Торпедные катера времён Великой Отечественной войны


"Когда на смерть идут, – поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою –
час ожидания атаки."

С. Гудзенко

АНТ-1

Торпедный катер – это малый боевой корабль, предназначенный для поражения торпедами военных кораблей и транспортных судов противника. Широко применялся во время Второй мировой войны. К началу войны торпедные катера в основных флотах западных морских держав были представлены слабо, но с началом войны строительство катеров резко возросло. К началу Великой Отечественной войны СССР имел 269 торпедных катеров. В ходе войны было построено более 30 торпедных катеров, и 166 получено от союзников.

Проект первого глиссирующего советского торпедного катера разработал в 1927 г. коллектив Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) под руководством А.Н. Туполева, впоследствии выдающегося авиаконструктора. Первый опытный катер "АНТ-3" ("Первенец"), построенный в Москве, испытывался в Севастополе. Катер имел водоизмещение 8,91 т, мощность двух бензиновых моторов 1200 л. с., скорость хода 54 узла. Длина наибольшая: 17,33 м, ширина 3,33 м, осадка 0,9 м, Вооружение: 450-мм торпеда, 2 пулемета, 2 мины.

Торпедный катер Ш-4

Сравнивая "Первенец" с одним из трофейных СМВ, выяснили, что английский катер уступал нашему и в скорости и в маневренности. 16 июля 1927 года опытный катер зачислили в состав военно-морских сил на Черном море. "Принимая во внимание, что данный глиссер является опытной конструкцией, – указывалось в приемном акте, – комиссия считает, что ЦАГИ выполнил поставленное ему задание полностью и глиссер независимо от некоторых недочетов военно-морского характера подлежит приему в состав Морских Сил РККА... " Работы над усовершенствованием торпедных катеров в ЦАГИ продолжались, и в сентябре 1928 года был спущен на воду серийный катер "АНТ-4" ("Туполев"). До 1932 года наш флот получил десятки таких катеров, названных "Ш-4". На Балтике, Черном море и Дальнем Востоке вскоре появились первые соединения торпедных катеров.

Но "Ш-4" был еще далек от идеала. И в 1928 году флот заказал ЦАГИ еще один торпедный катер, названный в институте "Г-5". Это был новый по тем временам корабль – в его кормовой части находились желобные аппараты для мощных 533-миллиметровых торпед, а на ходовых испытаниях он развил невиданную скорость – 58 узлов с полным боезапасом и 65,3 узла без нагрузки. Военные моряки сочли его лучшим из существующих торпедных катеров как по вооружению, так и по техническим свойствам.

Торпедный катер типа "Г-5"

Головной катер нового типа "ГАНТ-5" или "Г5" (глиссирующий № 5) прошел испытания в декабре 1933 года. Этот катер с металлическим корпусом был лучшим в мире, как по вооружению, так и по техническим свойствам. Он был рекомендован к серийному производству и к началу Великой Отечественной войны стал основным типом торпедных катеров Советского ВМФ. Серийный "Г-5", 1935 г. выпуска, имел водоизмещение 14,5 т, мощность двух бензиновых моторов 1700 л. с., скорость хода 50 узлов. Длина наибольшая 19,1 м, ширина 3,4 м, осадка 1,2 м. Вооружение: две 533-мм торпеды, 2 пулемета, 4 мины. Выпускался на протяжении 10 лет до 1944 года в различных модификациях. Всего построено более 200 единиц.

Торпедный катер типа  "Г-5"

"Г-5" прошёл огневое крещение в Испании и в Великой Отечественной войне. На всех морях они не только выходили в лихие торпедные атаки, но и ставили минные заграждения, охотились за вражескими подводными лодками, высаживали десанты, осуществляли охрану кораблей и конвоев, тралили фарватеры, бомбардируя глубинными бомбами немецкие донные неконтактные мины. Особенно трудные, а порой – необычные задания выполняли в годы Великой Отечественной войны черноморские катерники. Им приходилось конвоировать... поезда, идущие вдоль Кавказского побережья. Они стреляли торпедами по... береговым укреплениям Новороссийска. И, наконец, обстреливали ракетами фашистские корабли и... аэродромы.

Вот несколько эпизодов из боевой деятельности лишь одной черноморской бригады торпедных катеров, которой командовал В. Проценко. При разработке операции по высадке десанта в Новороссийске торпедным катерам бригады поставили задачу уничтожить батареи и доты на новороссийском молу. И вот в ночь на 10 сентября 1943 года через 1 минуту 15 секунд после первого артиллерийского залпа наших кораблей советские катера выпустили торпеды... "Почти одновременный удар семи торпед по молу так тряхнул его, – вспоминал Проценко, – что малокалиберные автоматические пушки и пулеметы слетели с треног и очумевшие фашисты свалились с ног. А взрывы торпед, выпущенных под основание самого мощного дота на оконечности мола, разрушили его так, что тяжелая броневая плита придавила весь расчет. Уцелевшие фашисты не успели прийти в себя, когда на них навалились наши моряки-автоматчики".

Не менее интересным и необычным было боевое применение первых в истории ракетных катеров, которые начали поступать в бригаду летом 1943 года. На этих кораблях не было торпед, вместо них на удлиненной рубке устанавливалась пусковая установка с подвешенными к ней 132-мм реактивными снарядами. В ночь на 11 июня 1943 года три ракетных и два торпедных катера вышли к Новороссийску, чтобы подавить вражескую четырёхорудийную батарею сильно досаждавшую нашим войскам и кораблям на Южной Озерейке. Скрытно заняв исходную позицию, катерники дождались, когда летчики сбросят осветительные бомбы, после чего к берегу на полном ходу устремились два торпедных катера, чтобы вызвать на себя огонь вражеских орудий.

Как только прогремели первые выстрелы, ракетные катера дали пристрелочный залп, а потом небо прочертили десятки оранжево-красных хвостов от реактивных снарядов. На берегу взметнулись к небу огненные столбы, заполыхало пламя. Через несколько дней сдавшийся в плен румынский офицер рассказал, что снаряды "катюш" падали с большой точностью – от их разрывов взлетели в воздух штабеля заготовленных для стрельбы боеприпасов. В результате три из четырех орудий были выведены из строя и почти вся прислуга уничтожена. В ночь на 28 августа четыре ракетных катера совершили огневой налет на анапский аэродром, а три дня спустя эти же ракетоносцы, находясь в дозоре, огнем своих установок сумели рассеять девять вражеских катеров.

Торпедный катер типа  "Г-5"

Вот ещё примеры героических действий торпедных катеров на Северном флоте. Много беспримерно смелых походов совершил блестящий мастер торпедного удара – дважды Герой Советского Coюза Александр Осипович Шабалин. Его катер с первых дней Великой Отечественной войны стал грозой для фашистских кораблей. Шабалин первым открыл боевой счет североморских торпедных катеров, потопив в сентябре 1941 года вражеский транспорт. От боя к бою росло воинское мастерство, оттачивалась командирская зрелость славного североморца. 22 декабря 1943 года, действуя против большого немецкого конвоя, Шабалин показал свое искусство, основанное на высоком мастерстве, сочетании смелости, риска и точного расчета.

Поздней ночью на малом ходу катер Шабалина приблизился к каравану противника. Фашистские корабли продолжали следовать своим курсом. Впереди шли два сторожевых корабля, "По обоим ударим, – уверенно сказал Шабалин и скомандовал: – Залп!". Едва первая торпеда успела разворотить борт фашистскому сторожевику, как следом за ней была выпущена еще одна торпеда, которая отправила на дно морское и второй корабль врага. Семь кораблей противника уничтожил Шабалин в лихих торпедных атаках.

Дважды Герой Советского Coюза Александр Осипович Шабалин

22 февраля 1944 правительство присвоило Александру Шабалину звание Героя Советского Союза. Одной из самых замечательных операции, в которой наиболее ярко проявилось боевое мастерство офицера Шабалина, была Печенгская десантная операция, проведенная в октябре 1944 года. Необходимо было прорваться в порт, который враги укрепляли около трех лет. Все побережье было усеяно дотами, дзотами и крупными батареями. Путь был тяжелым. Передовые катера с десантниками вел прославленный североморец Шабалин. Ни шквальный огонь, ни ярость врага не заставили его повернуть обратно. У самого входа в залив фашисты обнаружили десант. С берегов полоснули прожекторы, ракеты. Александр Шабалин, как всегда, внимательно следил за окружающей обстановкой, находил наиболее безопасный путь. Всюду свист пуль, грохот взрывов... Но катер благополучно прорвался к причалу, и десантники высадились на берег. На другой день Шабалин снова привел свой катер к этому же месту и перебросил подкрепление. Высокое мастерство, героизм и отвага, спокойствие и выдержка помогли ему и на этот раз одержать блестящую победу над врагом. За эту операцию Александр Осипович Шабалин был награжден второй медалью "Золотая Звезда".

Группа наших торпедных катеров вышла в море для атаки вражеского каравана. Была плохая видимость и трехбалльная волна. Катера пришли в заданный район. Старший лейтенант Георгий Паламарчук первым обнаружил неприятельские корабли. Их было много. Старший лейтенант повел свой катер в атаку. Немцы открыли интенсивный заградительный огонь. Они били из орудий главного калибра, стараясь преградить путь североморцам. В полярную ночь над небольшим квадратом моря стало светло, как днем. Паламарчук блестяще маневрировал, выбрав целью атаки миноносец. Ему наперерез пошли вражеские охотники, прикрывая караван дымовой завесой. Но уже ничто не могло помешать храброму офицеру Паламарчуку! Он видел цель и стремился к ней, прорываясь сквозь стену заградительного огня. Североморский катер подошел к неприятельскому миноносцу на предельно короткую дистанцию и произвел торпедный залп. Обе торпеды и попали в цель. Раздался мощный взрыв. Вражеский миноносец быстро скрылся под водой.

Паламарчук поставил дымовую завесу и начал отходить. В погоню за ним устремились пять немецких катеров-охотников. Завязался жестокий бой. Катер Паламарчука был опоясан со всех сторон водяными столбами всплесков. Над головами отважных североморцев свистели осколки снарядов. Все ближе и ближе к катеру ложились трассы огня. Паламарчук искусно маневрировал, но всё-таки один вражеский снаряд попал в катер и старший лейтенант почувствовал сильный ожог в ногах. Но он не подал и виду, лишь стиснул зубы от резкой боли. Никто из его подчиненных в напряженный момент боя не знал, что командир тяжело ранен. Георгий Паламарчук продолжал мужественно стоять на своем посту, управлять катером. Имя Героя Советского Союза Георгия Михайловича Паламарчука – символ мужества, доблести, стойкости, боевого мастерства, беззаветной преданности Родине, верности воинскому долгу.

Герой Советского Союза Георгий Михайлович Паламарчук

Соединения торпедных катеров в дни Великой Отечественной войны стали грозной боевой силой не только вблизи наших берегов, но и на дальних морских путях врага. Они топили гитлеровские военные корабли и транспорты с войсками и техникой, охраняли во время походов боевые корабли и караваны наших судов, несли дозорную службу, высаживали десанты, ставили минные заграждения. Тридцати шести матросам и офицерам торпедных катеров присвоено звание Героя Советского Союза.

Однако, низкая мореходность катеров, особенно типа "Ш-4", ни для кого не была секретом. При самом незначительном волнении они заливались водой, которая легко забрызгивалась в очень низкую, открытую сверху ходовую рубку. Выпуск торпед гарантировался при волнении не свыше 1 балла, а просто находиться в море катера могли при волнении не свыше 3 баллов. Из-за низкой мореходности "Ш-4" и "Г-5" лишь в очень редких случаях обеспечивали проектную дальность хода, зависевшую не столько от запаса топлива, сколько от погоды.

Этот и ряд других недостатков во многом были обязаны "авиационному" происхождению катеров. Конструктор положил в основу проекта поплавок гидросамолета. Вместо верхней палубы у "Ш-4" и "Г-5" была круто изогнутая выпуклая поверхность. Обеспечивая прочность корпуса, она в то же врем создавала массу неудобств в обслуживании. На ней трудно было удержаться даже тогда, когда катер был неподвижен. Если же он шел полным ходом, сбрасывалось решительно все, что на нее попадало.

Это оказалось очень большим минусом во время боевых действий: десантников приходилось сажать в желоба торпедных аппаратов – размещать их больше было негде. Из-за отсутствия плоской палубы "Ш-4" и "Г-5", несмотря на сравнительно большие запасы плавучести, практически не могли перевозить серьезный груз. Накануне Великой Отечественной войны были разработаны торпедные катера "Д-3" и "СМ-3" – торпедные катера дальнего действия. "Д-3" имел деревянный корпус, по его проекту был выпущен торпедный катер "СМ-3" со стальным корпусом.

Торпедный катер "Д-3"

Торпедный катер "Д-3"

Катера типа "Д-3" производились в СССР на двух заводах: в Ленинграде и Сосновке Кировской области. К началу войны Северный флот располагал всего двумя катерами этого типа. В августе 1941 с завода в Ленинграде было получено еще пять катеров. Все они были сведены в отдельный отряд, который и действовал до 1943 года, пока не стали поступать на флот другие "Д-3", а также по ленд-лизу катера союзников. Катера "Д-3" выгодно отличались от своих предшественников торпедных катеров "Г-5", хотя по боевым возможностям они удачно дополняли друг друга.

"Д-3" обладали повышенными мореходными качествами и могли действовать на большем удалении от базы, чем катера проекта "Г-5". Торпедные катера этого типа имели полное водоизмещение 32,1 т, наибольшую длину 21,6 м (длина между перпендикулярами – 21,0 м), наибольшую ширину по палубе 3,9 и по скуле – 3,7 м. Конструктивная осадка составляла 0,8 м. Корпус "Д-3" изготовлялся из дерева. Скорость хода зависела от мощности использовавшихся двигателей. ГАМ-34 по 750 л. с. позволяли развивать катерам ход до 32 узлов, ГАМ-34ВС по 850 л. с. или ГАМ-34Ф по 1050 л. с. – до 37 узлов, "паккарды" мощностью по 1200 л. с. – 48 узлов. Дальность плавания полным ходом достигала 320-350 миль, восьмиузловым ходом – 550 миль.

На опытных катерах и серийных "Д-3" впервые были установлены бугельные торпедные аппараты бортового сбрасывания. Достоинство их было в том, что они позволяли производить залп со "стопа", в то время как катера типа "Г-5" при этом должны были развить скорость не меньше 18 узлов – в противном случае они не успевали отвернуть от выпущенной торпеды.

Выстрел торпедами производился с мостика катера воспламенением гальванического запального патрона. Залп дублировался торпедистом с помощью двух запалпатронов, установленных в торпедном аппарате. "Д-3" вооружались двумя 533-мм торпедами образца 1939 г.; масса каждой составляла 1800 кг (заряд тротила – 320 кг), дальность хода при скорости 51 узел – 21 кабельтов (около 4 тыс. м). Стрелковое вооружение "Д-3" состояло из двух пулеметов ДШК калибра 12,7 мм. Правда, в годы войны на катера устанавливали и 20-мм автоматическую пушку «эрликон», и спаренный пулемет «Кольт-браунинг» калибра 12,7 мм, и некоторые другие типы пулеметов. Корпус катера имел толщину 40 мм. При этом днище было трехслойным, а борт и палуба – двухслойными. На наружный слой шла лиственница, а на внутренний – сосна. Обшивка крепилась медными гвоздями в расчете пяти штук на один квадратный дециметр.

Корпус "Д-3" разделялся на пять водонепроницаемых отсеков четырьмя переборками. В первом отсеке 10-3 шп. располагался форпик, во втором (3-7 шп.) – четырехместный кубрик. Камбуз и выгородка для котла – между 7-м и 9-м шпангоутами, радиокаюта – между 9-м и 11-м. На катерах типа "Д-3" устанавливалось, улучшенное навигационное оборудование по сравнению с тем, что было на "Г-5". Палуба "Д-3" позволяла брать на борт десантную группу, к тому же по ней можно было передвигаться во время похода, что было невозможно на "Г-5". Условия обитаемости экипажа, состоявшего из 8-10 человек, давали возможность катеру подолгу оперировать вдали от основного места базирования. Был предусмотрен и обогрев жизненно важных отсеков "Д-3".

Торпедный катер типа "Комсомолец"

Торпедный катер типа "Комсомолец"

"Д-3" и "СМ-3" были не единственными торпедными катерами, разрабатывавшимися в нашей стране накануне войны. В те же годы группа конструкторов проектировала малый торпедный катер типа "Комсомолец", который, почти не отличаясь от "Г-5" по водоизмещению, имел более совершенные трубные торпедные аппараты и нес более мощное зенитное и противолодочное вооружение. Строились эти катера на добровольные взносы советских людей, и поэтому некоторые из них, помимо номеров, получили наименования: "Тюменский рабочий", "Тюменский комсомолец", "Тюменский пионер".

Торпедный катер типа "Комсомолец", 1944 г. выпуска имел дюралюминиевый корпус. Корпус разделен водонепроницаемыми переборками на пять отсеков (шпация 20-25 см). По всей длине корпуса проложена полая кильбалка, выполняющая функцию киля. Для уменьшения качки на подводной части корпуса установлены бортовые кили. Два авиационных двигателя установлены в корпусе один за другим, при этом длина левого гребного вала составляла 12,2 м, а правого – 10 м. Торпедные аппараты, в отличие от катеров предыдущих типов, трубные, а не желобные. Максимальная мореходность торпедоносца составляла 4 балла. Водоизмещение полное 23 т, суммарная мощность двух бензиновых моторов 2400 л. с., скорость хода 48 узлов. Длина наибольшая 18,7 м., ширина 3,4 м., среднее углубление 1 м. Бронирование: 7-мм противопульная броня на рубке. Вооружение: два трубных торпедных аппарата, четыре 12,7-мм пулемета, шесть больших глубинных бомб, дымовая аппаратура. В отличие от остальных катеров отечественной постройки на "Комсомольцах" была бронированная (из листа толщиной 7 мм) рубка. Экипаж насчитывал 7 человек.

Свои высокие боевые качества эти торпедоносцы в наибольшей степени проявили весной 1945 года, когда части Красной Армии уже завершали разгром гитлеровских войск, с тяжелыми боями продвигаясь к Берлину. С моря советские сухопутные войска прикрывали корабли Краснознаменного Балтийского флота, причем вся тяжесть боевых действий в водах южной Балтики легла на плечи экипажей подводных лодок, морской авиации и торпедных катеров. Пытаясь хоть как-то оттянуть свой неизбежный конец и как можно дольше сохранить порты для эвакуации отступающих войск, фашисты предприняли лихорадочные попытки резко увеличить число поисково-ударных и дозорных групп катеров. Эти срочные меры в какой-то степени обострили положение на Балтике, и тогда в помощь действующим силам КБФ была переброшена четверка "Комсомольцев", вошедшая в состав 3-го дивизиона торпедных катеров.

...Ночью 21 апреля поиск кораблей противника в районе косы Хель был продолжен отрядом катеров, которым командовал капитан-лейтенант П. Ефименко. Но напрасно утюжили море торпедоносцы – обнаружить противника не удалось. И тогда П. Ефименко принял решение идти в глубину Данцигской бухты – к устью Вислы. Задача в тот период перед катерниками ставилась одна: находить и топить корабли врага, продолжавшие интенсивно перебрасывать войска по морю.

Наконец удача: обнаружены три БДБ – быстроходные десантные баржи с сильным артиллерийским вооружением. В небольшом отдалении за ними следовали пять сторожевых катеров. Атаковать? А вдруг это авангард большого конвоя? Пожалуй, имеет смысл уклониться от боя... Потекли томительные часы ожидания. Но интуиция и расчет капитан-лейтенанта оказались верными. Лишь только предрассветные сумерки рассеяли ночную тьму, из дымки показался караван. Он состоял из предельно перегруженного транспорта, шедшего в охранении миноносцев, сторожевиков и торпедных катеров. Замыкали походный ордер две БДБ. Вот теперь можно было и выпускать торпеды! Распределив цели, командир отряда отдал приказ.

Первым ринулся вперед ТК-135 старшего лейтенанта А. Аксенова. Сработали оба торпедных аппарата, и через несколько минут сокрушительный сдвоенным взрыв буквально разломил транспорт пополам: охваченное огнем судно на глазах у моряков затонуло. Дальше действия Аксенова были почти автоматическими – разворот, постановка дымовой завесы и уход на форсаже... Однако на этот раз катерникам не повезло: при выходе из боя в моторный отсек угодил снаряд. Двигатели тут же заглохли, и "сто тридцать пятый" беспомощно закачался на волнах... Шли бесконечные минуты. В тесноте, бензиновом угаре моторного отсека двигателисты "латали" порванные осколками магистрали. Время от времени сюда, в отсек, доносились скупые пулеметные очереди, да нетерпеливые вопросы командира. Наконец в рубку доложили: "Повреждение устранено, можем идти на одном моторе".

А тут и помощь подоспела, ТК-131 лейтенанта Н. Короткевича, прикрыв дымовой завесой «Комсомолец» А. Аксенова, взял аварийный катер на буксир. Однако быстроходная десантная баржа фашистов, открыв артиллерийский огонь, преградила торпедоносцам путь. И сейчас же в ответ заговорили наши пулеметные установки: БДБ загорелась, затем последовал взрыв, и через несколько минут на поверхности воды остались лишь обломки баржи. Путь к родной базе был свободен. ...Это были последние дни Великой Отечественной войны, последние победные атаки торпедных катеров. Окончится война, и символом отваги – потомкам в пример, врагам в назидание – навечно застынут на постаментах овеянные боевой славой "Комсомольцы".


загрузка...

возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог