Подписание Акта о безоговорочной капитуляции
фашистской Германии


"Поет на улице народ,
Шумит, ведет беседы.
Так вот он – час, и день, и год
Свершившейся победы!"

С. Маршак

Советская военная регулировщица в побеждённом Берлине. Май 1945 г.

Утром 29 апреля 20-й корпус армии В. Венка перешел в наступление силами дивизий «Клаузевиц», «Шарнхорст» и «Теодор Кернер». Все эти так называемые "молодежные" дивизии были укомплектованы личным составом офицерских школ. Их мрачный порыв стал последним ярким свидетельством старого германского духа. Ко второй половине дня они прошли более 20 км и вышли к оконечности озера Швиловзе к юго-западу от Потсдама. Однако фланги наступавших немцев были открыты, а советские войска оказали сильное сопротивление. О том, чтобы продолжать наступление на Берлин, до которого оставалось всего 30 км, не могло быть и речи. После наступления темноты войска Потсдамского гарнизона установили контакт с наступающими и начали двигаться к ним на лодках по озерам. Позже ночью В. Кейтель разрешил В. Венку остановить наступление: "Если командующий 12-й армией, обладая полной информацией об обстановке на участке 20-го корпуса и несмотря на лежащую на нем высокую историческую и моральную ответственность, считает продолжение наступления на Берлин невозможным..."

Большую часть дня 29 апреля группа армий «Висла» оставалась, по сути, без эффективного командования. Г. Хейнрици отказывался отдавать приказы на отступление, что при сложившихся обстоятельствах означало отказ отдавать приказы вообще. К тому же в тот день Г. Хейнрици стало известно, что А. Йодль вмешивается во внутренние дела группы армий: он отдал команду в один из корпусов южного фланга немедленно доложить ему в случае получения из штаба группы армий приказа на отступление. Утром X. фон Мантейфель отказался принять командование группой армий. В своем послании В. Кейтелю он заявил, что "очень просит в момент, когда и в подчиненной ему армии сложилось критическое положение, не обременять его обязанностями, которые действующий командующий, пользующийся полным доверием подчиненных, якобы не в состоянии выполнять".

Еще до этого X. Мантейфель и командующий 21-й армией, образованной 30 апреля 1945 г., К. фон Типпельскирх, которому Ф. Штейнер передал свои обязанности на южном участке фронта, договорились, что они не позволят лишить Г. Хейнрици должности командующего группой армий. Во второй половине дня, между 16.00 и 17.00, В. Кейтель и А. Йодль, которые знали, что и К. Типпельскирх откажется от бремени командования, отправились на командный пункт К. Типпельскирха и настояли на том, чтобы тот принял пост командующего группой армий. Кейтель "в очень настойчивой форме напомнил К. Типпельскирху о его долге". Очевидно, он отступился от Г. Хейнрици под влиянием аргумента А. Йодля, заявившего, что группа армий должна удерживать всю занимаемую ею на тот момент территорию не ради того, чтобы попытаться деблокировать Берлин, а для того, чтобы дать в руки политического руководства хоть что-то, позволяющее ему вести торговлю в переговорах с противником.

В тот день наступающие войска 2-го Белорусского фронта северным флангом прошли Анклам, в центре – миновали Нойбранденбург и Нойштрелиц и форсировали Хафель в районе Цеденик – Либенвальде на южном фланге наступления. Войскам командующего 21-й армейской группой фельдмаршала Б. Монтгомери удалось создать в тылу группы армий «Висла» плацдарм через Эльбу в районе Лауэнбурга выше по течению от Гамбурга. К. Дёниц, обеспокоенный угрозой прорыва из района Лауэнбурга на Гамбург и Любек, отдал приказ ввести в бой на Эльбе резервы, предназначенные для группы армий «Висла» и для 12-й армии.

Для всех, находившихся в бункере фюрера, 29 апреля стало днем ожидания, в то время, как снаружи повсюду царили ужас и разрушение. Прошлой ночью Гитлер женился на своей давней подруге Еве Браун, и теперь, в ранние утренние часы, написал свое личное и политическое завещание. В последнем он назвал своим преемником на посту рейхспрезидента и главы правительства адмирала К. Дёница. Таким образом, произошла официальная передача власти адмиралу. Пост канцлера передавался И. Геббельсу, а министром партии был назначен М. Борман. Гитлер почти с точностью знал, сколько еще часов жизни оставалось в его распоряжении. Г. Вейдлинг доложил, что в ту ночь самолеты сбросили оборонявшим столицу войскам всего несколько тонн грузов. По его оценкам, эти грузы были последними. Это означало, что к ночи 30 апреля у защитников города должны были закончиться боеприпасы.

Красноармейцы празднуют капитуляцию Германии. Берлин, май 1945 г.

Незадолго до полуночи Гитлер отправил свое последнее послание. В пяти коротких вопросах он снова взывал к чуду:
Где находятся передовые части армии В. Венка?
Когда армия снова сможет атаковать?
Где находится 9-я армия?
На каком участке она намерена прорываться?
Где находятся войска Хольсте (41-й танковый корпус)?
Фюреру ответили, что чуда не произойдет. Сознавая свою ответственность перед историей, В. Кейтель брал ответственность за это на себя. Сухим казенным языком донесения он ставил окончательную точку в величайшей и самой разрушительной мировой войне всех времен.

По пункту 1. Войска В. Венка остановлены южнее озера Швиловзе. Советские войска атакуют крупными силами на восточном фланге. По пункту 2. Как следствие, 12-я армия не в состоянии продолжить наступление на Берлин. По пунктам 3 и 4. 9-я армия находится в окружении. Ее танковая группа прорвалась в западном направлении. Ее местонахождение неизвестно (к тому моменту была уничтожена). По пункту 5. Корпус Хольсте вынужден вести оборону на рубеже от Бранденбурга через Ратенов до Креммена. Наступление на Берлин не удалось осуществить ни на одном участке, так как группа армий «Висла» также была вынуждена перейти к обороне на всем фронте от района севернее Ораниенбурга до Анклама через Нойбранденбург.

Между 15.00 и 15.30 30 апреля Гитлер и его супруга совершили самоубийство. Телохранители-эсэсовцы вынесли тела наружу и попытались их сжечь с помощью бензина. Когда бензин кончился, и попытка не удалась, они похоронили останки в близлежащей воронке. Всего в полукилометре советские части штурмовали рейхстаг. М. Борман направил К. Дёницу радиограмму, в которой уведомил его, что Гитлер назначил адмирала своим преемником, и поэтому тот уполномочен "немедленно принять все необходимые меры, которые диктует сложившаяся обстановка". В послании М. Борман опустил самую важную часть информации, а именно известие о том, что фюрер мертв. Этот козырь он не пожелал упускать из своих рук.

Как раз в тот момент, когда эсэсовцы хоронили тело Гитлера за грудой руин того, что раньше было рейхсканцелярией, В. Кейтель передал директиву в штаб группы армий «Б» ее командующему А. Винтеру. В первой фразе говорилось: "Попытка деблокировать Берлин провалилась". На севере, продолжал В. Кейтель, мы планировали, что 12-я армия с боем пробьется в северном направлении навстречу с войсками группы армий «Висла». Затем объединенные силы организуют рубеж обороны от устья Эльбы к Хафельбергу (на слиянии рек Хафель и Эльбы) и далее на север к Ростоку. На юге войскам была поставлена задача: создать "большое кольцо". При этом особое внимание следовало обратить на восточное направление с целью "сохранить от большевиков как можно больше территорий". "Битва за политический выигрыш во времени должна продолжаться, – говорилось в заключении, – любые попытки военного или политического разложения должны безжалостно подавляться силой".

В распоряжении тех, кто оставался в бункере фюрера, оставалось три козыря, которые они намеревались использовать по собственному усмотрению: знание о смерти Гитлера, факт нахождения там правительства (вернее, его остатков), а также информация о двух самых мощных группировках в будущем правительстве. 1 мая Г. Кребс доставил через линию фронта, предназначенную исключительно для И.В. Сталина, информацию о смерти Гитлера. Он попытался обсудить вопрос о перемирии, во время которого новое правительство могло бы начать функционировать в столице Германии. Генерала доставили на передовой командный пункт 8-й гвардейской армии, где он изложил свои предложения и сообщил о смерти Гитлера ее командующему генералу В.И. Чуйкову. Сообщение Кребса было доложено через Г.К. Жукова в Ставку. Ответ был краток: Берлинский гарнизон должен капитулировать.

В 10.00, возможно, оттого, что немецкие руководители в бункере решили, что Г. Кребсу не удалось пробиться через линию фронта, М. Борман направил вторую радиограмму К. Дёницу. В такой же лаконичной форме, что и первое послание, в нем подтверждалось, что заявление, изложенное в первой радиограмме, остается в силе. Далее говорилось, что М. Борман намерен отправиться в Плён. Он просил до его прибытия не разглашать этот факт. В полдень Г. Кребс вернулся. Русские дали согласие на приезд К. Дёница и нового правительства Германии в Берлин. Однако они отказались обсуждать вопрос о перемирии, потребовав от немцев капитуляции. И. Геббельс настаивал на том, что, согласно последней воле Гитлера, о капитуляции не могло быть и речи. Он снова повторил уже сделанное ранее заявление о том, что он решил разделить судьбу Гитлера.

Через сутки после смерти Гитлера, во второй половине дня, И. Геббельс и М. Борман проинформировали К. Дёница об этом событии. Кроме того, они зачитали список важнейших назначений, сделанных фюрером в дополнение к тем, которые уже были сделаны ранее К. Дёницем. Еще 29-го апреля к К. Дёницу и Ф. Шернеру, который, согласно завещанию, наследовал от Гитлера пост главнокомандующего армией, из бункера были отправлены три курьера. Ни один из них не добрался до места назначения. И. Геббельс и его супруга, умертвив собственных детей, совершили самоубийство. М. Борман был убит при попытке прорваться на танках из Берлина для того, чтобы занять свой пост в правительстве К. Дёница. Уже через много лет после появления слухов о его чудесном спасении факт смерти был установлен точно – по найденным останкам. Г. Кребс и генерал-полковник Вильгельм Бургдорф заявили, что намерены покончить с собой; скорее всего, они так и поступили.

Г. Вейдлинг намеревался организовать прорыв, но у него уже не оставалось для этого ни пространства для маневра, ни средств. В пять часов утра 2 мая он пересек линию фронта и сообщил о сдаче города. Но прошло еще два дня, прежде чем бои в городе полностью затихли. В Берлине капитулировало 135 тыс. немцев. Всего в ходе Берлинской операции 16 апреля – 8 мая было взято в плен около 480 тыс. немцев, убито не менее 250 тыс. (возможно, и больше – потери фольксштурма до конца неясны). 1-й и 2-й Белорусские и 1-й Украинский фронты потеряли 78 291 убитыми и пропавшими без вести (плюс 2825 поляков) и 274 184 ранеными (плюс 6067 поляков), 2126 танков, 629 самолетов. 1 мая К. Дёниц, когда ему еще не было известно о смерти Гитлера, публично заявил о "неизменной преданности фюреру" и о необходимости "довести войну до конца так, как этого требует героическая борьба немецкого народа". Но преданность К. Дёница была преданностью профессионала, в ней не было ничего сентиментального. На следующий день он пришел к выводу, что военное положение Германии безнадежно, о чём прежде он под любыми предлогами говорить избегал. В директивах того дня он провозгласил своей политикой продолжение войны против Советского Союза для того, чтобы спасти как можно больше немцев от русского плена.

На Западном фронте предполагалось продолжать вести боевые действия лишь в достаточной для достижения этой цели мере. Гросс-адмирал решил попытаться избежать безоговорочной капитуляции, заменив ее переговорами и перемирием "на уровне групп армий". В качестве первого шага для этого он назначил генерал-адмирала Ганса Георга фон Фридебурга главой делегации, уполномоченной вести переговоры с Монтгомери о сохранении за немецкой стороной Гамбурга. Кроме того, делегация должна была обсудить и "другие далеко идущие вопросы".

Конец группы армий «Висла» оказался более скорым и не таким страшным, как того ожидали немцы. 2 мая 21-й армии удалось вырваться с плацдарма на Эльбе и выйти к Балтийскому побережью в районе Любека и Висмара. В тот момент части 9-й американской армии наступали в восточном направлении на Людвигслуст, а 2-я английская армия – на Шверин. В Шверине английские танкисты захватили в плен тыловые части группы армий «Висла». Генералу К. Штуденту, который только 1-го числа принял командование группой армий «Висла», едва удалось избежать плена, оторвавшись от английских танков. Войска 2-го Белорусского фронта вышли к Виттенберге, Пархиму и Бад-Доберану. Оказавшиеся между двух фронтов остатки немецких 3-й танковой и 21-й армии сумели проскользнуть через узкий коридор шириной 25-30 км из района Эльбы к побережью. В ту же ночь генералы X. фон Мантейфель и К. фон Типпельскирх сдали остатки своих войск американцам. К тому времени А. Йодль уже подготовил приказ, разрешавший этот шаг, однако он так и не был передан и попал в архив с пометкой: "Невозможно довести до войск".

Капитуляция гитлеровских войск в Берлине 2 мая 1945 г., худ. П. Кривоногов

Вечером 1 мая 20-й корпус из состава 12-й армии начал откатываться от Потсдама в юго-западном направлении. Утром в него влились отдельные группы немецких военнослужащих 9-й армии, рассеявшихся по лесам в ходе преследования их советскими частями, которые днем ранее установили с корпусом связь по радио. Немцы пытались обойти места крупных сосредоточений советских войск. Во второй половине дня 3 мая В. Венк направил генерала танковых войск барона Максимилиана фон Эдельсхейма на другой берег Эльбы в штаб американской 9-й армии для переговоров о сдаче. На следующее утро немцы получили разрешение самостоятельно переправиться на "американский" берег. Помощь со стороны американцев оказывалась только раненым. К исходу дня 7 мая большинство солдат В. Венка нашли убежище в американском тылу.

Группы армий «Центр» и «Курляндия», а также армия «Восточная Пруссия», этакие памятники стратегии Гитлера, оказались перед лицом куда более значительных проблем. Первым побуждением К. Деница было отдать приказ группе армий «Центр» срочно отходить в западном направлении. Однако его отговорил от этого В. Кейтель, сделавший неверный вывод о том, что если группа армий оставит укрепленные оборонительные рубежи, то ей не удастся удерживать перед русскими устойчивый фронт. В группу армий «Курляндия» и в армии в Восточной Пруссии Дёниц направил обращение, где заявлял, что намерен обратиться к человеколюбию американцев и англичан с тем, чтобы те "при определенных обстоятельствах обеспечили поддержку" эвакуации, которая "в течение уже первых десяти дней" вернет Германии 50 тыс. солдат и офицеров из Курляндии и примерно в два раза больше людей из Восточной Пруссии. 4 мая, получив от Г. фон Фридебурга подтверждение готовности Монтгомери принять сдачу германских войск одновременно в Голландии, Дании и на севере Германии, К. Дёниц поручил ему войти в контакт с Д. Эйзенхауэром с целью провести переговоры о частичной капитуляции. Прежде всего, Г. Фридебург должен был объяснить американцам позицию К. Деница относительно невозможности полной капитуляции немцев на всех фронтах. 6 мая Г. фон Фридебург доложил гросс-адмиралу, что Д. Эйзенхауэр настаивает на немедленной и одновременной безоговорочной капитуляции.

Во второй половине дня 6 мая в штаб Объединенных экспедиционных войск союзников в Реймсе прибыл А. Йодль. К. Дёниц поручил ему снова попытаться "полно и открыто" изложить перед Д. Эйзенхауэром причины невозможности полной капитуляции. В случае неудачи А. Йодль должен был попытаться добиться согласия на поэтапную капитуляцию. При этом он должен был оговорить максимально возможный временной интервал между прекращением боевых действий и сдачей оружия и остановкой перемещений войск. Через четверть часа после наступления полуночи К. Дёниц получил от А. Йодля радиограмму, в которой тот подтвердил, что Д. Эйзенхауэр настаивает на полной капитуляции, которая должна быть подписана в тот же день, и вступить в силу в полночь 8 мая. В противном случае союзники намерены закрыть перед немцами все фронты и не допустить сдачи группами или поодиночке для немецких военнослужащих, прибывающих с востока. А. Йодль добавил: "Я не вижу другого выхода, кроме как подписать документ".

К. Дёниц пришел к заключению, что А. Йодль, который перед отъездом в штаб союзников громче всех выступал против полной капитуляции, убедился в том, что ему не удастся добиться лучших условий. Поэтому он уполномочил А. Йодля подписать документ, и в 12.45 новый министр иностранных дел Германии граф Л. Шверин фон Кросиг объявил о капитуляции Германии по радио. В 01.30 К. Дёниц отдал приказ Ф. Шернеру, Л. Рендуличу и А. Леру отвести свои войска как можно скорее на запад; при этом при необходимости они "должны были с боем проложить себе путь через позиции русских". Все боевые действия против союзников надлежало немедленно прекратить. В 01.41 А. Йодль поставил свою подпись на Акте военной капитуляции. 8 мая в 23.01 по центрально-европейскому времени все немецкие части должны были прекратить активные боевые действия, "оставаясь на занятых на этот момент позициях". Официальная ратификация этого документа состоялась в Берлине через полчаса после полуночи 8 мая. Официально считается, что в Реймсе был подписан предварительный протокол о безоговорочной капитуляции. Генеральный же акт о безоговорочной капитуляции по настоянию советского правительства был подписан в поверженном русским оружием Берлине – в его предместье Карлскорсте. Его подписали: от СССР – маршал Г.К. Жуков, от Великобритании – главный маршал авиации А. Теддер, от США – генерал К. Спаатс, от Франции – генерал де Латр де Тассиньи, от Германии – генерал-фельдмаршал Кейтель, адмирал Фридебург и генерал-полковник Штумпф.

Подписав акт о сдаче, К. Дёниц и командование ОКВ не были уверены в том, что его условия будут приняты и на востоке. Несомненно, такая неуверенность частично была вызвана желанием добиться того, чтобы условия сдачи русским позволяли им максимально избежать репрессивных мер со стороны противника. А. Йодль заранее заручился обещанием начальника штаба Д. Эйзенхауэра генерал-лейтенанта Вальтера Б. Смита о том, что командование ОКВ не станет нести ответственность, если "отдельные солдаты или подразделения" не выполнят приказ и откажутся сдаваться русским.

Наибольшую озабоченность вызывала группа армий «Центр», до сих пор являвшаяся крупнейшей группировкой немецких войск на Восточном фронте. Ей пришлось бы преодолеть слишком большое расстояние до фронта западных союзников, если такие шансы вообще существовали. Кроме того, никто не знал, как отреагирует Ф. Шернер на приказ о сдаче. 2 мая Ф. Шернер доложил, что продолжает полностью контролировать подчиненные войска. Кроме того, он начал накапливать боеприпасы и горючее. В последнем поступившем от Ф. Шернера донесении говорилось, что его группа армий попытается до вступления в силу капитуляции прорваться через рубеж на Эльбе и Влтаве. 8 мая в штаб Ф. Шернера прибыл полковник из штаба ОКВ в сопровождении американских офицеров. Полковник доложил, что Ф. Шернер отдал приказ соблюдать условия сдачи. В то же время он сам заявляет, что не в состоянии обеспечить их безусловное повсеместное соблюдение. Полковник, в свою очередь, заверил Ф. Шернера, что "об этих трудностях будет доложено американскому командованию и руководству ОКВ". В штабе ОКВ не должны беспокоиться, что Ф. Шернер ввяжется в безнадежную битву с русскими, если не будет уверен, что сумеет вывести подчиненные ему войска. 8 мая генерал бросил своих солдат и в гражданской одежде на легком самолете вылетел с территории Чехословакии. Спустя 10 дней он был арестован на территории Австрии солдатами немецкой 1-й танковой армии и передан американцам.

6-11 мая 1945 г. советские войска провели Пражскую операцию. В ходе операции была ликвидирована группировка группы армий «Центр». До 40 тыс. немцев было убито, около 860 тыс. взято в плен. Советские войска потеряли: 11 265 человек убитыми и пропавшими без вести (плюс 300 поляков, 320 румын, 112 чехов) и 38083 ранеными (плюс 587 поляков, 1410 румын, 421 чех). По расчетам ОКВ, на момент объявления капитуляции, общая численность немецких войск на Восточном фронте (включая сухопутные войска, силы ВМФ, войск СС и люфтваффе) составляла:


Численность немецких войск на Восточном фронте на момент капитуляции
Командование Численность
Юго-Восточный театр 180 000
Группа армий «Остмарк» (ранее – «Юг») 430 000
Группа армий «Центр» 600 000
Группировка в Восточной Пруссии 100 000
Группа армий «Курляндия»200 000
Итого:1 510 000

Только группе армий «Остмарк» удалось спасти большую часть своих солдат от советского или югославского плена. Примерно для 1284 тыс. немецких военнослужащих, попавших в плен на Восточном фронте после капитуляции, дорога домой стала очень долгой, всего в советском плену оказалось 3777,3 тыс., по другим данным, 3576,3 тыс. человек.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог