Предания и анекдоты


"Про войны говорят – вранье,
Но знает правду воронье."


Поскребышев докладывает:
– Товарищ Сталин, в Саратове ЧП: местная газета опубликовала информацию о дипломатическом приеме, проведенном вами: «Товарищ Сталин принял польского осла...»
Сталин сказал:
– Не будем наказывать газету. Этот посол действительно был ослом.


***


Директор уральского завода Малышев получил приказ прибыть в Москву. Прибыл. Поскребышев велел ждать в приемной. Через несколько часов мимо прошел Сталин, буркнул: «Вас еще не расстреляли?» Малышев сидел еще два часа, опять появился Сталин и опять спросил: «Вас еще не расстреляли?» Малышев продолжал сидеть. Через несколько часов вышел Поскребышев и сказал: «Можете быть свободны». Оказалось, Сталин получил донос: у танков, выпускаемых Малышевым, броня недостаточно толста, и пока Малышев сидел в приемной, в лаборатории шла экспертиза, в конце концов, подтвердившая, что броня соответствует ГОСТу.


***


Сталин в 1942 году сказал: «Надо бороться с настроениями: Россия большая, можно бесконечно отступать. Мы потеряли территорию с населением семьдесят миллионов человек. Наше превосходство в людских резервах, в хлебных запасах утрачено. Без приказа покидать позиции могут только мертвые».


***


Когда немцы форсировали Дон и пошли к Волге и Кавказу, Сталин выдвинул лозунг. «Ни шагу назад!» За отступление без приказа командования – расстрел на месте. Позади бойцов расположились заградотряды смершевцев с пулеметами, стрелявшие по своим, если они дрогнут. Случалось, правда, что отступающие сметали заградотряды. Бойцы находились между двумя смертями: сзади – от своих, впереди – от чужих.


***


Маршал Малиновский в двадцатую годовщину Сталинградской битвы говорил: «Два вождя, Сталин и Гитлер, устроили под Сталинградом мясорубку. Ни заволжские степи, ни разрушенные до основания города никому не были нужны. Главную роль играла политическая символика. Когда потери дошли до шестисот тысяч бойцов, пять командующих фронтами разработали план, как отрезать армию Паулюса от главных немецких сил. План был одобрен Ставкой. Потом эта операция была названа плодом полководческого гения Сталина».


***


Во время войны Международный красный крест предложил Сталину посредничество в обмене военнопленными. Сталин ответил: «У меня нет пленных. Есть изменники родины».


***


В окопе перед атакой Рабинович пишет заявление: «Если я буду убит, прошу считать меня коммунистом. А если нет – так нет».


***


В осажденном Ленинграде 1942 года нашли несколько бочек французского вина. Город умирал. Солнце, калории, витамины, заключенные в этом напитке, могли бы поддержать многих людей, но Жданов сказал, что вино надо сохранить до победы и выпить вместе с товарищем Сталиным. Бочки стали неприкосновенным запасом. Когда на Праздник Победы их привезли в Кремль, выяснилось, что вино прокисло.


***


Гитлер говорил, что на первой сосне повесит Эренбурга, а на второй Чаплина.


***


Рисунок Т. Мирзашвили

Выслушав план операции по взятию Кенигсберга, Сталин задал странный вопрос: «А как вы собираетесь брать зоопарк? Знаете ли вы, что в кенигсбергском зоопарке находится самый старый бегемот из всех живущих в неволе? Надо взять его живым и невредимым». План операции пришлось пересмотреть. На Тиргартен был сброшен десант, бегемота взяли в плен живым.


***


Шостаковичу предложили поехать в США для мобилизации общественного мнения в пользу Советского Союза и его сражающейся армии. Шостакович отказался. Тогда ему позвонил Сталин и тоже попросил. Шостакович согласился. Этот звонок поднял политический авторитет Шостаковича, и он воспользовался этим, чтобы освободить одного арестованного музыканта.


***


Зиновий Плоткин рассказал. В начале войны монгольский лидер Чойбалсан прислал Сталину эшелон дубленок. Поскребышев вызвал скульптора Меркурова и художника Герасимова и сказал:
– Товарищ Сталин хочет отблагодарить маршала Чойбалсана за помощь советскому народу. Надо создать его скульптурный и живописный портреты.
Вскоре из Монголии к Герасимову приехал генерал за портретом.
– Сколько вам заплатить за работу? – спросил он.
– За работу ничего не надо. Но сейчас холст, краски, кисти очень дорогие. Поэтому хватит пятидесяти тысяч рублей.
Генерал расплатился, поехал к Меркурову и задал тот же вопрос.
– Я народный художник, я все сделал бесплатно! А потом генерал снова появился у Меркурова.
– Маршалу очень понравилась скульптура. Он хочет отблагодарить вас.
– Не стоит, но раз маршал настаивает, можно мне, моей жене, моей дочери и моей… натурщице подарить по шубе.
Чойбалсан прислал шубы. Когда об этом узнал Герасимов, он сказал: «Ну и жулик же ты, Меркуров!»


***


Рисунок Т. Мирзашвили

Вечером 6 ноября 1944 года на даче у Сталина был праздничный ужин. Принесли депешу. Сталин прочитал ее и громко закричал: «Киев взят! Пляши, Никита, пляши!» – и Хрущев пустился в пляс.


***


Незадолго перед смертью маршал Рокоссовский говорил о Сталине: «Этот недоучка только мешал воевать. Мы его обманывали: любому самому несуразному его приказу поддакивали, а делали по-своему».


***


При успехе крупных операций Сталин старался отвести в тень их организаторов и создавал впечатление собственной бурной деятельности. Это отразилось в пропагандистской формуле: «Где Сталин – там победа».
Вернее бы было: «Где победа – там Сталин».


***


В один из штабов прибыл маршал Жуков. Его шофер остался в «джипе». Из штаба вышел майор-разведчик и попросил шофера срочно подвезти к расположению его части. Шофер отказался. Майор сказал: как старший по званию, я тебе приказываю. Когда «джип» с майором вернулся к штабу, Жуков уже несколько минут ждал и, узнав о действиях офицера, распорядился: «Майора расстрелять». «У меня срочное дело! – оправдывался майор. – Я иду от Сталинграда! Война кончается, меня ждут мать, жена, сын...» Маршал был неумолим. Майора расстреляли.


***


Когда советские войска подошли к Берлину, в расположение одной из частей попала немецкая кинозвезда Марика Рокк. Один из маршалов тут же сделал ее своей любовницей. Сталину донесли: советскому маршалу грозит влияние фашистской идеологии. Сталин сказал: «Ничего, идеология распространяется по другим каналам».


***


Сталин сам хотел принимать Парад Победы. По его представлениям, этот парад следовало принимать на белой лошади. Он попытался овладеть искусством верховой езды, но лошадь его сбросила. Пришлось поручить принимать парад маршалу Жукову.


***


Сталин сказал: «Когда гибнет один человек – это трагедия. Когда гибнут тысячи – это статистика».


Из книги Ю. Борева "История государства российского (советского)
в преданиях и анекдотах", М., "РИПОЛ", 1995 г.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог