Бои за Белград осенью 1944 г.


Итоги Белградской операции

"Горели танки, падали солдаты.
Живые двигались вперёд.
Свободы час и час расплаты
в Белграде наступил и ждёт
лишь завершения
немецкого засилья и его заката."

В. Кочетков

Советские войска на улицах Белграда

На третьей неделе сентября немецкое командование на Юго-Восточном театре получило данные о начале подготовки советского наступления на восточном участке фронта. В Румынии, севернее Южных Карпат, 2-й Украинский фронт выдвинул 53-ю армию в район Арад – Тимишоара. Южнее горных районов передовые части 46-й армии, продвигавшиеся на север через Дунай с территории Болгарии, вышли в район Турну-Северина. Еще одна армия 3-го Украинского фронта – 57-я, по полученным данным, продвигалась из района южнее Дуная на запад, в сторону границы между Югославией и Болгарией. Наиболее опасным было внезапное увеличение количества советских военных самолетов на аэродромах Западной Болгарии и Румынии. Данные аэрофотосъемки, выполненной 19 сентября, подтвердили наличие на двух аэродромах в окрестностях Софии 372 русских самолетов. Болгары также разворачивали свои вооруженные силы вдоль границы. 22 сентября в стране была объявлена общая мобилизация. Даже если реальные возможности армии Болгарии вызывали сомнения, как и то, примет ли она участие в боевых действиях вообще, – все это явилось для германской стороны неприятным сюрпризом. Немцы были уверены в том, что болгарские вооруженные силы после капитуляции подвергнутся разложению.

18 сентября М. Вейхс получил от ОКВ разрешение на эвакуацию о. Корфу и начало отвода войск в Западной Греции с побережья. Через два дня он направил "в качестве рабочего материала для решения фюрера" свою оценку обстановки, где обращал внимание на перемещения советских и болгарских войск, а также на возможность того, что в результате Гитлер "вскоре внезапно окажется перед лицом необходимости принятия фундаментального решения в отношении Греции". В своем дневнике он пишет, что 21 сентября у него еще не было окончательной позиции по этому вопросу. М. Вейхс считал, что вскоре должно было начаться наступление войск противника на важнейшем участке Скопье – Ниш, в результате которого войска группы армий «Е» могут оказаться отрезанными. Кроме того, приближался момент, когда ему придется отказаться от полетов авиации на острова в Эгейском море, так как самолеты понадобятся для усиления войск на Македонском фронте. Когда следует принять такое решение? А. Лер настаивал на том, чтобы оно было принято немедленно.

Однако М. Вейхс рассудил, что помимо усиления авиации противника ничто больше не указывало на то, что русские намерены что-либо предпринять. Если бы они действительно хотели этого, то наступление было бы осуществлено столь стремительными темпами, что никакое решение не смогло бы спасти войска Лера. Тем не менее, Вейс считал, что в жизни все возможно, и события в Македонии, вероятнее всего, приведут к эвакуации немецких солдат с островов. Очевидно, в тот момент М. Вейхсу не приходила в голову мысль о том, что придется эвакуировать войска со всей территории Греции. Советские войска продолжали продвигаться вперед, но совсем не так стремительно и настойчиво, как можно было от них ожидать. Несмотря на потери, полеты германской авиации к островам продолжались с двойной интенсивностью; к началу следующего месяца их число ежедневно составляло 44. Несмотря на то, что А. Лер отвел все свои войск на Пелопоннесском полуострове на два северных плацдарма, один из которых находился в районе города Патры, а второй – на Коринфском перешейке, единственным признаком того, что союзники обратили на это внимание, стала высадка британских войск 21 сентября на южной оконечности полуострова, в районе острова Китира.

Пока русские, как казалось, дают немецкой стороне время для маневра, немецкое командование на Юго-Восточном театре отчаянно пыталось собрать все свои силы в кулак. Фронт на востоке был слишком слабым. Линии коммуникаций к фронту и на флангах постоянно выводились из строя в результате налетов авиации и действий партизан. Командование войсками на театре собиралось вести боевые действия, имея пестрый даже для немецкой армии того времени состав частей и соединений. Кроме того, в тылу находились партизаны Тито, жаждущие захватить самый ценный для них приз – территорию Сербии со столицей Белградом. В Греции командование группы армий «Е» располагало несколькими дивизиями, которые перебрасывались или были готовы к переброске на север. В то же время некоторые из частей, особенно прибывавших с островов, не имели соответствующего вооружения и не обладали мобильностью, из-за чего их переброска осуществлялась слишком медленно.

22 сентября войска 3-го Украинского фронта, не дожидаясь, пока противник закончит развертывание своего фронта, форсировали Дунай в районе излучины к западу от Турну-Северина. На первом этапе у русских едва хватало сил для борьбы с передовыми немецкими частями, из-за чего их продвижение было незначительным. Однако к 25 сентября М. Вейхс начал проявлять беспокойство. Он принял решение бросить в бой 1-ю горнострелковую дивизию с задачей очистить от противника излучину Дуная. К тому времени одна из дивизий Ф.И. Толбухина уже находилась на противоположном берегу реки, и еще четыре готовились к переправе.

Рано утром 27 сентября в штаб М. Вейхса в Белграде поступило донесение о том, что войска 2-го Украинского фронта левым флангом продвигаются в западном направлении между городом Тимишоары и Дунаем. В распоряжении немецкого командования имелись части двух дивизий СС в районе Тимишоара и одна моторизованная бригада севернее прохода Железные Ворота. Однако между ними немецких войск не было совсем. Немцы предположили, что, скорее всего, русские предпочтут наступление через Тимишоару на северо-запад, в Венгрию. Но уже тогда М. Вейхс заподозрил, что должно было произойти: два удара с востока, по обе стороны от Дуная в направлении на Белград; при этом советские войска получат поддержку партизан Тито. Но он все равно не стал ничего предпринимать. 29 сентября в штабе М. Вейхса постепенно пришли к единодушному мнению, что, по крайней мере, "не следует упускать из виду" вероятность того, что главной целью, развернутых между Тимишоарой и Дунаем советских 46-й армией и 75-м корпусом, является Белград. В тот день М. Вейхс принял решение о переброске из Греции помимо егерской дивизии, которая уже находилась в пути, двух полков, одного воздухом, а второго – по железной дороге.

30 сентября М. Вейхс и его штаб впервые встревожились по-настоящему. Севернее Дуная против трех русских корпусов немцы имели всего 7 с половиной батальонов неполного состава; южнее реки немецкая 1-я горнострелковая дивизия была вынуждена вести бои против четырех или даже пяти дивизий противника. И там и здесь русские имели, по крайней мере, такое же количество войск в резерве. М. Вейхс снова и снова задавал себе вопрос: что должна предпринять группа армий «Е»; он понимал, что срочно необходимо принимать решение. К 2 октября командование немецкими войсками на театре полностью сознавало, что обстановка была практически безнадежной. Из-за плохих метеоусловий предназначенный к переброске по воздуху полк оставался в Греции. Никто не мог предсказать, когда по железной дороге прибудет второй полк. Первые эшелоны с частями егерской дивизии только начали прибывать в Белград; путь до югославской столицы занял 14 дней.

2 октября оперативный штаб ОКВ начал поторапливать М. Вейхса с назначением даты эвакуации войск из Греции. Тот пообещал дать ответ через 24 часа. На следующий день М. Вейхс и А. Лер приняли решение о том, что подготовка к эвакуации должна завершиться до 10 октября. Командование войсками на Юго-Восточном театре приказало группе армий «Е» эвакуировать войска из Албании, Южной Македонии и Греции. Полеты немецкой авиации на острова должны были продолжаться до тех пор, пока в Греции оставались запасы топлива, а аэродромы находились в руках немцев. Гитлер утвердил это решение.

В Сербии битва за Белград была немцами наполовину проиграна, не успев еще начаться. 4 октября советские части вышли к Панчево, расположенном на северном берегу Дуная в 15 км ниже по течению от Белграда. Еще через два дня они захватили Панчево и вынудили немцев отойти на небольшой плацдарм, расположенный на противоположном от Белграда берегу реки. Для того чтобы спасти средства связи, М. Вейхс 5 октября перенес свой штаб из Белграда в Вуковар. В тот же день немецкое военное командование на Юго-Восточном театре было переименовано в армейскую группу «Сербия». М. Вейхс обратился в ОКВ за разрешением отвести 2-ю танковую армию с побережья на оборонительный рубеж в горах. Тем самым по инициативе М. Вейхса бывшее немецкое командование на театре было освобождено от административных функций, а 2-я танковая армия, на тот момент представлявшая собой аморфную структуру, состоявшую из отдельных групп обороны побережья, должна была превратиться в тактическое объединение. Далее произошли два очень благоприятных для немецкой стороны события. К 3 октября были отремонтированы два железнодорожных моста в районе Кралево и Митровица, выведенные из строя в начале сентября, и теперь эшелоны с войсками могли следовать напрямую из Греции в Белград. Кроме того, к этому времени советская 46-я армия, левый фланг которой навис над Белградом, развернулась своими главными силами на северо-запад с целью принять участие в наступлении через Тису на территорию Венгрии.

В попытке очистить от противника излучину Дуная западнее Турну-Северина 1-я горнострелковая дивизия была вынуждена растянуть свой фронт вдоль границы с Болгарией. Сразу же после 1 октября советские войска пересекли границу за южным флангом дивизии, а партизаны, находившиеся в ее тылах, перерезали линии коммуникаций. Дивизия СС попыталась восстановить контакт с горнострелковой дивизией с юга, но войска 57-й советской армии продолжали прибывать с другой стороны границы, занимая все свободные участки на фронте от Бела-Паланки до района севернее Дуная. Одному из советских механизированных корпусов удалось незамеченным продвинуться за Бор. 8 октября его части появились на реке Велика-Морава, в 80 км за линией фронта. Там до наступления темноты корпус переправился через реку и перерезал железную дорогу, ведущую в Белград с юга. В то же время партизаны вошли на территорию Сербии юго-западнее Белграда и западнее Ниша. 9 октября болгарская 1-я армия начала наступление через Белу-Паланку в направлении на Ниш.

М. Вейхс отдал команду войскам, прибывавшим по железной дороге с юга, выгрузиться в районе Крагуеваца и нанести удар в северном направлении с целью вернуть долину реки Морава. Кроме того, 2-я танковая армия получила приказ о переброске своих войск на Тису и на Дунай, в район южнее Белграда. 2-я танковая армия, которая практически завершила отвод своих войск с побережья, могла перебросить на восток до двух дивизий, но это могло занять несколько недель. Пока же все, что можно было сделать, – это сосредоточить усилия командования армейской группы «Сербия» на обороне Белграда. Было принято решение собрать все силы, высвободившиеся в результате сокращения рубежа обороны югославской столицы (около одной дивизии), и нанести удар на восток, в район устья реки Велика-Морава, и соединиться там с 1-й горнострелковой дивизией. Далее планировалось начать продвижение вверх по течению этой реки навстречу советским частям, наступающим с юга.

Наступление из Белграда на Велику-Мораву было успешным. 12 октября немцы вышли вверх по течению реки к Велике-Плане, в район переправы советских войск. Но было уже поздно. На этом берегу реки русские успели сосредоточить полнокровный механизированный корпус из состава 57-й армии. К полудню 13 октября советская пехота и танки развернулись в 10 км южнее Белграда для штурма города. В то же время 1-я горнострелковая дивизия нанесла контрудар на запад, в направлении реки Велика-Морава, где соединилась с войсками, контратаковавшими из района Белграда. Однако немцы оказались отрезанными группировкой советских войск в районе Белграда. По приказу М. Вейхса все войска в районе долины реки Велика-Морава перешли в подчинение командира 1-й горнострелковой дивизии генерал-лейтенанта В. Штеттнера фон Грабенхофена. Армейская группа «Сербия» должна была удерживать Белград до тех пор, пока эти войска не прорвутся через реку Сава. 2-я танковая армия должна была сосредоточить часть сил в районе южнее верхнего течения Савы на случай, если войскам В. Штеттнера придется двигаться далее на запад.

Вечером 14 октября советские войска (танки 4-го гвардейского танкового корпуса) и югославские партизаны (на броне русских танков) ворвались в Белград. К полудню следующего дня они заняли центр города. Армейская группа «Сербия» сосредоточила все войска, которые смогла собрать, в том числе батальон штурмовых орудий из состава 2-й танковой армии, на плацдарме вокруг моста через Саву. В течение дня 15 октября группа В. Штеттнера начала продвижение на запад. Его передовые подразделения вышли к Гроцке, в 25 км к юго-востоку от Белграда. На следующий день немцам удалось продвинуться на этом участке еще примерно на 15 км, но попытка выйти к городу 17-го числа провалилась. В. Штеттнер по радио заверил командование армейской группы «Сербия», что повторит попытку 18-го числа, после чего связь с ним по радио неожиданно прервалась, и с тех пор о нем не было никаких сведений. Через два дня с другого берега Савы прибыл офицер, из доклада которого следовало, что группа В. Штеттнера, потеряв всю тяжелую технику, стала отступать на запад, в направлении Савы.

19 октября по приказу командования армейской группы «Сербия» были эвакуированы войска с белградского плацдарма. 21 октября несколько тысяч солдат из состава группы В. Штеттнера переправились через Саву в районе Шабаца. В уличных боях в Белграде немцы и коллаборационисты потеряли с 14 по 20 октября 15 тысяч убитыми и 9 тысяч пленными. После того, как 15 октября немцы потеряли Ниш, М. Вейхс вообще не имел сплошного фронта на протяжении 200 км от Ниша до Белграда и не мог ничего с этим поделать. Он отдал приказ 2-й танковой армии двигаться от Белграда на север и остановить русских на рубеже, проходившем по рекам Тиса, Дунай, Сава, Дрина. Командование группы армий «Е», штаб которой располагался севернее Кралево, получило возможность продолжить отход по маршруту Скопье – Кралево – Вишеград. 2-я танковая армия должна была обеспечить возможность движения на участке Сараево – Вишеград. Прежнее решение командования группы армий «Е» предусматривало организацию обороны на рубеже Скутари – Скопье – Клисура. Теперь же ему предстояло отвести свои войска еще дальше на север и запад, в район Сараево – Мостар.

Даже после потери Белграда и Ниша, а вместе с ними возможности организовать наиболее короткий маршрут эвакуации войск из Греции, длительная нерешительность М. Вейхса по поводу судьбы группы армий «Е» все больше стала напоминать "осмотрительность мастера". А. Лер, которому была предоставлена более чем месячная отсрочка, успел за это время организовать эвакуацию гражданских лиц, тыловых служб и не нужной войскам техники. Кроме того, ему удалось обеспечить войска достаточным количеством гражданских транспортных средств для обеспечения минимального уровня мобильности. К назначенной дате 10 октября все части и соединения были готовы действовать. Были уточнены графики движения. Британская сторона, войска которой осторожно продвигались в глубь Пелопоннесского полуострова, ничего не предпринимала для того, чтобы воспрепятствовать отходу противника. Как раз в тот момент, когда группа армий «Е» начала движение, командование ВВС союзников на Балканах бросило большую часть авиации на поддержку действий англичан в Греции, почти перестав уделять внимание Югославии. Таким образом, немцы получили передышку на севере. При этом давление противника на юге усилилось совсем незначительно.

13 октября последние немецкие части оставили Афины. После короткой остановки на рубеже перевал Зигос (Мецовон) – Лариса 21 октября они возобновили движение в северном направлении. 31 октября были эвакуированы Салоники, а в ночь на 1 ноября немецкие арьергарды пересекли границу с Грецией. На островах оставалось еще 45 тыс. солдат и офицеров, одну треть из которых составляли итальянцы. На последней неделе октября советские и болгарские войска предпринимали значительные усилия для того, чтобы овладеть Кралево и Скопье. А. Лер, который имел в своем распоряжении необходимые войска и железную дорогу для их доставки, мог бы через какое-то время воспрепятствовать этому. 2 ноября войскам группы армий «Е» удалось остановить советские части в районе Кралево, а еще через несколько дней – болгар в районе восточнее Скопье. Затем была доказана целесообразность дальнейшего отвода войск через Македонию. Севернее Скопье войскам придется двигаться по расходящимся направлениям по имеющимся немногим дорогам на запад. Но это в любом случае будет лучше, чем грозивший катастрофой зимний марш через прибрежные горы.

Во второй половине октября 2-й немецкой танковой армии пришлось отступать. Ее лучшие части были разгромлены, а в оставшихся царила полная неразбериха. Сил было так мало, что приходилось направлять без предоставления отдыха обратно на фронт сломленных морально солдат группы В. Штеттнера. Их наскоро вооружали за счет прекрасно оснащенной, но ненадежной дивизии СС «Хандшар», сформированной из боснийских мусульман. Эта дивизия "прославилась" только зверской резней православных сербов – стариков, женщин и детей. В остальном ее бойцы, по оценкам командовавших ими немецких офицеров, были на редкость бестолковы. На северном фланге армии советские войска уже находились на другом берегу Тисы и продвигались на запад к Дунаю.

Руководя группой армий «Ф», М. Вейхс попытался организовать фронт на востоке. Однако как командующему войсками на Юго-Восточном театре ему не удалось найти решение, которое позволило бы ему сделать это; так, сражение за Белград он вел по частям и всегда отставал от противника на несколько шагов. До конца месяца советская 57-я армия повернула свои корпуса на север от Дуная. Это позволило 2-й танковой армии поэтапно провести отвод своих войск в районе между Дунаем и Савой в условиях, когда немецкие войска не имели водной преграды, за которой могли бы организовать рубеж обороны. Отступление закончилось 2 ноября. Фронт армии теперь проходил по Дунаю от венгерской границы до Вуковара. Далее фронт уходил от Дуная к устью Дрины и проходил на юг вдоль русла этой реки. На следующий день из группы армий «Ф» поступили сведения, подтверждающие уход главных сил советской 57-й армии на север, в Венгрию, где они должны были принять участие в штурме Будапешта.





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог