Битва за Днепровский рубеж в зоне группы армий «Юг»


"Ты увидел бой, Днепр-отец река,
Мы в атаку шли под горой.
Кто погиб за Днепр, будет жить века,
Коль сражался он как герой."

Е. Долматовский

14 сентября на фронте группы армий «Юг» 4-я танковая армия находилась на грани катастрофы. Воронежский фронт прорвал оборону 4-й танковой армии на нескольких участках, в результате чего армия оказалась рассеченной на три части. Г. Гот доложил командованию, что русские могут беспрепятственно наступать на Киев. По его словам, обстановка напоминала ту, что сложилась зимой южнее Ростова. Разница состояла в том, что в то время в его распоряжении было несколько боеспособных соединений, которыми он мог маневрировать. Самая большая опасность состояла в том, что армии придется отступать на юг параллельно Днепру и оставить по обе стороны от Киева полностью открытые участки.

Э. Манштейн приказал Г. Готу развернуть правый фланг своей армии на запад, расположив фронт с севера на юг таким образом, чтобы обеспечить прикрытие Киева. О. Вёлеру он приказал как можно скорее отводить армию назад, чтобы не снижать боеспособности войск, которые предстояло использовать для прикрытия бреши, образовавшейся между двумя армиями. 15 сентября Э. Манштейн доложил Гитлеру, что он намерен отдать приказ 4-й танковой армии немедленно отступать за Днепр, иначе она обязательно будет разгромлена. Поскольку для усиления 4-й танковой армии придется перебрасывать дивизии из 8-й армии и 1-й танковой армии, в распоряжении Э. Манштейна не оставалось войск для обороны на восточном берегу Днепра.

Для группы армий «Юг» решение отойти за Днепр было большим благом, несмотря на то, что оно требовало решения задач, которые, как никогда прежде, должны были стать для войск и командиров суровым испытанием на подготовленность и стойкость. Первой задачей было вывести из боев разрозненные части 4-й танковой армии, что было выполнено в ночное время 16 и 17 сентября. Г. Гот назвал этот маневр "двумя огромными скачками назад", в результате чего армия снова обрела некоторую свободу маневра и восстановила контакт между своими частями. Следующий шаг по переброске соединений 4-й танковой, 8-й и 1-й танковой армий за Днепр был более сложным и опасным. В распоряжении трех армий, ширина фронта которых составляла более 600 км, было всего пять переправ в районе Киева, Канева, Черкасс, Кременчуга и Днепропетровска. Переправляться на другой берег реки означало дробить силы, создавать предмостные укрепления, которые было необходимо удерживать до того, как все войска переправятся на другую сторону. На противоположном берегу следовало также создавать и расширять плацдармы с целью не допустить создания советскими войсками своих плацдармов на незащищенных участках на западном берегу.

Карта. Днепровский рубеж. Группа армий Юг. 2.10 - 21.12.1943 г.

В последнюю неделю сентября отступление группы армий «Юг» превратилось в состязания с русскими за то, кто первым займет правый берег Днепра. 19 сентября части К.К. Рокоссовского переправились через реку Припять в районе ее слияния с Днепром. До конца месяца они создали по обоим берегам Припяти плацдарм, протянувшийся на 25 км на запад, до Чернобыля. Намереваясь не дать немцам закрепиться на Днепре и тем самым загнать их в тупик, Ставка поставила фронтам и армиям задачу форсировать Днепр с ходу. 26 сентября Воронежский фронт захватил плацдарм на излучине Днепра, ниже по течению от Переяславля; Степной фронт организовал три переправы меньших размеров между Кременчугом и Днепропетровском. Через несколько дней район переправ превратился в огромный плацдарм шириной 50 км и глубиной на одном из участков до 15 км. Эти плацдармы находились почти строго посередине между переправами, которые были организованы немцами, на труднодоступной для противника местности.

Гитлера больше всего беспокоил плацдарм советских войск в устье Припяти. 25 сентября он отдал приказ группам армий «Центр» и «Юг» о его немедленной ликвидации. Однако в реальности все обстояло не так просто. В то время как немецкая сторона могла выделить для выполнения этой задачи несколько измотанных дивизий, направив их в болотистую местность вокруг плацдарма, русские, исполненные решимости не отдавать этот участок, перебросили туда хорошо отдохнувшие свежие соединения.

К концу месяца группа армий «Юг» переправила за Днепр свои последние части и теперь пыталась организовать на правом берегу сплошной фронт. Прибывшая 20 сентября на рубеж «Вотан», в районе Запорожья, 6-я армия уже вела тяжелые бои, отражая удары советских танковых соединений на своем центральном участке. Это явно говорило о том, что Ставка не намерена ослаблять давление на немцев, по крайней мере, до тех пор, пока держится хорошая погода. За два с половиной месяца боев группы армий «Центр» и «Юг» были вынуждены отойти назад примерно на 230 км на фронте 1000 км. С экономической точки зрения рейх потерял самые ценные из захваченных в Советском Союзе территорий. Пытаясь не допустить, чтобы Советский Союз мог использовать эти территории, Гитлер приказал применять на них тактику "выжженной земли", однако эта тактика успеха не имела. В конце сентября из группы армий «Центр» поступил доклад, что из ее тыловых районов было эвакуировано всего 20-30% товаров и сырья.

На участке группы армий «Юг» эти цифры были еще ниже. Не хватало личного состава для уничтожения продукции и промышленных объектов; кроме того, было недостаточно транспорта и оборудования для вывоза того, что еще могло быть использовано. Большое количество заводов, электростанций, железнодорожных путей и мостов действительно были уничтожены, но они никогда полностью и не восстанавливались после советского отступления в 1941 г. Общее число гражданских лиц, эвакуированных немецкими армиями и гражданскими организациями, составляло около 600 тыс. человек, или одну десятую всего проживающего на оккупированных территориях населения. По немецким оценкам, примерно 280 тыс. из этого количества были переправлены через Днепр. Немцы забрали с собой из оккупированных районов 268 тыс. тонн зерна, 488 тыс. голов крупного рогатого скота и лошадей. 941 тыс. тонн зерна и 13 тыс. голов скота было немцами уничтожено. При этом в оставленных вермахтом районах оставалось еще 1 656 233 тонн зерна, в основном не убранного с полей, и 2 987 699 голов скота и лошадей.

После выхода к реке Днепр советские войска выполнили ближайшую задачу летнего наступления. Сокращение немецкого фронта, преимущества обороняющегося за водной преградой, растянутые линии коммуникаций советских частей, усталость советских войск – все это привело к очередному временному равновесию между противостоящими сторонами. В начале октября немцы все еще верили в то, что им удастся достичь некоего баланса. Однако их собственные ошибки, а также количественное превосходство советских войск работали против них. Пытаясь удержать территории к востоку от Днепра, Гитлер слишком подорвал силы групп армий «Юг» и «Центр». Как следствие этого – для оборудования так называемого Восточного вала уже не оставалось ни личного состава, ни техники. В результате на этом рубеже оставались значительные бреши, тогда как фронт продолжал движение. В то же время русские, обладавшие численным превосходством, могли позволить себе давать войскам перерывы на отдых и перегруппировку. В результате они вышли к Днепру с почти полностью боеготовыми армиями, и битва за Днепровский рубеж началась еще до того, как немецкие войска завершили переправу на другой берег.

Днепр является второй по величине рекой европейской части Советского Союза. В месте слияния с рекой Припять Днепр достигает ширины до одного километра, а затем по ходу течения извилистое русло реки меняет свою ширину от полукилометра до более полутора километров. Ниже по течению от Киева ширина долины Днепра составляет 30-40 км. Восточный берег здесь болотист и изобилует многочисленными мелкими протоками. В районе Киева западный берег возвышается над рекой примерно на 100 м; он обрамлен грядой крутых холмов. Ниже по течению от города западный берег все так же остается высоким, при этом его высота колеблется между 50 и 100 м, и так вдоль всего нижнего течения Днепра. Восточный берег плоский, он почти лишен растительности; до самого горизонта простирается голая степь. При наличии достаточного количества войск и инженерных сооружений Днепровский рубеж мог представлять собой почти идеальную линию обороны. Однако состояние немецкой группы армий «Юг» осенью 1943 г. было таково, что река могла служить лишь слегка укрепленной естественной преградой и являлась слабой опорой для оборонявшихся. Немецкие солдаты, вдохновленные пропагандистскими лозунгами о Восточном вале, были сильно разочарованы, когда после переправы на западный берег обнаружили, что оборонительные рубежи должным образом не оборудованы и что большей части их просто не существует. С тактической точки зрения оборона Днепра ставила перед группой армий «Юг» ту же проблему, с которой она сталкивалась постоянно после Сталинграда, а именно, оборону рубежа с вклинением на восток.

К началу октября советские войска превосходили врага в 2,1 раза в живой силе, в 4 по артиллерии, в 1,1 раза по танкам и САУ и в 1,4 раза по самолетам. 2 октября советское командование, понимая, что войска дошли до рубежа, который немцы намерены отстаивать любой ценой, начало наступление на всем Восточном фронте, которое длилось неделю. В течение этой недели войска на Днепре осуществляли перегруппировку и принимали пополнение. Не давая немцам передышки после тяжелых боев 10-13 октября, в 22.00 13 октября более 200 советских танков и САУ начали первый в истории ночной танковый штурм, рано утром советская бронетехника ворвалась в Запорожье и к концу дня вместе с пехотой овладела городом, ликвидировав немецкий плацдарм. 9 октября, после недели затишья, войска 4-го Украинского фронта возобновили наступление на участке немецкой 6-й армии.

Участок обороны немецкой 6-й армии имел форму острого угла и ограничивался на севере рекой Днепр, а на юге – Азовским и Черным морем. Линии коммуникаций представляли собой три одноколейные железнодорожные ветки, которые пересекали Днепр в районе Никополя, Берислава и Херсона. Голая степь не могла служить оборонявшимся прикрытием и не представляла собой естественного препятствия для наступающих советских частей. Единственным преимуществом 6-й немецкой армии была грамотно организованная линия фронта: поскольку рубеж в районе Мелитополя был слабо защищен, немцы хорошо оборудовали его на всю глубину линии Вотана. Наступление советских войск началось на участке 30 км в районе Мелитополя. Артиллерийская подготовка сильно опустошила ряды оборонявшихся. В течение одного часа две немецкие дивизии численностью по 15 тыс. человек попали под град советских снарядов.

13 октября 51-я советская армия ворвалась в Мелитополь с юга, однако на преодоление немецкой обороны советским войскам потребовалось еще 12 дней тяжелейших боев. Мелитополь пал 23 октября. Это послужило сигналом для нанесения удара главными силами, сосредоточенными во втором эшелоне. Через два дня 28-я и 51-я армии начали наступление на юго-запад и юг. В результате немецкая 6-я армия оказалась рассеченной надвое. Южнее участка прорыва оборонялись две немецкие и две румынские дивизии. Поскольку румыны находились в состоянии близком к панике, что вряд ли могло способствовать организации прочной обороны Перекопа, немецкое командование приняло решение попытаться прикрыть брешь с севера. 30 октября 51-я и 28-я советские армии смяли слабый южный фланг 6-й армии и начали наступление на Перекоп и Херсон, в устье Днепра. Еще через два дня остатки войск, оборонявшие южный фланг, бросив все тяжелое вооружение и автомобили, отошли за Днепр. Сильнее укрепленный северный фланг отошел назад, на большой плацдарм к югу от Никополя. Гитлер приказал удерживать этот район для обороны города, а также в качестве возможного трамплина для нового наступления из Крыма.

26 октября, после того как оборона 6-й армии была рассечена надвое, Э. Клейст заявил, что вынужден перебросить еще одну дивизию из 17-й армии. После этого, имея в своем составе всего одну немецкую и семь "ненадежных" румынских дивизий, 17-я армия была уже не в состоянии обеспечить оборону Крыма. Он добавил, что намерен следующей ночью начать отвод войск с Керченского полуострова. Гитлер сразу же запретил этот маневр. Вечером 28 октября командующий 17-й армией генерал инженерных войск Эрвин Енеке заявил, что не намерен нести ответственность "за второй Сталинград", и предложил в любом случае выполнить приказ командования группы армий на эвакуацию, отмененный Гитлером. В ответ Э. Клейст отдал приказ защищать Крым любой ценой. Сославшись на Гитлера, он добавил, что в течение двух недель обстановка должна улучшиться, и тогда на полуостров прибудут подкрепления. Э. Енеке отказался поверить в новый приказ. Тогда Э. фон Клейст лично повторил его по телефону.

Никакие аргументы не смогли бы убедить Гитлера отступить из Крыма. Как всегда, он надеялся, что фортуна переменится, и вынашивал невнятные замыслы возместить все свои потери. В свою очередь, немецкие генералы, оптимизм и решительность среди которых рассматривались как неотъемлемые профессиональные качества, в большинстве своем не спешили считать свое дело проигранным до тех пор, пока у них оставался хоть самый мизерный проблеск надежды. 2-й Украинский фронт сосредоточил четыре армии, в том числе 5-ю гвардейскую танковую армию, за плацдармом в районе Кременчуга. 15 октября двенадцать стрелковых дивизий перешли в наступление. Во второй половине дня И.С. Конев ввел в бой 5-ю гвардейскую танковую армию. На следующий день на другой берег реки переправились уже три советские армии. Через несколько дней И.С. Конев бросил свои дивизии через реку; в результате был прорван левый фланг обороны 1-й немецкой танковой армии.

18 октября советские войска заняли Пятихатку, в 50 км южнее Днепра, и перерезали главные железнодорожные ветки на Днепропетровск и Кривой Рог. 21 октября советские войска начали продвигаться к Кривому Рогу. 24 октября Э. Манштейн перебросил 40-й танковый корпус в 8-ю армию, на северный фланг того участка, где войска И.С. Конева наступали на Кривой Рог. Из-за нависшей над городом угрозы наступление 40-го немецкого корпуса началось 27 октября, на один день раньше, чем было запланировано. В течение трех дней немцам удалось вынудить советских танкистов оставить город и отойти назад примерно на 30 км.

3 ноября, после нескольких дней активной перегруппировки за линией фронта, в районе плацдармов и восточнее Днепра, началось советское наступление. Под прикрытием мощного огня артиллерии шесть стрелковых дивизий и танковый корпус из состава 3-й гвардейской танковой армии и 38-й армии нанесли удар на центральном участке немецкого оборонительного рубежа и прорвали его. Одновременно 60-я армия прорвалась с плацдарма в районе Ясногородки. В течение двух дней немецкий фронт 4-й танковой армии в районе Лютежа был поставлен на грань катастрофы. К исходу дня 5 ноября бои перекинулись на улицы Киева, а на следующий день последние немецкие подразделения отошли на юг.

Совсем не имея резервов, 4-я танковая армия была обречена. Сначала Г. Гот полагал, что целью русского наступления был Киев, но уже к 5 ноября и он, и Э. Манштейн поняли, что русские были намерены наступать широким фронтом на юго-запад и по возможности охватить с флангов весь немецкий участок фронта на Днепре. Это означало, что следующей целью советского наступления был Фастов, расположенный в 60 км юго-западнее Киева, крупный железнодорожный узел, контролировавший двухколейную железную дорогу, по которой осуществлялось снабжение центрального участка группы армий «Юг». 6 ноября Э. Манштейн приказал развернуть 25-ю танковую дивизию, прибывшую с Запада, для обороны Фастова. Утром 7 ноября советские части ворвались в Фастов.

Советские войска пытались наступать сразу на юго-запад и запад. Э. Манштейн решил сначала нанести мощный удар на Житомирском направлении, а потом за Фастовом совершить поворот на восток. 19 ноября 13-й армейский и 48-й танковый немецкие корпуса снова заняли Житомир. На следующий день дивизия «Адольф Гитлер» повернула на восток и 23 ноября вышла к Брусилову, к северу и несколько западнее Фастова. Но затем после нескольких дней дождей дороги размыло. Севернее, 59-й армейский корпус, войска которого, несмотря на приказ Гитлера, были выбиты из Коростеня, 24 ноября, воспользовавшись растущим замешательством советских войск, снова вошел в город. На следующий день Э. Манштейн объявил о временном прекращении наступления в связи с погодными условиями.

Последние две недели ноября решили судьбу Днепровского рубежа. Он пока еще удерживался немцами, так как генерал Н.Ф. Ватутин в ожидании более благоприятной погоды не стал сразу же наносить фашистам решительный удар. В сложившейся же к концу месяца реальной остановке Г. Гот и Э. Манштейн прекрасно понимали, что не приходится даже говорить о возвращении немецких войск на Днепр в районе Киева. В то время, как немецкая 4-я танковая армия вела бои западнее Киева, обстановка на остальных участках группы армий «Юг» продолжала неуклонно ухудшаться. После того, как 13 ноября советские части захватили небольшие плацдармы по обе стороны от Черкасс, войска 2-го Украинского фронта быстро расширили один из них на север, создав в результате реальную угрозу охвата города и рассечения участка фронта 8-й немецкой армии.

Советские войска продолжали оказывать давление на 1-ю немецкую танковую армию на доставшемся ей от 6-й армии плацдарме в районе Никополя, а также в районе севернее и восточнее Кривого Рога. 20 ноября генерал-полковник Ганс Хубе, сменивший Э. фон Макензена на посту командующего 1-й танковой армией, доложил командованию группы армий о том, что укомплектованность его пехотных частей снизилась до недопустимого уровня. На переднем крае не хватало солдат; в дни самых тяжелых боев дивизии теряли до одного батальона личного состава. Г. Хубе считал дальнейшую оборону Днепровского рубежа невозможной, если в его армию срочно не будет переброшено по воздуху необходимое пополнение.

В тот же день Э. Манштейн, предугадывая дальнейшее развитие событий, доносил в ОКХ, что русские помимо резервов, составляющих 44 стрелковые дивизии и значительное количество танковых бригад, сформированных в 1943 г., сосредоточили за линией фронта еще 33 стрелковые дивизии и 11 танковых и механизированных корпусов. Этими силами они вполне способны начать полномасштабное зимнее наступление. Тогда группа армий «Юг», связанная жесткой обороной сложившейся линии фронта, с тактической точки зрения окажется полностью в их власти. Группе армий, продолжал генерал-фельдмаршал, необходимо иметь достаточно мощные резервы. В случае невозможности переброски таких резервов с других театров их необходимо создать за счет сокращения линии фронта на юге Восточного фронта и выведенной из Крыма 17-й армии.

Каким бы мрачным ни был анализ, проведенный Э. Манштейном, его оценка обстановки была более оптимистичной по сравнению с тем, как смотрели на ближайшее будущее командующие его армий. В участке обороны 8-й армии образовались бреши у плацдарма в районе Черкасс и севернее Кривого Рога. 24 ноября начальник штаба 8-й армии запросил вышестоящее командование относительно возможности "принятия значительных оперативных решений" (то есть речь шла об общем отступлении) после того, как установится морозная погода. Все, чем смог ответить Э. Манштейн, был неуклюжий афоризм: "Тот, кто станет удерживать свои позиции хотя бы на минуту дольше, будет побежден". Еще через два дня Г. Хубе предупредил о необходимости либо отдать приказ оставить Никопольский плацдарм, либо направить в его армию значительные резервы. На следующий день, 27 ноября, он доложил Э. Манштейну, что армия полностью исчерпала свои собственные возможности, и запросил, сколько еще дней ей придется оборонять Никопольский плацдарм. Э. Манштейн ответил, что согласен с мнением командующего армией, но не может заставить Гитлера отменить прежние приказы.

В конце ноября Гитлер намеревался перебросить часть сил из немецких 4-й и 1-й танковых армий для укрепления фронта в районе Черкасс. Э. Манштейн в ответ заявил, что, если русские снова попытаются накинуть петлю на северный или южный фланг группы армий, оборона Черкасс все равно не будет иметь смысла. В начале декабря похолодало; в течение нескольких дней дороги замерзли достаточно для того, чтобы немецкие танковые дивизии смогли возобновить движение. Э. Манштейн приказал 48-му танковому корпусу совершить маневр к северу от Житомира и наступать на рубеж Радомышль – Малин, а затем повернуть на северо-восток во фланг советской 60-й армии, действующей против 59-го армейского корпуса в районе Коростеня. Однако в течение нескольких последующих дней корпусу практически не удалось продвинуться вперед: навстречу ему двинулись советские соединения, задачей которых было новое наступление на Житомир. 21 декабря командование 4-й танковой армии приказало корпусу перейти к обороне.

На участках 8-й армии и 1-й танковой армии в течение всего ноября и первых трех недель декабря советские войска вели бои на изнурение, которые немцы не могли долго выдерживать. До второй недели декабря немцам удавалось сдерживать наступление советских соединений и сохранять фронт, но затем участок на северо-западе у плацдарма в районе Кривого Рога был прорван. Прежде чем немцам удалось создать новый фронт, войска 2-го Украинского фронта заняли участок на Днепре, севернее Черкасс. После 15 декабря все, что осталось от линии Вотана, была узкая полоса обороны на Днепре шириной 70 км между Киевом и Черкассами.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог