Подвиг танкистов сержанта Барышева


"Случайный рейд по вражеским тылам.
Всего лишь взвод решил судьбу сраженья.
Но ордена достанутся не нам.
Спасибо, хоть не меньше, чем забвенье."

И. Деген

Николай Барышев

В период с 1941 по 1944 год войска Ленинградского и Волховского фронтов неоднократно пытались прорвать блокаду Ленинграда. Эти попытки сопровождались массовым героизмом советских бойцов, среди которых заметное место занимает подвиг старшего сержанта 3-й роты107-го отдельного танкового батальона Николая Барышева... Николай Барышев бил врага на немецкой бронемашине!

54-я армия, сформированная с целью прикрытия Ленинграда с востока и известная активным участием в Синявинской операции, весной 1942 года после кровопролитных боев в районе станции Погостье добилась крупного успеха. Но вскоре немцам удалось остановить наступление Красной армии, создав оборонительный рубеж в районе села Виняголово.

В начале апреля 1942 года нашим войскам предстояло наступать на Виняголово. Для прорыва пехотой обороны противника требовалась поддержка танков, но после зимних боев у Погостья танков на этом участке фронта осталось мало. 107-й отдельный танковый батальон, в котором служил старший сержант Николай Барышев, остался «безлошадным» – танков у них не было вообще.

Танкисты решили не ждать, когда с Урала прибудут новые машины, а найти и восстановить подбитые немецкие танки в лесах за Погостьем. За три дня блуждания по лесу, увязая по колено в снегу, под огнем противника, они нашли три подбитые машины, одну из которых удалось отремонтировать и на ней прибыть в расположение своей части. Танк PzKpfw III, который Барышев и его товарищи вытащили из-под носа у фрицев, на тот момент был основной силой бронетанковых войск вермахта.

Старший сержант Барышев состоял в должности командира машины, а экипаж танка состоял из механика-водителя Анатолия Беляева, командира орудия Ивана Садковского, радиста-пулеметчика, замполитрука Евгения Расторгуева и заряжающего Георгия Зубахина.

Комиссар части Собченко проводит политинформацию в 107-м отдельном танковом батальоне. Волховский фронт, 6 июля 1942 г.

За 5 дней ремонта машина была приведена в боевую готовность. Правда, без проблем не обошлось: так, на танке не было курсового пулемета, рации и оптического прицела. С этим пришлось смириться, ибо взять их было неоткуда.

Три взвода трофейных танков 107-го батальона были брошены вдоль фронта на поддержку пехоты. Расчет был таков: в Любани соединиться со 2-й Ударной армией, уничтожить волховскую группировку противника и единым фронтом двинуться на освобождение Ленинграда от блокады. А пока надо было освободить Виняголово и закрепиться на отбитых позициях.

8 апреля 1942 года танк Барышева с двумя ротами бойцов из горнострелковой бригады форсировал реку Мгу. Отбить Виняголово не удалось, и утром следующего дня Барышев повел машину к немецкой линии обороны. Немцы, увидев перед собой танк с крестами на бортах, поначалу ничего не поняли. Воспользовавшись замешательством, Барышев повернул на траншею и стал давить мечущихся автоматчиков. Пройдя три линии траншей, танк миновал немецкую линию обороны и вышел на дорогу Виняголово – Шапки.

С правого фланга по немцам стрелял наш пулемет. В траншеях завязался рукопашный бой. Слева на полянке находился склад немецких боеприпасов. Связной, сидевший на броне, дал точные координаты немецкой батареи, оборонявшей склад. Огнем Барышев уничтожил расчет батареи, на захваченном складе пополнил запас снарядов и взял два танковых пулемета.

С пехотой на броне машина двинулась в направлении Шапок. По дороге они уничтожили еще три немецких дзота. И только через пару километров остановились и, заняв круговую оборону, расположились на ночлег. Ночью место ночевки наших бойцов было обстреляно немцами. Чтобы избежать прямого попадания, поляну пришлось покинуть и углубиться в лес.

Немецкий средний танк PzKpfw III - иногда и оружие врага становится оружием Победы!

На рассвете в поддержку танка Барышева и сопровождавшего его батальона был прислан 59-й лыжный батальон. В направлении Шапок решили двигаться по лесу, чтобы сократить путь. В этот момент связной сообщил, что в лесу находятся немцы. Они заняли позиции по сторонам дороги, по ней движется немецкий танк. Пока экипаж занимал место в машине, немецкий танк открыл огонь по пехоте. Барышев мгновенно сориентировался и влупил по машине бронебойным. Пять немецких пулеметных точек были уничтожены с большими потерями.

В ночь на 11 апреля немцы систематически обстреливали наши позиции. Наутро они возобновили контратаки, но не выдержали огневого напора и отступили, оставив множество трупов. Днем противник провел еще две неудачные контратаки. Но к вечеру немцы получили подкрепление и сумели взять машину Барышева и нашу пехоту в полуокружение. Выбраться из него не было ни малейшей возможности. Но ночью на 12-е апреля немцы ограничились артобстрелом и больше никаких действий не предпринимали.

Потери наших были весьма ощутимыми: от двух батальонов осталось всего лишь 150 штыков. Утром на наши позиции обрушили огонь 6 немецких танков. 150 бойцов-пехотинцев горнострелковой бригады и 59-го лыжного батальона встретили врага огнем. Немецкие танки не решились выходить из укрытия и вели огонь вслепую. Барышев стрелял по наспех замаскированным пулеметным гнездам, поэтому попасть в них было легко. Первая атака немцев с большими потерями была отбита. Тогда немцы пустили два танка в обход слева, два справа и два в лоб.

Рацию горных стрелков утопили во время форсирования Мги. Рация лыжного батальона была уничтожена немцами, подкрепления ждать не приходилось. От 150 человек пехоты в живых осталось 30 бойцов. Но эти оставшиеся бойцы дрались отчаянно, даже раненые не выпускали из рук оружие.

Немцы, неся большие потери, лезли с трех сторон. Барышев приказал оставшимся в живых солдатам собраться у танка и отступить на юго-запад к реке Мга и дороге Виняголово – Шапки. Боеприпасы были на исходе. В живых осталось 23 бойца, а до линии фронта было еще 5 километров. Задача предстояла архисложная: чтобы попасть в расположение наших частей, бойцам следовало выйти из немецкого тыла, пересечь немецкую передовую и форсировать Мгу.

Остановившись перед дорогой Виняголово – Шапки, Барышев приказал пехоте спрыгнуть с брони и стремительным броском пересечь дорогу. За пехотой перелетел дорогу и танк Барышева. Потом пехота снова двинулась вдоль дороги в сторону Виняголово.

И тут связные сообщили, что на перекрестке просек стоит немецкий танк. Воспользовавшись тем, что на его танке осталась немецкая символика, Барышев повел машину на немца. Сделав вид, что застрял, танк Барышева начал двигаться вперед-назад, закрывая собой и пропуская каждый раз по 5-6 человек. 23 бойца, подняв над головой оружие, стали переправляться через Мгу. Но трое из них навсегда остались в речной воде. Чтобы переправить танк на другой берег, Барышев решил двигаться на запад, к месту, где находился брод.

На прибрежной поляне Барышев заметил большое скопление немецкой пехоты, противотанковую батарею, танк и 7-8 ПТРов. Беляев искусно вел машину к берегу, лавируя между пнями. Немцы, восхищенные ловкостью механика, ничего не подозревая, стали аплодировать. Барышев приказал скинуть шлемы со звездами, так как фашисты облепили танк и совали свои носы во все щели. Двигаясь вдоль линии фронта, трогая то левое, то правое плечо Беляева, Барышев таким образом беззвучно задавал направление движения.

И тут машина, двигаясь вдоль линии фронта, привлекла внимание нашей ПТО. Они приняли танк Барышева за немецкий и произвели по нему пару выстрелов. Пришлось Барышеву скрыться среди кустов у реки. Следовало как-то предупредить наших. И тогда Барышев приказал Расторгуеву и Зубахину перейти реку и дать знать, что в немецком танке находятся свои. Но не успели бойцы выбраться из машины, как сзади послышался шум моторов. Немцы почувствовали неладное и начали преследование.

С большим трудом Барышеву удалось оторваться от хвоста. Танк на всех парах мчался к разлившейся Мге. Когда погоня была уже совсем рядом, Барышев направил танк в реку. Несколько немецких снарядов скользнули по танковой башне. И тут наши артиллеристы, догадавшись о маневре немецкого PzKpfw III, ответили плотным огнем. Под их прикрытием PzKpfw III Николая Барышева вышел к своим.

В общей сложности танк Барышева и бойцы пехоты за время рейда уничтожили 230 солдат, 5 офицеров, разбили батарею ПТО из четырех орудий, 20 пулеметных гнезд, захватили 10 пулеметов, сожгли три дзота, уничтожили около 10 землянок и блиндажей, подбили один немецкий танк, уничтожили радиостанцию и склад боеприпасов.

За этот отчаянный рейд Николай Барышев был награжден орденом Красного Знамени, а члены его экипажа – медалями «За отвагу».


Статья Е. Исаковича "Подвиг танкиста", журнал "Загадки истории", №7 2017 г., с. 26-27.





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог