Юные герои ВОВ


"…И вдруг к машине подбежал парнишка: –
Товарищ командир, товарищ командир!
Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…"

А. Твардовский

О детях на войне, о героизме младшего поколения советских людей на фронте и вблизи фронта, в партизанских отрядах и подполье мы знаем и много и мало. В памяти фронтовиков сохранились теплые воспоминания о воспитанниках полков, маленьких солдатах, в которых воины видели своих детей, за счастье которых шли в бой. Болью и светлой грустью наполнены эти воспоминания. Ведь началом судьбы сыновей полка была непременно большая беда, и не для забавы шили двенадцатилетним мальчикам гимнастерки и маленькие сапоги... Лелея своих сыновей полков, воины старались восстановить растоптанное детство, спасти обездоленных и потерявшихся в буре войны детей. Чаще всего детей, попавших в действующие части, называли ласкательными именами, большинство бойцов даже не знало их фамилий. Иногда мальчонку, оказавшегося в части, солдат или офицер ласково называл именем своего сынишки.

Костя Федоров

Пятнадцатилетний подросток, ученик слесаря Московского автозавода, Костя Федоров набавил годы, упросил командира части взять к себе и так попал на фронт… Лес кончился внезапно, будто ножом отрезало чащобу, заваленную снегом. Сразу посветлела ночь, хотя низкие тучи прикрыли луну маскировочным занавесом. За рекой темнела деревня, без огней, безмолвная, наполненная скрытой опасностью. Обессиленные, промерзшие солдаты в изнеможении повалились на землю. Два дня они уходили от погони, петляли, ставили мины на дорогах, в четырех деревнях сожгли фашистские казармы. Костя, – тихо подозвал командир худенького паренька в солдатской телогрейке. – Пойдешь в деревню.

Две тени бесшумно скользнули к огородам. Едва проползли через вырытый на краю сада окоп, как в ближайшем доме открылась дверь, и в проеме обозначился силуэт гитлеровского офицера. Только теперь солдаты увидели автомашины и мотоциклы у крыльца, часового, затаившегося у сарая.

Через полчаса вся группа подтянулась к дому. Солдаты подготовили оружие для боя. А самый опытный сапер Михаил Новиков связал в пачку шесть кусков тола и мину. Костя Федоров пополз с ней к дому, 30 метров отделяло его от штаба. Полтора часа он потратил на этот путь, где каждый шаг мог стать последним. Ощупью отыскал в фундаменте отдушину, заложил заряд. Негнущимися, сведенными морозом пальцами он осторожно размотал шнур, но ползти назад уже не было сил. С громадным трудом Костя заставил себя двинуться к товарищам. И когда до окопчика осталось несколько метров, часовой заметил его. Треск автоматной очереди разорвал ночь, и в ту же секунду Костя рванул шнур. Будто земля раскололась сзади.

Этот взрыв Кости Федорова прозвучал в ночь с 15 на 16 октября 1941 года, когда Геббельс возвещал на весь мир, что сопротивление русских под Москвой сломлено, дорога в столицу открыта. За первый солдатский подвиг Костя Федоров был награжден медалью «За отвагу». К концу войны его грудь украшали многие боевые ордена. Из армии он демобилизовался капитаном.

Саша Барвенков

О славных делах советско-польско-чехословацкого подполья на Сещинском аэродроме под Брянском миллионы наших граждан знают по книге «Вызываем огонь на себя» и по одноименному многосерийному телевизионному фильму. О подвиге самого юного из сещинских подпольщиков, верного помощника руководителя подполья Героя Советского Союза Морозовой А.М., – Саши Барвенкова, этот рассказ.

Саша Барвенков, бесшабашный четырнадцатилетний беспризорник, бывший детдомовец, занесенный военным ураганом невесть из каких мест в Сещу и ставший верным помощником Ани Морозовой, первым сообщил о диковинной эмблеме, о «желтом слоне» на запломбированных вагонах, прибывших из Германии на сещинскую ветку прифронтовой железной дороги. Советское командование заинтересовалась этой информацией. Ведь «желтый слон» – символ химической войны – был эмблемой «дымовых» частей вермахта, его химических войск!

Вскоре в Сеще появились подразделения химических войск с желтыми погонами. Подпольщики догадались, что фашисты хотят прорвать фронт с помощью отравляющих веществ. Но каких ОВ? Стойких (иприт, люизит) или нестойких (фосген, синильная кислота, хлор)? А может, в вагонах не только снаряды, но и химические авиабомбы? Может, Гитлер готовит газовый налет на Москву?.. А тут новая разведсводка Морозовой: «В Сещу привезли кислородные баллоны и маски. Говорят, для высотной бомбежки Москвы!..» Немецкое командование приступило к выдаче солдатам и офицерам противогазов новейшего образца!

Советское командование запросило: «Нельзя ли добыть и переправить на Большую землю новый немецкий противогаз? Вышлем самолет...» Это было очень ответственное задание. И выполнил его все тот же Сашок – юный подпольщик Саша Барвенков…

Саша уже два часа слонялся по станции. Похож он был на беспризорника, каких много развелось на оккупированной территории, где распались многие семьи и все детские дома. Ходил он оборванный, грязный, босой и для пущей наглядности носил нищенскую суму с объедками. Ходить по станции было далеко не безопасно.

Немцы уже много раз устраивали облавы на беспризорников, допрашивали, отправляли мальчишек и девчонок неизвестно куда. Сашок уже дважды убегал от немецких охотников за беспризорниками. Немцы отлично знали, что партизаны используют подростков, посылая их в разведку под видом побирушек, и потому отправляли их в лагеря смерти. Сашок держался подальше от патрулей, часовых и щитов с надписью «Ферботен!» и одновременно всюду высматривал солдат с круглыми металлическими коробками на правом боку.

Первое время он надеялся, что какой-нибудь не слишком бдительный фриц оставит на пяток минут коробку с противогазом в машине или на мотоцикле, но солдаты, видно, получили строгий приказ не расставаться с секретными противогазами. Сашок не хотел мозолить глаза немцам на вокзале, хотя в толчее на перроне он легче мог бы совершить задуманную операцию. Противогазные коробки у немцев висят на ремешке, перекинутом через левое плечо. В кармане он нащупал подобранную им где-то старую зазубренную бритву из Золингена, которую он отточил чуть не до прежней остроты на оселке. Чик-чик – и ремешок капут. Ну а если фрицы заметят и застукают его? Пиф-паф – и Сашок капут! Да, такого трудного задания Аня еще не давала ему. Куда проще было считать пушки и танки. Сашок умеет не только считать – недаром шесть классов кончил. Он и в типах танков разбирается, и в калибрах орудий. А вот ловкости рук он не обучен.

Счастье улыбнулось Сашке, когда он, приуныв, добрел до солдатского клуба. У входа в клуб стояли трое солдат с противогазами. Они выписывали ногами кренделя и, громко ругаясь, считали замусоленные марки. Заинтересованный Сашок подошел поближе. Но солдаты, обнявшись пошли обратно в свой клуб – видно, наскребли еще на несколько кружек пива или рюмок шнапса. Не успел Сашок вновь приуныть, как из клуба вышел унтер с Железным крестом и усиками как у фюрера. Тоже с противогазом и тоже пьяный. Он подошел неверной походкой к мотоциклу у телеграфного столба. Неужели уедет, умчится? Нет, унтер решил закурить. Достал пачку сигарет. Сашок уже курил такие – «Юнона». Он быстро огляделся. Немцев кругом немало, но надо действовать.

Сашок с разбегу задел за локоть унтера. Тот рассыпал сигареты. Унтер ухватился за столб и, ругаясь, стал собирать сигареты в траве у дороги. Сашок кинулся помогать. Унтер замахнулся на него, но Сашок, увернувшись, протянул ему подобранные сигареты, стал подбирать остальные. Сашок, озираясь, зашел за спину унтера и отчаяннейшим усилием воли заставил себя открыть коробку, в один миг вытащить противогаз и опустить его в свою нищенскую суму. В следующий момент он достал из той же сумы кирпич, завернутый в лопухи, и сунул его в коробку. Унтер, кряхтя, выпрямился. Сашок подал ему еще три сигареты и показал пустые ладони – все, дескать. Унтер дал ему раздавленную сигарету и зигзагами умчался на мотоцикле, увозя с собой кирпич в лопухах.

Вскоре сещинские подпольщики сообщили: машины и вагоны со зловещей эмблемой укатили на запад. Разумеется, не один этот кирпич убил грозного «желтого слона». Гитлер не решился бросить «слона» в бой: благодаря бдительности многих наших разведчиков наше командование вовремя приняло предупредительные меры. В войне нервов, связанной с угрозой применения химического оружия, нам помог, конечно, и противогаз, добытый подпольщиками, переправленный партизанами и летчиками на Большую землю. Получив этот противогаз, наши специалисты узнали не только, какие отравляющие вещества намеревался Гитлер пустить в ход, но и какие нужно принять защитные меры.

Сашок, сирота и беспризорник, герой борьбы с «желтым слоном», пропал без вести осенью сорок второго. Саша Барвенков был не только исполнителен, но и удачлив. Сколько раз посылали его в Рославль, в Дубровку. И вот он не вернулся. Не вернулся со станции Сещинской. Словно сквозь землю провалился. Никто так и не узнал, какая лихая беда приключилась с отважным парнишкой – то ли в облаву попал, то ли решил как-то навредить фашистам и угодил в их цепкие лапы отчаянный паренек. Аня Морозова переживала гибель Саши Барвенкова как гибель родного брата. Но за движением эшелонов на «железке» надо было следить любой ценой. Подпольщиков не хватало. И Аня стала посылать на станцию своих сестренок – Таню и Машу.

Володя Синев

Володя Синев после награждения орденом

В августе 1943 г. Володе Синеву вручили орден Красной Звезды. Это было в районе села Котельва на Полтавщине. Вот что рассказал о Володе начальник разведки 4-й гвардейской армии Т. Воронцов: «В начале Курской битвы мы находились на Орловском направлении, затем нашу 4-ю гвардейскую армию передвинули на юг и, наконец, к середине августа подтянули вплотную к линии фронта. Мы шли параллельно линии фронта на Белгородско-Харьковском направлении, но в сражение нас все еще не вводили. Наши войска ломали оборону противника, теснили его на запад, он нес большие потери, но отчаянно сопротивлялся, маневрировал войсками вдоль фронта, подтягивал все, что мог, из глубины, создавал ударные группировки для излюбленных им «молниеносных» ударов по нашим войскам. Но... молнии побед уже давно не сверкали на восточном небосклоне гитлеровской армии.

В первой половине августа одна из таких группировок появилась на Ахтырском направлении. Как потом выяснилось, в ее состав входили три танковые и одна мотодивизия. Главной целью группировки было уничтожить части Красной Армии, глубоко вклинившиеся в расположение войск оккупантов, создать угрозу правому флангу нашего Степного фронта и таким образом облегчить положение своим войскам, оборонявшим Харьков. Вначале противнику удалось приостановить наступление войск Воронежского фронта, оттеснить наши войска, форсировавшие реку Ворскла, и снова овладеть Ахтыркой. В это напряженное время и была введена в действие 4-я гвардейская армия…

Азбука военного дела требует: знать о противнике все или почти все. Ахтырская группировка – новая, и наша разведка не накопила еще о ней достаточных сведений. Какие дивизии противник ввел на этом направлении, какова их реальная боевая сила, кто и откуда их поддерживает, где их резервы и каковы замыслы врага? Душа разведки – это многочисленные, непрерывно действующие, смелые, дерзкие и умелые разведывательные группы. Десятки таких групп днем и ночью стали прощупывать противника с фронта, просачиваться к нему в тыл, готовые, кажется, проникнуть в самую его черную душу, чтобы выведать то, что интересует командование. Только они, эти группы, способны были решать такие сложные, ответственные, рискованные и каждый раз опасные для жизни задачи, как захват «языка». А захват трофейных документов в штабных машинах и на уничтоженных командных пунктах противника – это тоже дело рук разведывательных групп.

Наша разведка действовала по всему фронту, прощупывала глубину, добывала все новые сведения. Они начали стекаться широким потоком из различных источников. Первого пленного, к общему удивлению, захватил 15-летний Володя Синев. Еще в начале войны Володя лишился отца, попал на воспитание в первый воздушно-десантный полк 5-й воздушно-десантной дивизии, находившейся в то время на родине Володи – в районе Киржача Владимирской области. Затем он вместе с полком воевал на Северо-Западном фронте. Возмужал. Научился владеть оружием и приемами разведки. Он давно просился на боевое задание. И вот, наконец, командир удовлетворил его страстное желание.

Действуя в группе разведчиков к югу от Ахтырки, Володя обратил внимание на стоявший в сторонке подбитый фашистский танк. С разрешения командира юный боец тихо подполз с тыльной стороны к танку. Уже светало. Под танком Володя обнаружил фрица. «Хенде хох!» – услышал немец звонкий мальчишеский голос и почувствовал на спине ствол автомата. Ошеломленный гитлеровец подчинился. Недолго думая Володя повел его по лощине в расположение наших войск. Автомат в руках Володи хорошо заменял ему и переводчика и недостаток физической силы. И вот нейтральная зона позади. Пленный ефрейтор дал ценные показания. Он из 25-го танкового полка 7-й танковой дивизии, прибывшей на Ахтырское направление 16 августа. В дивизии 40 танков.

Володя стоял, как заправский солдат, со счастливой улыбкой на лице, готовый к выполнению новых разведывательных заданий. Пленный ефрейтор – частица расплаты за гибель отца. Орден Красной Звезды украсил грудь юного разведчика.
– Молодец, Володя, новых тебе боевых удач! – напутствовал его командир полка гвардии полковник Попов И.Г.»

Ваня Кузнецов – полный кавалер ордена Славы

Сейчас его, конечно, называют Иван Филиппович Кузнецов. А тогда... В один из морозных дней января 1943 года он, небольшого роста, исхудавший от длительного недоедания, в истрепанной старенькой одежонке мальчишка, которому не было еще и 15 лет, появился в расположении огневых позиций 185-го артиллерийского полка 82-й гвардейской стрелковой дивизии. Обласканный и накормленный солдатами, он стал упрашивать их принять его в орудийный расчет. Гвардейцы заинтересовались судьбой Вани Кузнецова. Мальчик рассказал, что он из села Божковка Каменского района Ростовской области. Гитлеровцы убили отца, на каторгу в Германию увезли мать, а его угнали на строительство оборонительных сооружений. Окопы рыть. А вчера наши гвардейцы отбили их у врага. Всех отправили в тыл, по домам. Но он вот остался. Сбежал. И хочет фашистов бить.

Задумались бойцы. Жаль стало мальчонку. Ведь сирота. И кто знает, как бы тогда сложилась дальнейшая судьба Вани Кузнецова, если б не подошел в те минуты сам командир полка гвардии майор Нежин. Выслушав рапорт комбата и рассказ мальчика, он после некоторого раздумья произнес:
– Оставить в полку.

В то время дивизия вела ожесточенные бои против 22-й танковой дивизии немцев у Северного Донца в районе хуторов Ольховчик, Богатов. В подразделениях не хватало людей, в том числе и в орудийных расчетах. Ваню взяли в расчет. В боях на Миусе, при освобождении Запорожья, невзирая на ураганный огонь врага, он действовал как подносчик снарядов и за проявленные храбрость и мужество получил первую боевую награду – медаль «За отвагу». А вскоре он заменил у орудия погибшего заряжающего. Произошло это в самом начале марта 1944 года, когда части дивизии, преследуя отходящего противника с ходу форсировали реку Ингулец и захватили на ее западном берегу небольшой плацдарм.

Крепко тогда пришлось поработать всей нашей артиллерии. За семь дней боев только один орудийный расчет, в котором Ваня Кузнецов был заряжающим, уничтожил три вражеских танка, самоходку и более 70 фашистов. А несколько дней спустя командир дивизии гвардии генерал-майор Иван Алексеевич Макаренко вручил ему орден Красной Звезды.

Отличился Кузнецов и в боях за Познань, где он был младшим сержантом и уже командовал орудием. За боевые подвиги на польской земле он награжден орденом Славы третьей степени. В боях за крепость Кюстрин снова отличился, и его грудь украсил еще один орден, на этот раз Славы второй степени. В ходе тяжелейших боев Ваня Кузнецов был дважды ранен. К счастью, оба раза легко. Отлежавшись в дивизионном медсанбате, Ваня возвращался в свой родной полк. В конце войны 82-я гвардейская стрелковая дивизия принимала участие в штурме Берлина.

25 апреля 1945 года в ожесточенном уличном бою за станцию Нейкельн, на восточной окраине Берлина, Ваня прямой наводкой из своего орудия уничтожил зенитную и противотанковую пушки, три пулемета и разрушил дом, в котором засели вражеские автоматчики. За этот подвиг он был удостоен ордена Славы первой степени. Вот каким был мальчишка, самый молодой, пожалуй, из всех полных кавалеров ордена Славы.


***


Конечно не детское дело война, и лучше бы не было детей на войне... Но то, что было, – уже исторический факт, и надо, чтобы он не изгладился из человеческой памяти. Однако о многих юных героях известно очень мало, либо вообще ничего не известно. А с каждым годом узнать что-то новое о подростках-солдатах становится всё труднее и труднее… Посмотрите на их лица, может быть, именно Вам что-то известно о ребятах.


Женя СавинКоля ШейченкоЛёня Москалёв
Пятнадцатилетний Женя Савин ушел с отцом в партизанский отряд, но вскоре стал разведчиком одной из частей Красной Армии. Корреспондент Р. Мазелев сфотографировал юного разведчика на Ленинградском фронте в октябре 1941 года.Коля Шейченко в мае 1942 года, когда ему было двенадцать лет, стал бойцом 1145-го стрелкового полка 353-й стрелковой дивизии. Леня Москалев – воспитанник 160-го гвардейского артиллерийского полка. Проявил себя храбрым воином, одним из лучших разведчиков части. За героизм и умелые действия в боях против немецко-фашистских захватчиков был награжден медалью «За боевые заслуги».
Саша ТюльпинЯн ШмушкевичВаня Сабуренко (слева) и Витя Муратов
Саша Тюльпин – юнга одного из тральщиков Беломорской военной флотилии.Ян Шмушкевич – белорусский партизан-подрывник, за голову которого враги не жалели оккупационных марок.Ваня Сабуренко (слева) и его друг Витя Муратов
Имя подростка не известноВаня КамышевИмя мальчика не известно
Сведений об этом юном солдате нет никаких. Войну закончил в германском городе Ордруф.Гвардии рядовой Ваня Камышев был в рядах Уральского добровольческого гвардейского танкового корпуса. Несмотря на свои четырнадцать лет, он имел боевой опыт: до этого он два года воевал в партизанском отряде. 1-й Украинский фронт. 1943 год. Фото М. Инсарова.Потрясающий по своей документальности фотоснимок! Его автор Г. Капустянский так расшифровал отснятое: «1943 год. Центральный фронт. Пять Героев Советского Союза и их воспитанник, награжденный медалью «За отвагу». Кто он, этот мальчишка, удостоенный чести быть воспитанником таких прославленных воинов!

По материалам книги "Медаль за бой, медаль за труд",
составитель В. Караваев, М., "Молодая гвардия", 1975, с. 9-47.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог