Начало наступления советских войск в Белоруссии
в июне 1944 г.


"Комендант крепости (укреплённого района)
своей солдатской честью ручается за то,
что будет выполнять порученное ему задание до конца."

А. Гитлер

Отступающие немецкие солдаты, лето 1944 г.

31 мая Ставка Верховного главнокомандования отправила командующим фронтами последние директивы, касающиеся наступления против группы армий «Центр». Основной стратегической задачей битвы за Белоруссию, поставленной советским командованием, было освобождение Белоруссии, выход к Висле и границе Восточной Пруссии. Планирование операции и координация действий четырех фронтов, принимавших в ней участие, были поручены маршалам Г.К. Жукову и А.М. Василевскому. Д.М. Василевский должен был координировать действия 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов; Г.К. Жуков – 2-го и 1-го Белорусских фронтов.

Наступление должно было развернуться на фронте шириной 500 км от района южнее Полоцка до участка южнее Бобруйска. Ближайшей задачей было уничтожение немецких узлов обороны и центров коммуникаций, таких как Витебск, Орша, Могилев и Бобруйск. После этого советские фланговые группировки должны были нанести удары на Минск по сходящимся направлениям с северо-востока и юго-востока по шоссейным дорогам Орша – Минск и Бобруйск – Минск с целью окружить войска немецкой 4-й армии. Для того чтобы отрезать немцам пути отхода из Минска и перекрыть проходы через При-пятские болота, в Налибокской пуще западнее Минска и в болотистых низинах севернее Молодечно, между реками Вилия и Западная Двина, крупные советские силы планировалось направить через Минск на север, в район Молодечно, и от Бобруйска через Слуцк на Барановичи.

Направления советских ударов сходились в районе Минска; фронты были развернуты в форме широкой подковы. Примерно половина участка 1-го Прибалтийского фронта была развернута против группы армий «Север». Район ответственности фронта в наступлении проходил севернее Полоцка до Витебска. Полоса наступления 3-го Белорусского фронта проходила от Витебска до района южнее Орши. 2-й Белорусский фронт должен был наступать по обе стороны от Могилева в полосе, ограниченной районами южнее Орши и севернее Рогачева. 1-й Белорусский фронт – от района севернее Рогачева до района южнее Ковеля. Участок 1-го Белорусского фронта был шире, чем у трех остальных фронтов, вместе взятых, однако в наступлении должен был участвовать только его правый фланг.

1-й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии И.Х. Баграмяна силами 6-й гвардейской и 43-й армий должен был наступать северо-западнее Витебска, форсировать Западную Двину и охватить Витебск с запада. По мере развития наступления его задачей становилось прикрытие флангов наступающих войск с севера. 3-й Белорусский фронт под командованием генерал-полковника И.Д. Черняховского создавал две наступательные группировки. Северная в составе 39-й и 5-й армий должна была прорвать фронт южнее Витебска, завершить окружение города и наступать на юго-запад на Сенно. Южная группировка в составе 11-й гвардейской и 31-й армии наносила удар по обе стороны от шоссе, ведущего в Оршу. После того как армии форсируют реку Лучеса, конно-механизированная группа генерал-лейтенанта Осликовского должна была начать стремительное наступление на запад через Сенно. В дальнейшем фронт И.Д. Черняховского, сосредоточив основные усилия севернее шоссе Минск – Орша, должен был наступать через Борисов на Минск и из района севернее Минска на Молодечно.

2-й Белорусский фронт под командованием генерала армии М.В. Захарова в составе 33, 49 и 50-й армий имел задачу прорвать фронт на центральном участке плацдарма, который имела в районе восточнее Днепра немецкая 4-я армия, занять Могилев и создать восточный участок кольца окружения вокруг Минска. 1-й Белорусский фронт К.К. Рокоссовского (ранее – Белорусский фронт) силами 3-й и 48-й армий, развернутых восточнее Березины, а также 65-й и 28-й армий и конно-механизированной группы И.А. Плиева, сосредоточенных к западу от реки, должен был окружить Бобруйск. После выполнения этой задачи часть сил фронта должна была наступать на северо-запад в направлении на Минск; еще одна наступательная группировка наносила удар в западном направлении через Слуцк на Барановичи.

Утром 22 июня, в третью годовщину немецкого вторжения, началось советское наступление против группы армий «Центр». 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты нанесли удары северо-западнее и юго-западнее Витебска. Северо-западнее города удар 6-й гвардейской армии, переброска войск которой осталась для немцев незамеченной, стал для войск немецкой 3-й танковой армии полной неожиданностью. Уже с самой первой попытки советские части глубоко прорвали левое крыло группы армий в секторе 3-й танковой армии. За двадцать четыре часа "укрепленный район" Витебска оказался в русских клещах. К 24 июня советские армии прошли мимо Витебска глубоко в тыл немцев, и "укрепленный район" потерял свое значение. С самого начала наступления 3-я танковая армия оказалась в отчаянном положении. Командованию группы армий пришлось срочно бросить на этот участок одну пехотную дивизию из резерва. Кроме того, туда же была переброшена дивизия из резерва ОКХ (генеральный штаб сухопутных войск), дислоцировавшаяся в глубине обороны группы армий «Север» в районе Полоцка. На следующий день советские войска прорвали оборону 3-й танковой армии и сомкнули кольцо окружения за Витебском. В «Истории Великой Отечественной войны» так описывается дальнейшее развитие событий под Витебском: "Одной немецкой группе примерно в 8000 человек удалось вырваться из Витебского мешка, однако вскоре ее снова окружили. Утром 27 июня остатки дивизий противника приняли ультиматум советского главнокомандующего и капитулировали. Противник потерял 20 000 человек убитыми и более 10 000 солдат и офицеров были взяты в плен…"

Примерно то же самое происходило и у 4-й армии. Маршал Жуков понимал, что немецкая 4-я армия будет особенно крепким орешком. По этой причине он использовал 4-ю воздушную армию маршала Вершинина преимущественно в этом секторе. Воздушным силам предстояло побить козыри Типпельскирха, и они справились прекрасно. Вершинин тщательно разведал оборонительные укрепления 4-й армии на глубину более тридцати километров, в частности немецкие огневые точки. Одновременно с первой волной пехоты Захарова появились советские штурмовики. Они разбомбили немецкие позиции, из пулеметов расчистили все подходы, пушками пробуравили бункеры командных пунктов, точечными бомбардировками разрушили мосты, ковровыми – ликвидировали минные поля и проволочные заграждения. Дивизии советского 2-го Белорусского фронта ударили на Оршу и Могилев и скоро прорвали широкую брешь во фронте армии генерала Типпельскирха восточнее Могилева.

Немецкий солдат, лето 1944 г.

В тот день генерал-фельдмаршал Э. Буш, командующий группой армий «Центр» Восточного фронта, докладывал, что для стабилизации фронта 3-й танковой армии ему придется либо оставить Витебск, либо привлечь сюда войска с другого участка. Командование ОКХ не желало снимать соединения с участка группы армий «Северная Украина», а сам Э. Буш не хотел трогать 2-ю армию, так как его до сих пор беспокоила возможность наступления русских на Брест.
24 июня 1-й Белорусский фронт нанес удар по позициям 9-й армии, вклинившись на северном участке ее обороны, и в районе юго-западнее Березины. Оборона левофлангового корпуса 4-й армии стала разваливаться. На участке 3-й танковой армии русские вышли к Сенно и восточнее этого населенного пункта повернули танки на юго-запад, во фланг и тыл 4-й армии. Э. Буш получил разрешение Гитлера на прорыв четырех из пяти дивизий, окруженных в районе Витебска. Но было уже слишком поздно.

К концу четвертого дня наступления группа армии «Центр» ввела в бой все свои резервы, но так и не смогла остановить советское наступление ни на одном из участков. Пять дивизий были окружены и разгромлены в районе Витебска. 3-я танковая армия пыталась организовать оборону по рекам Западная Двина и Улла, в 80 км западнее Витебска. 4-я армия взяла под свое командование правофланговый корпус 3-й танковой армии, а также остатки пяти дивизий, которые быстро откатывались под напором советских войск на юг перед расширявшимся разрывом в линии фронта западнее и южнее Сенно.

Группировка 4-й армии на плацдарме начала организованный отход. На участке 9-й армии войска армий К.К. Рокоссовского наступали на Бобруйск с востока и юга. При осуществлении прорывов советские соединения продемонстрировали изящество тактического замысла, экономию сил и средств и уровень управления войсками не хуже того, который демонстрировали немцы в первые годы войны. Для прорыва фронта они сосредоточивали мощные силы пехоты и артиллерии; при этом участки прорыва были гораздо уже, чем это предусматривалось собственными нормативами русских. Танки находились вне зоны видимости противника до тех пор, пока фронт не был прорван. Затем они устремлялись вперед, не заботясь о своих флангах.

Удары советской авиации были направлены против немецкой артиллерии, которая располагалась вблизи переднего края на открытых позициях, поскольку никогда прежде самолеты русских не представляли для нее значительной угрозы. Такое расположение позволяло немецким артиллеристам вести эффективный огонь против советских танков, но делало их самих уязвимыми для атак самолетов противника. Советская сторона имела подавляющее превосходство в воздухе. Действия немецкого 6-го воздушного флота, напротив, были практически парализованы из-за нехватки самолетов и горючего. Так, по состоянию на 22 июня он насчитывал, по данным одного доклада немецкой стороны, всего 40 истребителей, которым не хватало бензина для того, чтобы совершать регулярные вылеты.

Первыми не выдержали войска 9-й немецкой армии. Генерал Батов, командующий советской 65-й армией, выбрал для своего танкового удара по Бобруйску то место, где генерал Йордан и его немецкая 9-я армия ожидали его меньше всего – через пятисотметровое считавшееся непроходимым болото. Великолепная операция. Под прикрытием дымовых завес армейские инженеры уложили через болото подготовленные гати, как это делается при наведении моста через реку. 24 июня Донской танковый корпус атаковал немцев по дороге через болото. Пехота тоже получила сигнал и пошла по коварному болоту, охраняемому лишь тонкой линией немецких пикетов 36-й моторизованной пехотной дивизии. Они перешли болото, как лыжники заснеженные просторы – на ноги они надели самодельные ивовые мокроступы.

26 июня советские части находились в 5 км юго-западнее Бобруйска; другая группировка захватила шоссе на Могилев и находилась в 20 км севернее города. Указание немецким войскам удерживать каждую пядь земли оставалось в силе в течение всего дня. Рано утром на следующий день армия получила разрешение отойти к Бобруйску и Березине. Именно этого командование армии добивалось два дня назад для того, чтобы, пользуясь этим разрешением, совершить маневр на север с целью соединения с 4-й армией. Однако не успели войска начать действовать, как вновь поступил приказ, запрещавший любое отступление. Десять советских дивизий замкнули кольцо окружения. Два немецких корпуса численностью 70 тыс. человек попали в ловушку в Бобруйске и в районе восточнее города. В городе в панике метались тысячи солдат, оставшихся без командования. Штаб 9-й армии, находившийся за кольцом окружения, передал один корпус во 2-ю армию. В распоряжении 9-й армии осталась примерно половина 12-й танковой дивизии, которой командование армии приказало отойти через Минск к Марьиной Горке (Пуховичам), в 50 км юго-восточнее Минска, и попытаться обеспечить путь отхода войскам к 4-й армии.

К утру 28 июня 1944 года основная часть 9-й армии была окружена в Бобруйске на восточном берегу Березины, и советские передовые отряды продвигались через реку в западном направлении. 29 июня "укрепленный район" Бобруйска пал. К.К. Рокоссовский немедленно принял решение о нанесении ударов на Минск и в тыл 2-й армии на Слуцк. На участке 4-й армии передовые части фронта Г.Ф. Захарова 26 июня форсировали Днепр севернее Могилева. К тому времени войска соседних фронтов успели глубоко вклиниться в немецкую оборону на флангах. К. Типпельскирх под свою ответственность отдал приказ войскам 4-й армии отойти на другой берег Днепра. Западнее, в тылу армии лежали 60 км болотисто-лесистой местности между реками Друт и Березина, по которой проходила единственная дорога Могилев – Березино – Минск. Если бы было принято решение продолжать отступление, всей армии пришлось бы двигаться на запад по этой дороге, а затем переправляться через Березину по единственному мосту грузоподъемностью 8 тонн. Служба радиоразведки уже перехватывала переговоры советских передовых танковых частей перед северным флангом немецких войск, в которых им ставилась задача на захват переправ через Березину.

Утром 28 июня Э. Буш докладывал обстановку К. Цейцлеру, начальнику Генерального штаба сухопутных войск. 9-я армия была разгромлена; 4-я армия отступала; в 3-й танковой армии из трех корпусов остался один, войска которого были рассеяны по различным участкам. Тем не менее, Э. Буш намеревался выполнить оперативный приказ № 8, который он получил вечером прошедшего дня. В этом приказе Гитлер, очевидно с помощью линейки, провел линию строго на север и на юг от Березино и потребовал, чтобы все три армии организовали оборону по этому рубежу.

29 июня в результате прямого попадания советской авиабомбы был разрушен участок моста в районе Березино длиной примерно 10 м. Не успели его отремонтировать, как после следующего бомбометания было выведено из строя еще примерно 12 метров полотна моста. На 50 км к востоку от переправы выстроилась колонна грузовиков по две-три машины в ряд. Советские самолеты поддержки наземных сил разбомбили отступающие колонны немецких тыловых служб и резервных частей на мостах и дорожных развязках. Эффект был страшный, на дорогах возник хаос: невозможно ни вывести часть, ни двигаться дальше. Столкнувшись с господством советской авиации в воздухе, немецкие дивизии оказались в безнадежном положении и вследствие беззащитности зачастую впадали в панику. Немецкое командование не могло справиться с ситуацией.

В тылу 4-й армии силами 9-й армии немцам удалось организовать очень слабый промежуточный оборонительный рубеж, протянувшийся на юго-восток от Марьиной Горки. Но на северном и южном флангах 4-й армии первые эшелоны 3-го и 4-го Белорусских фронтов глубоко вклинились в тыл немецкой обороны. В тот день они вышли к Борисову и Слуцку. Судьба 4-й армии была решена 30 июня. Советские танки и самоходные артиллерийские установки вышли к переправе в районе Березино на расстояние выстрела. У немцев практически не осталось надежды на то, чтобы переправить через реку даже войска без техники. На других участках немцам удалось воспользоваться днем передышки, предоставленным им в результате остановки русских перед Борисовом и Слуцком.





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог