Балтийский флот накануне и в первый период
Великой Отечественной войны


"Триста пять лет в строю флотов России –
Балтийский Флот уверенно идет,
И в сорок первом мы фашистов били,
Одних героев около двухсот."

Л. Встречный

Командующий КБФ В.Ф. Трибуц

К 1921 г. на Балтике числилось в строю 7 линейных кораблей, 8 крейсеров, 9 эскадренных миноносцев типа «Новик», около двух десятков эсминцев других типов, 9 подводных лодок типа «Барс», 2 канонерские лодки, несколько минных заградителей, тральщики и вспомогательные суда. Однако многие из них были устаревшими, имели изношенную материальную часть, слабое вооружение. Кроме того, большое число кораблей и вспомогательных судов находилось в резерве и в портах на хранении. Балтийский флот, совершивший "ледовый поход", закрывший для интервентов путь на Петроград, к весне 1921 года передавший часть кораблей речным и озерным флотилиям, пославший тысячи моряков на сухопутные фронты, как боеспособное объединение практически не существовал. Только небольшие отряды тральщиков занимались очисткой фарватеров от мин.

В июне 1925-го эскадра Морских сил Балтийского моря (МСБМ) под флагом народного комиссара М.В. Фрунзе совершила первое дальнее плавание в Южную Балтику до Кильской бухты, вошедшее в историю советского флота под названием Большого похода. За семь дней корабли прошли 1732 мили. Во время похода эскадра проводила учения, отрабатывая различные тактические задачи. На борту «Марата» 25 июня М.В. Фрунзе написал статью "Балтийский флот и комсомол", а через три дня после маневров статью "Нам нужен сильный Балтийский флот".

С 6 по 12 августа 1928 г. состоялся поход кораблей МСБМ под флагом Председателя РВС СССР К.Е.Ворошилова. Поход проводился в целях отработки задач учебно-боевой подготовки и изучения морского театра. Линкоры «Марат», «Парижская Коммуна», «Октябрьская Революция», крейсер «Профинтерн», 9 эсминцев, 9 подводных лодок и три транспорта прошли из восточной части Финского залива в юго-западную часть Балтийского моря и вернулись обратно в Кронштадт. Одновременно с восстановлением и достройкой кораблей разрабатывались проекты новых типов надводных кораблей и подводных лодок. Результатом большой подготовительной работы явилась программа нового военного судостроения, утвержденная Советом Труда и Обороны (СТО) 26 ноября 1926 года. Рассчитанная на 5 лет, 1926/27 – 1930/31 годы, программа предусматривала постройку 12 подводных лодок, 18 сторожевых кораблей, 30 торпедных катеров, а также достройку 2 крейсеров, 4 эсминцев и некоторых других кораблей.

Значительная часть новых кораблей предназначалась для Балтийского флота. Первые 10 серийных торпедных катеров вступили в строй в 1928-1929 годах, первая подводная лодка «Декабрист» – 12 ноября 1930 года, первый сторожевой корабль «Ураган» – 12 сентября 1931 года. В последующие годы начинается строительство подводных лодок новых проектов: подводных минных заградителей 2-й серии типа «Ленинец», средних лодок типа «Щука», малых лодок типа «М». Успехи советской авиационной промышленности открыли перспективы развития авиации флота. До 1928 года ВВС флота имели только разведывательные самолеты, а в 1933 году уже появились подразделения бомбардировщиков, истребителей и минно-торпедной авиации. Морская авиация вошла в состав флота на правах рода сил, способного решать определенные оперативные задачи самостоятельно и во взаимодействии с другими силами флота.

11 июля 1933 года было принято постановление "О программе военно-морского строительства на 1933-1938 годы". Программа второй пятилетки намечала существенное обновление корабельного состава ВМФ за счет новых кораблей различных классов. По плану во второй пятилетке намечалось построить 8 крейсеров, 10 лидеров эскадренных миноносцев, 40 эсминцев, 69 больших, 200 средних и 100 малых подводных лодок, 42 тральщика и 252 торпедных катера. Строительство флота развертывалось в больших масштабах и быстрыми темпами. Программа развития морской авиации исходила из необходимости ее увеличения более чем в три раза. Предусматривалось также развитие баз, аэродромов, строительство береговых и зенитных батарей. Таким образом, в основу строительства ВМФ в этот период была заложена идея гармоничного развития разнородных сил флота. При этом определенное предпочтение отдавалось подводным лодкам и морской авиации, которым в программе военного судостроения на вторую пятилетку отводилось важное место.

22 октября 1935 г. в Ленинграде в присутствии Председателя ЦИК СССР М.И. Калинина был заложен первый крейсер советской постройки – «Киров». В ноябре того же года началось строительство большой серии эскадренных миноносцев типа «Гневный». В ноябре 1935-го – декабре 1936-го в Ленинграде на заводах им. А.А. Жданова и Балтийском были заложены 25 эсминцев этого типа: 21 предназначался для Балтийского флота, 4 – для Тихоокеанского. Флот получил от промышленности ряд новых образцов минного и торпедного оружия: новые торпеды для крупных кораблей, подводных лодок и торпедных катеров, большую корабельную мину, авиационные мины и торпеду, торпедные аппараты для надводных кораблей и подводных лодок, а также новые приборы управления торпедной стрельбой.

Во второй пятилетке быстро развивалась и авиация флота. Если на 1 января 1934 года авиация БФ имела 91 боевой самолет, то уже на 1 января 1939 года – 253. На вооружение морской авиации поступали в основном гидросамолеты типа МБР-2 (морской ближний разведчик), а также самолеты берегового базирования: истребители И-15, затем И-16 и И-153, бомбардировщики СБ и ТБ-3. Но опыт войны в Испании показал отставание наших истребителей (И-15 и И-16) и фронтовых бомбардировщиков (СБ) от новых немецких истребителей Ме-109 и бомбардировщиков Ди-88.

Морские силы Балтийского моря 11 января 1935 года были переименованы в Краснознаменный Балтийский флот (КБФ). 27 мая 1936 г. СТО при СНК СССР принял решение о строительстве Большого флота, согласно которому общий тоннаж боевых кораблей Морских сил РККА устанавливался 1,3 млн. т., в том числе на КБФ – 400 тыс. Решение предусматривало за 7 лет, т.е. к концу 1943 г., построить 8 линкоров водоизмещением по 35 тыс. т каждый, вооруженных 9 406-мм орудиями, со скоростью 30 узлов и 18 тяжелых крейсеров по 26 тыс. т, вооруженных 9 305-мм орудиями, со скоростью хода 36 узлов. Через месяц, 26 июня 1936 г., СНК СССР утвердил кораблестроительную программу на период до 1947 года, которая предусматривала строительство 15 линкоров, 15 тяжелых и 28 легких крейсеров, 2 авианосцев, 19 лидеров, 134 эсминцев, 211 подводных лодок. В 1938-1941 гг. на заводах Ленинграда были заложены линейный корабль «Советский Союз», тяжелый крейсер «Кронштадт», легкие крейсера типа «Чапаев», эсминцы пр. 30, сторожевые корабли пр. 29, эскадренные турбинные тральщики пр. 59. Из всех этих кораблей только один тральшик вступил в строй в 1942 году. Остальные были достроены после войны или разобраны.

Крейсер Максим Горький

Кроме того, в Германии был куплен недостроенный тяжелый крейсер «Лютцов». Буксиры привели его из Бремена, и 31 мая 1940 года он был поставлен у стенки Балтийского завода для достройки. 25 сентября крейсер получил новое название «Петропавловск». Хотя крейсер и не был достроен, но участвовал в боях в качестве плавучей батареи. 17 сентября 1941 г. крейсер получил пробоины и сел на грунт. Нашим морякам удалось отбуксировать корабль в Ленинград. После восстановления, при выполнении операции по разгрому фашистов под Ленинградом, "Петропавловск" в составе групп морской дальнобойной артиллерии уничтожал долговременные укрепления, коммуникации, боевую технику и скопления пехоты противника, выпуская снаряды немецкого образца. В 1936 году балтийские эсминцы «Войков» и «Сталин» впервые в истории военного флота в течение одной навигации совершили переход из Кронштадта во Владивосток Северным морским путем. В 1939 г. базовые тральщики КБФ Т-1 «Стрела», Т-2 «Трос», Т-3 «Проводник» и Т-4 «Подсекатель» совершили плавание по маршруту Кронштадт – Плимут – Норфолк – Панамский канал – Сан-Франциско – Петропавловск-Камчатский – Владивосток и вошли в состав Тихоокеанского флота.

26 сентября 1938 г. в состав КБФ вошел крейсер «Киров» – первый корабль данного класса советской постройки. В ноябре того же года вступил в строй и эсминец «Гневный», головной крупной серии однотипных кораблей. Количественный рост состава флота позволил сформировать на КБФ эскадру (приказ наркома ВМФ от 22 июня 1939 г.). В ее состав вошли линкоры «Марат» и «Октябрьская Революция», крейсер «Киров», две бригады эскадренных миноносцев, отдельный дивизион сторожевых кораблей, бригада заграждения и траления. 28 августа того же, 1939, года на КБФ сформирован отряд легких сил (ОЛС), в который вошли новые крейсера, лидеры и два дивизиона новых эсминцев. Оба линкора и третий дивизион эсминцев (типа «Новик») остались в составе эскадры.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, началась Вторая мировая война. Осенью 1939 года по предложению Советского правительства были заключены пакты о взаимопомощи с Литвой, Латвией и Эстонией. В соответствии с ними Балтийский флот получил возможность пользоваться базами на территориях Эстонии и Латвии и вышел, наконец, за пределы «Маркизовой лужи» (части Финского залива между устьем р. Невы и о. Котлин). 15 октября 1939 года нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов утвердил «Базирование кораблей КБФ на порты Эстонии и Латвии на 1939-1940гг.». Уже 11 октября 1939 г. в Таллин пришли первые советские корабли – лидер «Минск», эсминцы «Гордый» и «Сметливый», а два дня спустя в Палдиски прибыли плавбаза «Кронштадт» и дивизион подводных лодок. 15 октября в Таллин прибыла эскадра КБФ в составе линкора «Октябрьская Революция» (флаг командующего флотом), крейсера «Киров», эсминцев «Гневный», «Грозящий» и «Стремительный», четырех сторожевых кораблей и др., всего 12 вымпелов. 22 октября по приказу наркома ВМФ крейсер «Киров» под флагом командующего эскадрой КБФ флагмана 2 ранга Н.Н. Несвицкого в сопровождении эсминцев «Сметливый» и «Стремительный» перешел в Либаву.

Серьезную проверку КБФ прошел во время "зимней войны" с Финляндией. В соответствии с директивой наркома ВМФ флагмана 1 ранга Н.Г. Кузнецова от 3 ноября 1939 г. на Балтийский флот возлагались следующие задачи: прикрытие своих сил от возможного нападения шведского флота; блокирование побережья противника; захват островов в восточной части Финского залива; высадка оперативного и тактического десантов; оказание огневой поддержки войскам Красной Армии. Во время боевых действий были вскрыты серьезные недостатки в комплектовании и подготовке соединений флота. В составе флота не хватало тральщиков. По этой причине не было проведено минной разведки района маневрирования кораблей ОЛС у побережья противника. Не было специальных десантных кораблей. При взятии островов войска высаживались с транспортов и кораблей с помощью баркасов и шлюпок, а техника переправлялась на берег на плотах. ВВС КБФ потеряли 80 самолетов, при этом от зенитного огня и истребителей противника были потеряны 25 машин, остальные разбились при взлете и посадке и по другим причинам из-за неопытности экипажа. К сожалению, сделать выводы из уроков финской войны и устранить недостатки до начала Великой Отечественной не успели.

В результате присоединения к СССР Эстонской и Латвийской республик, а также подписания мирного договора с Финляндией КБФ получил ряд портов, выдвинутых к устью Финского залива, и на побережье Балтийского моря – Либава, Виндава, Рига, Ханко, Палдиски, Таллин, Выборг. Получение этих портов и перенос базирования отдельных соединений коренным образом изменили положение на театре. Флот получил открытые выходы в Балтийское море, отпала необходимость под непосредственной и непрерывной угрозой с обоих берегов и островов форсировать узкий Финский залив, проделывая 240-мильный путь от Кронштадта до выхода в Балтийское море.

Однако наряду с этими положительными сторонами новой обстановки на театре существовали и отрицательные, имевшие весьма существенное значение. Фланговые базы – Либава, Ханко, Выборг – находились в непосредственной близости к государственной границе и при отсутствии надлежащей организации обороны могли оказаться уязвимыми участками в системе базирования флота. Почти все северное побережье от советско-финской границы до Ханко оставалось под контролем Финляндии, союзницы Германии. Оно изобиловало большим количеством выходов из шхер, соединенных продольными шхерными фарватерами, позволяющими скрытую рокировку легких сил и подводных лодок противника. Финское побережье имело ряд сильно укрепленных районов, вооруженных дальнобойной артиллерией, простреливавшей акватории до середины Финского залива и даже северные подходы к главной базе – Таллину. Поэтому все судоходство в первые месяцы Великой Отечественной войны пришлось осуществлять вдоль южного побережья по малым глубинам для затруднения действий подводных лодок противника.

Увеличение протяженности береговой черты, количества портов и рейдов, удаленность новых ВМБ на большом расстоянии друг от друга (Либава, Таллин, Ханко, Рига), и в особенности от тыловой базы Кронштадта, для поддержания морских сообщений и рейдовой службы требовали наличия многочисленного, хорошего вспомогательного флота, а его не хватало даже до 1940 г., в условиях мирного времени. Например, нефтеналивных судов имелось всего четыре, водоналивных – два. Подавляющее число вспомогательных судов имело за плечами не один десяток лет службы. Нехватка вспомогательного флота приводила к перебоям в своевременном подвозе необходимых видов снабжения и ставила готовность соединений КБФ в зависимость от наличия свободного тоннажа. Между тем слабо развитая промышленность Прибалтийских республик, недостаточно развитая железнодорожная сеть, а также отсутствие возможности создавать в базах необходимые запасы (из-за отсутствия складов), начатое большое оборонительное строительство требовали постоянного и весьма оживленного морского сообщения между новыми базами и тылом КБФ.

Большое увеличение протяженности морской границы требовало развертывания береговой обороны в новых районах базирования флота. Такие пункты, как Либава, Виндава, Ирбенский пролив, острова Моонзундското архипелага, Ханко, Биорке, совершенно не имели обороны с моря. К началу Великой Отечественной войны программа строительства береговой обороны не была закончена. Ряд батарей заканчивался строительством в ходе войны. Круговая оборона островов и батарей, которая понадобилась во время войны, не была предусмотрена. По предвоенным документам, оборона военно-морских баз с суши возлагалась на армию, а флот должен был решать эту задачу с моря и воздуха. Ни одна из военно-морских баз КБФ, кроме Ханко, не имела заранее подготовленной сухопутной обороны. Тем не менее, к началу Великой Отечественной войны КБФ являлся самым сильным из флотов Советского Союза.

К началу войны система базирования флота включала главную военно-морскую базу (Таллин), военно-морские базы Ханко (генерал-майор С.И. Кабанов), Кронштадтскую (контр-адмирал В.И. Иванов), Прибалтийскую (контр-адмирал П.А. Трайнин), а в ее составе – Либавскую (капитан 1 ранга М.С. Клевенский). Каждая военно-морская база имела корабли и катера охраны водного района (ОВР), противовоздушную оборону, береговую оборону, части специального и тылового обеспечения. Но большое количество кораблей, преимущественно подводных лодок и эсминцев, находилось в стадии достройки. В количественном отношении состав флота не соответствовал большим задачам, вставшим перед ним. На вооружение флота не поступили тралы для борьбы с неконтактными минами. Не менее остро чувствовался недостаток в эсминцах, надводных минных заградителях, сторожевых кораблях, малых охотниках, мореходных торпедных катерах. Отсутствовали специальные десантные корабли. Не хватало танкеров, водоналивных судов и других вспомогательных судов.

К началу войны в различных стадиях производства находились 219 кораблей. С началом Второй мировой войны продолжать строительство линкоров, тяжелых и легких крейсеров, находившихся еще на стапелях, стало бесперспективным, работы на них сворачивались. Одновременно ускорялась постройка эсминцев, подводных лодок, тральщиков. Были допущены просчеты в вооружении кораблей и катеров. Если наши эсминцы и сторожевые корабли были сравнимы по мощи огня с аналогичными кораблями противника, то германские тральщики имели двойное преимущество (одно-два 105-мм орудия, три 37-мм пушки против одного 100-мм орудия и одной 45-мм пушки на нашем), немецкие торпедные катера имели две 47-мм или 37-мм пушки и одну 20-мм против одного-двух пулеметов на наших. Катера-тральщики у противника имели одну-две 37-мм автоматические пушки, а советские – один-два пулемета. На советских кораблях отсутствовали современные приборы обнаружения противника – радиолокационные и гидроакустические станции. Корабельный состав флота, особенно надводного, являлся весьма молодым. Так, крейсер «Максим Горький» вступил в строй в самом конце 1940 г. Из 14 находившихся в строю новых эсминцев только 5 вступили в строй до 1939 г., из числа остальных 4 – в мае 1941-го, 3 – в июне, 2 – в первые дни войны. К началу войны соединения кораблей только приступили к огневой подготовке и сколачиванию подразделений кораблей для совместных боевых действий.

Авиация ВВС КБФ базировалась на аэродромах, расположенных от Либавы и Ханко до Новой Ладоги, но в основном в районе Ленинграда. К началу войны на западных аэродромах было сосредоточено около 20 процентов общего состава авиации. Такая вынужденная дислокация ВВС привела к тому, что корабли, действовавшие в Рижском заливе, не имели авиационного прикрытия. Наличие емкостей жидкого топлива в Таллине, Риге, Ханко совершенно не обеспечивало потребностей базировавшихся там кораблей. В самой западной, расположенной возле границы Либаве к началу войны было сосредоточено около 12 тыс. т. жидкого топлива и смазочных масел и более 23 тыс. т угля, в то время как в Таллине практически не было соляра. В то же время в Либаве к началу войны имелся только один боекомплект для артиллерии береговой обороны. Почти все запасы, завезенные в Либаву, попали в руки противника.

С осени 1940 г. немцы начали сосредотачивать свои войска вдоль западной границы Советского Союза, планируя одновременное наступление по фронту от Баренцева до Черного морей. Главные удары немцы рассчитывали нанести на трех стратегических направлениях: Московском, Ленинградском и Киевском; московское направление рассматривалось как основное и решающее. Захват Ленинграда был одной из первостепенных задач немецкой армии. С этой целью в пограничной полосе в Восточной Пруссии немцы сосредоточили группу армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршал а фон Лееба в составе 16-й и 18-й полевых армий, 4-й танковой армии, 23-го армейского корпуса (резерв) и 1-го воздушного флота. Она насчитывала 29 дивизий, всего 725 тысяч солдат и офицеров, 1500 танков и 1070 боевых самолетов. По плану немецко-фашистского командования эта группа войск должна была перейти в наступление из района Клайпеда – Сувалки против наших армий, расположенных в Прибалтике, и, разгромив их, с ходу занять город Ленинград. Захватить Ленинград фашистское командование рассчитывало концентрическим ударом немецких войск с юго-запада и финских войск с севера. Финны развернули у границ Советского Союза на ленинградском направлении 12 дивизий и сосредоточили 330 самолетов.

Наши армии в Прибалтике (8, 11 и 27-я) находились на штатах мирного времени и имели большой недокомплект в личном составе. Намереваясь захватить Ленинград молниеносным наступлением на суше, немецко-фашистское командование не планировало крупных операций своего военно-морского флота на Балтийском море. Немцы считали, что в результате наступления сухопутных войск Краснознаменный Балтийский флот потеряет свои базы и будет не способен продолжать борьбу на море, а с захватом Ленинграда, лишившись последней базы, будет полностью уничтожен. На 22 июня 1941 года флот фашистской Германии имел в своем составе новый линкор «Тирпиц», 2 линкора типа «Шарнхорст», 2 старых линкора типа «Шлезиен», 4 тяжелых и 4 легких крейсера, 16 эсминцев, 27 миноносцев, 165 подводных лодок и значительное количество кораблей специального назначения и катеров. Часть немецких кораблей (линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау», тяжелый крейсер «Принц Ойген» и несколько эсминцев) находились в Бресте (Франция), на порты Бискайского залива базировалась большая группа подводных лодок. Основные силы немецкого флота находились в базах Германии, Дании и Норвегии. В состав этой группировки входили «Тирпиц», 2 старых линкора, 3 тяжелых и 4 легких крейсера, 11 эсминцев и 23 миноносца, 85 подводных лодок, 69 кораблей специального назначения и много катеров. Балтийские проливы и Кильский канал обеспечивали возможность маневра силами между Северным, Норвежским и Балтийским морями.

Однако следует отметить, что гитлеровское командование, опасаясь активных действий КБФ, сосредоточило в портах и базах Данцигского залива и в порту Мемель (Клайпеда) все свои минные заградители, часть миноносцев и торпедных катеров, большую часть противолодочных и тральных сил и значительное количество подводных лодок. Своим военно-морским силам на Балтийском море немецко-фашистское командование ставило следующие задачи:
а) действиями надводных кораблей, подводных лодок и авиации против портов, баз и кораблей, одновременно используя минные постановки, заблокировать Краснознаменный Балтийский флот в Финском заливе и его базах;
б) защитить побережье Германии от действий КБФ;
в) обеспечить по морским сообщениям снабжение немецких войск, действовавших в Прибалтике и Финляндии;
г) препятствовать выходу КБФ в Балтийское море.

Перед самым началом войны для действий против нашего флота в Финском заливе из Германии в Финляндию был перебазирован немецкий отряд в составе 48 кораблей и катеров, в том числе шесть минных заградителей, 20 тральщиков, 10 сторожевых и 12 торпедных катеров. Кроме того, флот противника в Балтийском море мог быть всегда усилен немецкими кораблями, базировавшимися на порты Северного моря и Норвегии. Военно-морские силы Финляндии имели в своем составе 2 броненосца береговой обороны, 5 подводных лодок, 4 канонерских лодки, 7 сторожевых кораблей, 10 сторожевых катеров, 10 надводных заградителей, 25 тральщиков, 5 торпедных катеров, 4 минных катера, 2 плавучие базы. Военно-морские силы Финляндии должны были:
а) не допустить проникновения советских кораблей в Ботнический залив;
б) оборонять Або-Аландский архипелаг и шхеры Финского залива;
в) нарушать наши сообщения, проходящие вдоль Финского залива из Таллина на Ханко и в Рижский залив. Кроме того, Финляндии была поставлена задача – уничтожить военно-морскую базу КБФ на полуострове Ханко.

Начиная с весны 1941 г. немцы и финны регулярно вели воздушную разведку северной части Балтийского моря, Финского залива и районов, прилегающих к советскому побережью, углубляясь в материк на 10-15 км. С целью разведки в Балтийском море были развернуты на позициях немецкие, подводные лодки. По данным радиоразведки, в течение мая и июня 1941 г. подводные лодки противника находились на позициях в устье Финского залива, западнее острова Хиума, на подходах к Вентспилсу, Либаве и Клайпеде. Морская разведка обнаружила сосредоточение немецких кораблей в базах Балтийского моря, усиление противовоздушной обороны баз, переброску немецких войск и вооружения в Финляндию, а также сосредоточение войск в пограничных районах.

Штаб флота совместно со штабом Прибалтийского Особого военного округа (ПрибОВО) разработал план взаимодействия (так называемый план прикрытия). План прикрытия ставил флоту следующие задачи:
1. Не допустить неожиданного подхода противника с моря и высадки десанта на побережье.
2. Создав минно-артиллерийские позиции, не допустить проникновения противника в Рижский и Финский заливы.
3. Не допускать захвата десантом противника военно-морских баз с моря и воздуха.
4. Содействовать войскам приморских флангов армии в обороне побережья.
5. Нарушать морские сообщения противника и обеспечивать свои.

Уже в мае началось несение дозорной службы на подходах к Ирбенскому проливу и на подходах к устью Финского залива. При появлении немецких самолетов наша зенитная артиллерия открывала огонь, истребительная авиация поднималась в воздух, но ни один самолет сбит не был. Незадолго до начала войны последовало распоряжение высшего командования ограничить зону открытия огня по германским самолетам пределами старой государственной границы и районом Ханко. 19 июня, в 16.15, командующий КБФ, по указанию наркома ВМФ, приказал ввести на флоте оперативную готовность № 2. Вечером 21 июня 1941 г. И.В. Сталин разрешил руководству ВМФ привести войска и силы флота в готовность № 1. На флоты немедленно был послан условный сигнал, а затем и подробная директива о приведении сил флота в боевую готовность. В штабе флота условный сигнал был получен в 00.56 22 июня, а директива – в 2.32. Но мероприятия по приведению сил флота в боевую готовность начались сразу же после телефонного звонка наркома ВМФ командующему флотом в 23.37 21 июня.

В 4.50 22 июня Военный совет (ВС) КБФ объявил по флоту: "Германия начала нападение на наши базы и порты. Силой оружия отражать всякую попытку нападения противника". С начала военных действий флот приступил к проведению мобилизации, усилил разведку и дозорную службу, развернул ускоренное строительство батарей и укрепленных пунктов на Ханко, островах Осмуссаар, Хиума и Сааремаа. Действия флота развертывались согласно плану прикрытия.

С первых же дней войны все довоенные планы советского командования пришлось менять. В течение двух недель войны войска Северо-Западного фронта отступили на глубину до 500 км, оставив, таким образом, почти всю Прибалтику. В связи с отходом войск Красной Армии на восток основными задачами флота становятся содействие ее приморскому флангу, оборона военно-морских баз, прикрытие дальних морских подступов к Ленинграду. Положение флота осложнялось быстрым отступлением фронта на восток, вследствие чего военно-морские базы оставались в тылу противника и блокировались его войсками. Флот уходил из своих баз последним, когда сухопутные войска не могли больше обороняться, исчерпав все свои возможности, а линия фронта находилась далеко на востоке, При этом на кораблях и судах эвакуировались уцелевшие войска и гражданское население.

Защищая Либаву, Моонзунд, Таллин, Ханко, действуя в Рижском и Выборгском заливах, флот сковывал значительные силы противника, задерживая наступление немецких армий на Ленинград. Балтийский флот выполнил свою основную задачу: противник не решился на нападение с моря не только на военно-морские базы, но и на побережье. На всех этапах войны фланги сухопутных фронтов, упиравшиеся в море, имели систематическую поддержку флота. Моряки спасли несколько десятков тысяч бойцов и командиров дивизий, которые были прижаты противником к побережью Финского залива и Ладожского озера. Если бы не помощь флота, они бы погибли или попали в плен. Флот обеспечивал свои коммуникации: в первые месяцы между Кронштадтом и западными базами, а после ухода из них – между Ленинградом, Кронштадтом и Ораниенбаумом.

Корабли флота – эсминцы, сторожевые корабли и торпедные катера, – а также авиация действовали на коммуникациях противника, пытаясь прервать подвоз подкреплений из Германии в порты Рижского залива. В Балтийском море могли действовать только подводные лодки, но в 1941 г. эти действия были недостаточно успешными. Вследствие отхода наших войск из Прибалтики КБФ остался к концу августа 1941 года без передовых баз и вынужден был уйти в Кронштадт и Ленинград. Корабли включились в борьбу за города, участвовали в отражении сентябрьского штурма. Конечно, решающая роль в обороне Ленинграда принадлежит войскам Красной Армии, но разносторонняя помощь, оказываемая Балтийским флотом, весьма значительна.

Большую роль в устойчивости обороны Ленинграда сыграла корабельная и береговая артиллерия флота. Тяжелая артиллерия флота во многом способствовала стабилизации фронта на Карельском перешейке. Войска Ленинградского фронта при поддержке флота вынудили немецкие войска осенью 1941 г. перейти к обороне. Флотская артиллерия и бригады морской пехоты удерживали стратегически важный для обороны Ленинграда Ораниенбаумский плацдарм. Не было ни одной операции войск Ленинградского фронта, в которой не принимали бы участие силы флота. Кроме того, флот выделил в распоряжение сухопутного фронта значительное количество артиллерийских орудий для усиления обороны подступов к Ленинграду. В решающие для Ленинграда дни КБФ послал на сухопутный фронт 83 тыс. бойцов и командиров. Из личного состава кораблей и частей флота были сформированы 7 отдельных бригад морской пехоты, 2 лыжных полка, отдельные батальоны.

Авиация флота и зенитная артиллерия кораблей и береговой обороны явились составной частью системы ПВО Ленинграда. Флот обеспечил, хотя и с потерями, эвакуацию гарнизонов баз из Прибалтики, Ханко, Моонзунда, островов Выборгского залива и Ладожского озера. В течение августа – декабря 1941 г. кораблями флота было перевезено из Таллина, с побережья Выборгского залива, с Ханко, с островов Финского и Выборгского заливов, с побережья Ладожского озера свыше 73 тысяч человек – солидное пополнение защитникам Ленинграда. Немцы так и не смогли захватить Ленинград и Кронштадт и уничтожить Балтийский флот. Немецкий адмирал Ф. Руге, характеризуя действия КБФ в 1941 г., должен был признаться в своих мемуарах: "Кампания на Балтийском море закончилась без взятия Кронштадта и полной ликвидации русского флота. В последующие годы это привело к большому напряжению немецких сил".

Силы флота обеспечили зимнюю оборону Ленинграда со стороны Финского залива. Немцы и финны так и не решились атаковать город с этого направления. Крупнокалиберная артиллерия флота до конца блокады Ленинграда вела контрбатарейную борьбу, не давая противнику разрушать город. Причем методы этой борьбы постоянно совершенствовались. Флот делился с фронтом и городом не только вооружением. В начале войны Кронштадт и другие базы имели большие запасы продовольствия, топлива, боеприпасов. Однако до конца 1941 г. флот, оставив для своих нужд минимальные запасы, передал Ленинграду и фронту 3242 тонны продовольствия, 25 тысяч тонн топлива, 578 автомашин, большое количество взрывчатых веществ и т.д.

Связь блокированного Ленинграда с Большой землей обеспечивала Ладожская флотилия. 12 сентября 1941 г. первый караван судов флотилии доставил 800 т. муки в Осиновец на западном берегу Ладожского озера. Так начиналась Дорога жизни. До начала ледостава флотилия перевезла в Ленинград около 60 тыс. т различных грузов, в основном продовольствия, и вывезла из города около 33,5 тыс. человек.

В 1941 году Балтийский флот понес большие потери, самые большие за всю войну. Погибли 16 эсминцев, 4 сторожевых корабля, минный заградитель, 10 БТЩ (быстроходный тральщик), 10 тральщиков, 3 канонерские лодки, 88 катеров, 27 подводных лодок. Тяжелые повреждения получили линкор, лидер, два эсминца, несколько малых кораблей, но уже в 1941 г. был восстановлен как плавучая батарея линкор «Марат», до конца войны восстановлены и вступили в строй лидер, два эсминца, сторожевой корабль, подводная лодка, несколько вспомогательных судов. Погибло много опытных моряков, отличных командиров.

Из-за ошибок в системе базирования флот в первые дни войны потерял в своих базах семь кораблей, взорванных при отступлении, и большое количество вооружения и различного имущества. Ни один морской театр Второй мировой не минировался так "плотно", как Финский залив. Тем не менее, корабли КБФ, преодолевая минные заграждения, прорвались из Таллина в Кронштадт, а затем провели операцию по эвакуации Ханко. Авиация КБФ с первых дней войны использовалась в основном в интересах армии. Истребители ВВС КБФ не всегда могли выполнять свои непосредственные задачи – прикрытие кораблей, поскольку у них появилась более важная задача – защита Ленинграда. Поэтому большинство операций, особенно в Рижском заливе и Моонзунде, корабли КБФ осуществляли без прикрытия своих истребителей, при активном противодействии немецкой авиации.

В 1941 году флот выстоял. Пережив трагедию отступления, потерю баз, кораблей, КБФ внес значительный вклад в героическую оборону Ленинграда. Остановив в конце 1941 г. наступающего врага, флот уже готовился к предстоящим боям. Сохранилось боевое ядро – линкор, крейсера, новые эсминцы, значительная часть подводных лодок, малые корабли и катера. Ни один форт Кронштадта не пострадал, а тем более не был взят противником. Зимой 1941-1942 г. все корабли были отремонтированы, одновременно на них усилили зенитное вооружение. В 1942 г. легкие силы флота участвовав в боевых действиях в восточной части Финского залива, а подводные лодки КБФ вышли для активных действий на коммуникациях противника в Балтийском море.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ