Битва за Днепровский рубеж в зоне группы армий «Центр»


"Враг напал на нас, мы с Днепра ушли.
Смертный бой гремел, как гроза.
Ой, Днепро, Днепро, ты течешь вдали,
И волна твоя как слеза."

Е. Долматовский

14 сентября на левом фланге войска советского Центрального фронта наступали на Нежин. С утра 15 сентября в ставке фюрера царило настроение, близкое к панике, что было вызвано потерей Нежина. Командование ОКХ распорядилось, чтобы группа армий «Центр» ускорила отвод своих войск, который уже начался, с целью высвободить соединения для группы армий «Юг». Г. Клюге считал, что общий отход должен происходить медленными темпами, и поэтому отдал соответствующий приказ только через три дня. В этом приказе он подчеркнул, что армии должны отойти на рубеж «Пантера» не позднее 10 октября. С оперативной точки зрения решение Г. Клюге отступать медленными темпами давало советской Ставке возможность продолжать выполнение двух опаснейших для немцев наступательных операций: первый удар наносился в направлении на Смоленск, а второй – к Днепру, в стык между войсками групп армий «Центр» и «Юг».

В то время, как Западный фронт теснил правый фланг 4-й армии юго-восточнее Смоленска, Калининский фронт под командованием генерала А.И. Еременко нанес удар севернее города по обе стороны от разграничительной линии между войсками немецких 3-й танковой и 4-й армий. 16 и 18 сентября южнее Десны, перед правым флангом 2-й армии, Центральный фронт ввел в бой по одному свежему гвардейскому механизированному корпусу. В течение двух последующих дней, не ослабляя напора на Днепровском направлении, он нанес удар на расходящихся направлениях через Десну по обе стороны от Чернигова. После первого же удара фланг немецкой 2-й армии был разгромлен.

В период с 20 по 23 сентября катастрофическое развитие событий на обоих флангах заставило Г. фон Клюге отказаться от прежнего плана постепенного отхода войск. Севернее Смоленска войска Калининского фронта прорвали оборону 3-й танковой армии на правом фланге, заняли Демидов и стали угрожать позициям «Пантера». Юго-восточнее Смоленска начала рассыпаться оборона 4-й армии. На участке 2-й армии восточнее Чернигова Центральный фронт начал наступление в обход фланга армии на север, в направлении на Гомель, являвшийся важнейшим железнодорожным и шоссейным узлом южной части фронта группы армий «Центр». 2 октября последние подразделения группы армий «Центр» были переброшены на рубеж «Пантера», который в основном повторял очертания рек Сож и Проня и проходил примерно в 50 км восточнее Днепра.

Карта. Днепровский рубеж. Группа армий Центр. 1.10 - 26.12.1943 г.

На участке группы армий «Центр» самым значительным выступом на рубеже «Пантера» был расположенный восточнее Днепра плацдарм, протянувшийся от Лоева на юге до района восточнее Орши. Длина плацдарма составляла 350 км, а глубина достигала 50-60 км. Рубеж «Пантера» прикрывал гигантскую отсечную позицию, протянувшуюся по рубежу Невель – Витебск – Орша – Днепр. В конце сентября группа армий приступила к созданию потенциально более мощного рубежа, чем «Пантера», рубежа, который также представлял собой мощное естественное оборонительное укрепление перед границей с Польшей.

По состоянию на 1 октября группа армий «Центр» имела в своем составе 42 пехотные дивизии, 8 танковых и моторизованных дивизий, а также 4 авиаполевые дивизии. Из них 12 пехотных и 4 танковые дивизии были сведены в боевые группы; при этом численность некоторых таких групп не превышала одного полка. Группе армий «Центр» противостояли четыре советских фронта, ни один из которых не потерял своей наступательной способности. На южном фланге группы армий «Центр» действовали Брянский и Центральный фронты, которые в начале октября были сведены в Белорусский фронт под командованием К.К. Рокоссовского. Командование группы армий «Центр» беспокоилось за свой южный фланг. 2-я немецкая армия была слаба; ее тыл опирался на Припятские болота, а оба фланга были легко уязвимы. На севере армии приходилось удерживать плацдарм восточнее реки Сож для защиты важной железнодорожной ветки в районе Гомеля. На юге, на участке в нижнем течении реки Припять, советским войскам удалось вбить клин между 2-й армией и левым флангом группы армий «Юг».

3 октября 2-й немецкой армии, наконец, удалось ввести в бой свои танковые резервы, советская сторона ответила на это мощными воздушными ударами. 4 октября части 4-й танковой армии заняли Чернобыль, но в течение двух последующих дней боев 2-я армия не смогла больше продвинуться вперед. 11 октября 2-я армия переправила на другой берег Припяти одну из своих дивизий, которая северо-западнее Чернобыля соединилась с 4-й танковой армией. Плацдарм шириной 50 км и глубиной 25 км остался под полным контролем 1-го Украинского фронта.

На левом фланге немецкой 2-й армии, западнее реки Сож в районе Гомеля, Белорусский фронт удерживал два плацдарма. Один из плацдармов находился в 15 км к северу от города, на восточном берегу реки в районе Ветки, там, где проходила разграничительная линия с 9-й армией. Второй плацдарм находился примерно в 25 км южнее города. В начале октября южный плацдарм был расширен. Тем самым нависла угроза над Гомелем и немецким плацдармом восточнее реки. Пока 2-й армии приходилось заниматься своими флангами, К.К. Рокоссовский сосредоточил мощную группировку войск южнее Лоева, на участке ниже слияния рек Днепр и Сож. Тем самым создавалась угроза нанесения флангового удара по рубежу «Пантера» и по отсечной позиции на Днепре. В результате 2-я армия была бы поставлена перед необходимостью решать неблагодарную задачу создания фронта в контролируемой партизанами лесисто-болотистой местности западнее Днепра.

15 октября началось советское наступление на участке фронта шириной 30 км южнее Лоева. Советские соединения стремительно продвигались вперед. К 20 октября им удалось создать на обоих берегах Днепра плацдарм шириной 90 км и глубиной 15 км. Затем в течение двух дней они пытались наступать на северо-восток в направлении Речицы, по железной дороге западнее Гомеля. В конце месяца К.К. Рокоссовский перенацелил наступление на фланги 9-й армии. В результате на некоторых участках рубежа «Пантера» немецкая оборона была смята и создалась угроза ее прорыва на нескольких участках. 27 октября Г. Клюге и В. Модель обсуждали вопрос об отступлении 9-й и 2-й армий к Днепру ниже Могилева. На следующий день войска К.К. Рокоссовского еще более осложнили обстановку, возобновив наступление с плацдарма в районе Лоева. Но к концу месяца, по-видимому, удовлетворенный достигнутыми на отдельных участках успехами, К.К. Рокоссовский вновь приказал прекратить наступление.

В конце октября произошли перестановки в командовании группы армий «Центр». 28 октября генерал-фельдмаршал Г. Клюге, командовавший ее войсками с декабря 1941 г., был тяжело ранен в результате автомобильной катастрофы. На следующий день Гитлер назначил ему на замену генерал-фельдмаршал а Эрнста Буша. В самом начале ноября наступление войск генерала Н.Ф. Ватутина в районе Киева заставило командование группы армий «Центр» вновь обеспокоиться судьбой южного фланга. К 7 ноября советское наступление набрало такой темп, что Э. Буш запросил разрешения отвести фланг своих войск обратно к Чернобылю. Но Гитлер, который всегда неохотно позволял отводить войска на флангах, отказал.

10 ноября войска К.К. Рокоссовского предприняли третью попытку наступления с Лоевского плацдарма. В первый день немецкая оборона выдержала удар, однако на второй день была прорвана. В тот же день правофланговые армии 1-го Украинского фронта нанесли удар в северном направлении в 60 км западнее Чернобыля в неприкрытый фланг 2-й немецкой армии. К 14 ноября передовые части войск К.К. Рокоссовского совершили маневр в восточном направлении к Днепру из района северо-западнее Речицы.

После того как брешь на центральном участке обороны 2-й армии достигла 12 км, Гитлер приказал В. Моделю и В. Вейссу выделить по одной дивизии для нанесения контрудара с целью ликвидировать этот разрыв. В. Вейсс усилил эту группировку еще одной дивизией, переброшенной с южного участка своего фронта. Контрудар был нанесен 18 ноября, однако после того, как в течение двух дней дивизиям не удалось продвинуться вперед, наступление пришлось прекратить. В то же время войска Н.Ф. Ватутина заняли Чернобыль, а фронт К.К. Рокоссовского развернулся за Речицей на запад и начал наступление на Калинковичи, крупный железнодорожный узел, контролировавший линии снабжения 2-й немецкой армии. Крупные силы советской пехоты при поддержке танков и кавалерии находились в 30 км от Калинковичей. Если им удастся занять город, армия через два дня останется без горючего, а через четыре дня – без боеприпасов. Теперь основной задачей 2-й армии стало обеспечение обороны перед Припятскими болотами.

Даже если бы немцам удалось остановить советское наступление на Калинковичи силами двух танковых дивизий, это дало бы только временную отсрочку до тех пор, пока русские, обойдя город с севера, не вынудили бы немцев растянуть линию фронта до ее полного истончения. Следовательно, было необходимо отвести назад войска со всего участка обороны. И это решение должно было быть принято немедленно, так как, если эвакуацию придется осуществлять в спешном порядке, значительная часть тяжелой техники будет утрачена, так как она застрянет в болотах. Но Гитлер снова запретил любое отступление.

На следующий день советские части прорвали фронт 2-й армии в районе Удалевки и начали стремительное наступление на юго-запад, что создавало угрозу окружения правого фланга армии. Во второй половине дня 22 ноября Гитлер, наконец, смирился с неизбежным и разрешил В. Вейссу отвести свой фронт назад, но не далее рубежа, который он самолично тщательно наметил. Рубеж проходил восточнее Калинковичей. При этом войскам следовало удерживать и железную дорогу, проходящую севернее города. В дневнике армии отметили, что, поступи такой приказ на неделю раньше, его можно было бы с легкостью выполнить без каких-либо значительных потерь. В тот же вечер В. Вейсс докладывал в штаб группы армий, что на намеченный приказом Гитлера рубеж будет сложно выйти. Так же сложно будет его занять и удерживать. Этот рубеж проходил через заболоченный лес с густым подлеском, где давно уже обосновались партизаны. В. Вейсс запросил предоставить ему свободу маневра в рамках поставленной задачи, а именно создания оборонительного рубежа восточнее Припятских болот.

К тому времени К.К. Рокоссовский подготовил немцам еще один неприятный сюрприз. Рано утром 22 ноября, после оставшейся незаметной для противника перегруппировки сил, его войска перешли в наступление на центральном участке обороны 9-й армии южнее Пропойска. 9-й армии был нанесен внезапный ошеломляющий удар. На следующий день войска К.К. Рокоссовского нанесли мощный удар в стык между 2-й и 9-й армиями и перерезали железную дорогу севернее Калинковичей. В результате оборона немецкой 9-й армии в районе Гомеля стала представлять собой провисший выступ, бесполезный в тактическом отношении. Город потерял свое значение как важный железнодорожный узел еще десять дней назад, когда советские войска перерезали железную дорогу к западу от Речицы. 23 ноября Гитлер разрешил В. Моделю начать отвод войск. Однако он колебался еще целые сутки, прежде чем подписал приказ об эвакуации, так как потеря Гомеля могла "вызвать неблагоприятные отклики". Не желавший мириться с потерями территории, Гитлер вдвойне болезненно воспринимал потерю городов достаточно крупных, чтобы быть упомянутыми в мировой прессе и дать почву для торжества в Москве.

25 ноября Э. Буш приказал 9-й армии ликвидировать советский плацдарм в районе Пропойска. Кроме того, он распорядился, чтобы совместным контрударом 9-й и 2-й армий был ликвидирован прорыв противника на их флангах и восстановлен контроль над железной дорогой. Первый приказ не мог быть выполнен из-за нехватки сил. К тому времени русские уже успели пробить 80-километровый коридор в рубеже «Пантера» и продвинуться на 30 км на запад. Все, на что была способна 9-я армия - это попытаться замедлить темпы советского продвижения.

Приступить к исполнению второго приказа армии планировали 30 ноября. Но в течение последующих нескольких дней советские войска продвигались на северо-запад настолько стремительно и такими мощными силами, что ни одна из германских армий не смогла сосредоточить группировку, достаточную для нанесения контрудара. ОКХ обещало перебросить на этот участок 16-ю танковую дивизию из Италии. Но, поскольку одной дивизии было явно недостаточно, Э. Буш предложил отвести центральный участок фронта 9-й армии назад к Днепру, тем самым, высвободив еще две дивизии. Гитлер не соглашался с этим решением до 30 ноября. К тому времени войска К.К. Рокоссовского уже вышли к Днепру в районе западнее Пропойска и уничтожили все то, что еще оставалось у немцев на южном участке рубежа «Пантера».

В конце месяца 2-й армии удалось создать новый оборонительный рубеж восточнее Калинковичей, который проходил всего на несколько километров западнее установленной Гитлером линии. В течение ночи 4 декабря 9-я армия завершила отход на новые позиции. Таким образом, несколько восстановив положение, армии могли приступить к подготовке контрудара с целью ликвидации разрыва фронта. 6 декабря командование армий подготовило приказы о контрударе. Этой операции было присвоено кодовое название «Николаус». Начало было назначено на 16 декабря, так как к этому времени ожидалось прибытие 16-й танковой дивизии. Но советские атаки после 8 декабря связали все резервы, подготовленные для операции на участке 2-й армии. А 14 декабря внезапно осложнившаяся обстановка в районе слияния Березины и Днепра на участке 9-й армии заставила ее командование просить о переносе операции на 20-е число.

То, что немцам удалось начать операцию 20 декабря, как и планировалось, само по себе было неожиданностью. А первоначальный успех контрудара превзошел все ожидания. На второй день наступления передовые части наступающих группировок 9-й и 2-й армий установили контакт в районе Кобыльшины. Командование группы армий приказало войскам срочно провести перегруппировку и совершить поворот на восток с целью восстановить контроль над железной дорогой. До этого момента ни командование группы армий, ни командующие армиями не могли рассчитывать на большее, чем ликвидация бреши в оборонительных позициях. Немцы сами не могли поверить в то, что им удастся выполнить вторую часть задачи.

22 декабря контрнаступление продолжалось. Немцы продвигались на восток, а сопротивление советских войск постепенно ослабевало, по мере того, как они начинали чувствовать угрозу своим флангам. В течение следующих трех дней немецким войскам удалось выйти к железной дороге на севере, но на юге они были остановлены советскими частями, упорно сражавшимися на рубеже по реке Ипа. 26 декабря Э. Буш, обеспокоенный обстановкой на северном фланге наступающей группировки, передал 16-ю танковую дивизию в состав 3-й танковой армии. Генералам В. Моделю и В. Вейссу он приказал прекратить наступление и остановиться на выбранном благоприятном для обороны рубеже. После почти трех месяцев боев 9-я и 2-я армии снова имели сплошной фронт. Им удалось избежать последствий, которые могли иметь опасные удары советских войск. Иногда угрозу удавалось устранить в самый последний момент. Цена успеха для немцев была очень высокой. Была потеряна половина Днепровского плацдарма, то есть береговая полоса шириной примерно 150 км. На юге между флангами групп армий «Центр» и «Юг» зияла брешь шириной около 100 км.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог