Безоговорочная капитуляция Германии


"Война – это всего лишь трусливое
бегство от проблем мирного времени."

Т. Манн

Адмирал Карл Дениц

В Берлине шли уличные бои. Снаряды падали в саду полуразрушенной Имперской канцелярии. Несколько снарядов угодили прямо в бункер Гитлера, но прочные бетонные перекрытия устояли. Понимая, что ему уже нет спасения, Гитлер решил покончить с собой. Геринг и Гиммлер, в безумной надежде сохранить жизнь, выбрались из Берлина и попытались договориться с союзниками. По поручению Гиммлера, начальник политической разведки В. Шелленберг метался на автомашине между резиденцией Гиммлера и шведским посольством, попадал в толпы беженцев, прятался среди развалин от налетов союзной авиации, чтобы через Швецию передать Эйзенхауэру письмо Гиммлера с предложением о капитуляции перед западными союзниками, а не перед Советским Союзом, с которым Гиммлер обещал "сражаться до тех пор, пока фронт западных держав не заменит германский фронт".

Геринг, который еще в 1939 г. был заранее провозглашен возможным преемником Гитлера, укрылся в Берхтесгадене и оттуда прислал Гитлеру телеграмму с требованием передать ему все полномочия для переговоров с союзниками. Взбешенный Гитлер сместил Гиммлера и Геринга со всех постов. Размещенные в Берхтесгадене части СС взяли Геринга под стражу. Осуществлявшего связь между Гиммлером и Гитлером генерала О. Фегеляйна схватили и расстреляли прямо в саду имперской канцелярии, причем Ева Браун настаивала на его казни как предателя, хотя Фегеляйн был женат на ее сестре и входил в круг наиболее приближенных к Гитлеру людей.

Советские войска продолжали штурм Берлина, который было решено завершить символическим жестом – водрузить Красное знамя над зданием рейхстага. Рейхстаг давно не собирался, его здание уже не имело ни политического, ни военного значения, но все же оставалось одним из символов государственной власти. На штурм рейхстага направлялось несколько подразделений – каждое со своими красными флагами. Видимо, на рейхстаге было установлено несколько таких флагов, но в приказе маршала Жукова, возможно составленном на основе слишком поспешных донесений командиров, торопившихся отрапортовать о победе, были названы имена разведчиков 3-й ударной армии М.А. Егорова и М.В. Кантария, которые, согласно этому приказу, установили знамя над рейхстагом 30 апреля 1945 г. в 14 часов 25 минут (хотя в это время рейхстаг еще не был взят). Егоров и Кантария стали Героями Советского Союза, и их имена вошли в официальную советскую историографию.

«Надо заметить, что 30 апреля 1945 г. на разных местах фасада и купола рейхстага было установлено далеко не одно красное знамя. Например, на куполе водрузили свои знамена группа капитана Макова, майора Бондаря, лейтенанта Сорокина (впоследствии эти знамена были уничтожены артобстрелом немцев). Но первый красный стяг взвился на здании именно благодаря усилиям лейтенанта Р. Кошкарбаева и рядового Г. Булатова. И офицера, и солдата за совершенный ими подвиг представили к званию Героя Советского Союза. Однако оба были награждены орденами Красного Знамени…

30 апреля 1945 г. младший лейтенант Берест А.П. получил от первого коменданта рейхстага полковника Зинченко Ф.М. почетную боевую задачу – водрузить на куполе здания знамя Военного совета 3-й ударной армии. Для выполнения этой задачи Берест остановил выбор на двух бойцах – младшем сержанте Кантарии М.В. и красноармейце Егорове М.А. Выполнить задание было очень непросто. Двухтысячный гарнизон рейхстага яростно сопротивлялся. Но наши бойцы шаг за шагом, ценой огромных жертв, преодолевали это сопротивление. В 21 час 30 минут 30 апреля 1945-го красное знамя было установлено на втором этаже рейхстага, а еще через полчаса, когда от врага были очищены верхние этажи, – и над куполом огромного здания.

Двое из знаменосцев Победы были удостоены высшей награды СССР. 8 мая 1945 г. Егоров М.А. и Кантария М.В. стали Героями Советского Союза. Впоследствии именно Егоров и Кантария стали официальными «знаменосцами Победы», отодвинув в тень всех других офицеров и солдат, причастных к совершенному 30 апреля 1945-го подвигу. Впрочем, нужно заметить, что оба героя никоим образом не были виновны в таком положении дел. Просто их «назначили» на эту «должность», и с ней они справились так же достойно, как и со всеми остальными заданиями... Знамя Победы развевалось над куполом рейхстага больше недели. 9 мая (по другим данным – 12-го его сняли, т.к. согласно договору с союзниками, здание рейхстага отходило в английскую оккупационную зону (В. Бондаренко «Сто великих подвигов России», М., «Вече», 2011 г., с. 310-314).

2 мая гарнизон Берлина капитулировал. В Москве взятие Берлина приветствовали артиллерийским салютом – 24 залпами из 324 орудий. Потери советских войск в Берлинской операции составили 352 тыс. человек убитыми и ранеными. Созданное в соответствии с завещанием Гитлера правительство адмирала Деница фактически не контролировало положение в Германии. Находясь по месту пребывания штаба Деница в городе Фленсбурге (Северная Германия), оно не имело связи с другими частями Германии и стремилось к одному: избежать безоговорочной капитуляции и сдать остатки немецких войск англо-американскому, а не советскому командованию. В своем первом обращении по радио 1 мая 1945 г. Дениц провозгласил: "Моя первая задача – спасти немецких людей от уничтожения продвигающимся вперед большевистским врагом. Только с этой целью продолжается военная борьба. До тех пор пока достижению этой цели будут препятствовать британцы и американцы, мы будем и дальше обороняться и сражаться против них тоже".

Эмиссары Деница просили командующего английскими войсками фельдмаршала Монтгомери "разрешить войскам, сражающимся против советских войск, пройти через фронт союзников с тем, чтобы этим войскам не пришлось капитулировать перед русскими". Монтгомери отклонил эту просьбу, но согласился принять "частичную капитуляцию" немецких войск в Северной Германии. После этого посланцы Деница отправились к Эйзенхауэру, чтобы предложить и ему капитуляцию только на Западном фронте. Эйзенхауэр категорически отверг такое предложение и потребовал немедленной капитуляции на всех фронтах. Он даже не пожелал лично разговаривать с немецкими представителями, и переговоры вел его начальник штаба генерал Уолтер Б. Смит. 7 мая 1945 г. в ставке Эйзенхауэра во французском городе Реймсе генерал Смит и представитель немецкого командования генерал Йодль, а также советский представитель при штабе Эйзенхауэра генерал И.А. Суслопаров и главнокомандующий французской армией генерал Делатр де Тассиньи в качестве свидетелей подписали условия капитуляции.

Суслопаров получил от Эйзенхауэра текст акта о капитуляции вместе с известием, что его подписание уже назначено на 2 часа 30 минут в ночь на 7 мая только поздним вечером 6 мая. Он немедленно запросил инструкций из Москвы, но к моменту подписания акта о капитуляции они еще не поступили. Оказавшись в крайне затруднительном положении, Суслопаров все же решил подписать акт о капитуляции, но приложил к нему согласованное с Эйзенхауэром примечание, где говорилось, что впоследствии не исключается подписание более совершенного документа о капитуляции. После этого Суслопаров получил из Москвы инструкцию ничего не подписывать, но было уже поздно. Сталин был крайне раздосадован условиями, в которых подписывалась капитуляция в Реймсе, и настоял, чтобы на следующий день акт о капитуляции был подписан в более торжественной обстановке – в столице Германии Берлине, под председательством советского представителя.

8 мая в Берлине под председательством маршала Жукова состоялось торжественное подписание акта о безоговорочной капитуляции Германии. С немецкой стороны его подписали представители сухопутных войск, авиации и флота фельдмаршал Кейтель, генерал авиации Штумпф и адмирал Фриденбург; от Советского Союза – маршал Жуков, от Англии и США – Главный маршал авиации Теддер. В качестве свидетелей присутствовали командующий стратегическими воздушными силами США генерал Спаатс и генерал Делатр де Тассиньи.

Часть немецких войск, несмотря на подписание акта о капитуляции, еще продолжала военные действия против повстанцев в районе Праги, но в результате стремительного удара Советской Армии они были разгромлены. 9 мая 1945 г. советские войска окончательно освободили Прагу. Военные действия в Европе окончились. День 9 мая стал всенародным праздником в Советском Союзе – Днем Победы (на Западе днем победы над Германией считается 8 мая).

24 июня 1945 г. в ознаменование победы над Германией на Красной площади в Москве состоялся триумфальный Парад Победы. Командовал парадом маршал Рокоссовский, принимал парад маршал Жуков. Сталина, Жукова и Василевского наградили вторым орденом "Победа". Сталину присвоили звание генералиссимуса – высшее воинское звание (означающее" самый главный"), которое существовало в России в XVII-XVIII вв. Берия стал маршалом, хотя никакими военными операциями не руководил. После безоговорочной капитуляции Германии правительство Деница было распущено союзниками. Правительства СССР, США, Великобритании и Франции заявили, что принимают на себя верховную власть в Германии.

В соответствии с решениями Крымской конференции, они разделили территорию Германии на четыре зоны оккупации: советскую, английскую, американскую и французскую. В каждой из четырех зон оккупации власть принадлежала главнокомандующему оккупационными войсками. Высшую власть союзных держав в Германии осуществлял Контрольный Совет, состоявший из четырех главнокомандующих оккупационными войсками. Свои решения он принимал на основе единогласия всех четырех держав. Берлин, находившийся на территории советской зоны оккупации, также разделили на четыре сектора, оккупированные войсками четырех союзных держав. Управление Берлином возлагалось на межсоюзническую комендатуру, которая состояла из четырех комендантов: от СССР, США, Англии и Франции.

Победа нал Германией была достигнута ценой огромных усилий и жертв, и поэтому вопрос о "цене победы" стал предметом напряженных и далеко еще не завершенных дискуссий. По сообщению советской Чрезвычайной Государственной комиссии, оккупанты полностью или частично разрушили 1710 городов и поселков СССР, более 70 тыс. сел и деревень, свыше 6 млн. зданий, лишив крова около 25 млн. человек. СССР потерял за годы войны 30% своего национального богатства. Германия также тяжело пострадала от военных действий и разрушений, осуществленных по приказу Гитлера о "выжженной земле". 25% жилого фонда Германии и вся ее транспортная система были разрушены. Промышленное производство остановилось; 20% промышленных предприятий оказались непригодными к восстановлению, 2/3 библиотечных и архивных фондов погибли. 12 млн. немцев были выселены с территорий, которые отошли к Польше, Чехословакии и Советскому Союзу.

Особенно тяжкими были безвозвратные людские потери, сведения о которых до сих пор остаются противоречивыми и неточными. Как в СССР, так и в Германии их учет был крайне затруднен условиями войны, данные о потерях долго считались секретными, каждая сторона стремилась приуменьшить свои потери и преувеличить потери противника. В 1946 г. Сталин впервые назвал официальную цифру советских потерь – более 7 млн. человек. Эта явно заниженная цифра вызвала критику за рубежом, но в Советском Союзе открыто обсуждать се тогда не могли. Лишь через полтора десятка лет Н.С. Хрущев, сменивший Сталина у руководства Коммунистической партии и советского государства, объявил, что потери СССР в войне составили более 20 млн. человек – почти в три раза больше, чем говорил Сталин. С тех пор цифра «более 20 млн. человек» не раз повторялась в выступлениях советских руководителей, однако какие-либо более точные данные о потерях оставались строго секретными.

Открытое обсуждение размеров советских потерь и их сопоставление с потерями Германии стало возможным только в результате "перестройки" и падения советской власти. В 1990 г. инициатор" перестройки" Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев обнародовал новую цифру советских потерь, полученную в результате длительных исследований ученых-демографов, – "почти 27 млн. человек". Такие гигантские потери примерно в три раза превышали потери России в Первую мировую войну и Гражданскую войну вместе взятые.

В 1993 г. под редакцией генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева вышло в свет первое, основанное на ранее недоступных архивных документах, фундаментальное статистическое исследование потерь Советского Союза в войне под характерным названием "Гриф секретности снят". В 2001 г. появилось его значительно расширенное переиздание: "Россия и СССР в войнах XX века", где большая группа специалистов подробнейшим образом рассмотрела данные о потерях СССР и России во всех вооруженных конфликтах XX в., в том числе людские и материальные потери во всех крупных операциях Великой Отечественной войны. Балансовый метод они дополнили донесениями войск о потерях и извещениями военкоматов о погибших и пропавших без вести, которые рассылали родственникам по месту жительства. Согласно этим данным, воспроизведенным также в коллективном труде сотрудников Института Российской истории РАН пол редакцией академика Ю.А. Полякова, общее количество людских потерь СССР за годы Великой Отечественной войны составило 25,3 млн. человек, к которым авторы добавили 1,3 млн. детей, умерших из-за повышенной по сравнению с мирным временем смертностью.

В общей сложности получилось 26,6 млн. человек. На долю вооруженных сил приходится меньше половины этих потерь – 11 млн. 441,1 тыс. человек, включая 4 млн. 559 тыс. военнопленных, из которых 1 млн. 836 тыс. вернулись в СССР после войны. Таким образом, погибли в бою или умерли от ран и болезней 8 млн. 668,4 тыс. советских военнослужащих. Германия потеряла на советско-германском фронте 7 млн. 181,1 тыс. солдат и офицеров. 3 млн. 576,3 тыс. из них попали в плен (главным образом в 1944-1945 гг.), а 2 млн. 910,4 тыс. вернулись из плена. Следовательно, всего погибло 4 млн. 270.7 тыс. немецких солдат и офицеров. Армии Венгрии, Италии, Румынии, Финляндии, Словакии потеряли 1 млн. 468,2 тыс. человек убитыми, умершими и пленными, а за вычетом вернувшихся из плена – 806 тыс. человек. В итоге за время боев на советско-германском фронте Германия и ее союзники потеряли убитыми, умершими от ран и пленными 8 млн. 649,3 тыс. военнослужащих, а за вычетом вернувшихся из плена – 5 млн. 076,7 тыс. человек. Советские потери существенно больше: 8 млн. 668 тыс. убитых и умерших военнослужащих в СССР против 5 млн. 076,7 тыс. убитых и умерших в Германии и у ее союзников.

Потери военной техники в СССР также значительно больше, чем в Германии: но танкам в три раза, по самолетам в 1,5 раза, по орудиям и минометам в 1,1 раза. Надо, однако, иметь в виду, что численность населения Советского Союза в 1941 г. (196,7 млн. человек) почти в 2,5 раза превышала численность населения Германии в границах 1941 г. (около 80 млн. человек), и поэтому доля потерь вооруженных сил (включая пленных) по отношению к общей численности населения в Германии (7,9%) выше, чем в СССР (5,8%). Потери СССР убитыми в бою и умершими от ран составили 4,6% от обшей численности населения, потери Германии – 4,7%.

Потери мирного населения Советского Союза были гораздо больше, чем в Германии, потому что немецкие оккупанты в течение 4-х лет массами уничтожали мирное население, вывозили советских людей на принудительные работы в Германию, принуждали к непосильному труду, морили голодом. Безвозвратные потери мирного населения СССР составляют, по крайней мере. 13,7 млн. человек, включая 7,4 млн. истребленных оккупантами и 2,1 млн. погибших на принудительных работах в Германии. Потери мирного населения Германии, по-видимому, превышают 3 млн. человек. Очень болезненным является вопрос о советских военнопленных, которые, освободившись из плена и вернувшись в СССР, нередко оказывались в советских тюрьмах и лагерях – в соответствии с приказом 1941 г., предписывавшим считать пленных "злостными дезертирами" или по подозрению в сотрудничестве с оккупантами.

На 1 марта 1946 г. в СССР состояли на учете 1 млн. 539 тыс. 475 человек, вернувшихся из плена. Из них 659 тыс. 190 человек (42,82%) снова призвали на военную службу; 281 тыс. 780 чел. (18,31%) направили к месту жительства, 344 тыс. 448 (22,37%) зачислили в "рабочие батальоны", а 226 тыс. 127 чел. (14,69%), в том числе более 177 тыс. военнослужащих армии Власова, "передали в распоряжение НКВД", то есть отправили в лагеря, тюрьмы и ссылки. В плен попали 83 советских генерала, 15 из них были казнены гитлеровцами, еще 10 умерли от голода и болезней. В СССР вернулись 57 генералов. Судьба многих из них была трагичной: 23 присудили к смертной казни, двое умерли в тюрьме, пять человек приговорили к тюремному заключению на срок от 10 до 25 лет. 27 генералов продолжили службу в Советской Армии. Споры о вывезенных из Германии и в Германию "перемещенных ценностях" не стихают до сих пор.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог