Артиллерия РВГК в первом периоде войны


Пушки   Самоходно-артиллерийские установки

"Трубите атаку, горнисты!
Скликайте бойцов на войну!
Враги человека, фашисты
Напали на нашу страну!"

А. Ромм

Согласно советской военной науке предвоенных лет, огневое поражение противника должно было осуществляться путем нанесения одновременного удара силами всех родов войск на всю глубину вражеской обороны. При этом главная роль отводилась артиллерии, которая организационно делилась на войсковую, входившую в состав подразделений (начиная от батальона), частей и соединений, и артиллерию Резерва Главного Командования (РГК). В составе артиллерии РГК предполагалось иметь части наземной и зенитной артиллерии, которые предназначались для качественного, количественного и специального усиления артиллерии корпусов и дивизий. Артиллерийские части РГК входили, как правило, в корпусные и дивизионные артиллерийские группы дальнего действия (ДД), главной задачей которых являлась борьба с артиллерией противника, или же включались в состав групп артиллерии разрушения (АР), создававшихся при необходимости разрушить сильно укрепленные оборонительные полосы противника. Создание же противотанковых частей РГК не предусматривалось. Начавшаяся вторая мировая война опровергла эту точку зрения, так как в ходе ее операций применялись крупные массы танков и противопоставить им можно было только эффективные противотанковые средства. Однако решение о сформировании 10 противотанковых артиллерийских бригад РГК было принято лишь в конце апреля 1941 года.

Противотанковые артиллерийские бригады, состоявшие из двух полков шестидивизионного состава, являлись мощными артиллерийскими соединениями. По штату в бригаде числилось 120 противотанковых орудий, 16 зенитных орудий МЗА и 12 крупнокалиберных зенитных пулеметов. Формирование бригад началось в середине мая 1941 года непосредственно в заладных приграничных военных округах.

Срок окончательной готовности для большинства из них был установлен 1 июля 1941 года. Такого небольшого отрезка времени было явно недостаточно, чтобы надлежащим образом укомплектовать, обучить и сколотить бригады как боевые единицы. Из-за нехватки противотанковых орудий на вооружение формировавшихся соединений Главное артиллерийское управление начало поставлять 76-мм и 85-мм зенитные пушки. Гораздо хуже обстояло дело с обеспечением бригад тягой и транспортными средствами. По данным на 12 июня 1941 года, они почти не имели тракторов и получили только 20% положенных по штату автомобилей. Средств для создания зенитных артиллерийских частей РГК перед войной фактически не было.

То, что имелось, ушло на укомплектование зенитных частей ПВО, предназначенных для прикрытия объектов территории страны. В войсках же даже не все корпуса и дивизии имели положенные им по штату отдельные зенитные артиллерийские дивизионы СЗА и МЗА (На 1 июня 1941 г. в войсковой зенитной артиллерии насчитывалось 1382 орудия, а по штатам требовалось 4900). Часть зенитных орудий ГАУ передало на формирование противотанковых артиллерийских бригад. Всего по штатам военного времени в РККА полагалось иметь 67335 орудий и минометов, из них в частях РГК – 4854. Перед войной в артиллерии РГК имелось 60 гаубичных и 14 пушечных артиллерийских полков, 10 противотанковых артиллерийских бригад и несколько отдельных дивизионов (батальонов) и батарей, что составляло 8% всей артиллерии. На вооружении их находились преимущественно орудия крупных калибров: 122–210-мм пушки, 152–305-мм гаубицы, 280-мм мортиры (60%). Противотанковых орудий и минометов было соответственно 28 и 12%. Распределение артиллерийских частей РГК между округами накануне войны было неравномерным.

При подсчете количество полков условно считают, что три отдельных пушечных (гаубичных) дивизиона и три дивизиона реактивной артиллерии равноценны по огневой мощи полку. К минометному полку приравнивается один минометный батальон (батальон) Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в состав артиллерии РГК входили в основном тяжелые пушечные и гаубичные артиллерийские части, предназначавшиеся для качественного усиления войсковой артиллерии, соединения противотанковой артиллерии, а также отдельные минометные батальоны. Зенитных частей не было. Вероломное нападение фашистской Германии поставило наши войска в тяжелое положение.

Быстрое продвижение противника в глубь страны привело к тому, что планы перевооружения и формирования многих артиллерийских частей и соединений были фактически сорваны. По этим же причинам войска прикрытия не получили прикрепленный к ним по мобилизационному плану личный состав, средства автотранспорта и тяги. Это крайне отрицательно сказалось на боевой готовности артиллерии и ее органов тыла. Борьба с танками противнике на протяжении всей Великой Отечественной войны составляла одну из важнейших задач советской артиллерии, как войсковой, так и РГК. Поэтому уже в первые месяцы боев с фашистскими полчищами Ставка Верховного Главнокомандования уделяет большое внимание формированию новых артиллерскнх частей РВГК, особенно противотанковых. Только в июле–августе было сформировано 45 артиллерийских полков, из них 42 (более 90%) полка противотанковой обороны (ПТО). В ходе приграничных сражений и последующих ожесточенных боев артиллерии РВГК был нанесен значительный урон. Возникла реальная угроза потери частей большой и особой мощности, которые участия в боях, как правило, не принимали, так как не были приспособлены к ведению высокоманевренных боевых действий, а находились в резерве фронтов (армий). В связи с этим Верховный Главнокомандующий разрешил передислоцировать с фронтов (кроме Ленинградского) некоторые артиллерийские части РГК, на вооружении которых имелись в основном 305-мм гаубицы и 280-мм мортиры, во внутренние военные округа. В обстановке снижения ресурсов артиллерийского вооружения Ставка РВГК принимала все меры к тому, чтобы содержать артиллерию РВГК на возможно более высоком уровне и постоянно усиливала ее за счет формирования новых пушечных, гаубичных, минометных и противотанковых полков, а также включила в сентябре 1941 года в ее состав все артиллерийские полки и зенитные артиллерийские дивизионы стрелковых и механизированных корпусов в связи с ликвидацией корпусного звена. При формировании новых артиллерийских полков упор был сделан на увеличение количества высокоманевренных частей, предназначенных в первую очередь для борьбы с танками противника. Ускоренными темпами шло, например, формирование легких артиллерийских полков (лап), полков противотанковой обороны, а также реактивной артиллерии – этого нового и эффективного средства поражения живой силы противника. Из 4252 орудий и минометов, обращенных в 1941 году на формирование частей артиллерии РВГК (без зенитной и реактивной артиллерии), 2903 орудия (69%) приходилось на противотанковую артиллерию.

Как показал опыт первых месяцев войны, противотанковые бригады РВГК и их полки в условиях перехода РККА к стратегической обороне оказались очень громоздкими и трудноуправляемыми. В ходе быстротечных, маневренных боев и сражений выявилась необходимость усиливать артиллерийскими противотанковыми средствами не только армии, но и стрелковые дивизии и даже полки. Для этого на данном этапе войны целесообразнее было иметь в артиллерии РВГК не крупные артиллерийские соединения, а большое количество небольших маневренных противотанковых частей. Учитывая это, осенью 1941 года все противотанковые бригады РВГК, кроме сформированной в ходе войны на Ленинградском фронте 14-й противотанковой артиллерийской бригады, были расформированы. За счет материальной части этих соединений и вновь выделенного вооружения во второй половине 1941 года было сформировано 72 артиллерийских полка ПТО РВГК различной организации. В основном это были легкие, маневренные части, имевшие в своем составе 4, 5 или 6 батарей четырехорудийного состава. Из-за нехватки противотанковых пушек для формирования полков ПТО использовались 37–, 76– и 85-мм зенитные пушки.

Так, в июле–октябре 1941 года на укомплектование полков противотанковой обороны было привлечено 49 дивизионов среднекалиберной и 49 батарей малокалиберной зенитной артиллерии – всего 770 орудий. С марта 1942 года в действующую армию стало все больше поступать новых 76-мм пушек образца 1942 года (ЗИС-3). Ими начали вооружать новые противотанковые полки, а также заменять в уже сформированных частях зенитные орудия. С высвобождением зенитных орудий началось формирование зенитных артиллерийских полков РВГК. Кроме того, в начале июня 1942 года в подчинение начальника артиллерии РККА из ПВО страны было передано 140 отдельных зенитных артиллерийских дивизионов, 8 отдельных зенитных батарей, 5 зенитных бронепоездов и другие подразделения, которые составили костяк формируемых зенитных артиллерийских частей РВГК. Большинство организационных изменений, проведенных в 1941 году в артиллерии РВГК, диктовалось тяжелой обстановкой на фронте и недостатком средств вооружения. Приходилось, в частности, идти на крайние меры, связанные с ослаблением огневой мощи артиллерийских частей с тем, чтобы увеличить их число. Так, в начале сентября 1941 года пушечные и гаубичные полки РВГК были разукрупнены. Их батареи переводились в действующей армии на двухорудийный состав. За счет высвободившейся материальной части формировались новые полки. В артиллерию РВГК были переданы 122-мм и 152-мм гаубичные артиллерийские части, исключенные из штатов стрелковых и танковых дивизий и переформированные в гаубичные артиллерийские полки РВГК. Отдельные минометные батальоны РВГК оказались очень громоздкими (48 миномегов 107- и 120-мм).

Поэтому приказом НКО в январе 1942 года они расформировывались, на их базе началось создание более легких минометных частей, в основном пятибатарейных минометных полков (20 минометов в каждом). К апрелю 1942 года в действующей армии насчитывалось 49, а к октябрю — 70 минометных полков РВГК. С началом Великой Отечественной войны ускоренно формируются части полевой реактивной артиллерии.

Первые боевые машины нового вида оружия были разработаны в нашей стране непосредственно накануне войны. Простота их изготовления промышленностью, высокая эффективность огня, особенно при стрельбе по живой силе, огромное моральное воздействие на противника — все это предопределило бурный рост реактивной артиллерии. В июле 1941 года закончилось формирование первых отдельных батарей, а затем и дивизионов реактивной артиллерии. Высоко оценив боевые возможности нового вида артиллерии, Ставка ВГК принимает решительные меры по его развитию. 8 августа началось формирование восьми полков реактивной артиллерии, а затем еще шести. Боевые машины (установки) реактивной артиллерии БМ-8 и БМ-13 сначала монтировались на шасси автомобиля ЗИС-6, позже — на шасси танков Т-40, Т-60 и тракторов СТЗ-5. В январе 1942 года согласно постановлению ГКО начали формировать полки реактивной артиллерии новой организации. Дивизионы этих частей с получением собственных органов материального обеспечения получили возможность действовать самостоятельно. Ставка ВГК на период проведения операций усиливала фронты частями реактивной артиллерии, получившими наименование гвардейских минометных (ГМЧ).

Подчинялись они непосредственно командующим фронтами. Для непосредственного руководства боевой деятельностью и снабжением частей ГМЧ на фронтах создавались специальные органы управления – фронтовые оперативные группы ГМЧ. С весны 1942 года тыл страны стал поставлять Вооруженным Силам все больше танков, самолетов, орудий, минометов, боевых машин реактивной артиллерии. Большая часть поступающего артиллерийского вооружения шла на формирование частей РВГК. Количество орудий и минометов в артиллерии РВГК непрерывно росло. Если к началу войны их было 4854, то к 1 декабря 1941 года – 5704, к 1 мая 1942 года – 10080, а к концу первого периода войны – уже 18133. Изменение численности артиллерийских частей Резерва ВГК в первом периоде войны показано в таблице. В связи с непрерывным ростом числа артиллерийских частей РВГК армии стали получать на усиление как в обороне, так и в наступлении по 10 и более полков.

Управлять таким большим количеством частей малочисленным штабам артиллерии объединений становилось все труднее, поэтому начальники артиллерии армий, как правило, передавали части РВГК на усиление дивизий. Однако такая практика шла вразрез с принципом массирования артиллерии и ее огня. В связи с этим возникла необходимость создания крупных артиллерийских соединений РВГК. В конце октября 1942 года ГКО принял постановление об организации артиллерийских соединений РВГК в наземной и зенитной артиллерии. 31 октября Народный комиссар обороны издал приказ о создании артиллерийских и зенитных артиллерийских дивизий РВГК (ад и зенад РВГК). Первые артиллерийские дивизии РВГК формировались путем включения в их состав восьми артиллерийских полков РВГК (три гaп, два пап и три иптап) и отдельного разведывательного дивизиона. На формирование зенитных артиллерийских дивизий была обращена часть армейских полков ПВО и уже формировавшихся зенитных артиллерийских полков РВГК. В зенад по штату от 22 октября 1942 года имелось четыре полка МЗА (37-мм пушек – 48 и 12,7-мм зенитных пулеметов – 80). К концу первого периода войны в действующей армии уже насчитывалось 11 ад и 8 зенад РВГК. Усиливая фронты, Ставка ВГК в ходе операций решительно сосредоточивала артиллерию РВГК на важнейших направлениях советско-германского фронта.

Так, летом и осенью 1941 года основное внимание уделялось московскому стратегическому направлению. На Западном, Резервном и Брянском фронтах к концу Смоленского сражения было сосредоточено 50% всех артиллерийских частей РВГК. Из имевшихся 49 противотанковых артиллерийских полков РВГК 22 были переданы этим трем фронтам. Большинство армий Западного фронта получило на усиление по 4–5 артиллерийских полков РВГК. В октябре, в период осенней распутицы, основные усилия артиллерии сосредоточивались в полосах армий, прикрывавших главные дорожные магистрали, по которым рвались к Москве вражеские танковые колонны. Так, 16-я армия, перекрывавшая Волоколамское шоссе, получила на усиление шесть, 5-я армия, оборонявшаяся на Можайском направлении, – одиннадцать, а 43-я армия, державшая оборону на Малоярославецком направлении,– восемь полков и отдельный дивизион противотанковой артиллерии. Плотность противотанковой артиллерии (ПТА) на этих направлениях была доведена до 6—10 орудий на 1 км фронта. Остальные армии Западного фронта усиливались 1–2 полками. Соответственно и плотность ПТА в их полосах была невысокой – 1–2 орудия на 1 км фронта. Полученные от фронта пушечные, гаубичные и минометные части армии передавали на усиление стрелковым дивизиям, оборонявшимся на главных направлениях. В дивизиях их обычно включали в состав групп поддержки пехоты (ПП), реже – дальнего действия (ДД). Огневая мощь артиллерии дивизий асе чаще стала повышаться за счет реактивной артиллерии, залповый огонь которой давал высокий эффект, особенно при стрельбе по живой силе противника. Летом 1942 года основное внимание Ставка ВГК уделяла юго-западному, а затем сталинградскому направлениям.

Сюда шла основная масса резервов, в том числе и артиллерии. Количество артиллерии РВГК, принимавшей участие в оборонительных сражениях под Сталинградом, непрерывно наращивалось за счет усиления фронтов резервами Ставки ВГК. Так, если на 12 июля 1942 года артиллерийские части РВГК имели здесь 4282, то на 18 ноября – 12078 орудий и минометов, т.е. их число увеличилось втрое. За июль – первую половину октября 1942 года Ставка ВГК направила фронтам, действовавшим на сталинградском направлении, 105 артиллерийских полков и 16 дивизионов из своего резерва (40 иптап, 16 пап, 14 зенап, 3 минп, 32 полка и 16 дивизионов реактивной артиллерии). Командующие фронтами почти все артиллерийские части РВГК, как правило, переподчиняли армиям первого эшелона, что объясняется острым недостатком у них собственной артиллерии. Армии, действовашие на главных направлениях, получали на усиление по 10 и более полков артиллерии РВГК. 62-я армия (Юго-Восточный фронт, на 1 сентября) имела, например, 16 артиллерийских частей РВГК. В связи с большим насыщением войск артиллерией РВГК в боях под Сталинградом во всех звеньях от стрелковой дивизии до фронта стали систематически выделяться артиллерийские противотанковые резервы (АПТР): 1–2 иптап в армиях и от 1 до 5 иптап во фронтах.

Пушечные полки включались в состав армейских артиллерийских групп ДД. При ведении оборонительных боев непосредственно в городе решением военного совета Юге-Восточного фронта 14 сентября за счет полков РВГК, приданных ранее 62-й и 64-й армиям, была создана фронтовая артиллерийская группа (ФАГ). В ее состав были включены также части зенитной артиллерии РВГК и артиллерия Волжской военной флотилии. Возглавил группу заместитель начальника артиллерии фронта генерал-майор артиллерии В.П. Дмитриев. В ФАГ входило до 250 орудий и минометов. За счет широкого маневра траекториями и массирования огня артиллерии армии и фронтовой артиллерийской группы в отдельные моменты наиболее напряженных боев в Сталинграде на участках обороны 62-й армии удавалось создавать плотность артиллерии до 110 орудий и минометов на 1 км фронта. Широкий маневр огнем крупных масс артиллерии обеспечил упорство и стойкость войск в оборонительных боях как под Сталинградом, так и в самом городе. В ходе операций первого периода Великой Отечественной войны артиллерия РВГК претерпела как количественное, так и качественное изменение.

В ее составе появились части реактивной и зенитной артиллерии. Существенно изменились организационная структура и вооружение частей. Количественный рост артиллерии РВГК (с 4854 до 18133 орудий и минометов), включение в ее состав частей, вооруженных различными типами орудий, минометов и установок реактивной артиллерии, изменило и ее структуру. За счет артиллерии РВГК войсковая артиллерия усиливается не только в качественном, но и в количественном отношении. Удельный вес артиллерии РВГК по штатной численности повысился в артиллерии Советской Армии с 8 до 20%. С перестройкой народного хозяйства на военный лад и усилением мощи артиллерийской промышленности начался бурный рост артиллерии РВГК.

Особенно интенсивно формировались части противотанковой и реактивной артиллерии, а с лета 1942 года и зенитные артиллерийские части. Другим стало и соотношение различных видов артиллерии. Если в предвоенный период больше половины всех полков (см. табл.) приходилось на долю гаубичной артиллерии, то к концу первого периода войны первенство было уже за зенитной (24%) и истребительно-противотанковой (22%) артиллерией. Удельный вес гаубичной артиллерии снизился до 17%. Реактивная артиллерия, которая только появилась в начале войны, в общей численности артиллерии РВГК стала составлять 12%.

Фронтам, оборонявшимся на важнейших операционных направлениях, придавалось 30–40 артиллерийских полков РВГК, армии — 8—10 и более. Необходимость централизации управления большим количеством отдельных артиллерийских частей РВГК поставила вопрос о создании артиллерийских дивизий (артиллерийских и зенитных артиллерийских дивизий РВГК). Тенденция формирования крупных артиллерийских соединений РВГК получила дальнейшее развитие во втором периоде Великой Отечественной войны. Ставка ВГК, командование фронтов, широко маневрируя артиллерийскими формированиями РВГК, в нужный момент усиливали фронты (армии) артиллерией, благодаря чему добивались значительного повышения плотности артиллерии в оборонительных и наступательных операциях.

Немецкое самоходное орудие "Фердинанд"

Своим появлением на свет самая знаменитая немецкая самоходка периода Второй мировой войны "Фердинанд" обязана, с одной стороны, интригам вокруг тяжелого танка VK 4501 (Р), а с другой - появлению 88-мм противотанковой пушки Pak 43. Танк VK 4501 (Р) – попросту говоря "Тигр" конструкции доктора Порше – был показан Гитлеру 20 апреля 1942 года, одновременно с его конкурентом VK 4501(1-1) – "Тигром" фирмы Henschel. По мнению Гитлера, в серийное производство должны были быть запущены обе машины, чему всячески противилось Управление вооружений,работники которого терпеть не могли строптивого любимца фюрера – доктора Порше. Испытания не выявили очевидных преимуществ одной машины перед другой, но готовность к производству "Тигра" у Порше была выше – к 6 июня 1942 года к сдаче в войска были готовы первые 16 танков VK 4501 (Р), для которых на фирме Krupp заканчивалась сборка башен. Фирма Henschel могла сдать к этому сроку только одну машину, и ту без башни. Первый батальон, оснащенный "тиграми" Порше, предполагалось сформировать к августу 1942 года и отправить под Сталинград, но внезапно Управление вооружений остановило все работы по танку на месяц.

Управленцы воспользовались указанием Гитлера о создании штурмового орудия на базе танков PZ.IV и VK 4501, вооруженного новейшей 88-мм противотанковой пушкой Pak 43/2 с длиной ствола в 71 калибр. С подачи Управления вооружений и было решено переделать все 92 готовых и находящихся в сборке в цехах завода Nibelungenwerke шасси VK 4501 (Р) в штурмовые орудия.

В сентябре 1942 года работа началась. Проектирование велось фирмой Porsche совместно с конструкторами берлинского завода Alkett. Поскольку броневая рубка должна была располагаться в кормовой части, компоновку шасси пришлось изменить, разместив двигатели и генераторы в середине корпуса. Первоначально планировалось собирать новые САУ в Берлине, но от этого пришлось отказаться по причине сложностей, связанных с перевозкой по железной дороге, и из-за нежелания приостанавливать выпуск штурмовых орудий StuG III – основной продукции завода Alkett. В результате сборка САУ, получившей официальное обозначение 8,8 cm Pak 43/2 Sfl L/71 Panzerjager Tiger(P) Sd.Kfz. 184 и название Ferdinand (присвоено лично Гитлером в феврале 1943 года в знак уважения к доктору Фердинанду Порше), производилась на заводе Nibelungenwerke. Лобовые 100-мм листы корпуса танка Tiger(P) были усилены тоже 100-мм броневыми листами, закрепленными на корпусе болтами с пулестойкой головкой. Таким образом лобовую броню корпуса довели до 200 мм. Самоходное орудие Фердинанд Аналогичную толщину имел и лобовой лист рубки. Толщина бортовых и кормового листов достигала 80 мм (по другим данным 85 мм). Броневые листы рубки соединялись "в шип" и усиливались шпонками, а затем обваривались. Рубка крепилась к корпусу скобами и болтами с пулестойкой головкой. В передней части корпуса располагались места механика-водителя и радиста.

За ними, в центре машины, параллельно друг другу устанавливались два 12-цилиндровых карбюраторных V-образных двигателя жидкостного охлаждения Maybach HL 120TRM мощностью 265 л.с. (при 2600 об/мин) каждый. Двигатели приводили во вращение роторы двух генераторов Siemens Тур aGV, которые, в свою очередь, снабжали электроэнергией два тяговых электродвигателя Siemens D1495aAC мощностью 230 кВт каждый, установленных в кормовой части машины под боевым отделением. Крутящий момент от электродвигателей с помощью электромеханических бортовых передач передавался на ведущие колеса кормового расположения. В аварийном режиме или в случае боевых повреждений одной из ветвей электропитания предусматривалось ее дублирование. Ходовая часть "Фердинанда" применительно к одному борту состояла из шести опорных катков с внутренней амортизацией, сблокированных попарно в три тележки с оригинальной, очень сложной, но высокоэффективной поршевской схемой подвески с продольными торсионами, опробованной еще на опытном шасси VK 3001(Р). Ведущее колесо имело съемные зубчатые венцы с 19 зубьями каждый. Направляющее колесо также имело зубчатые венцы, что исключало холостую перемотку гусениц. Каждая гусеница состояла из 109 траков шириной 640 мм.

В рубке, в цапфах специального станка, была установлена 88-мм пушка Pak 43/2 (в самоходном варианте - StuK 43) с длиной ствола 71 калибр, разработанная на основе зенитной пушки Flak 41. Горизонтальный угол наведения не превышал сектора 28°. Угол возвышения +14°, склонения -8°. Масса орудия 2200 кг. Амбразура в лобовом листе рубки прикрывалась массивной литой маской грушевидной формы, соединенной со станком.

Однако конструкция маски оказалась не слишком удачной и не обеспечивала полной защиты от пулевых свинцовых брызг и мелких осколков, проникавших внутрь корпуса через щели между маской и лобовым листом. Поэтому на масках большей части "фердинандов" укрепили броневые щитки. В боекомплект пушки входили 50 унитарных выстрелов, размещенных на стенках рубки. В кормовой части рубки находился круглый люк, предназначенный для демонтажа пушки. По немецким данным, бронебойный снаряд PzGr 39/43 массой 10,16 кг и начальной скоростью 1000 м/с пробивал на дистанции 1000 м 165-мм броню (при угле встречи 90°), а подкалиберный снаряд PzGr 40/43 массой 7,5 кг и начальной скоростью 1130 м/с - 193-мм, что обеспечивало "Фердинанду" безусловное поражение любого из существовавших тогда танков.

Сборка первой машины началась 16 февраля, а последний -девяностый "Фердинанд" покинул заводские цехи 8 мая 1943 года. В апреле первая серийная машина проходила испытания на Куммерсдорфском полигоне. Боевое крещение "фердинанды" приняли в ходе операции "Цитадель" в составе 656-го полка истребителей танков, в который входили 653-й и 654-й дивизионы (schwere Panzerjager Abteilung – sPz.Jager Abt.). К началу сражения в первом имелось 45, а во втором - 44 "Фердинанда". Оба дивизиона находились в оперативном подчинении 41-го танкового корпуса, участвовали в тяжелых боях на северном фасе Курской дуги в районе станции Поныри (654-й дивизион) и поселка Теплое (653-й дивизион).

Особенно тяжелые потери понес 654-й дивизион в основном на минных полях. На поле боя остался 21 "Фердинанд". Подбитая и уничтоженная в районе станции Поныри немецкая техника обследовалась 15 июля 1943 года представителями ГАУ и НИБТПолигона Красной Армии. Большая часть "фердинандов" находилась на минном поле, начиненном фугасами из трофейных крупнокалиберных снарядов и авиабомб. Более половины машин имели повреждения ходовой части: разорванные гусеницы, разрушенные опорные катки и т.д. У пяти "Фердинандов" повреждения ходовой части были вызваны попаданиями снарядов калибра 76-мм и более. У двух немецких САУ стволы орудий оказались прострелены снарядами и пулями противотанковых ружей. Одна машина была разрушена прямым попаданием авиабомбы, а еще одна – попаданием 203-мм гаубичного снаряда в крышу рубки. Лишь одна САУ этого типа, которая обстреливалась с разных направлений семью танками Т-34 и батареей 76-мм орудий, имела пробоину в борту, в районе ведущего колеса. Еще один "Фердинанд", не имевший повреждений корпуса и ходовой части, был подожжен бутылкой с зажигательной смесью, брошенной нашими пехотинцами.

Единственным достойным противником тяжелых немецких самоходок оказалась советская СУ-152. Полк СУ-152 обстрелял 8 июля 1943 года атакующие "фердинанды" 653-го дивизиона, подбив при этом четыре вражеские машины. Всего же в июле – августе 1943 года немцы потеряли 39 "Фердинандов". Последние трофеи достались Красной Армии на подступах к Орлу – на железнодорожной станции было захвачено несколько подготовленных к эвакуации поврежденных штурмовых орудий.

Первые бои "фердинандов" на Курской дуге стали, по существу, и последними, где эти САУ использовались в массовом количестве. С тактической точки зрения их применение оставляло желать лучшего. Созданные для истребления советских средних и тяжелых танков на больших дистанциях, они применялись в качестве передового "броневого щита", вслепую тараня инженерные заграждения и противотанковую оборону, неся при этом большие потери. Вместе с тем, моральный эффект появления на советско-германском фронте во многом неуязвимых немецких самоходок был очень большим. Появились "фердинандомания" и "фердинандобоязнь". Судя по мемуарной литературе, не было в Красной Армии бойца, который не подбил или, в крайнем случае, не участвовал в бою с "Фердинандами". Они ползли на наши позиции на всех фронтах, начиная с 1943 года (а иногда даже и раньше) и вплоть до конца войны. Количество же "подбитых" "фердинандов" приближается к нескольким тысячам. Объяснить подобный феномен можно тем, что большинство красноармейцев плохо разбиралось во всяких там "мардерах", "бизонах" и "насхорнах" и называло любую немецкую самоходку "Фердинандом", что свидетельствует о том, насколько велика была его "популярность" у наших бойцов. Ну а, кроме того, за подбитый "Фердинанд" без разговоров давали орден.

После бесславного завершения операции "Цитадель" оставшиеся в строю "фердинанды" были переброшены в Житомир и Днепропетровск, где начался их текущий ремонт и замена орудий, вызванная сильным разгаром стволов. В конце августа личный состав 654-го дивизиона отправили во Францию для переформирования и перевооружения. При этом свои САУ он передал в 653-й дивизион, который в октябре – ноябре принимал участие в оборонительных боях в районе Никополя и Днепропетровска. В декабре дивизион покинул передний край и был отправлен в Австрию.

За период с 5 июля (начало операции "Цитадель") по 5 ноября 1943 года "фердинанды" 656-го полка подбили 582 советских танка, 344 противотанковые пушки, 133 орудия, 103 противотанковые ружья, три самолета, три бронеавтомобиля и три САУ (J.Ledwoch. Ferdinand/Elefant. – Warszawa, 1997). В период с января по март 1944 года на заводе Nibelungenwerke проводилась модернизация 47 оставшихся к тому времени "фердинандов". В лобовой броне корпуса справа была смонтирована шаровая установка пулемета MG 34.

На крыше рубки появилась командирская башенка, заимствованная у штурмового орудия StuG 40. Щиток на стволе орудия развернули "задом наперед" для лучшего его крепления, а также оснастили щитками те САУ, которые его не имели. Боекомплект довели до 55 выстрелов. Название машины изменили на Elefant (слон). Впрочем, вплоть до конца войны самоходку чаще называли привычным именем "Фердинанд". В конце февраля 1944 года 1-ю роту 653-го дивизиона отправили в Италию, где она участвовала в боях под Анцио, а в мае-июне 1944 года - под Римом. В конце июня роту, в которой оставалось два исправных "Элефанта", перебросили в Австрию.

В апреле 1944 года 653-й дивизион в составе двух рот был отправлен на Восточный фронт, в район Тернополя. Там в ходе боев дивизион потерял 14 машин, но 11 из них удалось отремонтировать и вновь ввести в строй. В июле в дивизионе, отступавшем уже по территории Польши, имелось 33 исправных самоходных орудия. Впрочем, 18 июля 653-й дивизион без разведки и подготовки был брошен в бой на выручку 9-й танковой дивизии СС Hohenstaufen и уже через сутки количество боевых машин в его строю уменьшилось более чем вдвое. Советские войска весьма удачно применяли против "элефантов" свои тяжелые САУ и 57-мм противотанковые пушки.

Часть немецких машин была лишь повреждена и вполне подлежала восстановлению, но ввиду невозможности эвакуации их подорвали или подожгли собственные экипажи. Остатки дивизиона-12 боеспособных машин - 3 августа отвели к Кракову.

В октябре 1944 года в дивизион начали поступать САУ Jagdtiger, a оставшиеся в строю "элефанты" были сведены в 614-ю тяжелую противотанковую роту. До начала 1945 года рота находилась в резерве 4-й танковой армии, а 25 февраля ее перебросили в район Вюнсдорфа для усиления противотанковой обороны. В конце апреля "элефанты" провели последние бои в Вюнсдорфе и Цоссене в составе так называемой группы Риттера (капитан Риттер был командиром 614-й батареи). В окруженном Берлине последние два самоходных орудия "Элефант" были подбиты в районе площади Карла-Августа и церкви Св.Троицы.

До наших дней сохранилось две САУ этого типа. В Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке экспонируется "Фердинанд", захваченный Красной Армией в ходе Курской битвы, а в музее Абердинского полигона в США- "Элефант", который достался американцам в Италии, под Анцио.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог

!-- begin of Top100 code -->