Капитан третьего ранга Грищенко П.Д.


"... Нас мало, мы горсточка русских людей
В подводной скорлупе железной,
Мы здесь одиноки средь минных полей,
В коварной и гибельной бездне."

О. Берггольц

Грищенко П.Д.

Грищенко Пётр Денисович родился 12 июля 1908 г. в г. Первомайске Одесской области. Окончил церковно-приходскую школу, затем железнодорожную школу. С детских лет много трудился: работал батраком, слесарем, рабочим в порту и на железной дороге. Окончил два курса вечернего электротехнического техникума и был призван служить на флот.

В 1931 г. Пётр Грищенко окончил с отличием ВМУ им. М.В. Фрунзе, служил лейтенантом на эсминце «Карл Либкхнет. Неоднократно подавая рапорты, добился перевода на подводную лодку. Служил на устаревшей подлодке «Пантера» под командованием Льва Рейснера, сестра которого Лариса Рейснер была известным флотским комиссаром (женщина-комиссар из «Оптимистической трагедии» В. Вишневского). Затем была служба на «Декабристе» – подводной лодке «Д-2», в 1933 г. назначение помощником командира на «Д-1».

В 1935 г. Грищенко окончил курсы подготовки командиров подлодок в Учебном отряде подводного плавания им. Кирова и был назначен сначала помощником командиром, а потом командиром подводной лодки «Д-5» на Черноморский флот (в возрасте 27 лет!). Несколько лет командовал подводной лодкой, а затем поступил в военную академию.

После окончания в 1940 г. Военно-морской Академии им. Ворошилова капитан 3-го ранга Грищенко П.Д. был назначен командиром минзага «Л-3», командуя которым он и встретил начало Великой Отечественной войны. Окончив академию с отличием, он выразил желание снова быть назначенным командиром подводной лодки, Грищенко вернулся на ту же должность, с которой ушел в академию. Хотя выпускники академии становились, как правило, командирами дивизионов или даже бригад. Его тяга к морю и субмаринам была куда сильнее, чем желание занять начальственную должность. Такой поступок был совершенно не понятен многим военным начальникам…

22 июня 1941 года подводный минзаг «Л-3», носивший одновременно еще и более гордое название «Фрунзевец», встретил в Либаве. После боев у Либавы Грищенко получил задание выставить неподалеку от Мемеля минное заграждение. С этим он справился блестяще. Минная банка была скрытно поставлена как раз на наиболее оживленном морском «перекрестке». И результат не заставил себя ждать. Буквально через несколько дней здесь прогремели два мощных взрыва, и немцы лишились двух своих груженых транспортов. Позднее, уже после войны, станут известны их названия «Эгерау, и «Хенни».

Едва подвезли мины и загрузили их, как «Фрунзевец» немедленно вышел в свой второй боевой поход. Теперь курс подводной лодки был проложен в самое логово врага – в Данцигскую бухту, где «Л-З» предстояло выставить заграждения на выявленных разведкой путях движения противника. Скупые строки официального донесения не могут не донести всего того, что довелось пережить Грищенко с его экипажем. Чего стоит только минная постановка при следовании в кильватер фашистским тральщикам. Разумеется, риск был огромный, но и расчет почти гениален, ведь немцы, только-только протралив фарватер, были совершенно уверены в его полной безопасности и тут же попались на хитрость Грищенко!

Страшный сорок первый год стал для «Л-З» суровой, но необходимой боевой школой. В течение его Грищенко совершил три похода, уничтожив четыре вражеских судна. Много это или мало? Ведь каждый из потопленных гружёных военными припасами транспортов равнялся по значению стрелковому полку. Если принять на веру это соотношение, то за первый год войны Грищенко отправил на дно дивизию противника.

Пётр Денисович – один из лучших подводных асов Советского Союза, настоящий национальный герой. В годы Великой Отечественной войны Грищенко П.Д. командовал прославленным минным заградителем «Л-3». В статье контр-адмирала Г. Костева «Непризнанный герой», Морской сборник № 5 за 2003 г. можно прочитать: «Подводная лодка Л-3, которой он командовал, за годы войны потопила 28 кораблей и судов противника, больше, чем кто бы то ни было другой. Но вот другим – и за меньшие достижения присваивали звание Героя Советского Союза, а Грищенко этого звания не получил ни в годы войны, ни позже. Конечно, сам за себя человек хлопотать не мог, но находились те, кто хлопотал – и без результатов». Хочется ещё добавить, что из 18-ти потопленных вражеских судов, лодка Грищенко восемь отправила на дно только за один летний месяц 1942 г.

С самого первого дня занятия командирской должности Пётр Денисович всегда думал о воспитании достойной замены себе. Он подготовил своего старпома Коновалова В.К. к командованию подлодкой, которому и передал потом под командование свою Гвардейскую «Л-3». Коновалов не подвел своего командира. Командуя этой лодкой, он еще много неприятностей доставил врагу и 8 июня 1945 г. получил звание Героя Советского Союза.

Петр Денисович сумел подготовить и воспитать надежный, сплоченный и по истине героический экипаж. 15 человек команды – кавалеры ордена Ленина, 24 награждены орденом Красного Знамени, 15 – орденом Красной Звезды, а сам командир неоднократно представлялся к званию Герой Советского Союза, но так им и не стал. Представлялся и в 1990 г. к 45-летию Победы вместе со своим боевым другом и соратником командиром подводной лодки С-13, капитаном 3-го ранга Маринеско А.И., который посмертно был удостоен звания Герой Советского Союза, а Грищенко звания в этот раз опять не присвоили, а ведь было за что, судите сами…

Безусловно, главная заслуга в победах, достигнутых экипажем «Л-3», принадлежит его командиру – капитану 3 ранга Грищенко П.Д. Хладнокровие, выдержка, четкие команды, отдаваемые спокойным голосом, грамотный и быстрый маневр – вот залог того, что экипаж, уверенный в своем командире, справится с любой поставленной задачей. Еще более ответственна и важна роль командира подводной лодки в момент подрыва её на мине или при попадании в лодку глубинной бомбы, когда она получает серьезные повреждения и личный состав начинает бороться за живучесть. Просто железная выдержка, спокойствие и мужество требуются от командира, когда лодка при форсировании противолодочных рубежей касается своими бортами минрепа…

Привожу пример, вероятно, единственно правильного решения, принятого в одном из боевых походов командиром лодки «Л-3» Грищенко. 1 сентября 1942 г. в районе Эланда подлодка обнаружила конвой из 8 транспортов в охранении эсминца, нескольких сторожевых кораблей и самолета. «Л-3», произведя четырехторпедный залп, потопила самый крупный транспорт конвоя – громадный танкер водоизмещением 20 тыс. тонн. При попадании торпед, танкер разломился пополам, и горящая нефть быстро покрыла большую поверхность моря.

После выпуска торпед из носовых торпедных аппаратов лодка не удержала дифферент, и нос ее корпуса оказался на поверхности. Корабли охранения, обнаружив её, с двух сторон ринулись к советской субмарине, ведя артиллерийский огонь, а затем начали бомбометание. Командир Петр Денисович Грищенко быстро предпринял смелый и решительный маневр. Лодка погрузилась, дала самый полный ход моторами и нырнула под море огня, двигаясь в сторону горящего танкера: для надводных кораблей путь туда был закрыт. Командир провёл «хитрое» маневрирование с остановкой электродвигателей, а затем «Л-3» легла на грунт. Так советская подлодка успешно оторвалась от преследования. Конечно, в этом удачно проведённом маневре, немалое значение имела и слаженная работа экипажа, его подготовка и выучка.

Походы советских подводных лодок на Балтике проходили в крайне сложных условиях, а действия командира «Л-3» Грищенко П.Д. и всего экипажа были просто героическими. «25 августа во время постановки второй минной банки (после семи выставленных мин) якорь одной из мин застрял в трубе торпедного аппарата. Примерно через 1 час после того, как мина оказывается в воде, срабатывает «сахарная рвушка» – мина становится способной взорваться при малейшем контакте с нею. Длительное время подводная лодка не могла освободиться от мины, готовой взорваться в любую минуту, но благодаря выдержке и умелым действиям командира путем искусного маневрирования подводная лодка освободилась от мины.

В результате бомбежки глубинными бомбами противолодочных сил противника подводная лодка получила несколько тяжелых повреждений. Например, лопнула верхняя крышка правого дизеля. Командир принял решение лечь на грунт на глубине, позволяющей это сделать у о. Борнхольм вблизи вражеских берегов. Личный состав устранил повреждение, хотя лодка находилась практически под боевыми кораблями противника (тральщиками), а потом, когда тральщики вынуждены были удалиться в базу из-за шторма, подводную лодку стало бить о грунт. Однако повреждение, требующее ремонта в береговых условиях, было устранено». (Г. Дрожжин «Лучшие подводные ассы Второй мировой», М., Эксмо, 2010 г., с. 331-332). Иногда можно прочитать об «удивительном везении» Грищенко на войне, однако причины этого везения надо искать в высоком профессионализме героя-подводника, опыте, железной воле, выдержке, интуиции…

Необходимо отметить, что еще в октябре 1941 г. на минах, выставленных «Л-3», подорвался тральщик противника, а в ноябре – 3 морских транспорта. В ноябре 1942 г. подводная лодка «Л-3» под командованием капитана 3-го ранга Грищенко П.Д. первой побывала в самой отдаленной юго-западной части Балтийского моря. Под носом у врага она выставила минные банки, на которых подорвались и затонули транспорты «Остланд» (2125 тонн), «Гинденбург» (7880 тонн), «Диршау» (762 тонны), «Мари Фердинант» (1757 тонн), «Тристан» (1765 тонн), «Грундзесс» (866 тонн). Все эти победы дались нелегко. Преодолевая противолодочные рубежи, лодка попала под таран вражеского судна и лишилась обоих перископов (командирского и зенитного), а, следовательно, в подводном положении оказалась «слепой»…

В годы войны и после нее о героических делах Петра Денисовича писали Фадеев А.А., Азаров В.Б., Вишневский Вс.В, Зорин А.И., Соболев Л.С., Кетлинская В.К., Крон А.А., Штейн А.П., Корсунский М., Берггольц О.Ф. Высокую оценку его подвигам давал бывший командующий КБФ адмирал Трибуц В.Ф. Очень высоко ценил его адмирал Исаков И.С., бывший начальник Главного штаба ВМФ, ученый и писатель. Грищенко был всесторонне образованный человек, с философским складом ума, интересный собеседник.

Почему Грищенко П.Д., награжденный восемью боевыми орденами, не получил высшей награды Родины – звания Героя Советского Союза ни при жизни, ни после смерти? Причин могло быть несколько. Во-первых, Пётр Денисович, будучи человеком безукоризненной честности, с высокими понятиями об офицерской чести и человеческой порядочности, многим своим прямым начальникам был не «по нраву», особенно начальникам по политической линии. Он хотя и не конфликтовал со своим комиссаром, считая, что тот делает свое дело, воспитывая личный состав и «претворяя в жизнь линию партии», но по вопросам оперативно-тактических дел полагался только на себя – на свои знания, свой опыт и интуицию, свою волю.

После ныряния лодки «Л-3» под горящий танкер, о котором рассказывалось выше, Пётр Денисович принял решение отработать личный состав боевого расчета так, чтобы при послезалповом маневрировании не было проблем с удержанием лодки на глубине. Комиссар резко возразил против решения командира «тренироваться в море, рядом с противником». Грищенко проигнорировал возражение комиссара и, отойдя в центральную часть Балтийского моря, трое суток отрабатывал торпедные атаки, пока не добился нужных результатов, Несомненно, и этот случай попал в отчет комиссара, как, впрочем, и ряд других.

Особо хочется отметить, что Грищенко был единственным на Балтике командиром лодки с академическим образованием. Подчас его предусмотрительность и осторожность (основа «везения») комиссарами, подготовленными на быстротечных военных курсах, трактовалась как трусость. Комиссарских рапортов с 1941 г. на Петра Денисович накопилось достаточно…1 марта 1943 г. подводная лодка «Л-3» стала гвардейской, а в середине марта Петра Грищенко – самого успешного подводника Балтийского флота – отстранили от командования лодкой, перевели в штаб и назначили на должность начальника противолодочной обороны КБФ, к такой службе душа его не лежала, но приказ есть приказ.

Во-вторых, во время войны и после нее, став капитаном 1-го ранга, Грищенко П.Д. никогда не кривил душой и прямо, не уклоняясь от ответов, высказывал в глаза свою точку зрения на тот или иной вопрос, не оглядываясь на «высокие погоны» своего оппонента и не лицемеря. Такая до конца честная и принципиальная позиция героя вызывала неприязненное отношение к нему выше стоящих начальников.

После штабной службы Грищенко всё же вернулся на флот, он был назначен командиром дивизиона «малюток», но это уже было после окончания боевых действий, в июне 1945 г. Однако с апреля 1946 г. он вновь на штабной работе: старший офицер, а затем начальник отдела боевой подготовки штаба флота.

В 1947 г. по рекомендации адмирала флота Исакова И.С. Петр Денисович перешел на преподавательскую и научно-исследовательскую работу в Военно-морскую академию на кафедру к профессору Томашевичу А.В., защитил кандидатскую диссертацию. Грищенко П.Д. – автор двух монографий и учебников по истории и тактике подводного плавания. Большой популярностью у читателей пользуются его книги, рассказывающие о флотской службе, о службе на подводной лодке «Л-3»: «Соль службы», «Мои друзья-подводники», «На минном заградителе Л-3».

Скончался герой-подводник Грищенко Пётр Денисович 14 января 1991 г. в Москве, там же и похоронен.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог