Бои у Ельни, Рогачева, Артемок в 1941 г.


"Мы отступали, огрызаясь,
На дальних подступах к Москве:
Смоленск и Ельня, под Можайском
Их было много, мы в меньшинстве."

Б. Кочетков

Ельня

125-й километр Минского шоссе... Слева на пути к Москве, на придорожных холмах, разделенных глубоким оврагом, находится деревня Ельня. Она стала одним из опорных пунктов левого фланга позиции 5-й армии. Первоначально западнее деревни, вдоль сохранившегося до наших дней противотанкового рва, расположились курсанты Московского военно-политического училища. После прибытия 32-й дивизии батальон был передвинут южнее, а у Ельни заняли позиции 2-й батальон 17-го стрелкового полка и дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка. Северо-восточнее деревни, на опушке леса, как об этом свидетельствовал батальонный комиссар Ефимов Я.И., находился наблюдательный пункт командира 17-го стрелкового полка.

После бомбардировки с воздуха и артподготовки по Минской автостраде 13 октября пошли в наступление фашистские танки. В боевом донесении № 1 начальнику штаба 5-й армии говорится: «13.10 в 17.00 в районе Нижняя Ельня прорвались 10 танков противника, где были встречены огнем противотанковой артиллерии; в результате боя три танка сгорело и один танк подбит...» Ефимов Я.И. в своих воспоминаниях, ныне хранящихся в Бородинском военно-историческом музее-заповеднике, писал о том, что утром 14 октября фашисты продолжали настойчиво атаковать нашу оборону по Минскому шоссе. Они подходили к мосту через речку Еленку в то время, когда уже все объезды были заминированы и готовы к взрыву. Едва первая машина врага оказалась на мосту, как раздался взрыв, а залегшие в засаде у моста саперы обрушили на противника мощный огонь. Операция была проведена воинами 17-го стрелкового полка во главе с лейтенантом Колмаковым А.К. Попытка гитлеровцев с ходу прорвать оборону советских войск была неудачной.

К середине дня фашисты усилили натиск на позиции 5-й армии в районе деревень Ельня - Рогачево, хотя несли большие потери в технике и живой силе. Орудийный расчет в составе сержанта Харинцева Д.П., бойцов Кравцова В.П. и Забелина И.С. уничтожил в бою шесть гитлеровских танков. Несколько бронемашин и танков вывели из строя бойцы 18-й танковой бригады, которые в это время подошли к Ельне с запада и «ударили во фланг колонне гитлеровцев, застопорившейся у взорванного моста через реку Еленку». О храбрости солдат, действовавших в районе деревни, говорит запись в наградном листе красноармейца Дулепова Е.Ф.: «В бою с противником у деревни Ельни башенный стрелок т. Дулепов подбил два вражеских танка и уничтожил группу немецкой пехоты». Боец был награжден медалью «За отвагу».

В трудных условиях оборонительных боев солдаты Красной Армии сражались с многократно превосходящими силами врага. Но, введя свежие подкрепления, гитлеровцы смогли потеснить наши войска, используя для продвижения в глубину обороны 5-й армии Старую Смоленскую дорогу, ведущую через Ельню к Утице. Они обошли наблюдательный пункт командира 17-го стрелкового полка и вклинились в Утицкий лес. Одновременно воины того же полка вели неравный бой в 3 километрах северо-западнее Ельни, у деревни Рогачево, откуда фашисты стремились выйти на Можайское шоссе – в прошлом Новую Смоленскую дорогу, рубежи эти были оставлены советскими войсками по приказу командования после упорного сопротивления крупным силам противника.

Три месяца хозяйничали здесь фашисты. Освобождение пришло 21 января 1942 г. В тот памятный для жителей Ельни день воины 108-й дивизии под командованием Биричева И.И., развивая контрнаступление, двигались по Минскому шоссе мимо деревни на запад…
На западном ельнинском холме, в старом парке, среди вековых лип – могила погибших воинов. В скорбном молчании, опустив голову, возвышается над ней фигура бойца. Здесь похоронены «лейтенант Снеговой В.Г., младший лейтенант Сурков В.А., политрук Коценко И. Г., младший политрук Антипов И.В., 11 сержантов и 78 солдат». Они погибли на подступах к Москве в октябре 1941 – январе 1942 года. В их честь учениками местной школы был посажен парк. Стройные широколистные клены, пушистые лиственницы и пышные акации, сменив старые деревья, символизируют преемственную связь поколений, торжество жизни и величие подвига во имя ее.

Рогачево

Между Минским и Можайским шоссе, на высоком правом берегу реки Колочи, вдоль проселочной дороги протянулись с запада на восток дома деревни Рогачево. С ее западной окраины открывается вид на поселок станции Колочи, Расположенный за приречным ольшаником на левобережной высоте. Южнее – почти на два десятка километров просматриваются лесные дали, а совсем близко, в 1,5-2 километрах, находится деревня Бурково. В ней, по рассказам местных жителей, фашисты повесили для устрашения окружающего населения пятерых ни в чем не повинных людей. С севера к Рогачеву вплотную подступают леса, а у деревни – гряды возвышенностей, на которых, обозначая бывший противотанковый ров, разросся кустарник. На склонах холмов сохранились доты, обращенные пустыми глазницами амбразур на запад, откуда к Рогачеву подходили фашистские войска.

Бой за деревню Рогачево, худ. А. Семёнов

Красный гранитный обелиск с выбитой вверху пятиконечной звездой установлен на могиле воинов, погибших на этом участке обороны советских войск. На мраморной плите – несколько имен похороненных здесь бойцов 32-й стрелковой дивизии: еще не известны многие герои, прах которых покоится в братской могиле. Жители рассказывали, что много лет после войны сюда приходила старая женщина из Рогачева, потерявшая на разных фронтах войны мужа и четырех сыновей. Она не знала, где погибли и похоронены ее родные, и эта могила стала для нее святыней, где можно поклониться всем солдатам, отдавшим жизнь за сегодняшний мир.

Война заставила жителей деревни рыть окопы, чтобы спрятаться в них от фашистских бомб и снарядов. 14 октября гитлеровцы приблизились к Рогачеву. Встретив отпор на Минской автостраде, они пошли в обход, чтобы нанести удар по советским войскам между Можайским и Минским шоссе. Головная колонна дивизии «Райх» подошла к деревне утром. Район Рогачева оборонял 1-й батальон 17-го стрелкового полка под командованием капитана Яковлева П.А. Еще накануне, ночью, немецкая разведка, подойдя к переднему краю нашей оборон обнаружила участки леса, не занятые войсками, начала вести беспорядочную стрельбу, стремясь вызвать панику среди солдат 17-го полка. Но батальон твердо стоял на месте и смело встретил противника.

Один из участников тех событий – Вахрушев А.М. в книге «На Можайском направлении» вспоминал о боях под Рогачевом: «Наши войска оказались в тяжелом положении, так как враг имел огромное превосходство в силах. Батальон 17 СП, оборонявшийся на этом направлении, истекал кровью. В полковой противотанковой батарее, выдвинутой на передний край и стрелявшей прямой наводкой, за час боя выбыли почти все бойцы».

В тот день врагу удалось пробить брешь в обороне 17-го полка и занять деревни Рогачево и Утицу, станцию Бородино, а также ворваться в Артемки на Минском шоссе. Чтобы ликвидировать прорыв и восстановить положение, полковник Полосухин направил сюда 322-й стрелковый полк, только что прибывший в Бородино. 2-й батальон полка под командованием капитана Щербакова В.А. получил задание выбить противника из Рогачева. Для поддержки ему была придана батарея 76-миллиметровых орудий старшего лейтенанта Нечаева Н.П.

У деревни Доронино, в 3-4 километрах от Рогачева, батальон Щербакова готовился к атаке. В сумерках разведчики отправились за «языком». Им удалось снять часового и захватить в плен фашистского офицера. На допросе тот показал, что немцы сосредоточили в Рогачеве полк моторизованной пехоты и более 20 танков, чтобы нанести удар по Бородинскому полю и через него выйти к Можайску – по расчетам гитлеровцев последнему стратегическому пункту обороны советских войск.

На рассвете 15 октября бойцы Щербакова пошли в атаку и ворвались в деревню. Отряд фашистов был истреблен почти полностью. В ходе боя уничтожено около десятка танков и бронемашин. Но батальон понес тоже большие потери. Положение у Ельни и Утицы восстановить не удалось, и воины Щербакова оказались на значительном удалении от основных частей 5-й армии. Чтобы противник не смог их окружить, командование приказало Щербакову отвести батальон восточнее, на рубеж Шевардино – Шевардинский редут. Советские солдаты заняли позиции возле укрепления 1812 года. Отмечая героизм бойцов, командир дивизии полковник Полосухин писал, что в районе прорыва за время боев «батальон капитана Щербакова только под Рогачевом уничтожил до 1000 человек пехоты врага, 21 танк».

Три месяца деревня Рогачево была оккупирована гитлеровцами. Три месяца ее жители находились в фашистской неволе. Но в ходе контрнаступления, которое советские войска начали 6 декабря 1941 г., 82-я мотострелковая дивизия генерал-майора Орлова Н.И., пройдя по Бородинскому полю, устремилась на запад вдоль Можайского шоссе. В боевом донесении о действиях 601-го мотострелкового полка за 21 января 1942 г. значится: «В 11.30 отряд преследования 601 МСП выступил по маршруту: Шевардино, Доронино, Рогачево, Бурково...» В тот день над рогачевскими лесами вновь воцарилась мирная тишина.


Артемки

В октябрьские дни 1941 г. на 121-м километре Минской магистрали, у деревни Артемки, удерживал позиции 3-й батальон 17-го стрелкового полка капитана Микадзе П.С. Здесь был один из важнейших узлов обороны 5-й армии. Деревня пересекает шоссе с севера на юг, и именно сюда направились главные силы фашистских войск, чтобы захватив Артемки, выйти на автостраду. Гитлеровцы одновременно начали наступление на Рогачево и Артемки. Вначале им удалось превосходящими силами потеснить 17-й стрелковый полк и ворваться в Артемки, Но через несколько часов сюда подошла 8-я рота курсантов Военно-политического училища. Она рассыпным строем начала наступление, однако войск было недостаточно, чтобы с ходу отбить позиции у врага. На помощь спешил 3-й дивизион 154-го гаубичного артполка майора Чевгуса В.К., который открыл по противнику огонь и преградил ему путь к шоссе. При поддержке артиллеристов пошел в атаку на Артемки и приблизившийся к этому рубежу 12-й отдельный разведывательный батальон. Скоординированными действиями части 5-й армии отбили деревню у фашистов.

Положение на Минской автостраде было чрезвычайно сложным. Чтобы выяснить обстановку и принять меры по усилению обороны, в Артемки выехали военком 32-й дивизии Мартынов Г.М., батальонный комиссар Ефимов Я.И. и другие. Исходя из их донесения, командование дивизии приняло решение создать сводный отряд для действий в районе шоссе, чтобы не дать возможности противнику прорваться на магистраль. В состав отряда вошли 1-й и 3-й батальоны 17-го стрелкового полка, 12-й разведбатальон, 3-й дивизион 154-го гаубичного артполка. Из резерва командующего армией сюда был направлен 32-й стрелковый батальон. Командиром сводного отряда был назначен майор Воробьев П.И., военкомом – батальонный комиссар Ефимов Я.И.

15 октября, когда подмосковная земля покрылась первым снегом, гитлеровцы начали подтягивать основные силы 40-го корпуса, чтобы обрушить их мощь на позиции советских войск. В середине дня враг повел наступление с разных направлений, но главный удар приняли на себя части 17-го полка и отряд майора Воробьева. Дважды фашисты врывались в Артемки, но были выбиты. До вечера воины 5-й армии удерживали здесь рубежи. Участник боя за деревню комиссар Ефимов рассказывал о подвиге командира танкетной роты 12-го разведбатальона старшего лейтенанта Белинского М.Г.

Во время атаки он был смертельно ранен в грудь, но приказал на передней броне везти себя в бой впереди роты. В Артемках танкетка загорелась от попадания немецкого снаряда. Командир был уже мертв, но и мертвым он первым вступил во главе своей роты в Артемки. Ночью воины отряда майора Воробьева прощались с погибшими товарищами. Их хоронили здесь же, на поле боя, во рвах и окопах, в воронках от бомб и снарядов. Потери были велики, но солдаты делали все, чтобы отстоять ту землю, которая принимала прах героев.

Фашисты упорно стремились к Минскому шоссе, поэтому командующий армией приказал укрепить здесь позиции. Вдоль магистрали, от Артемок до Кромино, в лесу, занял оборону зенитный артиллерийский полк. 16 октября гитлеровцы вновь начали атаки, направив главный удар вдоль шоссе и на Артемки. Бой шел с переменным успехом. «В этот день Артемки представляли слоеный пирог, начиненный нашими и немецкими войсками: немцы были в лесу перед противотанковым рвом и между нашими войсками на восточной окраине Артемок», – вспоминал Ефимов.

На помощь сражавшимся подошел отряд заместителя командующего 5-й армией полковника Богданова С.И., в который входили остатки 18-й и 19-я танковые бригады, 36-й мотоциклетный полк майора Танасчишина П.И. и противотанковый артполк. Артемки шесть раз переходили из рук в руки и к вечеру остались за нашими войсками. После неудачных попыток выйти на Минскую автостраду немцы во второй половине дня 16 октября устремились через Утицкий лес на Бородинское поле, к его центру. На следующий день они продолжили наступление на Артемки, но их атаки по-прежнему сдерживал отряд майора Воробьева. В тот день комиссар 32-й дивизии Мартынов Г.М. передал защитникам деревни благодарность командования за их верность воинскому долгу и беспримерное мужество.

Вечером в район Артемок прибыл новый командарм генерал-майор Говоров Л.А. Командующий выяснил, что противник подтянул свежие силы своих корпусов – 40-го моторизованного и 9-го пехотного, и приказал вывести из-под удара артиллерию, оттянуть от переднего края обороны тылы 32-й дивизии. Прошел еще один день. Фашисты опять пошли в атаку, но теперь уже по всему фронту дивизии Полосухина. На Артемки двинулось около 80 танков, но у деревни они поворачивали севернее и южнее, окружая ее. Прорвав оборону, враг вышел на Можайское шоссе и отрезал остатки 17-го полка с отрядом майора Воробьева и курсантов училища от основных частей 32-й дивизии. Но и в окружении отряд Воробьева целый день удерживал позиции. Израсходовав все боеприпасы, бойцы ночью вышли из окружения и присоединились к частям 5-й армии.

В наградном листе майора Воробьева отмечены его боевые заслуги: «...перед районом Артемки, сдерживая противника в течение трех дней, предотвратил угрозу прорыва противника на фланги наших войск в районе Можайска. Организовал вывод главной массы артиллерии из боя, нанося противнику поражение рядом контратак».

Почти полностью разрушенная и сожженная деревня Артемки оказалась временно в руках фашистов. Но продержались здесь гитлеровцы недолго. 2 января 1942 г. воины 108-й дивизии, наступавшие вдоль Минского шоссе, освободили деревню. Почти не сохранились сейчас у Артемок следы ожесточенных боев. Запаханы рвы и окопы, уничтожены доты и дзоты. Но знак на автостраде с простым названием «Артемки» всегда будет напоминать о мужестве защитников Москвы на этом рубеже. В память тех, кто здесь погиб, поставлен монумент на братской могиле, в которой похоронены бойцы, несколько суток удерживавшие маленькую деревню в октябре 1941-го и освободившие ее в январе 1942 года.





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог