Освобождение Будапешта от немецко-фашистских захватчиков


"Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Звезда за город Будапешт."

М. Исаковский

В то время как советские армии наступали на Германию севернее Карпат, трагедия на Дунае, в районе Будапешта, подходила к своему логическому концу. По той обстановке ужаса, царившей в городе, с осадой Будапешта может сравниться лишь трагедия Сталинграда. Почти все население города, свыше 1 млн. человек, оказалось в ловушке без малейших запасов продовольствия, необходимых для его существования и здоровья. Воздушные бомбежки и артиллерийские обстрелы загнали жителей в подвалы. В большинстве районов снабжение электричеством, газом и водой было нарушено уже в первые дни осады. Гарнизон города не имел даже того периодического снабжения и медицинского обслуживания, которые имела 6-я немецкая армия в Сталинграде. Из-за неудовлетворительной работы штаба 9-го горного корпуса СС, не сумевшего обеспечить эвакуацию своих складских запасов, в день, когда замкнулось кольцо блокады, советские войска сумели захватить 450 тонн боеприпасов и 300 тыс. норм продовольствия. 31 декабря командование группы армий «Юг» направило вниз по течению Дуная речное судно с 400 тоннами груза на борту. Судно село на мель чуть выше по течению от Будапешта. Попытка организовать снабжение осажденных по воздуху была уже избитой историей. Зимняя погода, нехватка горючего и отсутствие взлетно-посадочных полос в осажденном городе свело её практически к нулю.

Как следствие, у немцев было очень мало времени на то, чтобы попытаться организовать операцию по прорыву блокады и эвакуации Будапешта. Кроме того, недостаток времени не давал командованию группы армий разнообразия в выборе маршрута движения войск к городу. От участка фронта в районе Комарно до Будапешта было примерно 50 км, около половины из которых предстояло преодолеть по холмистой местности. К северо-востоку от Секешфехервара, несмотря на то, что отсюда до Будапешта было примерно на 15 км больше, местность была удобной для использования танков. Но здесь пришлось бы потратить лишние пять дней на подготовку группировки, которая к тому же нуждалась бы в большем количестве горючего. В конце концов, после долгих сомнений был выбран вариант, требовавший меньше времени и горючего, и в конце декабря ОКХ и командование группы армий приняли решение о контрударе из района Комарно. В директиве ОКХ учитывалась вероятность прорыва из города "только в самом крайнем случае". К тому же право окончательного решения, как всегда, было за Гитлером.

Карта. Попытка немцем деблокироварь Будапешт 1.01 - 26.01 1945 г.

Операция началась в первый день Нового года. В ночь на 2 января пехотная дивизия преодолела Дунай по льду и, ударив в тыл русским частям в районе южнее реки, обеспечила быстрое выдвижение 4-го танкового корпуса СС по шоссе Комарно – Будапешт. Но в горах одного старта оказалось недостаточно. На второй день все еще казалось, что контрудар имеет хорошие шансы на успех, но у советской стороны было достаточно пехоты и противотанковых орудий, которые в данном случае были использованы для того, чтобы связать 4-й танковый корпус боем. В течение следующих суток советским частям удалось организовать на участке прорыва вязкую оборону, и к 5 января – времени прибытия Г. Гудериана в штаб группы армий «Юг» – советская 6-я гвардейская танковая армия сосредоточилась севернее Дуная для нанесения контрудара и последующего наступления на Комарно через реку Грон.

Тем не менее, по прибытии Г. Гудериан поставил перед командованием группы армий несколько дополнительных задач, которые ставили операцию по деблокированию города, почти с самого начала протекавшую не очень гладко, в один ряд с крупными наступательными операциями. Сначала группе армий предстояло восстановить контроль над Будапештом и рубежом озеро Балатон – озеро Веленце – Эрчи, а затем, совершив маневр в южном направлении, разгромить противника в районе западнее Дуная. 6 января, в день отъезда Г. Гудериана, 4-й танковый корпус СС оказался перед хорошо укрепленной обороной противника. Наступление стало выдыхаться. В тот же день части советских 6-й гвардейской танковой и 7-й гвардейской армий перешли в наступление и вклинились в немецкую оборону примерно на 12 км. Теперь они угрожали нанести удар в тыл 4-му танковому корпусу СС из района севернее Дуная.

7 января немецкий 1-й кавалерийский корпус, пытаясь застать советские соединения врасплох, вклинился в их оборону северо-западнее Секешфехервара. Но достигнутого кратковременного эффекта внезапности оказалось недостаточно: советская 4-я гвардейская армия отреагировала на этот рейд очень быстро, и к исходу суток положение было полностью восстановлено. Этот день стал черным для группы армий «Юг»: оба ее удара не принесли успеха. К тому времени в районе Будапешта за прошедшую после Нового года неделю советским войскам удалось ликвидировать участок фронта на плацдарме вокруг Пешта восточнее Дуная. Во время вспыхивавших тут и там в городских кварталах стремительных схваток, не хватало времени заботиться о раненых, тушить пожары и хоронить убитых. Описывая события тех дней в Будапеште, немецкий военный корреспондент писал: "Удушливое зловоние разлагавшихся трупов, всполохи огня над руинами... " На многочисленных участках, где русским удавалось глубоко вклиниться в городскую оборону, они устанавливали громкоговорители, через которые в перерывах между артиллерийскими залпами и разрывами бомб призывали немцев и венгров сдаваться, пока еще не было поздно.

7 января Будапештский гарнизон, казалось, сражался из последних сил. Снегопад и низкая облачность не позволяли снабжать защитников города по воздуху. Снаряды и патроны подходили к концу. Население города было настроено враждебно. Венгерские солдаты массово дезертировали. По мнению генерала Г. Балька, приказ на прорыв следовало отдавать не позднее, чем в течение ближайших суток. О. Вёлер решил попытать счастья в районе севернее Дуная и, не прекращая операций 4-го танкового корпуса СС и 1-го кавалерийского корпуса, попытаться нанести еще один стремительный удар силами пехоты на северном фланге 4-го танкового корпуса СС через низкие горы Пилиш. Это, по крайней мере, могло бы облегчить осажденным в городе попытку прорвать кольцо блокады.

На следующий день Гитлер отдал приказ, запрещавший войскам прорываться из города. Это не оставляло группе армий другого выбора, кроме как пытаться проломить себе путь через фронт. Тогда О. Вёлер начал готовить то, что сам назвал "гусарским рейдом", представлявшим собой стремительный прорыв к Будапешту силами моторизованного батальона. Такой рейд позволил бы на несколько часов создать коридор, по которому можно было организовать снабжение осажденных, или, если бы Гитлер изменил свое первоначальное решение, вывести из города его гарнизон. Первоначальной задачей стала организация встреч деблокирующих войск со стороны фронта и войск, прорывающихся из города. Для Гитлера же главной целью было, скорее всего, отбросить противника от Дуная. 9 января он упомянул о необходимости перенацелить 4-й танковый корпус СС южнее, в район между озерами Балатон и Веленце. На следующий день в результате контрудара севернее Дуная угроза наступления советских войск на Комарно была ликвидирована. Однако и "гусарский рейд", задуманный О. Вёлером, провалился. 11 января Гитлер наградил обергруппенфюрера Карла фон Пфеффер-Вильденбруха Рыцарским Железным крестом и повторил ему приказ удерживать Будапешт. На следующее утро он отдал приказ группе армий о переброске 4-го танкового корпуса СС южнее.

В течение пяти дней 4-й танковый корпус СС совершал 120-километровый марш по горным дорогам через глубокий снег к северной оконечности озера Балатон. 18 января он совершил стремительный рывок в восточном направлении (30 км за день), а к утру 20 января, действуя и ночью, корпус преодолел еще 40 км и вышел к Дунаю у Дунапентеле. Во время этого прорыва офицеры штаба корпуса пытались угадать, куда будет направлен следующий удар. Многие полагали, что командование планирует молниеносный удар на Будапешт, несмотря даже на то, что 3-й Украинский фронт сосредоточил там танковый корпус и держал в резерве два механизированных корпуса, доселе не принимавших участия в боях. На других участках фронта картина складывалась не так оптимистично. Севернее Дуная последние части двух танковых дивизий, которые должны были перейти в подчинение группы армий «А» вышли к новым районам сосредоточения. Теперь участок фронта восточнее Комарно удерживала всего одна пехотная дивизия.

По команде К. Пфеффера-Вильденбруха был эвакуирован Пешт – шаг был явно запоздавшим, но соответствующее разрешение Гитлера было получено только за день до этого. При переходе мостов, которые находились под плотным огнем советской артиллерии, немцы понесли тяжелые потери. Только в боях за Пешт немцы и венгры потеряли убитыми около 36 тыс. человек, а пленными до 63 тыс. человек, было подбито и захвачено около 300 танков и штурмовых орудий, 3044 орудия и миномета и др. (История Второй мировой войны, т. 10, с. 174). Но, несмотря на это, мосты были переполнены людьми, мужчинами, женщинами и детьми, старыми и молодыми, ранеными, которые едва могли передвигаться, транспортными средствами всех размеров, от грузовых автомобилей до детских колясок. Это продолжалось до тех пор, пока там не были установлены взрывные заряды, разрушившие их элегантные пролеты, гордость горожан.

В течение следующих трех дней советские войска вели тяжелые бои, удерживая фронт на обоих флангах озера Веленце. Немецкие танковые дивизии медленно, но неуклонно шли вперед; они взяли Секешфехервар и 22 января вышли к реке Вали. Но к этому времени темп наступления был окончательно потерян. 22 января Г. Гудериан призвал О. Вёлера обдумать вопрос о том, способны ли его войска очистить от противника всю территорию к западу от Дуная при условии, что они получат некоторую помощь и от командования на Юго-Восточном театре. Таким образом, достигнутые успехи возбудили аппетиты Гитлера на победу, и теперь Г. Гудериан явно опасался того, что придется отправлять на южное направление новые силы. Вопрос был очень серьезным и затрагивал, по выражению Г. Гудериана, "вопросы совести". Генерал умалчивал о том, что к тому времени ему уже были известны планы Гитлера направить во второй эшелон группы армий «Юг», в Австрию, два танковых корпуса из состава 6-й танковой армии СС.

День 23 января 4-й танковый корпус СС потратил на перегруппировку частей восточнее Секешфехервара. На следующий день корпус на широком фронте вышел к реке Вали, но форсировать ее с ходу не удалось. О. Вёлер предложил, чтобы 2-я танковая армия перешла в наступление на Капошвар в районе южнее озера Балатон, оттянув тем самым на себя часть сил русских от 4-го танкового корпуса СС. Но в ОКХ с этим не согласились под тем предлогом, что Гитлер очень переживал за нефтяные месторождения и не желал рисковать 2-й танковой армией. После того, как пробная атака вверх по течению реки Вали 25 января не дала результатов, О. Вёлер доложил на следующий день, что быстрый прорыв к Будапешту невозможен, поскольку русские укрепили свою оборону на всех возможных направлениях удара. Тогда Г. Гудериан предложил развернуть 4-й танковый корпус СС на юг, где он совместно со 2-й танковой армией перейдет в наступление в районе между озером Балатон и Дунаем.

В группе армий запросили, не следует ли в связи с тем, что наступление на Будапешт остановлено, отдать осажденным войскам приказ о прорыве. Ответ пришел 27 января. Гитлер в своем приказе снова призвал 9-й горнострелковый корпус СС и другие части держаться до тех пор, пока не подойдет помощь. К этому времени ширина котла составляла примерно 5 км, а длина – около 7 км. В этом районе скопились 34 тыс. немецких и венгерских солдат, 10 тыс. раненых и примерно 300 тыс. человек гражданского населения. В свою очередь, за последние несколько дней 2-й и 3-й Украинские фронты произвели серьезную перегруппировку своих сил, создав новую угрозу для противника. Р.Я. Малиновский отвел 6-ю гвардейскую танковую армию с плацдарма на реке Грон. Вместо конно-механизированной группы И.А. Плиева, удерживавшей участок севернее, туда были направлены болгарские дивизии. Немецкая разведка не смогла установить, на какие участки были направлены танковая армия и конно-механизированная группа. Между тем Ф.И. Толбухин сосредоточил значительное количество танковых частей северо-восточнее Секешфехервара и северо-западнее Дунафёльдвара.

27 января примерно 12 стрелковых дивизий, имея во втором эшелоне сильную танковую группировку (18-й танковый корпус), нанесли удар по юго-восточному фасу выступа, на котором занимал оборону 4-й танковый корпус СС, между Дунапентеле и каналом Шарвиз, а с севера ударили 23-й танковый корпус, 104-й стрелковый корпус и 5-й гвардейский кавалерийский корпус. Когда во второй половине дня Г. Гудериан принес Гитлеру первые донесения об этом, тот приказал свернуть операцию по деблокированию Будапешта. По его словам, это больше не имело смысла. В 4-м танковом корпусе СС танков почти не осталось (из имевшихся на утро 18 января 550 танков и штурмовых орудий).

Не обращая внимания на вопросы Г. Гудериана о судьбе гарнизона, Гитлер спросил, как проходит переброска двух корпусов из 6-й танковой армии СС, выходу которых из Арденн и доставке для погрузки на железную дорогу препятствовали снег и нехватка горючего. А. Йодль ответил, что один из корпусов должен прибыть в Вену в течение 14 дней, а второй – еще через четыре-пять дней. Со вздохом облегчения Гитлер заметил: "Они прибудут как раз вовремя, так как следующий кризис должен произойти здесь". Гитлер боялся потерять в Венгрии нефтеперерабатывающие предприятия. Кстати, единственные на тот период во всем рейхе. И это так и было. Гитлер знал – с потерей Венгрии вермахт лишится топлива, а, следовательно, вся бронетехника превратится в груду металла. Так когда-то случилось в Африке с лишенными подвоза топлива танками фельдмаршала Роммеля.

Таким образом, ликвидация будапештской группировки немцев затянулась из-за событий на внешнем фронте. Германское командование нанесло в январе 1945 года три мощных контрудара с целью разгрома войск 3-го Украинского фронта, деблокирования окруженных сил и восстановления обороны по Дунаю. К началу попытки деблокирования противник превосходил 4-ю гвардейскую армию под командованием генерала армии Г.Ф. Захарова по личному составу в 1,7 раза, по танкам и штурмовым орудиям – в 2,4 раза. В конце декабря 1944-го созданное в Дебрецене Временное национальное правительство Венгрии объявило войну фашистской Германии. По подписанному 20 января 1945 года в Москве Соглашению о перемирии оно обязалось сформировать и передать под командование Красной Армии 8 пехотных дивизий. Объявив набор добровольцев в свою армию, Временное национальное правительство Венгрии рассчитывало на поддержку советского руководства и пленных-венгров в советских лагерях. Военнопленные откликнулись на призыв правительства.

Ко дню подписания перемирия генштаб был готов передать венгерскому правительству 19 тыс. добровольцев из лагерей военнопленных. В последние дни штурма венгерской столицы из добровольно перешедших на сторону Красной Армии венгерских военнослужащих были сформированы 18 рот добровольцев. Они входили в состав многих соединений и частей Советской армии. Наибольшее их количество находились в 83-й морской стрелковой бригаде. 18 января была полностью очищена восточная часть города – Пешт, 13 февраля – западная – Буда. 13 февраля 1945 года советские войска взяли Будапешт, тем самым, завершив второй этап освобождения Венгрии.

Осажденная в Буде немецкая группировка использовала правительственные здания, королевский замок, а также естественное препятствие в виде водной преграды на востоке. Она сумела превратить свои оборонительные позиции в мощный укрепленный район. Мирное население, вело себя пассивно, и источником для беспокойства стали вооруженные банды, состоявшие из членов партии «Скрещенные стрелы», которые предпочитали избегать боевых действий с противником и занимались в основном убийствами и мародерством. Моральный дух в войсках оставался на сравнительно высоком уровне до тех пор, пока оставались малейшие шансы на спасение извне. Во фронтовых подразделениях пайки пришлось урезать до порции супа из конины и примерно 150 г хлеба в день. Многочисленные раненые, находившиеся в глубоких подвалах королевского замка, получали лишь жидкую похлебку. 29 января, в день празднования в Германии прихода Гитлера к власти, Г. Гиммлер с помощью авиации отправил осажденным так называемые усиленные пайки. В сброшенных с воздуха контейнерах находились консервированная конина, печенье и сигареты.

10 февраля по приказу Гитлера К. Пфеффер-Вильденбрух был награжден дубовыми листьями к Рыцарскому кресту. Этот символический жест, направленный на то, чтобы в последние минуты поддержать моральный дух командующего, вряд ли оказал намного больший эффект, чем аналогичная попытка поддержать Ф. Паулюса в Сталинграде. У гарнизона подходили к концу боеприпасы. Осажденные были расколоты на две отрезанные друг от друга группировки; обороняемые ими территории были настолько малы, что не позволяли осуществлять эффективное снабжение по воздуху. 11 февраля К. Пфеффер-Вильденбрух отдал приказ прорываться на запад. В ту же ночь осажденные попытались с боем прорваться по Итальянскому бульвару (позже переименованному в бульвар Малиновского). Штабы двигались параллельно по подземному канализационному каналу. Многие были убиты еще при попытке вырваться с территории замка, немногим удалось выйти к окраинам города. Из группировки численностью 30 тыс. немецких и венгерских солдат примерно 10 600 раненых были оставлены в городе. К немецкой линии обороны сумели пробиться менее 785 человек. Оставшиеся в Буде разрозненные группы к 10 часам утра 13 февраля были уничтожены или пленены, в том числе и К. Пфеффер-Вильденбрух со штабом. Всего в боях в Будапеште было пленено 133 тыс. и уничтожено 55 тыс. немецких солдат и офицеров.

За 108 суток непрерывных боев войска 2-го и 3-го Украинских фронтов разгромили 56 дивизий и бригад врага, заплатив за победу 80 тысячами убитых и в три раза большим количеством раненых солдат и офицеров. Падение венгерской столицы, важнейшего узла сопротивления на пути к так называемой «Альпийской крепости», за горной грядой которой мечтали отсидеться гитлеровцы, явилось прелюдией к взятию Берлина. Заставив Гитлера перебросить в Венгрию с центрального участка Восточного фронта 37 дивизий, битва за Будапешт облегчила продвижение советских войск на главном направлении.





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог