Герои операции «Искра» 1943 года


"По льду Невы пошли в атаку
Армейцы шестьдесят седьмой.
Они успешно взяли штурмом
Высокий берег, политый водой."

Б. Кочетков

Герой прорыва блокады Ленинграда лейтенант Осатюк Д.И.

Операция «Искра» – это стратегическая наступательная операция по прорыву блокады Ленинграда. Она проходила с 12 по 30 января 1943 г. силами ударных группировок Ленинградского и Волховского фронтов при содействии части сил Балтийского флота и авиации дальнего действия Красной Армии. За 19 суток операции войска фронтов прорвали вражескую блокаду Ленинграда, создав коридор шириной 8-11 км, позволивший восстановить сухопутные коммуникации города со страной.

Одержав победу в наиболее тяжелых первых семидневных боях, советские воины вписали новую страницу в героическую историю Великой Отечественной войны. В этих боях героизм был массовым. Лучшие из лучших были удостоены звания Героя Советского Союза. Вот их имена: старший лейтенант Григорий Андреевич Заика, капитан Николай Андрианович Зеленов, сержант Иван Антонович Лапшов, старшина Иван Михайлович Макаренков, красноармеец Дмитрий Семенович Молодцов, лейтенант Дмитрий Иванович Осатюк, младший сержант Тимофей Ефимович Пирогов, майор Петр Афанасьевич Покрышев, генерал-майор Николай Павлович Симоняк.

12 января 1943 года в ходе операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда в рядах наступавшей 372-й сд (стрелковая дивизия) Волховского фронта был известный на фронте минометный расчет шестерых братьев сибиряков Шумовых - Александра, Василия, Семена, Луки, Ивана и Авксентия. Шумовы, в совершенстве владея 120-мм минометом, уничтожили много живой силы и боевой техники противника. Было подсчитано, что на каждого из братьев Шумовых приходилось не менее сотни убитых оккупантов. Весь их расчет был награжден орденами.

Примеры мужества и отваги наших бойцов и командиров не давали противнику организовать сопротивление. Во время вражеской контратаки 13 января на 952-й полк бесстрашно дрался с немцами заместитель командира батальона по политической части капитан А. Сальников. Во главе подразделения он ворвался в неприятельскую траншею и бросился на врага врукопашную, работая штыком и прикладом. В этот момент германский автоматчик в упор дал очередь в Сальникова. Собрав последние силы, капитан ринулся на врага и, уже умирая, костенеющими пальцами задушил его.

Звено штурмовиков-гвардейцев во главе со старшим лейтенантом Мыльниковым Г.М. обнаружило двигавшуюся по дороге колонну автомашин с войсками. Штурмовики несколькими атаками разгромили ее. Было уничтожено много солдат и офицеров и более десятка автомашин. В один из следующих вылетов штурмовики этого звена заметили замаскированный эшелон врага. Летчику Аксенову И.И. удалось сразу же поразить паровоз, а остальные штурмовики подожгли вагоны.

14 января совершил свой подвиг связист Дмитрий Молодцов, сражавшийся в одном из батальонов 136 сд, атаковавшем высоту «Подснежник». Во время боя, чтобы открыть путь всему батальону, он кинулся на ДЗОТ, который никак не удавалось подавить, и грудью закрыл амбразуру. Захлебнувшись в его крови, пулемет замолк, а высоту удалось взять. В феврале 1943 года рядовому 270 пп 136 сд Молодцову Д.С. было присвоено звание Героя Советского Союза.

15 января, отражая контратаки пехоты и танков врага, артиллеристы показывали многочисленные примеры героизма и самоотверженности. Одним из таких примеров является подвиг дивизиона ПТО из 596 иптап. Дивизион артполка под командованием капитана Родионова был выдвинут в район 8-й ГЭС, откуда противник бросил крупные силы пехоты и несколько танков из 502 отб во фланг нашим войскам. Заняв огневые позиции, дивизион сразу же вступил в бой. На его боевые порядки двигались 16 танков, ведя огонь из орудий. Однако дивизион молчал. Только подпустив вражеские танки на расстояние 400 м, командир дивизиона приказал открыть огонь. Потеряв несколько машин, противник повернул влево, пытаясь обойти позиции дивизиона, а справа бросил на позиции дивизиона пехоту.

Автоматчиков отогнали картечным огнем фланговой батареи, но танки продолжали продвигаться вперед. Капитан Родионов сам стал у орудия, заменив убитого наводчика, и метким выстрелом зажег головной танк. Германские танки отошли, но вскоре атаковали снова. Тяжелый бой длился несколько часов и закончился победой артиллеристов, которые отразили наступление врага и не допустили его выхода в тыл нашей ударной группировке.


***


Пулеметчики, Ленинградский фронт, 1943 г.

Рабочий поселок № 5 обороняли 151-й, 159-й и 161-й пехотные полки вермахта, которые поддерживали несколько танков, в том числе и тяжелые танки «Тигр». Соединения Ленинградского и Волховского фронтов в районе Рабочего поселка № 5 на вечер 15 января разделяла узкая полоска шириной 1 км, но германские войска сопротивлялись с отчаянием обреченных и неоднократно переходили в контратаки. Части нашей 136 сд при поддержке танков 61 лтбр (два стрелковых полка и два батальона танков) пытались обойти поселок с флангов и окружить немцев. Во время осуществления этой операции 16 января 1943 года произошел знаменитый бой легкого танка Т-60 с тактическим номером «164» против двух тяжелых «Тигров».

Экипаж машины состоял из командира роты Т-60 лейтенанта Дмитрия Осатюка и механика-водителя старшины Ивана Макаренкова. Еще во время учебы танкисты поняли важнейшее свойство «малютки» – ее великолепную подвижность. Лейтенант требовал, чтобы в бою машина «танцевала», и механик, ценой упорнейшего труда, в совершенстве достиг этого. В тот день на поляну, где шел бой, выползли из леса два тяжелых немецких танка. Передний намеревался, очевидно, ударить во флаг пехотной цепи, поблизости которой находилась «малютка».

Первое, что мелькнуло в уме Осатюка: «Спасти пехоту». Но как? Идти на таран? Это было бы заведомым самоубийством. Завязать огневую дуэль? Снаряды 20-мм скорострельной пушки отскакивали от брони германского танка, как горох от стенки. Оставалось одно: отвлечь внимание на себя.
– Ваня, танцуй! – крикнул Осатюк.
Сначала машина рванулась вперед и быстро приблизилась к немецкому танку. Тот остановился, оценивая добычу. Разбить маленький танк крупнокалиберной пушкой, казалось, не составляло никакого труда. Немцы ринулись в атаку.

«Малютка» ловко уклонилась. Началась погоня. Танки противника шли один за другим. Повинуясь команде Осатюка, Макаренков кидал машину из стороны в сторону, выписывал замысловатые вензеля, но не уходил от немцев за пределы видимости. Осатюк вел огонь из пушки с единственной целью: ослепить вражеский экипаж, не дать ему вести прицельный ответный огонь.
– Держи вдоль леса, к круглой опушке! – приказал лейтенант.

Никогда еще Макаренков не орудовал рычагами управления так быстро. Казалось, танк, совершая неожиданные повороты, вот-вот перевернется. Чем ближе к круглой полянке, тем больше росло напряжение. Но вот танк выскочил на поляну. Осатюк коснулся плеча механика. Макаренков сразу понял команду – такие сигналы подавались еще во время учений. Он мгновенно выключил левый фрикцион. Машина, послушная своему хозяину, взревела и, поднимая снежное облако, развернулась. Казалось, не было более удобной мишени для противника, чем танк, повернувшийся к нему бортом. Но Осатюк внезапно повернул башню и мгновенно открыл слепящий огонь в упор по смотровым щелям тяжелого германского танка.

Мощным рывком Макаренков увел «малютку» вперед. Немецкий танк со скрежетом повернул вслед за нашей машиной. Борт тяжелого танка теперь был обращен к роще. В это время из-за деревьев вырвалась острая сверкающая полоска. Грянул орудийный выстрел. Потом второй... Через мгновение сильный взрыв внутри вражеского танка сотряс воздух.
– Ваня! Заманили дуру! Готово! – со вздохом облегчения вырвалось у Осатюка.

Обтирая рукавом пот, сбегавший крупными каплями со лба, Макаренков ответил так, будто участниками события были не он и не Осатюк:
– Не подвела наша «малютка»...
Не прошло и трех минут, как у круглой поляны появился второй тяжелый танк. В считаные секунды скрытая за деревьями батарея 61 лтбр расправилась и с этой вражеской машиной.

Скорее всего, это были «Тигры» из 502-го тяжелого батальона танков вермахта за номерами «250005» и «250006». По немецким данным, в первой машине снаряд пушки попал в моторное отделение, и танк сгорел, а во второй машине артснаряд попал в башню; кроме того, у этой машины сломалась трансмиссия, и немцы подорвали ее сами 17 января.

Осатюку повезло еще тем, что свидетелем его боя с «Тиграми» было командование бригады, которое находилось вблизи злополучного поселка. Как раз в то время, когда наши артиллеристы поразили второй тяжелый танк, комбриг с замполитом подскочили на «малютке» к огневой позиции батареи. У орудия, которое только что выручило Осатюка, стояли возбужденные артиллеристы, громко обсуждая подробности боя.
– Обработали на славу, – заметил их командир, показывая рукой в сторону нацистского танка.
Артиллеристы, почерневшие от копоти, в изодранной, перемазанной торфяной грязью одежде, не скрывали радости. Этот бой с «Тиграми» стал основной составляющей в присвоении экипажу легкого танка Т-60 (для всего экипажа это, скорее всего, единственный случай) с номером «164» званий Героев Советского Союза.


***


Уничтожая вражеский ДЗОТ, совершил свой бессмертный подвиг экипаж бронемашины БА-10 под руководством лейтенанта Лаптева. Взвод бронеавтомобилей под его командованием прорвался к окраинам Шлиссельбурга и шел вдоль железнодорожной насыпи. Подступы к ней защищал германский пулеметный ДЗОТ, который вел огонь по пехоте. Стрелки 86-й дивизии залегли. Лаптев пытался огнем подавить ДЗОТ, но немцы, чувствуя себя уверенно за надежным укрытием, продолжали обстреливать пехоту, не давая ей подняться с земли. Обстановка осложнялась тем, что кроме пулемета по нашей машине стреляла со стороны насыпи вражеская противотанковая пушка. Взвод Лаптева пытался уничтожить ПТО, но не смог.

Тогда лейтенант принял решение – любой ценой, даже ценой собственной жизни, заставить ДЗОТ замолчать, спасти пехоту, открыть ей путь к дальнейшему наступлению. Лаптев повел свою машину прямо на ДЗОТ. Немцы сосредоточили огонь на броневике. Но это не остановило экипаж. Через несколько мгновений корпус БА-10 закрыл хлещущую огнем амбразуру. Пехотинцы стремительно поднялись с земли и ринулись в новую атаку. В это время вражеский снаряд ударил в машину Лаптева. Броневик вспыхнул дымным пламенем. Весь экипаж БА-10 – Лаптев, Суряднов, Поляков – погиб в боевой машине.

Несмотря на жестокий огонь врага, пехотинцы прорвались к железнодорожной насыпи, с тыла обошли огневую позицию немцев, забросали ее гранатами и полностью уничтожили расчет противотанковой пушки. Теперь был открыт путь для остальных бронемашин. И они уже с ходу повели огонь по врагу, поддерживая атаку пехотинцев.


***


В исключительно трудных условиях действовали подразделения 12-й отдельной лыжной бригады подполковника Себова Н.А., наступая по льду Ладоги от маяка Бугровский. Ввиду сильного артиллерийского и пулеметного огня противника продвигаться вперед можно было только ползком, отвоевывая метр за метром. Так продолжалось четверо суток. На льду и морозе, не зная ни сна, ни отдыха, сражались воины-лыжники с врагом, укрепившимся на берегу Ладожского озера. В один из решающих моментов боя на побережье младший лейтенант Рядовкин А.Н. с группой бойцов первым ворвался во вражеский ДЗОТ. Туда же ворвалось еще несколько германских солдат. В этой схватке Рядовкин, расстреляв все патроны, уничтожил гранатой врагов и погиб при этом сам.


Статья написана по материалам книги
И.Б. Мощанский "Города-Крепости", М., "Вече", 2009, с. 100 - 160.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог