Наступление немцев на Калугу, Можайск, Бородино,
Горки в октябре 1941 г.


"Своей и вражьей
Полито кровью,
В тылу далеко
Ты, Подмосковье."

А. Твардовский

После захвата Брянска и Вязьмы немцы продолжали наступать . Они мчались вперёд, вернее, не мчались, а отчаянно продирались через грязь. Целым ротам приходилось вытаскивать застрявшие на раскисших дорогах грузовики. Мотоциклисты прилаживали к колесам своих машин импровизированные деревянные полозья и тащили мотоциклы волоком. Механизированные немецкие колонны вязли в грязи, а маленькие русские крестьянские телеги проходили по ней. Великая цель – Москва – удесятеряла силы людей.

Дот в районе Калужского шоссе под Москвой

13 октября пала Калуга, расположенная в 160 километрах к юго-западу от Москвы. 14 октября передовые части 1-й танковой дивизии Экингера овладели Калинином, что в 150 километрах на северо-запад от Москвы, перерезав железную дорогу Ленинград – Москва, и захватили мост через Волгу. Он стал единственным мостом через эту реку, который достался немцам целым и невредимым во время Второй мировой войны. Небольшой плацдарм, созданный на восточном берегу, удерживали 1-я танковая дивизия и 900-я моторизованная учебная бригада. Таким образом, краеугольные камни в 300-километровой «стене» первой линии обороны Москвы оказались выбитыми. Самым главным объектом этой линии являлся примерно 100-километровый рубеж, пересекающий автомобильную трассу между Бородином и Можайском.

Здесь, в Бородино, в 100 километрах от Москвы, 14 октября занимала позиции мотопехотная дивизия СС «Рейх». Место это играло значительную роль в истории России. Тут в 1812 г. было положено начало разгрому армии Наполеона. Теперь же, в 1941 г., Сталин намеревался остановить здесь Гитлера, для чего поспешно бросил в бой лучшие силы – ударную часть из Сибири, 32-ю Сибирскую стрелковую дивизию из Владивостока, состоявшую из трех пехотных полков и двух танковых бригад, вновь укомплектованных танками Т-34 и КВ-2. Сталин откровенно обнажал свои дальневосточные границы. Он мог это себе позволить, так как знал, что японцы на СССР не нападут. Япония готовилась нанести удар по американцам на Тихом океане.

Дот в районе Калужского шоссе под Москвой

Под Бородином полки мотопехотной дивизии СС «Рейх» и «бригады Гауэншильда» из состава 10-й танковой дивизии с 7-м танковым полком, а также батальоном 90-го моторизованного артиллерийского полка и мотоциклетным батальоном из 10-й дивизии впервые померились силами с сибиряками – высокими, широкоплечими парнями в длинных шинелях, в меховых шапках и в валенках. Сибиряки располагали сильными частями ПВО и противотанковыми пушками, но самое главное – имели на вооружении большое количество 76-мм многоцелевых орудий. Они сражались стойко. Никогда не впадали в панику – не сдавали ни пяди земли без ожесточенной драки. Они убивали и умирали. Битва шла не на жизнь, а на смерть.

Русские применяли свои реактивные минометы, которые сами красноармейцы называли «катюшами», а немцы «Сталинскими органами». Они сеяли смерть и разрушения, превращая участки местности, куда попадали их снаряды, в выжженную землю. Кроме того, при Бородине танки Т-34 применялись массированно. Поскольку 88-мм зенитных орудий не хватало, пехотинцам приходилось уничтожать Т-34, используя подрывные заряды. Победа склонялась то на одну, то на другую сторону. Потери оказывались огромными. Ад полыхал на земле. Над головами сражавшихся солдат проносились советские штурмовики. В клубящихся дымных облаках мелькали немецкие истребители из 8-го воздушного корпуса.

На перевязочных пунктах было не протолкнуться. Генерал-лейтенант Хауссер, командир мотопехотной дивизии СС «Рейх», получил тяжелое ранение. Ряд за рядом покрывали землю уже не способные сражаться солдаты – танкисты в черных комбинезонах, гренадеры в рваной полевой форме и военнослужащие войск СС в пятнистом камуфляже. Мертвые, тяжело раненные, обожженные или забитые до смерти. С обеих сторон воюющие зверели – все забыли слово «пощада».

Наконец наступающим удалось пробить брешь в сильных позициях сибиряков, и два пехотных полка из дивизии СС «Рейх» пошли на прорыв. Стрелять времени не осталось – в ход пошли лопатки и винтовочные приклады. Немцы ударили на батареи сибиряков с тыла. Расчеты за брустверами и в орудийных окопах зениток, противотанковых пушек и пулеметов сражались насмерть, и все до единого человека полегли в рукопашной. Пехотным полкам 10-й танковой дивизии тоже приходилось нелегко. Они бились на полях, где за 130 лет до них шли в атаку солдаты Наполеона.

32-я Сибирская стрелковая дивизия полегла на бородинских холмах. Ключевой узел первой линии обороны Москвы на Московском шоссе перестал существовать. 10-я танковая и дивизия «Рейх» продвигались по заснеженным полям к Москве. Тут они преодолели последнее сопротивление русских оперативно-тактических групп. 19 октября 1941 г. пал Можайск. Можайск – страж, стоящий на вахте у самых врат Москвы! Всего 100 километров по шоссе, которое вело из Можайска прямо в советскую столицу.
– Можайск взяли! – шептали друг другу на улице москвичи. – Можайск взяли. Германцы идут…

Советские войска оказывали отчаянное сопротивление, героически держали оборону курсанты Подольского военного училища – поблизости от Ильинского – ключевого пункта первой линии обороны Москвы, но немцам удалось прорвать и их оборону. Реку Протву немцы перешли без затруднений. Они продолжали продвижение. К ночи немцы одолели русские рубежи, возведенные в спешке за последние несколько дней, но обороняемые сильными частями противотанковой и полевой артиллерии. Река Нара служила вторым и, по всей видимости, последним рубежом обороны на подступах к Москве.

То, что осталось от окопа в районе Калужского шоссе под Москвой

Моросил дождь. Было холодно. Дороги становились все более труднопроходимыми. Техника вставала. Все чаще раздавались крики: «Русские танки!» Т-34 на своих широких гусеницах быстро катились с холмов. Конструкция этих машин идеально подходила для езды по грязи и снегу. Немцам они наносили огромный ущерб. Часто лишь в самый последний момент удавалось спасти ситуацию, подтянув 88-мм зенитные орудия и задействовав их в качестве средств ПТО. Но, невзирая ни на что, мотоциклетные части и танки 19-й немецкой танковой дивизии добрались до Нары.

Несмотря на губительный огонь советских минометных батарей, саперный батальон в рекордные сроки в темноте навел понтонную переправу, и наступающие перешли на другую сторону реки. Все теперь зависело от того, как быстро немцам удастся достигнуть автомагистрали и преодолеть серьезный заградительный рубеж между Горками и Никольским. Тогда дорога в Кремль будет открыта. У Детчино немцам пришлось пробиваться через хитроумно устроенные оборонительные позиции из линий дотов, выстроенных глубокими эшелонами. Защищали эти позиции монгольские и сибирские дивизии.

То, что осталось от окопа в районе Калужского шоссе под Москвой

Кроме всего прочего, зарядили дожди, всех донимали холод и вши. До сих пор не прибыло зимнее обмундирование. И все же сознание того, что они ведут решительный и решающий бой, гнало немецких солдат вперед. Они отдавали последние и самые последние остатки своих сил. С огромным трудом немцы добрались до зданий Горок и залегли. Русские отступили. Конечно, немцы находились пока только в южной части города, однако, на сей раз, за спиной у них остался последний рубеж обороны Москвы. До нее от Горок оставалось только 65 километров.

Наступление на Москву являлось, по сути дела, битвой за дороги. Летом они служили жизненно важными для армии артериями, по которым поступали боеприпасы и снабженческие грузы. Но теперь с наступлением осенней грязи, когда все проселки, не говоря уж о бездорожье, превратились в непролазное месиво, от дорог зависели не только поставки всего необходимого для передовых частей, но и сами действия танкистов и пехоты. Для наступающих непогода становилась серьезной помехой, зато она играла на руку обороняющимся. Обойти прикрывавшие перекрестки доты и дзоты удавалось все реже. Их приходилось брать, атакуя в лоб. Поэтому битва за Москву становилась битвой за каждый перекресток на пути к ней. Одной из такого рода транспортных развязок являлись Горки на реке Нара, а также Наро-Фоминск на железной дороге Смоленск–Калуга – Москва. Следующим стало Крымское, расположенное между Московским шоссе и издревле знаменитым почтовым трактом.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог