Майор Аронова Р.Е.


"О цветах ли думать в небе грозном,
Когда воздух порохом набит?
Иль о море, что во мгле морозной,
Черной глубиной меня страшит?."

Р. Аронова

Аронова Р.Е.

Аронова Раиса Ермолаевна родилась в 1920 г. в Саратове. Перед войной жила в Москве, училась в авиационном институте. Добровольно вступила в ряды женского полка ночных бомбардировщиков, ставшего в ходе боёв гвардейским. Была штурманом, затем летчиком. За годы Великой Отечественной войны совершила 960 боевых вылетов. Звания Героя Советского Союза Аронова Р.Е. была удостоена 15 мая 1946 г. После войны окончила высшее учебное заведение, работала по специальности. После увольнения в 1979 г. в запас посвятила себя литературной и общественной деятельности. Она автор книги фронтовых воспоминаний «Ночные ведьмы». Скончалась Аронова Раиса Ермолаевна 20 декабря 1982 г., похоронена на Кунцевском кладбище в Москве.

Ширь реки была такой неоглядной, что противоположный берег, казалось, тонул в горячем летнем мареве. Плавно, словно вздохи богатырской груди, колыхались и величаво катились прозрачные волны, легко и свободно несшие многочисленные лодки, баржи, катера, пароходы. Волга! Нет тебе, русская красавица, ни конца, ни края. Нельзя не мечтать, глядя на твое чарующее раздолье, нельзя не уноситься на крыльях воображения в будущее, которое распахнуто перед молодым горячим сердцем.

Хорошо стать актрисой, как, например, Любовь Орлова, чтобы зрители, затаив дыхание, не могли оторвать взгляда от экрана; петь, танцевать, создавать прекрасные образы героев нашего времени. Или уйти с экспедицией в глухую тайгу Сибири, Дальнего Востока, добираться по глубоким ущельям или через высокие хребты до несметных богатств земли, стирать белые пятна на карте. Найти столько нефти, угля, руды, чтобы их хватило на многие пятилетки ударного труда шахтеров, горняков, сталеваров, строителей... А разве плохо выучиться на астронома? В тишине темной ночи постигать тайны Вселенной, открывать новые созвездия…
– Рая, ты совсем размечталась, – толкнула Аронову подружка (девушки удобно устроились над обрывом). – Смотри-ка вон туда. Что это там над ракитами?
– Птица, наверное.
– Такая большая?
– Постой-ка...

Тонкое шмелиное жужжание нарастало, превращаясь в басовитое гудение.
– Это же аэроплан. Ура-а! – взвились девичьи голоса.
Смуглые загорелые руки взметнулись вверх, к небу, словно желая обнять железную птицу с красными звездочками на крыльях.

Зов неба, распахнутого для всех, дано познать не каждому. Зато, услышав его, редкая душа останется равнодушной. Маленькая, незаметная стороннему глазу искорка мечты, медленно, но неотступно разгорается в негасимое пламя дерзкого стремления к намеченной высокой цели.

Время поколения Раисы Ароновой поистине крылатое время. Народ в предвоенные годы штурмовал вершины экономики, науки, техники, культуры. Ему, как поется в песне, не было преград ни в море, ни на суше. Поднимались строительные леса плотины Днепрогэса, домен Магнитки, Кузнецка, верфей Комсомольска-на-Амуре. К солнцу устремлялись краснозвездные самолеты, пролагая трассы, еще неведомые человечеству.

«Выше всех, дальше всех, быстрее всех!» – под таким девизом происходило покорение пятого океана, покорение пространства и времени. Полеты легендарных советских летчиков В. Чкалова, Г. Байдукова, А. Белякова, М. Громова, А. Юмашева, С. Данилина, В. Гризодубовой, П. Осипенко, М. Расковой сокращали самые большие расстояния. Ближе становились Крайний Север, Камчатка, Дальний Восток, Сибирь, Заполярье, потерял свою былую таинственность и неприступность Северный полюс. Почти не отрываясь, читала Раиса «Записки штурмана» Марины Расковой. Судьба девушки-москвички увлекла волжанку. «А почему бы и мне?..» Вопрос требовал ответа, повелевал действовать.

Письмо десятиклассницы в одно из авиационных училищ было предельно ясным: «Я не мыслю себе жизни без авиации». Соответствующая инстанция ответила совершенно определенно: «В настоящее время женщины в военные летные училища не принимаются». Отказ сначала словно подрезал крылья. Не теряя времени, девушка поступила в институт. К счастью, он при всех своих земных качествах оказался первой стартовой площадкой для того, чтобы не только возродить погасшую надежду, но и в определенной степени ее укрепить и реализовать. Здесь впервые она узнала про аэроклуб. Правда, не обошлось без треволнений. На медицинской комиссии Ароновой сказали:
– Пульс очень частый. С таким к нам нельзя...
Не догадывались, что перед ними девушка с характером волевая, твердая натура.

Аэроклуб стал первой ласточкой ее будущих побед в пятом океане. Дни летели все быстрее. Занятия в институте, работа в лаборатории, общественная деятельность (студентку Аронову единодушно избрали депутатом в областной Совет), учеба в специальном классе на тренажерах, участие в художественной самодеятельности. Все дни расписаны до минуты. Как только сил и энергии хватало на все!

Первый полет. Ощущение гордой птицы. После приземления командир звена поинтересовался ее впечатлением. Ответила без колебаний:
– Теперь ни за что с небом не расстанусь! Окончив аэроклуб, Раиса решила перейти в другое высшее учебное заведение, более близкое к ее мечте, – в Московский авиационный институт. Столица покорила девушку сразу и навсегда. Первым долгом отправилась на Красную площадь, полюбовалась на кремлевские башни, задумчиво постояла у Мавзолея Ленина В.И.

Снова занятия, зачеты, экзамены. Исключительно напряженно трудилась студентка весной 1941 г., Наконец-то последний экзамен сдан. Можно загорать, купаться. Рождались увлекательные планы. Но ни одному из них не суждено было сбыться. Грянула Великая Отечественная. На другой же день войны Аронова, как и тысячи наших граждан, пришла в военкомат.
– Умею летать. Хочу на фронт, – заявила она подтянутому лейтенанту. Тот внимательно посмотрел ее документы и строго ответил:
– Ждите. Понадобитесь – вызовем.

Потом до осени вместе с другими москвичками Аронова строила оборонительные укрепления, копала траншеи, противотанковые рвы. Первые недели с ее ладоней не сходили багровые мозоли. Орудовать лопатой пришлось не только под дождем, но и под обстрелом, под бомбежкой фашистских самолетов. Вернувшись в столицу, узнала о том, что ЦК ВЛКСМ организует спецнабор добровольцев для женской авиачасти. Её формированием руководила известная летчица Герой Советского Союза Раскова М.М.

Так судьба свела Аронову с легендарным штурманом самолета «Родина». Марина Михайловна внимательно выслушала студентку и предложила стать штурманом. Та с радостью согласилась, лишь бы летать. Позднее, уже в ходе обучения, Раиса Аронова узнала, сколь ответственны и сложны задачи такого специалиста. Надо было обладать большим и прочным запасом знаний, натренированной зрительной памятью, аналитическим умом, твердыми навыками работы с картой, чтобы точно определять курс, быстро обнаруживать тщательно замаскированные цели и безошибочно, с первого захода поражать их. Все это должно осуществляться в условиях ограниченной видимости и в предельно сжатые сроки.

Учеба поглощала время без остатка. Лишь перед отбоем можно было выкроить минуты для того, чтобы почитать художественную литературу, потолковать о событиях, послать весточку родным и близким. В одном из писем товарищам по институту Аронова взволнованно сообщала: «Какими словами рассказать вам о том чувстве, которое охватило меня, когда я произнесла торжественные слова присяги? С этого момента я стала бойцом Красной Армии. Пройдет еще немного времени, и я получу звание штурмана. С великим нетерпением жду я дня, когда поведу свою боевую машину на запад. Беспощадно будем мы бомбить проклятых фашистов, вторгшихся на нашу родную землю.
Майор Раскова сказала нам: «Учитесь упорно, используйте каждую минуту для учебы – экзамен будете сдавать на поле боя». Товарищи, заверяю вас, что экзамен этот я выдержу с честью».

Крепко держала девушка свое слово. Уже в первом боевом вылете она показала высокое ратное мастерство, решительность, хладнокровие и выдержку. И так было каждый раз, когда небольшой самолет По-2 поднимался в небо. Вот несколько записей, взятых из архивных документов.
«В ночь на 19 июля 1942 года Аронова производила бомбометание по скоплению мотомехчастей противника в лесу, у поселка Нижне-Греческое. Несмотря на сильный заградительный огонь, Аронова отыскала цель, удачно сбросила бомбы. В результате наблюдался сильный взрыв и пожар».
«4 декабря 1943 года Аронова при низкой облачности (с высоты 170 метров) сбрасывала в районе Эльтигена для своих мешки с продуктами и боеприпасами. В течение ночи роизвела шесть вылетов и все отлично».
«В ночь на 11 мая 1944 года производила бомбометание по аэродрому противника в районе Севастополя. Наблюдались три сильных взрыва с густым черным дымом».

Всего отважная летчица-патриотка за годы Великой Отечественной войны совершила 960 боевых вылетов. Каждый из них – тяжелое и опасное испытание на прочность всех физических и духовных сил человека.
Фашисты люто ненавидели советские легкие бомбардировщики, наносившие по ним внезапные и сокрушительные удары. Под покровом темноты По-2 приближались к позициям противника и обрушивали свой смертоносный груз. И делали это с ювелирной точностью.

Пленные гитлеровцы неоднократно признавались, что многие из них не могут спокойно спать, ибо едва сомкнут глаза как им начинают мерещиться «русские ведьмы», от которых нет спасения ни в окопе, ни в траншее, ни в блиндаже. Ведь это факт, что даже штаб генерала фон Клейста сильно пострадал от снайперских бомб По-2. В армейской газете была небольшая заметка. Короткий будничный заголовок «Напряженная работа» с выделенным жирным шрифтом подзаголовком «Рекордное число самолето-вылетов». В ней рассказывалось о том, что подразделение, которым командовала Бершанская Е.Д., постоянно усиливало удары по врагу: «Девиз командира, девиз каждого летчика, штурмана, техника и оружейника – больше боевых вылетов, работать на полную боевую мощь!»

В одну из ночей подразделение совершило рекордное количество самолето-вылетов. Все экипажи сделали по пять боевых вылетов. Во вражеском стане, который непрерывно подвергался бомбежке «ночников», возникло 15 крупных пожаров и много взрывов. Пять боевых вылетов за ночь – рекорд 1943 года. Однако, как показала практика, эта цифра не была пределом, В 1944 году она возросла до восьми, а к 1945 году – до 16. Победной весной гвардейцы обрушивали на врага бомб почти в 3 раза больше, чем в первых боях.

В предгорьях Кавказа и на Украине, в Крыму и Белоруссии, в Польше и Восточной Пруссии – везде, где пролегали маршруты прославленного авиационного полка ночных бомбардировщиков, земля горела под ногами захватчиков. Слава о гвардейцах гремела в полках и дивизиях. Пехотинцы, артиллеристы, танкисты, саперы, связисты знали, что можно действовать уверенно, когда в небе наша авиация, что фашистам не укрыться от метких бомбовых ударов.

Это общее настроение фронтовиков проникновенно и убедительно выражено в книге Маршала Советского Союза Рокоссовского К.К. «Солдатский долг». «Мы все, – писал он, – восхищались мужеством и мастерством девушек-летчиц авиаполка ночных бомбардировщиков, возглавляемого Бершанской Е.Д. На своих маленьких тихоходных самолетах По-2 они ночью нависали над противником, бомбили колонны и скопления неприятеля. Наш фронт законно гордился крылатыми героинями, доставлявшими врагу немало бед своими лихими ночными налетами».

Наравне с мужчинами – солдатами, сержантами, офицерами сражались женщины-авиаторы. Нелегко давалась им наука побеждать. Противник изощрялся в поисках приемов борьбы с легкими ночными бомбардировщиками Его зенитчики не жалели снарядов, устраивали многочисленные огневые ловушки. Прожектористы часто меняли приемы захвата воздушных целей. Фашистские летчики с охотничьим азартом гонялись за «русс фанер».

Грозная опасность подстерегала «ночных чаек» в темном небе. Вот как рассказала Раиса Аронова об одном из своих боевых вылетов:
– Нам с Катей Пискаревой была поставлена задача разбомбить в районе станицы Киевской, что западнее Краснодара, перекресток дорог, где скопились вражеские войска. На цель вышли точно. Неожиданно вокруг самолета закипели разрывы, вспыхнул ослепительный свет, засвистели осколки снарядов, оставляя многочисленные пробоины в фюзеляже и крыльях самолета. В такой ситуации обычно рекомендуется сбрасывать бомбы и быстрым маневром уходить. Однако мы решили во что бы то ни стало до конца выполнить поставленную командиром задачу...

Сквозь заградительный огонь и столбы прожекторов маленький По-2 устремился прямо на цель. Именно в этот момент Раиса Аронова почувствовала острую боль в боку. Огромным усилием воли превозмогая ее, штурман точно сбросила все бомбы. Вернувшись на аэродром, Аронова с трудом вылезла из кабины. Оранжевые круги плыли перед глазами. Сказывалась большая потеря крови. Ее срочно отправили в госпиталь, из которого она, не долечившись, вскоре вернулась в полк.
– Надо было срочно переучиваться на летчика, – с улыбкой вспоминала Раиса Ермолаевна.

Небо снова звало ее на подвиги. Крылатая душа рвалась на простор, чтобы вместе с однополчанами громить ненавистного врага. Полеты в багровых от пожаров облаках оттачивали мысль, обостряли чувства, возвышали душу. В промежутках между боями, в короткие часы затишья хотелось петь, слушать музыку, писать стихи, чтобы полнее выразить патриотические настроения, переполнявшие молодые горячие сердца. Вот строки, написанные тогда еще юной москвичкой. Они правдиво и точно передают накал переживаний поколения, прошедшего сквозь суровые испытания Великой Отечественной войны.

Злобно лают в десять ртов зенитки,
Самолет в лучах. Ну как тут быть?
Жизнь, как говорят, висит на нитке...
Вот тогда чертовски жажду жить!
Вот тогда, до боли стиснув зубы,
Вырываясь из кольца огня,
Закусив от ярой злости губы,
Я шепчу упорно про себя:
«Ну, шалишь, – шепчу я в темь ночную,
Обращаясь к смерти, к ста смертям, –
Жизнь свою, хотя и небольшую,
Я, клянусь, без боя не отдам!..

За послевоенные годы многие однополчанки Ароновой стали учеными и педагогами, врачами и артистами, инженерами и техниками – специалистами высокого класса в самых различных областях науки и культуры. Многое сделано за эти годы и Раисой Ермолаевной Ароновой. Она вместе с Руфиной Гашевой осуществила свое заветное желание и совершила поездку по местам, где сражались гвардейцы-авиаторы. Тысячи километров от Кавказа до Польши проехал экипаж ветеранов-энтузиастов. Самые яркие впечатления составили потом основу книги Р. Ароновой «Ночные ведьмы».

Как-то раз Аронову пригласили приехать в Саратов. После праздничного вечера десятиклассники 93-й школы вместе с Ароновой отправились на берег Волги. Заходящее солнце золотило простор реки. Юноши и девушки притихли, любуясь живописной панорамой. И вдруг кто-то воскликнул: – Глядите – самолет! Да, это был самолет. Серебристый лайнер стремительно рассекал вечерние облака. Он как бы звал в небо своих новых Икаров, и, словно повинуясь этому зову высоты, десятки молодых, крепких рук взметнулись вверх, приветствуя полет самолета. Лицо Раисы Ермолаевны Ароновой осветилось радостью. Она вспомнила детство, первый самолет. Счастливые это были минуты!


Из книги "Герои огненных лет", под редакцией А.М. Синицына,
книга 6-я, М., "Московский рабочий", 1983 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог