Герои-летчики Бочков И.В. и Окрестин Б.С.


"Славой бессмертной покроем
В битвах свои имена.
Только отважным героям
Радость победы дана."

А. Сурков

Гвардии капитан Бочков И.В.

Бочков Иван Васильевич родился в деревне Филипповка Барятинского района Московской области в 1915 г. В 15 лет переехал к брату в Москву, поступил на завод «Калибр» учеником. Получил квалификацию шофера. Окончил аэроклуб и в 1937 г. добровольно пошел учиться в Борисоглебскую военную авиационную школу имени Чкалова В.П. Как летчик-истребитель участвовал в русско-финской войне, удостоен медали «За отвагу».

На фронтах Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 г. Сражался с врагом на Севере. От рядового летчика вырос до начальника воздушно-стрелковой службы 19-го гвардейского истребительного авиационного полка 7-й воздушной армии. Совершил 308 боевых вылетов, провел 45 воздушных боев, в которых сбил лично 7 самолетов и 32 – в группе, совместно с другими летчиками. Погиб в бою 4 апреля 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 г. гвардии капитану Бочкову И.В. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

По мере продвижения в глубь страны враг с каждым днем становился наглее, нахальнее. Немцы давили числом, превосходством техники. И вот на помощь нашей пехоте пришла авиация: истребителям поставили задачу штурмовать мотомехколонны врага. Шестерка И-16 – «ишачков», как их называли летчики, ведомая Иваном Бочковым, поднялась с аэродрома, взяв курс на запад. Внизу – шоссе, по которому, как сообщил наш разведчик, движется вражеская мотоколонна. Бочков положил самолет с крыла на крыло: «Внимание!» Отвернул от шоссе влево и повел свою группу прежним курсом. Ведомые повторили его маневр. Скоро цель. Бочков стал набирать высоту. Тревожила мысль – «только бы не напороться на «мессеров», обладавших большей скоростью по сравнению с нашими устаревшими машинами.

Показалась вражеская колонна. Фашисты шли как на параде. В голове колонны – группа мотоциклистов. Затем – несколько легковых машин, за ними, через интервал, – грузовики с автоматчиками. «Где прикрытие? Должны быть «мессеры». Где они?» – задал себе вопрос Бочков, вглядываясь в даль. Вон они. Маневрируя вдоль шоссе, идут две пары вражеских истребителей. Ведущий качнул крыльями, и шестерка И-16 быстро перестроилась в колонну по одному. Бочков поймал момент ввода самолета в пикирование и отдал ручку от себя. Машина устремилась к земле. Как хорошо, что заранее набрали высоту: ведь «мессеры» оказались значительно ниже и теперь они не в силах помешать атаке.

Вот головная машина мотоколонны в перекрестии прицела. Пора. Бочков дает длинную пулеметную очередь, одновременно выбирая ручку на себя. Машина по пологой кривой стала выходить из пикирования. Бочков вел ее точно по невидимой осевой линии шоссе, поливая огнем своих пулеметов вражеских автоматчиков. А за ним уже входил в пикирование второй «ишачок», потом третий, четвертый. Бочков, не теряя скорости, круто взмыл вверх, вышел в хвост колонны, сделал боевой разворот. Заметил, как вдали, над головой колонны вражеские «мессеры» полезли вверх. Поздно. Ведущий И-16 вновь идет в пикирование, опять штурмует колонну врага. Теперь уже в обратном направлении – с хвоста к голове. Ведомые следуют за ним. Снова пулеметные очереди разят врага, поджигают машины, сеют панику. Уничтожили 20 автомашин с пехотой противника.

Трижды покачал крыльями ведущий: сбор, домой! Теперь нелегкая задача – отбиться от «мессеров». Бочков решил энергично маневрировать. Набирал высоту, круто пикировал, вновь лез вверх. А когда «мессеры» зажимали с хвоста, закладывал такие дьявольские виражи, что от перегрузки у самого темнело в глазах, а «мессеры» далеко проскакивали вперед. Так километр за километром отвоевывал расстояние у врага ведущий, приближаясь к своему аэродрому. Наконец, «мессеры» отстали: видимо, и у них кончалось горючее.

– Можно воевать на «ишачке», – повеселев, говорили летчики в полку после этого вылета. Вскоре добрались и до «юнкерсов». Их стали встречать своевременно, имея превосходство в высоте. Дымясь, начали валиться на пригорки и в овраги обломки вражеских бомбардировщиков. Это окрылило наших летчиков, они почувствовали силу своих ударов.Только с «мессерами» пока не было сладу. Полк нес потери. Появились «безлошадники», нескольким семьям летчиков послали похоронные извещения. Да, трудно драться на И-16 с более скоростными «мессерами». У врага преимущество не только в скорости, но и в оружии: у наших самолетов – только пулеметы, прозванные швейными машинами, у врага – пушки. Тяжело драться в таких условиях…

Группа Бочкова получила задачу – подавить артиллерийские позиции противника. Обычная, посильная задача. Изучили маршрут полета, выбрали направление и способ выхода на цель, рассчитывая обрушиться на врага внезапно. Условились о сигналах. Взлетали парами. На кругу Бочков собрал группу и повел ее в сторону фронта. Заданную цель обошли стороной, сделали разворот и стали готовиться к атаке. Высота встретила их огнем зенитных пулеметов. Бочков решил принять бой с зенитчиками и первый удар нанес по зенитным точкам.

«Ишачки» пронеслись над вражескими зенитчиками, поливая их свинцовым дождем. Замолчал один пулемет, другой, третий. Теперь можно ударить и по артиллерии. Стремительно пикируют тупоносые истребители на замаскированные орудия, бьют из пулеметов по прислуге, нащупывают склады боеприпасов, узлы связи. Долго придется фашистам восстанавливать боеспособность артиллерийских батарей после такого налета. Но все же вражеские артиллеристы успели вызвать к себе на помощь «мессеров». Бочков увидел далеко на горизонте четыре точки, которые быстро росли в размерах. Повел группу вверх, памятуя, что запас высоты – это запас скорости. «Мессеры» решили отрезать путь отхода нашим летчикам. Они проскочили вперед, сделали горку и стали развертываться.

Надо принимать бой. На подобный случай Бочков приготовил еще до полета и проиграл с летчиками несколько вариантов оборонительных действий. Один из них он и решил применить в эту критическую минуту. Оставив пару И-16 на прежней высоте, Бочков и еще три летчика ринулись вниз, увлекая за собой «мессеров». Те «клюнули» на такую солидную приманку и крутой спиралью пошли за четверкой советских истребителей, намереваясь зайти им в хвост. Вот ведущий нашей четверки перешел в горизонтальный полет. За ним последовали остальные три истребителя. «Мессеры», казалось, того и ждали. Они, очутившись в хвосте «ишаков», пошли на сближение. Их моторы ревели на полную мощность, оставляя дымный след.

Бочков ежесекундно оглядывался назад, определяя расстояние до врага. Он знал, что сейчас в него и в его ведомых направляются стволы пушек, а руки вражеских летчиков уже тянутся к гашеткам. Но они захотят подойти поближе, чтобы ударить наверняка. Надо еще помедлить, выиграть хотя бы пять, хотя бы пару секунд. Теперь пора. И когда вражеские летчики были готовы открыть огонь по «ишакам», те вдруг вошли в крутой вираж. «Мессеры» стали повторять этот маневр. Через минуту от их четверки осталось только трое: то свалилась сверху оставленная Бочковым на высоте пара, которая и сказала свое веское слово. Взбешенные таким неожиданным поражением, фашисты ринулись в новую атаку, погнавшись за парой, которая выходила из пикирования. Опять фашисты зашли в хвост нашим истребителям.

Теперь ударить по врагу решил своей четверкой Иван Бочков. Он пошел на фашистов в атаку на встречно-пересекающихся курсах, помня, что зайти им в хвост и атаковать с задней полусферы нельзя. Две группы самолетов неудержимо неслись навстречу друг другу. Бочков изготовился к стрельбе и, когда на какое-то мгновение в прицеле показался «мессер», дал короткую очередь. Фашистский самолет неуклюже дернулся вверх, точно наскочил на невидимое препятствие, на мгновение выровнялся и, заваливаясь на крыло, стал падать.

Падал «мессер» не один. Оглянувшись назад после атаки, Бочков увидел, как вместе с «его» трофеем штопорил к земле, дымя мотором, другой «мессершмитт». Значит, кто-то из ведомых Бочкова на встречно-пересекающихся курсах «завалил» еще одного фашиста. Да, это была победа, и еще какая! Сбить в одном воздушном бою три «мессершмитта» и не потерять ни единого «ишачка»! Это был настоящий праздник для всего полка, и на нем главным именинником по праву называли ведущего звена Ивана Бочкова.

Научились драться летчики: на И-16 – хорошо послуживших истребителях, хотя и во многом уступавших «мессерам». Десятки бомбардировщиков и истребителей врага уничтожил полк в первый, тяжелейший год войны. И признанием заслуг летчиков полка, таких, как Иван Бочков, явилось новое гвардейское знамя, которое вручили авиаторам на заснеженном аэродроме перед очередным боевым вылетом. Полк получил новые самолеты, не уступающие фашистским истребителям ни в скорости, ни в вооружении…

Погиб Иван Васильевич Бочков 4 апреля 1943 г. в воздушном бою во время своего 308-го боевого вылета. Вступив в схватку с 6-ю Ме-109, наши два самолета успешно провели атаку, связали боем несколько вражеских машин, разбили строй противника. Бочков увидел, что его ведомый атакован двумя «мессерами», поспешил ему на помощь. Командир смог прикрыть отход боевого товарища, но сам попал под пулемётные очереди вражеских истребителей и погиб. Герой Советского Союза Бочков И.В. награждён орденами Ленина (дважды), Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, медалями.


Гвардии старшей лейтенант Окрестин Б.С.

Окрестин Борис Семенович родился в 1923 г. в Москве в семье рабочего. Шестнадцатилетними юношей поступил в Московский аэроклуб. Учился на авиационного механика, с 1940 г. работал в аэроклубе Метростроя авиатехником. Без отрыва от основной работы научился летать, стал инструктором. На фронт попал лишь в 1942 г. Вначале летал на самолете По-2 в полку ночных бомбардировщиков. Совершил 300 боевых вылетов. Затем, переучился на самолет Ил-2 и совершил на нем еще 106 боевых вылетов. 13 апреля 1944 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Борису Семеновичу Окрестину присвоено звание Героя Советского Союза. 6 июля 1944 г. в бою за Минск командир эскадрильи гвардии старший лейтенант Окрестин погиб.

Борис Окрестин прибыл в штурмовой полк весной 1943 г. После разгрома окруженной группировки врага под Сталинградом советские войска перешли в наступление на широком фронте. Началось освобождение Донбасса. Несмотря на то, что у Окрестина на счету было уже 300 боевых вылетов и на груди красовались ордена Красного Знамени, Отечественной войны и медаль, некоторые «старики» полка смотрели на него, как на новичка.

Конечно, боевые полеты на «илах» существенно отличались от ночных полетов на По-2. Они были сложнее и требовали специальных навыков, отличной слетанности, знания тактики и техники воздушного боя. Поэтому Окрестин внимательно изучал опыт бывалых летчиков, прислушивался к их советам. Вскоре молодой пилот освоил «ил», хорошо держался в строю, метко стрелял, его бомбы всегда попадали в цель. С каждым днем накапливался опыт, рос счет боевых побед смелого летчика. Однажды, при освобождении Донбасса, Борис Окрестин в один день совершил три боевых вылета и в каждом из них отличился.

...Дальнобойная артиллерия и минометы врага вели прицельный огонь по нашим позициям. Командование приказало подавить огневые точки врага. И вот уже группа штурмовиков, ведомая капитаном Василием Жихаревым, поднялась в воздух. Подлетая к цели, «илы» перестроились в боевой порядок и с пикирования стали сбрасывать бомбы на батареи противника. Зенитная артиллерия яростно била по самолетам. Это затрудняло действия. Тогда Окрестин, пренебрегая опасностью, спикировал на зенитные орудия и пулеметно-пушечным огнем и бомбовым ударом подавил батарею врага. После этого штурмовики снизились до бреющего полета и начали поливать огнем из пушек и пулеметов блиндажи и окопы. Каждый летчик сделал по шесть заходов.

Во втором вылете Борис Окрестин вместе со своим напарником Филиппом Байцовым в сложных метеорологических условиях обнаружил и уничтожил несколько минометных и пулеметных точек. Исключительно напряженным оказался третий вылет. На штурмовиков напали «мессершмитты». Ведущий построил группу в оборонительный круг, и летчики стали выполнять одновременно две задачи – штурмовали цель и отбивали атаки истребителей. И все же одному «мессеру» удалось забраться в середину круга. Ведущий группы капитан Жихарев меткими очередями поджег его. Но пока он вел огонь, за ним увязался второй «мессер». На выручку командиру бросился младший лейтенант Викторов, которого, в свою очередь, атаковал третий вражеский истребитель. Казалось, вот-вот Ил-2 будет сбит. Борис Окрестин длинной очередью ударил по «мессеру», и тот, отвалив в сторону, вышел из боя. А через несколько дней летчик прямым попаданием уничтожил немецкий танк.

Окрестину было досрочно присвоено звание лейтенанта, он получил пятую награду – орден Красного Знамени. В последующих боях Борис Окрестин сражался с еще большей смелостью. Он выполнял самые разнообразные задания и прославился как мастер бомбометания по аэродромам и железнодорожным эшелонам. Поистине героический подвиг совершил Окрестин при освобождении Никополя. Бои здесь шли ожесточенные. Уже с рассветом Окрестин вылетел на задание. Цель усиленно защищалась зенитным огнем. Вражеский снаряд попал в фонарь кабины пилота. Десятки острых осколков впились в лицо, руки, ноги и тело летчика. Несмотря на тяжелое ранение, Борис до конца израсходовал боезапас и только тогда повернул самолет на свой аэродром.

Стрелок видел, каких огромных усилий стоило его командиру, истекавшему кровью, пилотировать самолет. Вот наконец и знакомое поле. Ил-2 мягко касается земли. Закончился пробег, и... летчик теряет сознание. Борис попал в госпиталь… Прошло немного дней после возвращения Окрестина из госпиталя, и он снова повел свой грозный Ил-2 на врага... Группа штурмовиков атаковала большую колонну танков. Пять вражеских машин были разбиты. Возвращаясь с боевого задания, летчики увидели, что на наши наземные войска пикируют три Ме-110. По команде ведущего «илы» бросились навстречу врагу. Окрестин атаковал одного «мессера» и с близкой дистанции сбил его. Остальные сбросили бомбы на нейтральную полосу и удрали не солоно хлебавши.

Как-то разведка донесла, что по дороге Алексеевка – Шолохово движется большая автоколонна противника. На ее штурмовку немедленно вылетели две группы, возглавляемые Борисом Окрестиным и Михаилом Смильским. Подавив огонь зенитной артиллерии, летчики тремя заходами разбили 26 автомашин и уничтожили десятки вражеских солдат и офицеров. Фашисты вывозили в Германию награбленное имущество и советских граждан. Эшелоны один за другим двигались сразу по двум железнодорожным путям. Чтобы затруднить преследование, гитлеровцы с помощью путеразрушителей уничтожали за собой обе линии. Железнодорожные составы растянулись от Орши до Толочина. Наша авиаразведка насчитала на перегонах этого участка до 20 эшелонов. Свыше 10 поездов стояло на станциях. Командование фронта отдало приказ: немедленно застопорить их движение, уничтожить путеразрушители, чтобы сохранить в целости железную дорогу, не дать возможности увезти людей и имущество.

Эту ответственную задачу было поручено выполнить штурмовикам. В воздух поднялись две группы, ведомые Борисом Окрестиным и Леонидом Бедой. На земле договорились, что Окрестин пойдет в сторону головных эшелонов, а Беда должен ликвидировать путеразрушители. Борис летел вдоль железной дороги. Один за другим попадались эшелоны. По самолетам били пулеметы, на станциях встречали зенитные разрывы. Но он вел свою группу все дальше и дальше, не обращая внимания на огонь врага. «Надо найти головные эшелоны и разбить их, а эти уже никуда не уйдут. С ними мы «поговорим» потом», – думал ведущий группы. Прошли дальше. Два поезда мчались на полной скорости, как на соревновании. Пролетели еще несколько километров. Путь был чист. «Значит, эти поезда идут первыми», – решил Окрестин.

Он развернул свою группу обратно, построил ее в пеленг и пошел в атаку. Один из эшелонов оказался впереди. Борис спикировал на него и с малой высоты сбросил две бомбы. Одна из них попала в паровоз. Труба и куски металла полетели в стороны. Ведомые Окрестина Григорий Викторов и Иван Фонарев сбросили свои бомбы посредине эшелона. Вагоны полезли друг на друга, валились на второй путь. Начался пожар. Когда с первым эшелоном было покончено, Окрестин ударил по второму составу. Он расстрелял из пушек паровоз, и тот сразу же осел набок. Метким был огонь ведомых. Вагоны загорелись. Последовал взрыв боеприпасов. Исковерканные вагоны полетели в стороны, окончательно закупоривая путь. Леонид Беда со своей группой в это время уничтожил путеразрушители. Боевой приказ штурмовики выполнили точно.

Вскоре начались ожесточенные бои за освобождение Белоруссии. Штурмовая дивизия, в которой воевал Окрестин, была переброшена на запад. При уничтожении врага, попавшего в минский «котел», Борис неоднократно водил группу «илов» на штурмовку живой силы и техники противника и каждый раз возвращался с успехом. Особенно напряженным был бой 6 июля 1944 г. Враг во что бы то ни стало пытался вырваться из окружения. Летчики-штурмовики, ведомые Борисом Окрестиным, совершили в тот день по нескольку боевых вылетов. Они штурмовали скопления танков и автомашин.

Возвращаясь из последнего вылета, Окрестин вдруг увидел, как из лесу вышла большая группа вражеской пехоты, при поддержке танков она пошла в контратаку. Удар штурмовиков был эффективным. Несколько танков загорелись. Однако враг яростно сопротивлялся. По самолеталм стреляли из всех видов оружия. Особенно сильный огонь велся из танков. В одном из заходов Борис Окрестин ввел Ил-2 в пикирование и стал бить из пушек и пулеметов по врагу. Летевшие рядом летчики видели, как фашисты сосредоточили огонь по ведущему самолету и подожгли его, но он не сворачивал в сторону и продолжал приближаться к цели. Не выходя из пикирования, горящий самолет врезался в скопление техники и живой силы противника. Мощный взрыв потряс воздух. Этот взрыв как бы послужил сигналом к атаке наших войск.

Летчики уничтожили укреплённый лагерь противника: более 5 тысяч броне- и автомашин и около 6 тысяч солдат противника. После удара наших штурмовиков весь лагерь представлял картину грандиозного побоища врага и его техники. На этом поле битвы было найдено тело погибшего при штурмовке Героя Советского Союза Бориса Семеновича Окрестина. Героя похоронили в г. Минске с воинскими почестями. Борис Окрестин погиб в возрасте 21 года. Его жизнь была короткой, но яркой. Уже посмертно он был награжден орденом Отечественной войны I степени.


При написании статьи использованы материалы из книги "Герои огненных лет",
под редакцией Синицына А.М., кн. первая, М., "Московский рабочий", 1975 г.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог