Лейтенант Бувин Б.П.


"Ни звуков оркестра, ни слез, ни речей.
В молчанье окрестность. Хоронят парней.
В солдатской могиле – десятки мужчин:
Лишенные силы, лежат как один."

И. Забуга

Кретов Н.Ф.

Борис Петрович Бувин родился в 1921 г. в Москве. В 1939 г., после окончания средней школы, по путевке московского комсомола был направлен на учебу в высшее военно-морское училище. С 1943 г. – на фронте в составе Азовской военной флотилии, сначала в должности помощника командира бронекатера, а затем штурмана и лоцмана отдельного отряда десантных кораблей. 10 января 1944 г. при выполнении задания командования по высадке десанта на Крымский полуостров пал смертью храбрых. Звание Героя Советского Союза ему присвоено посмертно 16 мая 1944 г.

Юношеская мечта о море, желание стать штурманом, прокладывать маршруты морских кораблей привели Бориса Бунина в высшее военно-морское училище, куда он поступил сразу же после окончания 124-й столичной средней школы. Здесь и застала его тревожная весть о начавшейся войне. Борис готов был тотчас же отправиться на фронт, чтобы с оружием в руках сражаться с врагом, защищать честь и независимость своей Отчизны. Но одно дело – порыв души, а другое – воинская дисциплина. И как ни велико было желание побыстрее попасть в действующую армию, Борису и его товарищам пришлось продолжать учебу, совершенствовать свои военные и специальные знания, чтобы стать умелым моряком.

Повинуясь воинской дисциплине, Борис с еще большим прилежанием принялся за учебу. О его огромном стремлении достичь цели – стать штурманом, а затем влиться в ряды бойцов, сажавшихся с немецко-фашистскими агрессорами, можно составить представление по его письмам родителям – Петру Максимовичу и Надежде Ивановне. Вот одно из них: «19 сентября 1941 г. Милые мои мама и папа! У меня все по-прежнему. Занятия, занятия, занятия... Совсем недавно нам читали приказ о переводе на второй курс. Если так дело пойдет и дальше (а я надеюсь, что оно будет даже лучше), то ещё немного, вернее, еще столько же, и я добьюсь своей цели».

В те дни враг рвался в глубь нашей страны. Каждый день радио приносило печальные вести. Их с волнением слушали и курсанты училища. Никто из них не верил, даже не допускал мысли, что враг может овладеть Ленинградом или занять столицу нашей Родины – Москву. Такой же уверенностью в нашей победе были проникнуты и письма Бориса к родным: «С большим волнением слушаю сводки Информбюро о борьбе под Москвой. Но за Москву-то я спокоен. Врагу там никогда не бывать, как не бывать ему и в Ленинграде».

А через полтора месяца после этого письма на заснеженных полях родного ему Подмосковья началось контрнаступление советских войск, сумевших в ожесточенных схватках отбросить агрессора от столицы. Затем письма стали приходить все реже: осложнилась обстановка на юге. Враг рвался к Волге, на Кавказ. Училище эвакуировалось, но продолжало подготовку командирских кадров. Только в канун летнего наступления советских войск в 1943 году Борис Бувин успешно сдал выпускные экзамены и был направлен в Азовскую военную флотилию. К тому времени на советско-германском фронте произошли коренные изменения. У волжских берегов была разбита крупная группировка немецко-фашистских войск. А на Северном Кавказе и на Дону наши воины, освободив огромную территорию и ряд азовских городов, прижали гитлеровцев к морю.

Лейтенант Бувин, получив назначение на должность помощника командира бронекатера, сразу же включился в боевые действия флотилии. Он прокладывал курсы в заданные командованием районы для участия вместе с другими кораблями в поиске плавсредств противника, бороздивших воды Азовского моря. Нередко по приказу командования приходилось в открытом море вступать в бой с вражескими кораблями, участвовать в набегах на порты Таганрога и Мариуполя для обстрела вражеских судов и оборонительных позиций, простиравшихся до Темрюкского залива. Обо всем этом лейтенант Бувин не мог писать родителям. А за участие в этих операция? и проявленное в них мужество и героизм 1 августа 1943 года он удостоился своей первой боевой награды – ордена Отечественной войны второй степени.

Наиболее активные действия кораблей Азовской флотилии начались со второй половины августа 1943 года, когда войска Южного фронта, начав наступление, взломали считавшийся неприступным Миусский оборонительный рубеж противника. В ходе этого наступления советские воины, расчленив вражескую группировку, вышли к побережью Миусского залива и отрезали пути отхода гитлеровцев из Таганрога. На моряков флотилии возлагалась ответственнейшая задача содействовать нашим наземным войскам, не дать возможности врагу по прибрежной дороге или морем отступить на новые рубежи.

Задания следовали одно за другим. Бувин являлся участником многих операций, связанных с нарушением вражеской морской коммуникации Таганрог – Осипенко, высадкой в тыл противника десантов, которые перехватывали прибрежные дороги, нарушали его прифронтовые тылы. Участвовал он и в высадке десанта в тылу таганрогской группировки войск противника в районе села Безымяновка в ночь на 30 августа 1943 года.

29 августа, после предварительных ночных учений, воины усиленной роты 384-го батальона морской пехоты погрузились на катера и вышли в море. Бувин, готовясь к этой операции, сделал нужные штурманские расчеты, подготовил данные курса своего бронекатера. Он заранее предусмотрел, как следует держаться в строю, как подойти в назначенное место и произвести высадку десанта.

Отряд в составе пяти судов, вышедший из Ейска, направился к северному берегу Азовского моря. Все сторожевые и десантные катера шли одной кильватерной колонной. Бувин был до предела собран и строг. Он внимательно следил за соблюдением штурманских расчетов, которые оказались точными. Даже в тот момент, когда колонна пришла к месту развертывания, сигнал командира высадки для него не был неожиданностью. Бувин уже несколько раз докладывал своему командиру о времени подхода ч точке развертывания, о готовности к маневру на перестроение.
– Право на борт! – скомандовал командир, и бронекатер, не нарушая интервала, вместе с другими судами перестроились во фронтальную цепочку и бесшумно направились к вражескому берегу. Теперь оставалось как можно ближе и незаметно подойти к вражескому берегу, высадить десант и, если потребуется, поддержать его огнем с катера.

Десантники, расположившись на палубе, напряженно ждали сигнала. Как только до берега остались считанные метры, Бувин, обращаясь к воинам, приготовившимся к высадке, сказал: – В добрый час, ребята!

Десантники, перевалив через борт, устремились на вражеский берег. Воспользовавшись внезапностью высадки, они атаковали скопившихся восточнее Безымяновки гитлеровцев и заставили их беспорядочно отступить. Эта операция явилась достойным вкладом моряков флотилии в освобождение города Таганрога от немецко-фашистских оккупантов. О том, как проходила высадка десанта, Борис не мог писать родным. И все же, когда представлялась возможность, он в своих кратких письмах старался сообщить о себе, о своих делах, рассказать и о войне. «Дорогие мои! Уже больше месяца я от вас ничего не имею. У меня этот месяц был горячим. Вы из газет знаете о наших делах. Я участвовал в большинстве из них.

Страшную картину представляют города, сожженные фашистами. В Бердянск мы вошли на плечах противника. Многие дома еще догорали. Когда я смотрел на город, у меня просто кулаки сжимались от гнева... Жители встречали нас со слезами на глазах. Большинство населения гитлеровцы угнали, и только те, кто успел спрятаться, остались в городе...»

Развернулись активные боевые действия по освобождению Таманского полуострова. Командование флотилии назначило Бувина, зарекомендовавшего себя умелым и волевым офицером, на должность флаг-штурмана отряда десантных кораблей. Возглавлял отряд опытный командир, капитан второго ранга Николай Константинович Кириллов, участвовавший почти во всех высадках десантов на побережье Азовского моря. Бувин, получивший за время летних боев хорошую боевую выучку, оказался достойным своего командира. Вместе они обеспечили высадку десанта на Керченский полуостров, положившую начало Керченско-Эльтигенской операции советских войск.

Это проходило зимой, в крайне сложных погодных условиях. Нужно было иметь исключительные морально-боевые качества, волю и мужество, чтобы при пятибалльном северо-восточном ветре и четырёхбалльной волне не только преодолеть бурлящий Керченский пролив, но и огневое противодействие врага, подойти к его берегу и произвести высадку десантников в заданном месте. Успех операции во многом зависел от ее штурманской подготовки, за которую отвечал Борис Бувин. И он провел ее на высоком уровне.

За успешное выполнение задания по высадке десанта на Керченский полуостров командование флотилии представило Бувина к званию Героя Советского Союза. Но получить эту высокую награду Борису не довелось. 10 января 1944 года флаг-штурман 1-й бригады бронекатеров принял участие в высадке десанта в тыл противника в районе рыбных промыслов, на мыс Тархан. В этой операции, имевшей задачу оказать помощь Отдельной Приморской армии в прорыве вражеской обороны и овладении Керчью, участвовали все десантные средства флотилии.

Накануне вечером десантники сели на суда. Море было спокойным, видимость хорошая. Казалось, все предвещало благоприятный переход судов к месту высадки. Но стоило только выйти в море, как внезапно начался сильный шторм. Десантники оказались в трудных условиях. Волны разбушевавшегося моря накрывали суда, вода заливала трюмы. Отменить высадку десанта, вернуть суда на базу значило бы сорвать наступление, связанное с освобождением Крыма. В этих условиях от каждого десантника требовались исключительное мужество, отвага, умение бороться со стихией. Большая ответственность за судьбу отряда легла на плечи его организаторов и офицеров, которые должны были произвести высадку.

Воля, мужество и отвага при выполнении заданий командования всегда отличали командира десантных кораблей Кириллова Н.К. и штурмана Бувина Б.П. И на этот раз они, проявив исключительную смелость, преодолели не только шторм, но и сильное противодействие противника. Флаг-штурман вывел суда в заданный район и высадил отряд. Противник предпринял отчаянную попытку сбросить десант в море. Но все его усилия оказались тщетными. Десантники, захватив плацдарм, закрепились. А утром, когда начал рассеиваться туман, противник с еще большим ожесточением развернул борьбу с отрядом. Против наших воинов и судов, доставивших их на вражеский берег, была брошена авиация. Большие группы бомбардировщиков наносили удары по району высадки десанта.

В том бою пал смертью храбрых Кириллов. Смертельные ранения получил и флаг-штурман отряда Бувин, находившийся вместе с командиром на катере. Их, как и других воинов, павших в бою, с воинскими почестями похоронили на гарнизонном кладбище Темрюка, города, из которого они не раз уходили на выполнение боевых заданий командования.


Статья написана по материалам книги «Герои огненных лет»,
под ред. Синицына А.М. и др. М., «Московский рабочий», 1982 г., книга 5., с. 333-339.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог