Отступление немцев из Югославии, Греции, Болгарии


"Сентябрь. Сорок четвёртый год.
Река Тимок – граница…
Болгары, югославы, мы
вели бои совместно,
то были дружеские дни
их вспоминать нам лестно."

Б. Кочетков

Немецкому Юго-Восточному театру достались по наследству многочисленные характерные для этого региона проблемы, к которым добавились новые, появившиеся после вторжения стран оси. Оккупация Балканского полуострова тремя государствами (Германия, Италия, Болгария); безжалостное расчленение Югославии Гитлером; клубок интересов и противоречий немецких, итальянских, болгарских, националистов, находящихся у власти, националистов-сепаратистов, коммунистов – всё это значительно обострило ситуацию в регионе. Весной 1943 г. союзники сделали серьезную заявку на участие в будущем обустройстве Балкан, высадив на Юго-Восточном театре (в Италии) морской десант. В 1944 г. советские войска прорвались сюда с востока.

До августа 1943 г. большую часть территории театра удерживала Италия, которая захватила западную треть Хорватии, Черногорию, выросшую в размерах Албанию и две трети Греции. Германии отошла северная часть Словении, она оккупировала Сербию, часть Македонии в районе Салоник, полосу греческих земель вдоль границы с Турцией, город Пирей, острова в Эгейском море и Крит. Болгария получила западную часть Фракии и югославскую Македонию. Венгрия также получила часть югославских территорий севернее Дуная. Хорватия (включая Боснию и Герцеговину) образовала полусамостоятельное государство во главе с доктором Анте Павеличем и движением усташей. После того как Италия сдалась союзникам, Германия оккупировала и итальянскую часть оккупированных территорий. Кроме того, несколько увеличилась болгарская часть. В Албании и Черногории, как и в урезанных Сербии и Греции, были созданы марионеточные правительства.

Карта. Противостояние сил на Балканском полуострове. Сентябрь 1944 г. - январь 1945 г.

После капитуляции Италии полномочия германской администрации на Балканах значительно расширились. Нехватку в войсках удалось ликвидировать лишь частично, в основном за счет формирований коллаборационистов. Некомплект в командных кадрах ликвидировался более щедро. Гитлер назначил главнокомандующим на Юго-Восточном театре фельдмаршала М. Вейхса. Одновременно фюрер сделал его собственным подчиненным, назначив на должность командующего группой армий «Ф», в задачи которого входило оперативное руководство войсками в Югославии и Албании. Для того чтобы была обеспечена оборона Адриатического побережья, М. Вейхсу было передано управление 2-й танковой армией. Оперативное управление в Греции и на островах перешло к командующему войсками группы армий «Е» генерал-полковнику Александру Леру. Военному командованию на Юго-Востоке, организованному ОКВ, подчинялись территориальные военные формирования, а также оно отвечало за взаимодействие с марионеточными режимами в регионе.

Немецкое командование на Юго-Восточном театре выполняло две основные военные задачи: оборона побережья Балканского полуострова и борьба с повстанческими формированиями на его территории. Из-за гористой местности, а также в связи с тем, что Германия не могла себе позволить держать на второстепенном участке достаточное количество подвижных сил, оборона побережья была статичной, М. Вейхс был вынужден расположить свои силы равномерно, тонкой линией, на обширной территории. Некоторые наиболее боеготовые части находились на Крите и на островах Эгейского моря. К весне 1944 г. они оказались абсолютно изолированными; сообщение с ними поддерживалось с помощью авиации и небольших судов. Войск для проведения эффективных антипартизанских операций было недостаточно. С другой стороны, немцам удавалось использовать в своих интересах вражду между различными повстанческими движениями. Первое повстанческое движение на Балканах было организовано еще до кампании 1941 г. полковником Д. Михайловичем. Повстанцы называли себя четниками и прекратили борьбу, после оккупации Югославии.

Но после того, как в стране активизировались партизаны под командованием Иосипа Броз Тито, четники стали действовать в основном против партизан. Занимавший до мая 1944 г. пост военного министра правительства Югославии в изгнании Д. Михайлович, думал только о том, как обеспечить после войны восстановление монархии и доминирование в Югославии Сербии. Партизаны Тито были самой многочисленной и эффективной повстанческой силой на Балканах. Их силы еще более выросли после того, как им удалось завладеть рядом складов с оружием (в том числе танками и артиллерией), оставленными итальянцами. Кроме того, после конференции, прошедшей 28 ноября – 1 декабря 1943 г. в Тегеране, партизаны получили статус национально-освободительных сил, и им стала оказываться всесторонняя поддержка со стороны западных союзников и Советского Союза. И все же до осени 1944 г. немцам при поддержке четников и других националистов (прежде всего усташей) удавалось держать отряды Тито блокированными в горных районах в западной части Югославии, относившихся к итальянской зоне оккупации, где партизаны и прежде имели свои многочисленные опорные пункты. В Греции партизанское движение, как коммунистического, так и националистического толка, развивалось медленнее и не шло ни в какое сравнение с борьбой югославских партизан. Несмотря на все усилия англичан объединить партизан в борьбе против немецких войск, они воевали в основном друг против друга. Когда коммунисты начали одерживать верх над националистами, последние договорились с немцами о перемирии, которое соблюдали до августа 1944 г.

Согласно немецкой стратегии, Юго-Восточный театр должен был в первую очередь создавать угрозу британским линиям коммуникаций в Восточном Средиземноморье. Кроме того, он должен был представлять собой противовес активности союзников в нейтральной Турции. К середине 1944 г. немцы уже не могли решать здесь ни одну из этих задач. С военной точки зрения, в том, что касалось активных боевых действий, театр стал, скорее, представлять собой обузу. Однако вывод войск из этого региона давал бы союзникам возможность создания новых плацдармов на Европейском континенте. Кроме того, после этого Турция, возможно, решила бы отказаться от нейтралитета. И, наконец, это усилило бы и без того мрачные настроения, царившие в правительствах союзников Германии, таких как Болгария, Румыния и Венгрия.

Немецкие солдаты ожидали нападения с моря, в то время как главная угроза находилась как раз у них за спиной. Некоторые понимали, что такой удар возможен и что он принес бы с собой самые суровые военные и политические последствия. Однако никто не считал, что эту возможность следует рассматривать всерьез. Причина заключалась в той стратегической Роли, которая отводилась Юго-Восточному театру Гитлером и командованием ОКВ. М. Вейхс мог догадываться, что в результате очередных тактических неудач на Восточном фронте и его войска окажутся втянутыми в активные боевые действия. Однако прежде чем такое могло случиться, связь между его театром и Восточным фронтом относилась к области большой стратегии, и ее оценка должна была осуществляться только на уровне Верховного командования. Кроме того, командуя театром, подчинявшимся ОКВ, М. Вейхс не имел прямого отношения к событиям на Восточном фронте. Его солдаты вели совершенно другую войну.

Первые явные изменения в положении на Юго-Восточном театре произошли в начале августа 1944 г. Разрыв Турцией отношений с Германией, о котором было объявлено 2 августа, дал возможность войскам союзников высадиться на островах Эгейского моря. Кроме того, болгарское правительство получило дополнительный толчок, в котором так нуждалось, для того чтобы наконец-то взять курс на выход из войны. В течение двух последующих недель Болгария восстановила консульские отношения с Советским Союзом и объявила об ограничении передвижения германских войск через свою территорию. Немцы никак не могли переломить ситуацию в свою пользу военным путем, поскольку все, чем они располагали в Болгарии, была небольшая военная миссия. М. Вейхс был не в состоянии выделить войска для этой страны, а болгарская армия, несмотря на ту незначительную роль, которую она сыграла в войне, была хорошо оснащена и имела на вооружении танки и самолеты немецкого производства.

17 августа премьер-министр Болгарии заявил в парламенте, что он "полон решимости устранить все препятствия на пути достижения мира". М. Вейхс понял, что после того, как Болгария дезертирует, ему придется отвести свои войска из Греции обратно к югославской границе, поскольку фланги на востоке и со стороны морской границы с Фракией в этом случае окажутся безнадежно открытыми. Он не знал о тех сомнениях, которые испытывал его коллега Й. Фриснер на Восточном фронте относительно Румынии, и, в свою очередь, Й. Фриснер до самого последнего момента ничего не знал о событиях в Болгарии. Каждый генерал принимал за данность то, что у его коллеги все в порядке, и, конечно же, оба были уверены в том, что Гитлер твердо контролирует политическую обстановку.

23 августа М. Вейхс находился в ставке фюрера, где его застигло известие о том, что Румыния выходит из войны. В связи с событиями в Румынии и Болгарии Гитлер принял решение о том, что фронт в Греции, в особенности на Пелопоннесе, следует считать передовым рубежом, откуда войска будут эвакуированы в случае наступления американцев и англичан. Отныне краеугольным камнем обороны должен был стать район, находящийся севернее, в Югославии. Наметилась тенденция к отводу войск группы армий «Е» на север, где они должны были сосредоточиться вокруг железной дороги Афины – Салоники – Белград. 25 августа Гитлер отдал приказ об эвакуации с территорий, которые грозили неожиданно превратиться в районы боевых действий, всех гражданских лиц, а также военнослужащих тыловых служб. Необходимость такого приказа была продиктована той паникой и неразберихой, которая возникла на территории Румынии при срочной эвакуации оттуда германских войск.

Развернутые на Юго-Восточном театре силы немцев нельзя было назвать ни очень гибким, ни надежным инструментом ведения войны. Численность войск на театре составляла 900 тыс. солдат и офицеров, включая контингенты ВМС и ВВС, а также военнослужащих технических родов войск, военной администрации, полиции и прочие. Численность сухопутных войск составляла примерно 600 тыс. солдат и офицеров, которые были сведены в 38 дивизий и бригад, в том числе 7 болгарских дивизий и 9 дивизий, укомплектованных иностранными добровольцами: русскими, итальянцами, арабами и националистами из всех Балканских государств. К тому же 15 немецких дивизий и 7 крепостных бригад были далеко не первоклассными соединениями, большинство из них было недоукомплектовано, а личный состав недостаточно подготовлен. Часть личного состава дивизий и почти весь личный состав крепостных батальонов был набран из числа лиц старших возрастов, имевших ограничения для службы в вооруженных силах. Из примерно 300 тыс. солдат группы армий «Е» примерно 90 тыс. находились на островах. Здесь процент немецких солдат по отношению к иностранцам был несколько выше, чем на всем театре в целом. Именно там была развернута половина немецких дивизий и единственный немецкий крепостной батальон. Мобильность войск театра колебалась от низкой до нулевой. Линии коммуникаций были редкими и примитивно организованными. В распоряжении группы армий «Е» имелась одна-единственная железная дорога Афины – Салоники – Белград. Еще одна или две относительно нормальные дороги вели в Грецию через оккупированную болгарскими войсками Македонию.

Командование ОКВ подготовило "Приказ об обороне на Юго-Востоке", который был отправлен в войска 29 августа. Приказ предписывал М. Вейхсу развернуть резервы в районе Белград – Ниш – Салоники и начинать подготовку к отводу войск в Греции на рубеж остров Корфу – гора Олимп. Были установлены ограничения на отпуска с целью начать подготовку эвакуации войск с островов. Однако на тот период главной заботой ОКВ было скрыть от противника факт подготовки эвакуации. В Болгарии, которая не находилась в состоянии войны с Советским Союзом, надеялись на то, что условия перемирия позволят им сохранить нейтралитет и не будут предусматривать оккупацию страны советскими войсками. Для того чтобы придать своей позиции больший вес, болгарские представители предложили Турции помощь в отражении попытки (к тому времени, можно прямо сказать, иллюзорной) вторжения со стороны Германии. Они потребовали вывода с территории Болгарии немецкой военной миссии. Немецкие военнослужащие, которые пытались укрыться в Болгарии, перейдя границу с Румынией, были интернированы. Но переговоры, которые болгарская сторона вела с советскими представителями в Турции, зашли в тупик.

2 сентября, в день, когда советские части вышли к болгарской границе в районе Джурджу на Дунае, в стране было сформировано новое правительство. Еще через два дня Болгария в одностороннем порядке объявила о прекращении состояния войны с союзниками и возврату к политике полного нейтралитета. Но для советской стороны этого было недостаточно. Под предлогом того, что нейтральная Болгария может стать убежищем для отступающих немецких войск, Советский Союз 5 сентября объявил этой стране войну. Вечером 8 сентября, после того как днем того же дня войска 3-го Украинского фронта перешли границу, Болгария объявила войну Германии. К тому времени перегруппировка немецких войск уже шла полным ходом. Германская военная миссия покинула территорию страны. В Македонии немцы без особого труда разоружили и интернировали болгарский оккупационный корпус. В районе Скопье солдаты трех болгарских дивизий, побросав оружие и технику, скрылись в горах. В районе Прилепа несколько полков болгарской армии вступили с немцами в бои, которые продолжались и на четвертой неделе месяца.

После капитуляции Румынии и объявления Болгарией войны Германии, в Восточном фронте образовалась брешь шириной до 700 км от венгерской границы до Эгейского моря. Немецкое командование на Юго-Восточном театре должно было организовать на этом участке хоть какую-то оборону. На тот момент наиболее опасное положение сложилось на юге, где, в случае если группе армий «Е» удастся вывести свои войска с территории Греции, было необходимо создать фронт восточнее рубежа Салоники – Скопье – Ниш. 9 сентября М. Вейхс перенес разграничительную линию группы армий «Е» к району севернее Клисуры и добавил в зону ответственности группы армий территорию Албании. В результате генералу Лееру достался наиболее уязвимый узкий маршрут отступления. Часть войск группы армий «Е» уже находилась в Македонии. Другие продолжали прибывать в Салоники с островов. К середине месяца группе армий удалось перекрыть перевалы на довоенной границе с Болгарией и обустроить оборонительный рубеж по реке Стримон. Озабоченность вызывала нехватка транспорта, а также необходимость полностью укомплектовывать подразделения, прибывавшие с островов.

В зоне ответственности группы армий «Е», в районе между Клисурой и перевалом Железные Ворота, передовые части советской 6-й гвардейской танковой армии вышли 5 сентября к Турну-Северину. В то же время отправленная на восток для обороны прохода Железные Ворота немецкая моторизованная бригада из-за разрушенных в результате воздушных ударов мостов была задержана в районе Белграда, после того, как 6 сентября советская 6-я танковая армия повернула на север. Командующий немецкими войсками на Юго-Восточном театре организовал слабый фронт, который проходил через югославскую границу и пересекал реку Дунай западнее Железных Ворот. В середине месяца М. Вейхс направил часть сил дивизии и два батальона полиции в зону ответственности группы армий «Южная Украина» с задачей попытаться занять и удерживать Тимишоару, южный проход на равнинную местность в Венгрию и Банат. Немецкая 2-я танковая армия получила задачу на какое-то время оставаться на прежних позициях и обеспечивать оборону Хорватии в том случае, если Венгрия (и Хорватия по ее примеру) попытается капитулировать.

То, что группа армий «Е» не может больше оставаться на территории Греции и что задача своевременного вывода оттуда войск становится все более сложной, а может быть, и невыполнимой, понимали на всех уровнях командования германскими вооруженными силами. Но М. Вейхс не позволял себе действовать в спешке, что, по-видимому, устраивало Гитлера и ОКВ. 10 сентября он заявил, что все еще не готов принять решение. Он сообщил Лееру, что решение будет зависеть от развития событий в Македонии, и командование войсками на театре должно будет отдать приказ, когда наступит подходящий момент.

В то же время, к немалому удивлению немцев, их войска покидали острова по воздуху, иногда морем, и никто не пытался им помешать. Как выразился М. Вейхс, ему казалось, что союзники дали его солдатам "зеленый свет". И его, и остальных представителей немецкого командования, и в особенности Гитлера, поражало то, что англичане и американцы, уничтожая маршруты отступления немецких войск из Греции, в то же время позволяют немецким солдатам беспрепятственно покидать острова. 1 сентября военно-воздушные силы союзников на Балканах начали операцию Ratweek. Ее целью было отрезать пути отступления немцев из Греции и Югославии, а также помочь повстанцам Тито прорваться на восток, в Сербию, навстречу советским войскам, наступающим с территории Румынии. В результате мощных авиаударов 3 сентября были парализованы все транспортные артерии, ведущие через Ниш, и практически выведены из строя все мосты через реки Дунай и Сава в районе Белграда. Эти удары, а также атаки на шоссейные и железные дороги, возможно, не настолько помогли партизанам, как ожидалось. Однако до того, как немцам удалось устранить повреждения, они расстроили переброски немецких войск в Восточной Югославии. В ряде случаев это привело к фатальным последствиям, как, например, с переброской моторизованной бригады в район прохода Железные Ворота. Кроме того, было парализовано все транспортное сообщение, за исключением полетов авиации, с Грецией.

Необъяснимая, по мнению представителей Германии, тактика союзников заставила Гитлера и его окружение в ОКВ поверить в то, что англичане хотели бы, чтобы немецкие войска были выведены с островов, но оставались в Греции как политический фактор в качестве противовеса русским. 15 сентября Гитлер утвердил приказ о полной эвакуации войск с островов и одновременно отдал указание М. Вейхсу "использовать в своих интересах сложившуюся в отношениях между Советским Союзом и союзниками ситуацию в связи с явно пассивной позицией последних в отношении вывода германских войск". Это намерение не удалось воплотить в жизнь. В тот же день в результате внезапного налета бомбардировочной авиации английских и американских союзников были выведены из строя немецкие аэродромы в районе Афин. При этом было уничтожено и повреждено значительное количество немецких транспортных самолетов Ju-52. Еще через несколько дней британские военные корабли, в том числе авианосцы, имевшие ночные истребители, вошли в Эгейское море. После этого потери немцев при осуществлении перелетов с континента на острова и обратно значительно возросли.

Гитлер, тем не менее, продолжал видеть в отсутствии попыток высадки войск союзников в континентальной Греции все более растущие противоречия в стане своих врагов и намеревался этим воспользоваться. Похоже, что до него так и не дошло, что англичане и американцы могли быть полностью заняты событиями на других театрах, а также то, что в тот момент ни западные державы, ни Советский Союз не желали рисковать и идти на возможный конфликт на Балканах, что нашло отражение в подписанном в октябре того года в Москве У. Черчиллем и И.В. Сталиным соглашении по Балканам.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог