Полковник Головачев А.А.


"Все то, что мы в окопах защищали
Иль возвращали, кинувшись в прорыв,
Беречь и защищать вам завещали,
Единственные жизни положив."

Р. Гамзатов

Головачев А.А.

Головачев Александр Алексеевич родился в 1909 г. в поселке Любохна ныне Брянской области. В армии с 1929 г. Несколько лет жил в Москве. В 1932 г. окончил военную школу им. ВЦИК. Участвовал в 1939 г. в походе Красной Армии по освобождению Западной Украины, в войне с Финляндией. В годы Великой Отечественной был начальником штаба, командиром стрелкового полка, а затем мотострелковой бригады, ставшей впоследствии гвардейской. 6 марта 1945 г. погиб в бою. Звания Героя Советского Союза был удостоен дважды – 23 сентября 1944 г. и 6 апреля 1945 г. (посмертно). Его именем названа одна из улиц в Москве.

Утром 5 августа 1941 г. около реки Симохи 146-й горнострелковый полк 44-й стрелковой дивизии начал бой с передовыми частями вражеской армии. Несколько дней назад моторизованные корпуса танковой группы врага прорвались к Первомайску, в тыл наших 6-й и 12-й армий. С юго-запада туда же вышла 17-я армия противника. Части наших армий оказались окруженными в районе Умани. Капитан Александр Головачев, начальник штаба 146-го горнострелкового полка, всю ночь провел на ногах: проверял оборону, организованную личным составом. Уже утром, убедившись, что все возможное сделано, решил вздремнуть. Но не прошло и часа, как его разбудил телефонист.
– Нас атакуют танки, – доложил по телефону начальник тыла полка. И вдруг связь оборвалась.

Головачев немедленно принял меры: против танков направил взвод охраны, хозвзвод, разведчиков и все подразделения штаба. Пришлось занять круговую оборону. Танки остановить не удалось. Они уже подходили к штабу. Головачев находился в окопе, когда вражеский танк пошел прямо на него. Держа в руке связку гранат, он ждал, когда бронированные машины подойдут ближе. И вот они уже совсем рядом. Что делать, бросать гранаты?

Нет, не успеть. Упущено время, надо ждать, когда передний танк пройдет над окопом. На какое-то мгновение стало темно – днище вражеской машины нависло сверху. Спустя секунды, когда танк перевалил через бруствер, Головачев вскочил и бросил ему вслед связку гранат. И сразу же, почти вместе со взрывом, раздались протяжный гул и грохот. Это появился второй танк. Он на мгновение задержался над окопом, а затем развернулся. И просела земля, наваливаясь со всех сторон на капитана. Но Головачев не погиб. Выручил боец – откопал его и вытащил из окопа. Жадно глотая воздух, капитан увидел подбитый им танк.

Вскоре полк получил приказ отходить к Умани. Головачев с группой бойцов прикрывал отход. 10 августа 1941 г. часть, в которой к тому времени осталось лишь около роты бойцов и два десятка командиров, пробилась к штабу 12-й армии. И опять всю ночь Головачев не спал, готовя людей к отражению вражеской атаки: фашисты были рядом, стягивали кольцо окружения. Утром 11 августа снова начался бой. Продолжался он с небольшими перерывами пять суток. Кончились продукты, подходили к концу боеприпасы. И вот тогда командующий армией, возглавивший окруженную группу, приказал сформировать отряд добровольцев для прорыва. Головачев был одним из них. Задача – выйти к своим в районе Белой Церкви и просить помощи.

Ночью 18 августа отряд в количестве 150 человек начал прорыв. Утром вышли из окружения. Но в живых осталось лишь 85 человек. Был убит и командир. Командование отрядом взял на себя Головачев. Три дня шли к Белой Церкви. Когда же достигли цели, то оказалось, что город в руках противника. Пришлось направиться к линии фронта, в район Черкасс. Однако и в этом месте прорваться не удалось – слишком много было вокруг вражеских войск. В начале сентября отряд вернулся к месту прежнего базирования. День отдохнули, и снова в бой – на восток, к Днепру. 10 сентября вышли к реке. Ночью переправились на восточный берег. Но и там оказались вражеские войска. С боями пробились в лес. Во время боя Головачев был ранен в ногу осколком мины.

6 ноября 1941 г. отряд вышел к Брянску, где встретился с партизанским отрядом, которым командовал майор Глушко. Вместе стали совершать налеты на вражеские тыловые базы, взрывали мосты и эшелоны. Но мысль о возвращении в действующую армию не покидала Головачева. Лишь 27 января 1942 года, перейдя с боем линию фронта, Головачев во главе сводного батальона прибыл в район действий 10-й армии. И снова тяжелые бои с врагом. Как и прежде, Головачев действовал дерзко, быстро и четко. Эти качества он старался воспитывать и у подчиненных: не обороняться, а стремительно наступать; в совершенстве знать не только свою, но и вражескую технику; перенимать боевой опыт старших товарищей, уметь использовать его в деле.

К тому времени Головачев потерял связь с родными. Больше года не получал писем. Сказались частые переходы, бои, окружение. Решил написать письмо для передачи по радио. В письме говорилось: «Дорогая мама Федосия Осиповна, сестры Варя и Маня, жена Нина и сыночек Вовочка! К вам обращается ваш сын, брат, муж и отец Александр Алексеевич Головачев. Может быть, мне повезет, и вы услышите эту передачу». Да, мать и сестры услышали. В то время они жили в Свердловске. Долго не могли прийти в себя от радости. В тот же день они написали ответ.

Осенью 1942 г. Головачева назначили командиром 23-й мотострелковой бригады. Бригады, которой, в сущности, еще не было. Ее предстояло сформировать, обучить и подготовить к предстоящим боевым действиям. И все это в немыслимо короткие сроки. Многое нужно было сделать: одеть, обуть, вооружить, разместить людей, создать монолитный коллектив. Дел непочатый край. Головачев начал с главного: с морально-психологического настроя, идеологической подготовки. Вот как рассказывал об этом ветеран Великой Отечественной войны, бывший командир взвода противотанковых ружей лейтенант Бабушкин К.И.:
– Когда бригаду торжественно построили под знамя, состоялся митинг. Выступал комбриг Головачев, призывал к стойкости и выносливости. «Родина, – говорил он, – вручает нам красное знамя, которое дает бригаде право на существование. И это право, данное бригаде как бы авансом, нужно оправдать в предстоящих боях, донести знамя до Берлина, украсить его гвардейской лентой и орденами. Отныне наша жизнь принадлежит и этому знамени. Пусть каждый помнит: если кто струсит, пуля настигнет того. А если я струшу, пусть пуля поразит меня». И он с силой приложил свою широкую ладонь к груди...

Четкость, конкретность, ясность во всем – этого добивался в делах Головачев. Он не терпел фальши, лени, неряшливости. Энергия, неутомимость сочетались у него с умением опираться на актив. Постепенно создавалась военная организация, сколачивался коллектив. Каждый твердо знал, какие вопросы он должен и может решить сам, а какие – вышестоящее начальство. Каждый занимался своим делом, не подменял подчиненных. Учитывая способности и возможности ближайших помощников, Головачев своим примером учил их чёткости в работе, чуткости и любви к людям, добросовестности и порядочности, умению создавать соответствующий нравственный климат в коллективе, исключающий ненужные конфликты. Доброжелательность, внимательность сочетались у Головачева с требовательностью и железной дисциплиной.

С первых дней войны он столкнулся с многими проблемами. Прежде всего требовалось правильно оценивать обстановку и делать соответствующие выводы. Для объективной оценки реальной действительности нужны были обширная информация о противнике, глубокие знания закономерностей развития событий. Совокупность этих факторов в решающей степени определяла правильность оценки обстановки. Но очень часто информации было мало, и принимать решение приходилось, основываясь на интуиции, командирском предвидении. Для этого требовались вера в себя, решительность, воля и настойчивость, умение не теряться в самых трудных условиях, мгновенная реакция. И эти качества воспитывал Головачев у подчиненных. Воспитывал самым проверенным методом – личным примером.

...Воины бригады стремительно продвигались вперед. Вот уже окраины Россоши. Этот районный центр сильно укреплен фашистами, организовавшими круговую оборону. Впереди – сплошная стена вражеских войск. Головачев знал: разведка сообщила, что второй линии нет, противник не успел подтянуть технику, все силы выдвинул вперед, навстречу наступающим. Значит, нужно прорвать эту стену, выйти в тыл обороняющимся. Нельзя упустить такой момент, каждая секунда на счету.

Головачев не был бездумным, лихим командиром, который очертя голову устремляется в самое пекло боя, не думая о том, к чему это приведет. Конечно, храбрость на войне нужна. Но, прежде всего – продуманность, многосторонний анализ обстановки. Следовало учитывать все, что возможно, находить оптимальный вариант действий. Он учил подчиненных: нужны трезвая оценка обстановки, расчет сил и средств своих и противника, а главное – необходимо знать, что будет после действия, как это отразится на всей картине боя, как данный поступок повлияет на последующие события. Все понимал Головачев, а сделал наоборот.

Откинув крышку люка броневика, он встал и скомандовал:
– Вперед, за мной!
Броневик мчался впереди наступающих на огневые позиции врага. Подчиненные сразу поняли замысел командира. Сказалась выучка. Недаром Головачев постоянно совершенствовал систему управления, жестко требуя не только подчинения, но и разумной инициативы, особенно от руководящего состава. Неудержимой лавиной устремились бойцы в город. Сопротивление противника было сломлено. Четкое взаимодействие и правильная расстановка огневых средств, внезапность, умелые действия командира решили исход боя.

В схватках с врагом росло боевое мастерство. Головачев познавал законы войны, учился и учил других предугадывать, в каком направлении будут развиваться события, что можно ожидать, и в соответствии с этим принимать решение. Искал новые пути совершенствования управления с учетом элементов случайности, непредвиденности. Учил четкости, оперативности, добросовестности.
– Лучше один раз сделать хорошо, чем потом десять раз переделывать, – не раз повторял он подчиненным.

В марте 1943 г. бригада попала в окружение. Сплошное вражеское кольцо сжималось. И тогда Головачев принял решение пробиваться к своим отдельными мелкими группами.
– Комбату Белову и начальнику штаба Агафонову выходить предпоследними. Я буду замыкающим. Бригадное знамя понесу сам... Группами по восемь – десять человек днем и ночью шли воины. Головачев пробивался 12 суток. Вынес знамя. И вновь бригада громила фашистов.

В период, когда наши войска подходили к бывшей советско-германской границе, Головачев написал жене Нине Михайловне: «Я могу честно смотреть в глаза людям и сказать, что начал воевать в шесть часов утра 22 июня 1941 года. Я видел горечь первых поражений, а теперь испытываю радость наших побед... Я не допустил ни одного бесчестного поступка на войне. Был всегда там, где жарко. На моем теле одиннадцать ран. Если у меня не будет рук, буду идти вперед и грызть врага зубами. Не будет ног – стану ползти и душить его. Не будет глаз – заставлю вести себя. Но пока враг на нашей земле, с фронта не уйду!»

Каждое слово в этом письме будто написано кровью, наполнено ненавистью к врагу, любовью к Родине. Беспредельно храбрый, чистый и ясный человек, Головачев в этих словах как бы подводит итог периоду жизни, когда в людях раскрывается самое сокровенное, главное, составляющее его внутреннее содержание. Самый тяжелый период войны показал многое. Некоторые сломались, растерялись, пошли на компромисс с совестью. Другие, а таких было абсолютное большинство, нашли в себе силы преодолеть все трудности, временные неудачи не привели их в ужас. Одним из лучших представителей таких несгибаемых людей был и Александр Головачев.

Одиннадцать ран, а впереди новые бои, может быть, смерть, по это не пугало, а, наоборот, привело его к единственно правильному выводу: пока враг на нашей земле, пока он угрожает нашему народу, нужно с ним сражаться и победить. Победить любой ценой, даже ценой собственной жизни. В письме есть фраза: «Мы находимся почти там, где началась война». Значит, позади тяжелейшие походы, порой голод и холод, постоянная опасность. Головачев знал, что до победы будут еще бои, будут тяжелые испытания и он к ним готов.

Прославилась бригада при форсировании реки Вислы в период проведения Львовско-Сандомирской операции. Вместе с передовыми частями армии мотострелковые подразделения ночными маршами вышли к восточному берегу Вислы в районе Баранува. Воины, используя рыбачьи лодки, плоты и другие подручные средства, с ходу начали переправу. Как всегда, Александр Головачев в первых рядах наступавших. Несмотря на отчаянное сопротивление врага, первые подразделения уже на том берегу. Вслед за ними форсировали реку мотобатальоны и сразу вступили в бой. Фашисты не выдержали натиска, начали отступать.

Преследуя противника, бригада расширила плацдарм. Танковые соединения корпуса продолжали наступление. Бригада следовала за ними. Ночью, пройдя 50 километров, она вышла в район Стодола и разгромила вражескую танковую дивизию, стоявшую во втором эшелоне. Многие воины бригады за эти героические действия удостоились орденов и медалей. Был представлен к награде и командир соединения Головачев. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 г. командиру 23-й гвардейской мотострелковой бригады гвардии полковнику Головачёву Александру Алексеевичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Вместе с ним были удостоены этого высокого звания ещё 14 воинов бригады.

Все дальше на запад продвигались наши войска, преодолевая яростное сопротивление противника. За десять дней они прошли более 400 километров. Мотострелковые батальоны одними из первых форсировали реку Одер и захватили плацдарм на противоположном берегу. Советское правительство высоко оценило боевые дела бригады. Ей было присвоено наименование Васильковская, вручено гвардейское знамя, на древке которого орден Ленина, два ордена Красного Знамени и орден Суворова II степени. В бригаде было несколько Героев Советского Союза, сотни воинов удостоились орденов и медалей.

Представляя после Висло-Одерской операции командира 23-й гвардейской бригады гвардии полковника Александра Алексеевича Головачева к награждению второй медалью «Золотая Звезда», командир 7-го гвардейского танкового корпуса генерал-майор танковых войск С. Иванов писал: «С 12 января 1945 года мотострелковая бригада, действуя под руководством Головачева, вместе с танковыми бригадами корпуса прошла с боями 400 километров, уничтожила до тысячи солдат и офицеров противника, захватила 30 пушек разного калибра, 42 пулемета, 25 минометов, 6 бронетранспортеров, 160 автомашин и много другого военного имущества».

Большой и славный путь прошла бригада, возглавляемая Головачевым. Но не пришлось ему дожить до победы. 6 марта 1945 года в районе немецкой деревни Логау он погиб. Ветераны бригады в тот же день от имени всех бойцов отправили жене Головачева письмо, в котором говорилось: «Личный состав соединения глубоко переживает утрату своего любимого командира. Имя героя навсегда останется в памяти бойцов и офицеров бригады и всего народа. Желаем Вам бодрости духа и сил для борьбы с переживаниями. Воспитывайте сына Владимира достойным его отца».

Многие офицеры, сержанты, солдаты учились у полковника Головачева науке побеждать. Они продолжали громить врага до радостного дня победы. И как бы ни сложились их судьбы в последующие годы, память о комбриге Александре Головачеве осталась навсегда в их сердцах.


Из книги "Герои огненных лет", под редакцией А.М. Синицына,
книга 6-я, М., "Московский рабочий", 1983 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог