Старший сержант Жамков А.И.


"В нас есть суровая свобода:
На слезы обрекая мать,
Бессмертье своего народа
Своею смертью покупать."

К. Симонов

Старший сержант Жамков А.И.

Алексей Иванович Жамков родился в 1921 г. в деревне Дубрава Рязанской области. До армии работал в колхозе. Алексей Жамков в армию был призван Ухтомским райвоенкоматом Московской области в 1940 г. За время службы освоил военное дело. Отлично стрелял из всех видов оружия, известен был в части как лучший спортсмен. Воинские уставы знал наизусть. Очень дружил с теми солдатами, которые из госпиталей попадали к ним в часть. Расспрашивал фронтовиков о боях, интересовался тактикой противника. Поэтому, когда в дивизии незадолго до отправки на фронт отбирали солдат в дивизионную разведроту, Алексей Жамков был назван в числе первых.

Так Алексей стал рядовым разведывательной роты стрелковой дивизии. Перед отправкой на фронт шла напряженная учеба. Проходили занятия по изучению вражеской армии, оружия и техники, немецкого языка. Под Сталинградом Жамков приобрел хороший фронтовой опыт. С товарищами он не раз проникал в тыл противника, добывал ценные сведения, участвовал в захвате «языков».

Летом 1943 г. дивизия вела жаркие бои на Северском Донце. Во время одного из рейдов в тыл противника ефрейтор Жамков был ранен. После лечения в госпитале снова оказался в своей разведроте.
– Иначе и быть не могло, – рассказывал Алексей Иванович. – Только в свою роту, к однополчанам. Мне очень дорого само это слово – «однополчане». Оно неразрывно связано с такими понятиями, как «фронтовая дружба», «войсковое товарищество». Тянуло не просто на фронт, а именно к однополчанам. Добился досрочной выписки из госпиталя. В роте встретили как родного.

Первый орден Славы гвардеец Жамков получил в апреле 1944 г., когда армия, в которой он воевал, участвовала в Одесской операции. Тогда он дважды отличился.
...В ночь на 19 марта Алексей с группой разведчиков ворвался в деревню Континенталь, они захватили трех «языков» и благополучно вернулись к своим. 30 марта участвовал в разгроме другого вражеского гарнизона. Группа разведчиков, действовавшая впереди наступавших частей, внезапно ворвалась в поселок и напала на гитлеровцев. В завязавшейся схватке было истреблено до 30 солдат противника, 25 взято в плен. Лично Жамков в этом бою уничтожил шестерых и пленил четырех фашистов. Не раз Алексей Жамков выполнял боевые задания на днестровском плацдарме, за что имел не одну благодарность от командира дивизии.

Летом 1944 г. дивизия воевала на 1-м Белорусском фронте. Алексей в числе первых форсировал Западный Буг и вступил на польскую землю. Геройский подвиг он совершил в январе 1945 г., когда дивизия пошла в наступление с магнушевского плацдарма.

Наши войска стремительно наступали. Разведчики шли впереди. На подступах к польскому городу Рава-Мазовецка разведвзвод во главе со старшиной Андреевым выполнял задание. Ефрейтор Жамков и младший сержант Полянин действовали в головном дозоре. У пригородного поселка гитлеровцы открыли по ним внезапный огонь. Разведчики не растерялись. Они вскочили в кирпичный дом и огнем из автоматов встретили атаковавших врагов. Когда фашисты попытались проникнуть в дом с другой стороны, Жамков и Полянин забросали их гранатами.

Два отважных разведчика вели бой с превосходящими силами противника почти полчаса. На подступах к дому они уже уничтожили более десяти гитлеровцев. Боеприпасы были на исходе. И тут они услышали русское «ура». Это взвод Андреева, подошедший к поселку, атаковал противника. Гитлеровцы в панике бежали. Жамков и Полянин, выскочив из дома, настигли одного из них. Это был их очередной контрольный пленный.

Потом наступавшие советские войска подходили к городу Лодзь. Дивизии приготовились к его штурму. С наступлением темноты ушли на задание разведчики с целью выяснения сил врага в городе. В поисковую группу от разведроты вошел и Жамков. И на этот раз гвардии ефрейтора командир назначил в головной дозор. Так уже повелось, что в дозор назначали наиболее опытных и смекалистых бойцов. Ведь им часто приходилось неожиданно встречаться с противником. И тут от их сообразительности, решительности и находчивости зависел не только успех выполнения боевой задачи, но и судьба самих разведчиков.

Время приближалось к полуночи, когда Жамков с напарником проникли в предместье и в первом же доме обнаружили гитлеровцев. Жамков подошел к двери и ударом ноги открыл ее. В большой комнате за столом сидели солдаты. Властное «Хенде хох!» ошеломило их. Один из них потянулся к оружию. Напарник Жамкова дал автоматную очередь. Восемь гитлеровцев были убиты, трое подняли руки.

А в два часа ночи дивизия вместе с другими частями армии начала штурм города. Вечером Москва салютовала освободителям Лодзи. За смелые и мужественные действия при выполнении разведывательных заданий гвардеец Жамков был награжден орденом Сланы II степени.

Тяжелые бои развернулись за освобождение Познани. Фашистское командование превратило город в крепость и на его многотысячный гарнизон возлагало большие надежды. 18 февраля 1945 года, в день, когда был назначен общий штурм крепости, группа офицеров производила рекогносцировку местности. В этой группе были двое разведчиков – старшина Федотов и ефрейтор Жамков. Они вели пристальное наблюдение за противником. Когда офицеры вышли на нейтральную полосу, гитлеровцы обнаружили их и открыли сильный пулеметный огонь, а потом предприняли попытку захватить офицеров.

Они стали с боем отходить к своему переднему краю. В этот момент был тяжело ранен командир одного из батальонов майор Богданов. Это заметил Жамков, находившийся на правом фланге. Под губительным огнем противника гвардеец бросился на выручку командира. Взвалив майора на спину, разведчик стал выносить его из опасной зоны. Гитлеровцы преследовали его. Видя сложную обстановку, Жамков положил раненого в глубокую воронку, образовавшуюся от разрыва тяжелого снаряда, а сам открыл огонь из автомата. Так разведчик спас жизнь офицеру, истребив в этой схватке 16 фашистов. Орденом Славы I степени был отмечен подвиг Алексея Жамкова.

После освобождения Познани 23 февраля 1945 г. дивизию перебросили на кюстринский плацдарм. Отсюда она штурмовала крепость Кюстрин. В решении этой задачи войскам помогали отважные дивизионные разведчики.

– 16 апреля 1945 года мы пошли на Берлин, – вспоминал Алексей Иванович. – Путь к нему был очень трудным. Сплошные укрепления, насыщенные мощными огневыми средствами. Их надо было обходить... Для этого разведчики обязаны были найти щели в обороне противника. И мы это делали. Помню, как на подступах к городу Мюнхенбергу наши разведданные помогли наступавшим обойти город и нанести удар по нему с тыла и фланга, в обход укреплений.

Так же было и в самом Берлине. Шли ожесточенные бон в центре города. До имперской канцелярии, в подземелье которой укрывался Гитлер, оставалось не более четырехсот метров. Но прежде необходимо было проникнуть в парк Тиргартен. Командующий 8-й гвардейской армией генерал-полковник Чуйков В.И. пригласил нас, разведчиков, к себе и заслушал наши соображения, нельзя ли попасть туда по подземным магистралям метро. Задача у нас была такая: пройти под землей как можно дальше и разведать пути до самого центра...

Спустились мы в подземную станцию, Там – хоть глаз выколи. Ориентируемся только по слуху и на ощупь. Прошли триста метров вдоль рельсов. Никого! Вдруг показалась тоненькая полоска света. Решили дальше двигаться ползком. Видим – в стене ниша, в ней аккумулятор, горит маленькая электрическая лампочка. Невдалеке слышен немецкий разговор. Засветился второй фонарик. Немцы направили фонарь в нашу сторону и притаились. Мы припали к земле, вгляделись: впереди туннель перегорожен кирпичной стеной, со стальными щитами в центре. Продвинулись еще на несколько десятков метров. Засвистели пули. Мы укрылись в нишах.

Выждав немного, пустили в ход фаустпатроны и гранаты. Прорвались вперед. Через двести метров – снова препятствие: такая же стена. В общем, оборона немцев в метро была построена перемычками: пустой участок – стена, снова пустой участок – стена... Потом мы, разведчики, ходили еще не один раз в метро, пока не захватили там «языка». Выяснилось, что по туннелям метро проникнуть в Тиргартен нет возможности. Пришлось искать другие пути для штурма центральной части Берлина.

Известие о полной капитуляции врага застало Алексея Жамкова в самом центре Берлина – у Бранденбургских ворот. Рядом рейхстаг, над которым развевалось Знамя Победы. Воины-победители оставляли свои автографы на стенах здания. Расписался и гвардеец-разведчик: «Жамков из Москвы». После победы полный кавалер ордена Славы Алексей Иванович Жамков приехал в столицу. Стал строителем.
– Много надо было строить после войны, – рассказывал бывший фронтовик, – потому и выбрал такое дело. Проработал каменщиком-монтажником без малого сорок лет. Самые памятные объекты – их много. Онкологический научный центр АМН СССР, гостиница, Дом быта, школы... Всего и не перечтешь.

Почти двадцать с лишним лет Алексей Иванович Жамков был бригадиром в 7-м тресте Главмосстроя. Много сил отдавал обучению молодежи. Был награждён орденом Трудовой Славы Ш степени.
– Гвардейцам Чуйкова иначе работать нельзя, – говорил ветеран…


По материалам книги И.И. Рощина
«Солдатская слава», М., «Воениздат», 1988 г.


возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог