."

(из фронтовой песни)

Генерал-майор Алелюхин А.В.

Алелюхин Алексей Васильевич родился в 1920 г. в селе Кесова Гора Калининской области в семье железнодорожника. С 1936 г. жил в Москве, работал на фабрике канцелярских товаров. В 1938 г. без отрыва от производства окончил планерную школу при аэроклубе, а в 1939 г, Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков имени В.П. Чкалова. В годы Великой Отечественной войны принимал участие в обороне Одессы, Харькова, в наступательных боях под Ростовом, Таганрогом, Мелитополем, на территории Германии, лично сбил 40 и в группе 17 самолетов врага. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 г. Алелюхину А.В. было присвоено звание Героя Советского Союза. 1 ноября 1943 г. он был удостоен второй медали «Золотая Звезда». За годы Великой Отечественной войны Алелюхин А.В. провел 258 воздушных боев. 600 раз поднимался навстречу врагу его истребитель. Горели «хейнкели», «юнкерсы» и «мессершмитты». Чадящими кострами падали на землю обломки фашистских самолетов…

О подвигах дважды Героя Советского Союза Алексея Васильевича Алелюхина в полку сложили песню с таким припевом:

                Если в небе Алелюхин,
                Значит, «юнкере» – на земле.

Эта песня родилась не случайно. Из лично сбитых Алелюхиным самолетов больше половины Ю-87 и Ю-88 – немецкие бомбардировщики. Бомбардировщики составляли в годы войны ударную силу авиации, и с ними в первую очередь и призваны были вести борьбу летчики-истребители. Однако боевое крещение Алелюхина началось не с этого.

...Дымная, опаленная пожарами войны Одесса. Здесь стояли насмерть ее героические защитники – моряки, пехотинцы, артиллеристы. Плечом к плечу с ними – летчики. Всего один истребительный полк находился на аэродроме, чтобы прикрывать с воздуха защитников города, однако он один стоил многих. Алелюхин не раз наблюдал, как его старшие товарищи смело дрались с численно превосходящим врагом. Летали на стареньких И-16, но как воевали! Каждый экипаж делал по шесть, а то и по восемь боевых вылетов за день.

В стремительных штурмовках, в разведке и воздушных боях Алелюхин принимал самое активное участие. Здесь, под Одессой, начал быстро расти его боевой счет. Алелюхин уже стал умелым воздушным бойцом, когда однажды его послали на разведку немецкого аэродрома. Наши летчики обнаружили множество новых, только что прибывших на фронт «мессершмиттов». Вернувшись незамеченными врагом, Алелюхин и его боевые товарищи доложили обо всем командованию. Было принято решение: с рассветом – штурмовать.

Чуть забрезжил рассвет, как все истребители, которые были в полку, поднялись в воздух. Они следовали к цели двумя большими группами. Их вел командир полка Шестаков. При подходе к вражескому аэродрому группы разделились, каждой была указана своя цель. Алелюхин входил в группу, которую вел комиссар полка Верховец. Цель ясно выделялась на фоне бескрайней равнины: посадка деревьев, с одной стороны которой стояли новые «мессершмитты», а с другой – палатки летного и технического состава.

Начали штурмовать с ходу на малой высоте. Первые огненные трассы прошлись по палаткам. Второй заход сделали по самолетам. В третьем – сбросили бомбы. Место стоянки фашистских самолетов превратилось в море огня. Такую же картину можно было наблюдать в районе, где действовала группа Шестакова. На следующий день советским летчикам удалось посадить вражеский «хейнкель» с немецким штабным офицером на борту. В донесении, которое он вез, говорилось о вчерашней катастрофе: во время штурмового налета советских истребителей были уничтожены почти все самолеты, а оставшиеся требовали капитального ремонта.

В Одессе росла и крепла боевая слава Алелюхина. Здесь в ночных боях он сбил несколько вражеских бомбардировщиков. Он же отыскал и дальнобойное фашистское орудие, обстреливавшее город, и заставил его замолчать. Такие дни трудно забыть. Защитники города стояли насмерть, в который уже раз опрокидывая полчища врага, преграждая им путь к Одессе.

После Одессы – новые аэродромы и новые бои. На защиту Сталинграда Алелюхин прибыл с солидным боевым опытом. И он, и его боевые друзья получили новые машины. Они хорошо дрались и на старых, а новые в их опытных руках превратились в могучее оружие. ...Группа наших истребителей, в которую входил и Алелюхин, встретилась однажды с восьмеркой «мессершмиттов». Скрыться противнику в безоблачном небе было очень трудно. Летчики обрушились на врага. Почти одновременная атака восьми советских самолетов за полминуты решила исход боя. Факелами вспыхнули семь вражеских машин. От атаки увернулся один ведущий. Увидев, что произошло, он штопором пошел к земле, и это спасло его от неминуемой гибели. Ведущий нашей группы командир полка Шестаков приказал не гнаться за оставшимся самолетом: пусть фашист расскажет, как дерутся советские летчики.

...Гитлеровские захватчики решили разбомбить оставленный ими Ростов, используя массированные «звездные» налеты. Рассредоточенные по высотам от 3 до 6 тысяч метров, со всех сторон летели на город фашистские самолеты. И так в течение нескольких дней. Однако Ростов защищали мужественные воздушные бойцы. Только за три дня эскадрилья Алексея Алелюхина сбила 21 вражеский самолет. Личный счет ее командира поднялся до 20, и боевые друзья вскоре сердечно поздравили Алелюхина А.В. с первой Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Молодой ас передавал свой опыт однополчанам. Боевые летчики Елизаров, Тимофеенко, Михайлов, Карасев, Ершов, Дранищев и другие учились у командира побеждать врага. Новый наглядный урок своим подчиненным Алелюхин дал в боях под легендарным Перекопом. Здесь наши наземные части несли большие потери от бомбардировщиков Ю-87. «Избавьте нас от этих налетов», – просила пехота. И летчики смело вступали в бой с врагом. Алелюхин всегда стремился в первую очередь сбивать ведущих. Тогда вся группа лишалась управления и не могла выполнить поставленной задачи. На счету Алелюхина было уже 28 сбитых вражеских самолетов, и командование представило его ко второй медали «Золотая Звезда». А когда был опубликован Указ Президиума Верховного Совета, этот счет увеличился до тридцати двух.

Но были не только успехи, были и неудачи. После одной из них Алелюхин, как всегда, задумался над теми факторами, которые решают исход боя. Вот и этот бой. В нем кроме численного превосходства врага профессиональное чутье летчика уловило и нечто другое, не позволившее завершить бой победой. Наблюдательность и глубокий анализ событий позволяли все яснее отличать один бой от другого. «Этот в целом прошел неплохо, но почему-то слишком пассивно вели себя двое ведомых, и в результате не были использованы многие возможности». В другом бою были сбиты два самолета противника, однако пары слабо помогали друг другу и поэтому чуть не потеряли один свой экипаж. В третьем бою Алексею Алелюхину вообще не удалось уловить строгого ритма или, как говорят летчики, плана боя. И это его беспокоило больше всего. Некоторые летчики считали невозможным заранее спланировать действия экипажа в бою. «Ну, еще вначале можно что-то предвидеть и как-то распределить свои силы, – рассуждали они, – а когда «карусель» завертится, какой тут план!»

Алелюхин был противником таких рассуждений. Сопоставляя факты и наблюдения, он все более убеждался, что бой без плана – это игра со случайностью. А разве можно в бою рисковать бесцельно? Каждый летчик должен знать свое место в воздушном бою. А командир должен все видеть, руководить действиями летчиков, своевременно предупреждать ошибки. Но как осуществить все это практически? На многие из неясных вопросов Алелюхин сумел правильно ответить только тогда, когда сам стал командовать подразделением, водить летчиков в бой. И, видимо, не случайно Алексей Алелюхин вышел победителем из воздушного боя, за который командование наградило его орденом Суворова III степени.

...Под Мелитополем наши наземные части вели наступательные бои. Алелюхина вызвали в штаб части и поставили боевую задачу: не допустить вражеские бомбардировщики к боевым порядкам наших наступающих войск. Приказ ясен и понятен. И тут же Алелюхин начинает обдумывать план его выполнения. Возможно, что придется встретиться с большой группой бомбардировщиков. Судя по разведывательным данным, противник стянул к Мелитополю значительные силы своей бомбардировочной авиации. Не имея успеха на земле, он пытается взять реванш в воздухе и поддержать дух отступающей пехоты.

Большинство бомбардировщиков – «хеинкели». А их уязвимые и сильные места давно знакомы Алелюхину. Не раз встречался он с ними в воздушных боях. В общих чертах план боя начинает вырисовываться. Как лучше организовать оборону от истребителей, которые наверняка будут прикрывать бомбардировщиков? Нужно правильно распределить силы. И Алелюхин, продолжая рисовать в своем воображении возможную картину воздушного боя, уже расстанавливал летчиков по своим местам в зависимости от их умения, способностей и других личных качеств.

И вот самолеты на старте. Десять зеленоватых истребителей с красными носами и яркими пятиконечными звездами на хвостах ждут команды на вылет. Взвивается сигнальная ракета, и один за другим «ястребки» взмывают вверх. Осмотревшись, Алексей увидел рядом боевые машины своих верных соратников: Елизарова, Тимофеенко, Михайлова, Карасева, Дранищева, Ершова и других. Они сразу заняли свои места в боевом порядке. И уже по одному тому, что боевой полет начался организованно, что каждый из летчиков действовал точно и четко, Алелюхин твердо решил: быть удаче.

В то же самое время на немецком аэродроме готовился бомбардировочный удар по нашим войскам. Желтобрюхие «хеинкели», надрывно урча уже изношенными моторами, отрывались от взлетной полосы. Фашистские летчики не чувствовали особого подъема, отправляясь на задание. Только что получено известие о сдаче немецкой пехотой нескольких новых населенных пунктов, их пришлось пометить на полетных картах как запасные цели. Какой же может быть боевой подъем, когда русские неудержимо жмут, а им остается только огрызаться?

...Две группы самолетов мчатся навстречу друг другу 27 «хейнкелей» в составе трех девяток, прикрытых сверху истребителями, десятка краснозвездных истребителей, ведомых Алексеем Алелюхиным. Алелюхин заметил самолеты противника еще издали. Ясно выделялся первый клин. За ним шли остальные. Почти одновременно с командного пункта передали, что к переднему краю наших войск приближается большая группа вражеских бомбардировщиков. Алексей сразу же оценивает обстановку: бомбардировщики летят на высоте 4500 метров. Есть еще время, и нужно его использовать, чтобы подняться выше их. Если не занять удобной позиции, вражеские истребители, сопровождающие бомбардировщики, могут сорвать атаку.

По команде Алелюхина десятка наших истребителей устремляется вверх. Когда стрелка высотометра достигла отметки 6700 метров, он командует: развернуться на 90 градусов и всем одновременно ударить по вражеским самолетам. Момент атаки был выбран удачно. Опоздай истребители с атакой на несколько секунд, и вражеские бомбардировщики обрушили бы свой смертоносный груз на наши войска. Три ведущих фашистских самолета вспыхнули и начали падать, а остальные пустились наутек.

Истребители противника попытались атаковать нашу десятку, однако та уже заняла прочный оборонительный боевой порядок и не допускала к себе «мессершмиттов». Один попытался прорваться, но тут же был сражен меткой очередью летчика Елизарова. Вскоре в воздухе появились другие группы наших истребителей. Когда Алелюхин собрал свою целую и невредимую десятку, с командного пункта, наблюдавшего за беспримерным боем, передали о представлении его к высокой правительственной награде – ордену Суворова III степени.

За боевые заслуги Алелюхин был отмечен орденами Ленина (дважды), Красного Знамен (трижды), Красной Звезды (дважды), Суворова 3-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, медалями.

После Великой Отечественной войны Алелюхин А.В. в 1948 г. окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе и в 1954 г. Академию Генерального штаба. Служил в штабе ВВС Московского военного округа. С 1985 г. генерал-майор авиации Алелюхин А.В. – в запасе. Скончался отважный летчик Алелюхин Алексей Васильевич 29 октября 1990 г., похоронен на Новодевичьем кладбище.


При написании статьи использованы материалы из книги "Герои огненных лет",
под редакцией Синицына А.М., кн. первая, М., "Московский рабочий", 1975 г.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог