Интернациональная разведгруппа


"Когда, нарушив забытьё,
орудия заголосили,
никто не крикнул: «За Россию!..»
А шли и гибли
За неё."

Н. Старшинов

Болотова А.В.

Жизнь Анны Васильевны Болотовой была типична для советских граждан ее поколения: в детские годы на ее долю выпало немало горького, трудного. Родилась она в Ивановской области в 1922 году. Отец умер, когда ей было одиннадцать лет. Мать – Анна Григорьевна – осталась с четырьмя детьми на руках, старшему из них, сыну, только-только исполнилось шестнадцать. Анна Григорьевна, выбиваясь из сил, поднимала детей, воспитывала в них честность, трудолюбие. В городе текстильщиков Вичуге Аня окончила семилетку и пошла работать воспитательницей детского сада. Заочно училась в дошкольно-педагогическом училище. Сестры, когда подросли, тоже получили образование, стали трудиться – были медсестрами в детских садах. Брат после окончания семи классов устроился на ткацкую фабрику.

В начале войны Аня, так и не успевшая окончить училище, решила поступить на курсы медицинских сестер. В 1942 году, закончив учебу, добровольцем пошла служить в Красную Армию... Но не пришлось Ане выносить раненых бойцов с поля боя, не работала она и в военных госпиталях. Судьба распорядилась совсем иначе. Совершенно неожиданно Ане Болотовой предложили освоить новую, таинственную для нее профессию военного радиста. Она приняла это предложение. Напряженно училась. А затем стала радисткой разведывательных групп, действовавших в тылу немецко-фашистских войск.

Много страшных и героических историй слышала Аня о разведчиках. Аня Болотова узнала, что в декабре 1941 года фашисты схватили восемь разведчиков-москвичей в Волоколамске, расстреляли их, после этого вторично убили – повесили на городской площади. Позднее будет установлено, что фашисты казнили восемь комсомольцев-разведчиков штаба Западного фронта. Вот их фамилии: К.Ф. Пахомов, Н.А. Галочкин, П.В. Кирьяков, В.В. Ординарцев, А.С. Каган с завода «Серп и молот», И.А. Маненков с завода «Москабель», А.В. Грибкова и Е.Я. Полтавская – студентки Московского художественно-промышленного училища имени М.И. Калинина.

Лене Суровневой было всего шестнадцать лет, когда гитлеровцы оккупировали родное село. Лена, как и родители, ушла в партизанский отряд. Позднее стала бойцом группы советских военных разведчиков, успешно выполнила ряд заданий, собирала сведения о вражеских войсках, о планируемых оккупантами карательных операциях. Но однажды отважная девушка, возвращаясь с очередного задания, попала в засаду. Отстреливаясь из пистолета, Лена отчаянно пыталась вырваться из вражеского кольца, но не смогла. Ее зверски пытали и, ничего не добившись, расстреляли. Через несколько дней было обнаружено истерзанное тело погибшей патриотки. За манжетом рукава куртки, в которую была одета Лена, нашли записку: «Я, советская разведчица, присланная из Москвы, хоть и погибну, но все же вам, паразитам, на нашей земле не жить... Немцы, немцы, за что воюете? Как не хочется погибать...» Тело Лены Суровневой погребено на кладбище деревни Богомолово Себежского района Псковской области. Командование посмертно наградило ее орденом Отечественной войны.

Разведчица Ольга Жукова из Калининской области погибла, когда ей было двадцать лет. Восемь месяцев работала она в тылу врага. 16 сентября 1943 года, возвращаясь на базу своей группы, располагавшейся в глухом лесу, была окружена карателями. Когда поняла, что положение безвыходное, последний патрон использовала для себя...

Карол Копалек

Радистам подчас приходится особенно тяжело. Ведь значение их труда для многих людей невозможно переоценить. В самых сложных условиях они обязаны выстоять, обеспечить связь, сделать все, чтобы работа группы была эффективна. Что и говорить, нелегко было девчонкам воевать, как никто, страдали они от невыносимых бытовых условий, но не ныли, делали все возможное и даже невозможное ради победы…

Первый раз Аня Болотова прыгнула с парашютом на временно оккупированную противником территорию Советской Украины. Второй раз пришлось работать в Крыму. Затем вновь десантировалась – в район захваченного фашистами Ужгорода и вместе со своими боевыми друзьями работала там до конца 1944 года.

В январе 1945 года, когда наши войска, выполняя интернациональный долг, уже освободили от фашистских оккупантов значительные территории ряда стран Восточной Европы, старшину Анну Болотову, находившуюся на отдыхе после выхода из вражеского тыла, срочно вызвали в штаб 4-го Украинского фронта… Радистка разведгруппы Анна Васильевна Болотова два раза десантировалась на оккупированную гитлеровцами территорию Чехословакии. Первый раз – 19 января. Разведгруппа из пяти человек (четверо мужчин – иностранцы) действовала в районе города Липтовски-Градок. Командовал разведчиками Карол Копалек.

Йозеф Яблонька

Вскоре в Центре была получена переданная Болотовой радиограмма: «Противник минирует мосты на дороге между Липтовски-Градок и Липтовски-Микулаш. Заминированы... Севернее населенного пункта Н. обнаружен военный аэродром, на котором находятся самолеты транспортной авиации. В частности, отмечены «юнкерсы»... В спешном порядке создаются оборонительные сооружения на рубеже...» Разведчики между тем организовали около железных и шоссейных дорог наблюдательные пункты и с них круглосуточно следили за перебросками войск. Штаб фронта получал подробные сведения о результатах наблюдения.

Советские бойцы видели, чувствовали, что огненный вал войны стремительно накатывается на район их действий. Разведчики обосновались в селе, которое фашистский тыловой гарнизон уже в панике покинул. Советские войска вступили в село днем и, не задерживаясь, устремились вперед, на запад. Разведчики неожиданно оказались в тылу своих частей, преследовавших врага. Когда фронт откатился от села, Болотова развернула рацию: надо было срочно передать радиограмму в штаб фронта… Через несколько дней группа разведчиков в полном составе была в штабе 4-го Украинского фронта.

Отдых бойцов группы Копалека был недолгим… На последнее задание Аня Болотова улетела на самолете ЛИ-2 в ночь на 26 марта 1945 года. В состав разведгруппы кроме Болотовой входили словаки Карол Копалек, Йозеф Яблонька и Михал Хован, а также венгр Альберт Пал. Командиром был утвержден Копалек, его заместителем – Яблонька. На этот раз летели в Моравию. Предстояло работать в районе Валашске-Мезиржичи. Перед вылетом в штабе 4-го Украинского фронта разведчикам сказали, что в Моравии живет чехословацкий бригадный генерал в отставке Йозеф Браун, который несколько месяцев назад оказывал помощь одной советской разведгруппе. Им порекомендовали найти его, связаться с ним и опереться на его помощь... Сообщили адрес генерала.

Каролу Копалеку исполнилось семнадцать лет, когда в Мюнхене главы правительств Англии и Франции вступили в позорную сделку с Гитлером и Муссолини, сговорившись с ними о расчленении Чехословакии. Как страшный сон вспоминал он тяжкие события того полного горечи времени: в октябре 1938 года фашистская Германия оккупировала значительную часть Чехословакии. В марте 1939 года по согласованию с Берлином словацкие сепаратисты объявили о создании «независимого Словацкого государства»; в том же месяце германские войска оккупировали оставшиеся чешские области и объявили о создании «протектората Богемия и Моравия».

Михал Хован

... В начале 1941 года Карол Копалек, успевший к тому времени окончить сельскохозяйственную школу, был мобилизован в словацкую армию и направлен учиться на офицерские курсы. Высокий, стройный, русоволосый словак, никогда не мечтавший о карьере офицера, был вынужден штудировать военные науки, заниматься строевой подготовкой, оттачивать практические навыки в приемах ведения боевых действий.

Карол слышал, что на территории СССР под командованием Людвика Свободы уже была сформирована чехословацкая воинская часть, развернутая в дальнейшем в 1-й Чехословацкий армейский корпус. Он знал, что на территории Чехословакии создаются партизанские отряды. В Словакию перебрасывались из СССР советские и чехословацкие партизанские группы, впоследствии быстро переросшие в крупные партизанские формирования; в Словакию передислоцировался ряд советских партизанских отрядов; партизаны Словакии получали из СССР оружие, боеприпасы и другие материалы. Антифашистская борьба принимала все более широкие масштабы.

Альберт Пал

Выход советских войск к границе Чехословакии дал новый толчок освободительной борьбе в Словакии. Словацкое марионеточное правительство, напуганное ростом вооруженной борьбы народа, обратилось за помощью к Гитлеру. 29 августа 1944 года немецко-фашистские войска вступили в Словакию. Поручик Карол Копалек служил в Восточнословацком корпусе. Считая его ненадежпым, в первый же день восстания гитлеровцы решили разоружить корпус. Карол Копалек не подчинился приказу фашистов. 30 августа он и многие другие, в том числе его подчинённые: Йозеф Яблонька и Михал Хован, покинули свои части и ушли в леса, где обосновались их соотечественники, ведшие вооруженную борьбу с оккупантами. Партизанский отряд, в составе которого сражался Карол Копалек, действовал смело, решительно.

Осенью 1944 г. партизанский отряд, в составе которого сражался Карол Копалек, вышел из тыла врага на территорию, освобожденную Красной Армией. Копалек за заслуги в боях с гитлеровцами был награжден орденом Красной Звезды... В середине октября немецко-фашистские войска предприняли генеральное наступление на освобожденную повстанцами территорию и к концу месяца оккупировали ее. Словацкие патриоты не сложили оружие. Они с боями отошли в горы. Вместе со словацкими и чешскими патриотами сражались русские, поляки, немецкие антифашисты, венгры, французы и представители других народов... Борьба против оккупантов продолжалась по всей Чехословакии.

Разведчики Копалека собирали и передавали в Центр сведения о ряде гарнизонов и важных объектов противника в районе действия группы. Им удалось наладить связь с антифашистами, которые вскоре стали регулярно передавать сведения о вражеских войсках, складах оружия и боеприпасов, оборонительных сооружениях и других объектах противника. Теперь, когда включились в активную работу новые знакомые, объем поступавшей информации о противнике и обстановке в Моравии заметно возрос. Появилась возможность перепроверки сведений, дальнейшего расширения связей среди местного населения.

Памятный знак на месте призимления групп Копалека

Штаб фронта одобрительно отнесся к активизации работы группы Копалека, но предупредил о необходимости постоянной бдительности в работе. Командование требовало осторожности при встречах со связными, которые еще недостаточно проверены на конкретных делах. Центр был озабочен тем, чтобы кто-нибудь из разведчиков не попал в поле зрения провокаторов, агентов гестапо, которых в Моравских лесах немало: они сновали по деревням, селам и городам, в лесах – всюду, где могли быть подпольщики и партизаны, искали возможность войти в доверие к ним.

В течение месяца разведчики систематически докладывали в штаб фронта сведения о войсках противника. Через одного словака Яблонька узнал, что генерал Йозеф Браун известен среди местных патриотов под фамилией Оравский. Разведчикам надо было искать именно Оравского, а не Брауна. Йозеф Браун родился в 1884 году в Чехии. Получил военное образование. Участвовал в Первой мировой войне. В Чехословакии длительное время преподавал в военных учебных заведениях. В 1938 году вышел в отставку и поселился в одной небольшой деревушке. Когда гитлеровские войска оккупировали Чехословакию, Браун включился в антифашистскую борьбу. Разведчики упорно искали пути установления связи с генералом, но все их попытки оставались безуспешными.

Через некоторое время разведчикам удалось узнать, что Оравский 22 марта был арестован гестаповцами, а все явки – провалены. Причины провала были еще не совсем ясны. В это время Яблонька тщетно пытался напасть на след генерала-патриота. И когда он вернулся на базу живым и невредимым, Карол испытал невероятное облегчение и радость от того, что его боевой друг и заместитель не попал в расставленные оккупантами ловушки. Подпольщики рассказывали Копалеку, что гитлеровцы жестоко пытали Оравского, требовали выдать известных ему антифашистов. Но мятежный генерал молчал. Он не предал ни своих соратников, ни идеалов, которым посвятил всю свою жизнь. Несмотря на болезнь, Браун установил связь с мирошовским революционным подпольем. Ему удалось бежать. После освобождения Чехословакии от немецко-фашистских оккупантов Йозеф Браун вернулся в Трояновице. 31 октября 1945 года он скончался…

Копалек получил радиограмму из штаба фронта: «Необходимо усиление бдительности. Обратите внимание на объявления, в которых сообщается о повышенном вознаграждении за поимку разведчиков, подпольщиков, партизан. В ваших лесах действуют сотни агентов гестапо, они всеми силами стремятся войти в доверие к бойцам Сопротивления...» Действительно, Копалек сам недавно читал в Рожнове приказ обергруппенфюрера СС К. Франка об усилении борьбы с партизанами и советскими десантниками: «Решительно предупреждаем жителей не оказывать им никакой помощи. Жители обязаны немедленно сообщать в ближайшее полицейское управление или местным властям о появлении советских парашютистов или других подозрительных лиц. Имя донесших останется в тайне. Каждый, кто сообщит о местопребывании советских агентов, получит награду в 100 тысяч марок. Каждый, кто окажет помощь советским агентам, спрячет их или не будет содействовать их задержанию, согласно действующему закону, будет расстрелян...»

В те дни в нескольких километрах от базы Йозеф Яблонька заметил двух вооруженных немецкими автоматами мужчин в гражданской одежде. Один из них заметно хромал. Йозеф понаблюдал за ними. По внешнему виду люди походили на партизан, но, как ему показалось, они бродили в горах уж очень демонстративно, как бы желая показать кому-то себя. Партизаны обычно поступают осторожнее. Незнакомцы вызывали у разведчика растущее подозрение. Особенно оно усилилось, когда Йозеф вспомнил предупреждение о том, что в горах много фашистских агентов, которые выискивают партизанские отряды и стремятся внедриться в них. Карол решил задержать незнакомцев.

Они выдавали себя за красноармейцев, бежавших из немецкого плена и скрывавшихся от карателей. Говорили, что искали своих, чтобы уйти в партизаны. Доверие незнакомцы не вызвали. Задержанных под охраной отправили к местным патриотам, а разведгруппа в тот же день сменила место своего базирования. В новом районе разведчики быстро оборудовали базу. Как и прежде, Аня работала на рации по нескольку раз в сутки. Пришлось увеличить и продолжительность сеансов связи. Командир и радистка понимали, что столь интенсивная работа на рации увеличивает вероятность пеленгации противником. Но сведения, добытые разведчиками, имели особую ценность, и они должны были передаваться в штаб фронта незамедлительно. Штаб фронта жестко требовал: больше сведений! Наступление развивалось, и необходимо знать возможно больше о яростно сопротивляющемся противнике.

Копалек докладывал:
«Пo правому берегу реки Бечва на участке от Рожнова до Валашске-Мезиржичи противник ускоренно создает противопехотную оборону... Обнаружены противотанковые рвы в районе...» «В течение суток к фронту переброшено 80 танков «тигр» и «пантера»...» «...В районе населенного пункта Н. (в трех километрах восточнее) гитлеровцы создали склад боеприпасов. По сведениям партизан и подпольщиков, на складе находятся... В районе города М. оборудуется грунтовой аэродром...» «...Через узловую станцию Г. к линии фронта за сутки переброшено: 61 платформа с танками, 20 платформ с полевыми орудиями, 76 вагонов с солдатами...»

...Май 1945 года разведчики встретили в напряженном труде. Надо было держать круглосуточно под контролем все переброски вражеских войск по железным и шоссейным дорогам, особенно в западном направлении, следить за изменениями вражеских гарнизонов в районе действия группы, уточнять сведения об оборонительных сооружениях, аэродромах, складах оружия. Работы было неимоверно много, об отдыхе никто из разведчиков не думал. Днем и ночью Болотова многократно настраивала свою рацию и передавала донесения с добытыми разведчиками сведениями.

От местных жителей разведчики узнали, что два дня назад в районе города Кромержиж и в прилегающих к нему населенных пунктах появилось много немецких тяжелых танков, а сейчас «тигры» куда-то ушли. В очередном донесении Копалек сообщал: «В районе Кромержиж противник сосредоточивал крупную группировку войск. По сведениям, полученным от местных патриотов, в эту группировку входило несколько танковых и артиллерийских частей, насчитывавших около 200 танков различных типов, более 280 орудий и много другой боевой техники... Сегодня утром танки ушли, пункт назначения пока не установили...» Разведчики начали поиск танков. Через несколько часов Копалек доложил: «Танки находятся в квадрате... Обнаружено 193 машины. Хорошо бы нанести бомбовый удар...»

6 мая в середине дня разведчики услышали доносившийся с востока тяжелый гул артиллерийской канонады. Вскоре дороги, проходившие в районе базы, оказались забитыми беспорядочно отходившими немецко-фашистскими войсками. В воздухе проносились группы самолетов с красными звездами на фюзеляжах, бомбившие огрызавшиеся войска противника. В долине реки, на склонах гор – повсюду слышались взрывы бомб и снарядов. Огненный вал сражения надвигался на Восточную Моравию. Населенные пункты, еще недавно казавшиеся вымершими, ожили. Местные жители восторженно приветствовали своих освободителей.

Вечером 6 мая Копалек доложил: «Район нашего действия освобожден наступающими войсками Красной Армии». На следующий день разведчики уехали в штаб фронта…

В Моравско-Силезских Бескидах, на месте приземления в марте 1945 года возглавляемой Копалеком десантной группы, благодарные жители Моравии соорудили из камней памятный знак. Он напоминает людям, что в годы второй мировой войны при освобождении Чехословакии от немецко-фашистских захватчиков подвиги бойцов интернациональной разведгруппы приближали победу над фашизмом. Их подвигу жить вечно.


Статья написана по материалам книги "Подвиг живёт вечно. Рассказы о разведчиках", сост. И. Василевич,
по рассказу И. Василевича "Когда провалены явки", М., "Политздат", 1990, с. 180 - 231.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог