Маршал бронетанковых войск Катуков М.Е.


"Нас в бой послал народ страны родимой,
Он дал наказ: «Ты будь с врагом суров!»
И мы идем лавиной несдержимой.
Нас в бой ведет товарищ Катуков."

А. Гурьев

Катуков М.Е.

Михаил Ефимович Катуков родился 17 сентября 1900 г. в селе Большое Уварово Озерского района Московской области. До освобождения крестьян оно принадлежало графу Уварову. У окраины села, где стоял дом Катуковых, начинались дремучие муромские леса. Его дед Епифан Егорович служил солдатом у генерала Скобелева, был на Шипке, воевал за Плевну, за что был награжден медалью. Михаил Ефимович, посвятив свою жизнь военной службе, не раз вспоминал деда, его веселые и мудрые солдатские поговорки. Отец Катукова работал у помещиков на молочных фермах в качестве молочника-сыровара, после Октябрьской революции в местном колхозе, скончался в 1944 г. Мать умерла рано, в 1918 году. У Михаила было два брата и сестра. 1911 г. Миша Катуков окончил сельскую школу, а когда ему исполнилось двенадцать лет, был отдан в Петербург к "хозяину в ученье" – в молочную торговую фирму «Сумаков», где он работал без всякого жалованья, за пищу и одежду. И так на протяжении пяти долгих лет, до осени 1916 года. Осенью 1916 года Михаил был "произведен" в приказчики и стал получать жалованье. В феврале 1917 года рабочие и служащие забастовали, и дело хозяина ликвидировали. Михаил вернулся в родное село, где продолжал с отцом заниматься сельскохозяйственным трудом...

27 марта 1919 г. Михаил Катуков был призван в РККА. Его направили в 484-й стрелковый полк 54-й стрелковой дивизии, в составе которого он участвовал в боях на Южном фронте. Потом был тиф и воспаление легких. После выздоровления, летом 1920 года, он был назначен в запасный полк, который дислоцировался в черте Москвы, потом воевал с белополяками. В бою по прикрытию шоссе Брест – Литовск – Ковель в районе деревни Мокраны был контужен, но остался в строю. В декабре 1920 года Михаил был командирован на пехотные командирские курсы в г. Могилев. Курсы он окончил 1 марта 1922 года и был назначен командиром взвода 1-й роты 235-го Невельского стрелкового полка 27-й Омской стрелковой дивизии, входившей в состав Западного военного округа. Штаб Западного военного округа находился в Смоленске. Командовал округом Михаил Николаевич Тухачевский. Стояла дивизия сначала в Орше, а затем в Вязьме. Командующий войсками Западного военного округа Михаил Николаевич Тухачевский читал молодым командирам лекции по истории военного искусства.

Красный командир Михаил Катуков в тот период проходил службу на должностях командира взвода, помощника командира, командира роты, помощника начальника полковой школы, год исполнял обязанности начальника школы, затем стал помощником командира батальона. С октября 1926 г. по август 1927 г. Михаил Ефимович учился на Высших офицерских курсах «Выстрел» в Москве. Затем он был назначен начальником штаба в соседний 80-й стрелковый полк, который вскоре был переформирован в 5-ю отдельную легкотанковую бригаду. Прибывшие в бригаду специалисты помогли Катукову пройти первоначальную практическую школу танкиста: уверенно водить боевые машины и стрелять из танковой пушки. Осенью 1934 г. Михаила Катукова назначили начальником оперативного отдела 134-й танковой бригады и направили на академические курсы тактико-технического усовершенствования (АКТУС) при Академии механизации и моторизации.

В конце лета 1935 г. он вернулся в 134-ю танковую бригаду, которой командовал Семен Ильич Богданов – впоследствии один из крупнейших советских военачальников, маршал бронетанковых войск, дважды Герой Советского Союза. Но и в ту пору он был всеми уважаемый, прекрасно знающий свое дело командир-танкист.

В 1937 г. Катукова назначили начальником штаба 45-го танкового корпуса. Осенью 1939 г. полковник Михаил Ефимович Катуков, командир 134-й танковой бригады, вместе со своей бригадой участвовал в освободительном походе на Западной Украине и Западной Белоруссии. В 1940 г. Катукова М.Е. назначили командиром 20-й танковой дивизии.

20-я танковая дивизия под командованием Катукова М.Е. с первых дней Великой Отечественной войны принимала активное участие в боях против гитлеровских захватчиков в составе 9-го механизированного корпуса генерала Рокоссовского К.К. на Юго-Западном фронте. Дивизии пришлось решать боевые задачи в очень сложных условиях, участвовать в контрударах в районе Луцк, Дубно, Броды. Из-за значительного превосходства немецко-фашистских войск в силах и средствах танкисты Катукова М.Е. вынуждены были с тяжелыми боями отходить в восточном направлении, нанося при этом ощутимые удары по врагу. Вскоре дивизия потеряла все танки, а личного состава осталось около двух тысяч человек. 9 сентября дивизия была расформирована – участь почти всех танковых дивизий того периода.

Полковник Катуков М.Е. был назначен командиром 4-й танковой бригады, формировавшейся недалеко от Сталинграда. В первых числах октября 1941 г. сложилась особенно тяжелая обстановка на орловском направлении. Туда и была направлена 4-я танковая бригада. В ожесточенных боях на Орловско-Мценском направлении бригада за восемь дней непрерывных боев уничтожила 133 танка. 49 орудий и 8 самолетов противника. Танкисты Катукова успешно выполнили поставленную боевую задачу – более чем на неделю задержали продвижение 2-й танковой группы генерала Гудериана и вместе с другими частями сорвали вражеский план обойти Москву с юго-востока.

Бригада Катукова потеряла 19 танков, из них 7 сгорели, а 12 были восстановлены и заняли место в боевом строю. Танкисты Катукова тогда бросили клич: "Один советский танк должен бить двадцать немецких танков!" Это были не просто слова. Танкисты бригады стремились к этому, проявляли военное мастерство, мужество и отвагу. Среди них можно назвать Павла Заскалько, Александра Замулла, Ивана Любушкина, Александра Бурду...

В ноябре 1941 г. 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду. Гвардейцы-танкисты защищали Москву на Можайском, а затем на Волоколамском направлениях, контрнаступали под Москвой, освобождая города и населенные пункты. Эта бригада стала родоначальницей танковой гвардии, а самого командира, который водил ее в бой, называли первым танкистом-гвардейцем. В апреле 1942 г. генерала Катукова М.Е. назначили командиром 1-го танкового корпуса. В середине августа 1942 г. пришел приказ: 1-му танковому корпусу войти в резерв Ставки Верховного Главнокомандования и сосредоточиться южнее Тулы. Здесь генерал-майор Катуков М.Е. получил приказ: о назначении его командиром 3-го механизированного корпуса, который по решению Ставки ВГК предназначался для боевых действий в районе Калининской области. На формирование корпуса отводилось очень мало времени. Корпусу Катукова предстояло участвовать в Ржевско-Сычевской наступательной операции войск Калининского и Западного фронтов, личный состав вновь сформированного корпуса успешно справился с поставленной задачей. В январе 1943 г. Катукову было присвоено звание генерал-лейтенанта танковых войск, было сформировано танковое объединение – 1-я танковая армия, командующим которой и был назначен Михаил Ефимович.

В битве под Курском генерал Катуков М.Е. во главе 1-й танковой армии прикрывал особо важное обоянское направление, где противник сосредоточил более тысячи танков, поддерживаемых авиацией, чтобы мощным танковым тараном осуществить бросок на Курск. После оборонительного сражения 1-я танковая армия перешла в контрнаступление, принимала участие в Белгородско-Харьковской наступательной операции, а затем и при развитии наступления к Днепру. В 1944 г. 1-я танковая армия громила врага на Правобережной Украине. Участвуя в Проскуровско-Черновицкой операции, 1-я танковая армия стремительно вышла 23 марта к Днестру, 27 марта – на р. Прут, а 29 марта – в район Черновиц. Ни реки, вышедшие из берегов, ни грязь, ни ожесточенное сопротивление врага – ничто не смогло остановить наступательного порыва «катуковцев». Только за время этой операции количество Героев Советского Союза в армии увеличились на 28 человек.

Полководческий талант командарма Катукова М.Е. ярко проявился и в Львовско-Сандомирской наступательной операции, осуществленной войсками 1-го Украинского фронта в июле – августе 1944 г. Танкисты 1-й, уже гвардейской, танковой армии стремительно вышли к Висле, форсировали ее и вместе с пехотинцами и артиллеристами при поддержке авиации захватили Сандомирский плацдарм, который был позже использован в качестве исходного района для последующих наступательных действий советских войск к границам фашистской Германии. За эту операцию в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 года гвардии генерал-полковнику танковых войск Катукову Михаилу Ефимовичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ему ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Три месяца 1-я гвардейская танковая армия находилась в резерве Ставки ВГК, а во второй половине ноября 1944 г. была получена директива Ставки ВГК: войти в подчинение командующего войсками 1-го Белорусского фронта и сосредоточиться в районе юго-восточнее Люблина. 2 января 1945 г. 1-я гвардейская танковая армия получила директиву Военного совета фронта. В ней говорилось: "Стремительным выходом на северный берег реки Пилица, а в дальнейшем к реке Бзура в район Ловича, обеспечить успех 1-го Белорусского фронта по окружению и уничтожению вражеской группировки противника: уничтожить подходящие с запада резервы и не допустить их на соединение с окруженной варшавской группировкой. С выходом армии в район Кутно занять исходное положение для развития наступления на Познань". 1-й танковой предстояло пройти с боями 180-190 километров. На этот бросок отводилось всего четыре дня.

Темп небывалый! Входить в прорыв танковой армии предстояло с магнушевского плацдарма, который обороняла 8-я гвардейская армия генерала Чуйкова В.И. Наступление войск 1-го Белорусского фронта в Висло-Одерской наступательной операции началось 14 января. В 8 часов 30 минут заработала фронтовая артиллерия, затем пехота пошла в атаку. Взревели сотни моторов – и танки армии устремились в прорыв. В стрелковые части, которые находились впереди, передана команда: "Освободить дороги! Танки идут!" Величественная и грозная эта картина, когда лавина бронированных машин устремляется вперед.

Вечером 16 января 1945 года передовые бригады корпусов вышли к реке. Во второй половине 17 января, смяв заслоны врага, вся армия переправилась на противоположный берег реки Пилицы. Первой по-прежнему двигалась бригада полковника Гусаковского И.И. Она обходила Варшаву с юго-запада. 18 января бригада Гусаковского И.И., обойдя сильный узел обороны гитлеровцев Раву-Мазовецку, форсировала реку Равка вброд и была в Скерневице. В тот вечер передовой отряд этой бригады под командованием майора Карабанова А.А. захватил Лович. В итоге бригада Гусаковского И.И. прошла за сутки 120 километров! В ночь на 18 января 19-я гвардейская механизированная бригада ворвалась в Згеж, а передовой отряд 8-го гвардейского механизированного корпуса под командованием капитана Бочковского беспрепятственно вошел в Лодзь.

Бригаде Гусаковского удалось освободить и сохранить почти в неприкосновенности старинную резиденцию польских королей из династии Пястов город Гнезен (Гнезно). Согласно легенде именно в этом городе возвышался древний дуб, в густых ветвях которого жил белый орел – национальный символ Польши. Блокировав Познань, танкисты Катукова захватили несколько аэродромов, на которых стояло огромное число самолётов – 700, такого ещё не было! Как только 1-я гвардейская танковая армия блокировала Познань, взятие города было поручено 8-й гвардейской и 69-й общевойсковой армиям…

Советские танки и пехота подходили к Одеру, от которого до Берлина оставалось всего 70 километров. Противник лихорадочно закреплялся по Одеру, перебрасывал сюда с запада все новые и новые соединения. Одновременно в Померании готовилась к контрудару гитлеровская группа армий «Висла». С 24 февраля по 31 марта 1945 г. было окончательно ликвидировано основное ядро восточно-померанской группировки врага. В результате этой операции 2-й и 1-й Белорусские фронты значительно улучшили свое оперативное положение, Большой вклад в эту операцию внесли и танкисты 1-й гвардейской танковой армии, первые вышедшие к берегу Балтийского моря.

К этому времени пали Познань и другие города-крепости. Дороги и мосты на освобожденных территориях приведены в порядок, подтянулись ближе к войскам тылы. Теперь у советского командования были развязаны руки. Началась подготовка к последнему, решающему штурму.

Да, последние бои не обещали быть легкими! Враг еще обладал огромным количеством хорошо вооруженных войск. Местность благоприятствовала оборонительным действиям. Болотистые реки и речушки, каналы, озера — выгодный рельеф, где можно не только сковать, но и перемолоть наступающие части. Были для танкистов и другие трудности. Западный берег Одера – болотистая пойма. А следом за поймой – Зееловские высоты. Они неминуемо нависнут над танкистами отвесными скалами. Кроме того, с севера на юг, на восточных окраинах Зееловских высот, по глубокому каньону проходила железная дорога. Тоже серьезное препятствие. Гитлеровцы провели громадную работу по укреплению будущего района боев. Что ни шаг – бетонированная или дерево-земляная огневая точка! Словом, всю землю и сам город они превратили в сплошную зону обороны.

5 апреля 1945 г. маршал Жуков Г.К. вручил гвардии генерал-полковнику танковых войск Катукову М.Е. вторую Золотую Звезду Героя Советского Союза. Этой высокой награды он был удостоен за успешное выполнение 1-й гвардейской танковой армией задач в Висло-Одерской наступательной операции. А впереди был Берлин. По приказу командования фронта в ночь на 16 апреля 1-я гвардейская танковая армия должна была выйти на заодерский плацдарм на участке Альт-Малиш – Дольгелин-Зеелов, где в это время находились части 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова В.И. За 9 часов непрерывных атак пехота генерала Чуйкова смогла вклиниться во вторую полосу обороны противника лишь только на отдельных участках. Катуков получил приказ командующего войсками фронта: не дожидаясь полного прорыва вражеской обороны, ввести в сражение 1-ю гвардейскую танковую армию с задачей совместно с 8-й гвардейской армией завершить прорыв тактической зоны обороны противника.

Хотя перспектива бросать танки и САУ на неподавленные огневые точки врага и не радовала генерала Катукова, он понимал, что в сложившейся ситуации у командующего войсками фронта иного выхода не было. Под угрозой срыва оказалась вся наступательная операция фронта. К тому же нам было выгодно, чтобы противник вывел резервы из Берлина сюда, в открытое поле. Даже на Зееловских высотах громить их было удобнее, чем в самом Берлине.

Теснота на плацдарме, бесчисленные рвы, минные поля резко ограничивали маневренность танков. Поэтому одновременно ввести в сражение основные силы армии не удалось. 18 апреля бои на Зееловских высотах достигли наивысшего накала. Противник бросал в бой все новые и новые дивизии, батальоны фольксштурма, команды истребителей танков, сформированные из членов «гитлерюгенда». На танкоопасные направления он поставил защитные батареи, так что каждый шаг вперед требовал от наших войск огромных усилий. Приходилось буквально выковыривать неприятеля из глубоких окопов и траншей, подавлять его железобетонные огневые точки, разбивать металлические колпаки и закопанные танки. Поэтому 17 и 18 апреля танкисты продвигались не более четырех километров в сутки. В течение первых четырех дней операции 1-я гвардейская танковая армия фактически выполняла задачу непосредственной поддержки пехоты, В результате чего стремительного наступления не получилось. Войска армии медленно вместе с пехотой «прогрызали» одну за другой оборонительные позиции противника.

Памятник маршалу Катукову М.Е.

Вечером 20 апреля 1945 года в штаб армии поступила радиограмма командующего войсками фронта: "Катукову, Попелю. 1-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача – первой прорваться в Берлин и водрузить Знамя Победы. Лично вам поручается организовать исполнение. Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21.4 любой ценой прорваться на окраину Берлина. Жуков. Телегин".

Выполнить приказ фронта Катуков М.Е. поручил лучшим бригадам армии – 1-й и 44-й. Путь к Берлину проходил через леса. Это была единственная дорога: на флангах простиралась цепь озер. Леса горели, дым пожарищ мешал дышать и ограничивал видимость. Тщательно замаскированные орудия противника и притаившиеся фаустники поджидали танкистов на каждом шагу. Впереди бригад двигались мотострелки и уничтожали засады. За ними, подминая кустарники и деревья, прокладывали путь к Берлину – танки. В ночь на 21 апреля бригады продвинулись на 25 километров и, наступая через Эркнер, завязали бой на внешнем обводе германской столицы. Корпус Бабаджаняна обошел Карлсхорст, а корпус Дремова вместе с пехотой генерала Чуйкова ворвался в Кепеник. Это уже были предместья германской столицы, Одновременно к северным окраинам Берлина прорвались танкисты 2-й гвардейской танковой армии и пехота армии генерала Берзарина Н.Э.

Немцы разбрасывали с самолетов листовки, пытаясь как-то устрашить наших бойцов. Так, в одной из листовок говорилось: "От Берлина вы недалеко. Но вы не будете в нашей столице. В Берлине до 600 тысяч домов, и каждый – это крепость, которая будет для вас могилой". Но вражеские листовки разлетались по ветру, и с каждым днем таяла под мощными ударами советских войск пресловутая неприступность последних берлинских рубежей фашистов.

Итак, начались берлинские уличные бои. В ночь на 24 апреля все части 1-й гвардейской танковой и 8-й гвардейской армий переправились через реку Шпрее. Ось наступления 1-й гвардейской танковой армии проходила по улице Вильгельмштрассе, упиравшейся в Тиргартен, что неподалеку от имперской канцелярии в Рейхстаге.

Очень мешали танкистам фаустники. Но гитлеровцы забыли, что всякое оружие можно направить и против его создателей. Во время Восточно-Померанской операции генерал Катуков М.Е. предусмотрительно поставил задачу захватывать фаустпатроны. Всего армии удалось захватить 4500 фаустпатронов. Примерно 1500 было истрачено на полигонах, когда, готовясь к Берлинской операции, проводились занятия с мотопехотой, привлекаемой для действий в составе штурмовых отрядов и групп. А 3000 фаустпатронов специально приберегли для боев в Берлине. Впоследствии они были успешно применены. 27 апреля части 8-й гвардейской и 1-й гвардейской танковой армий были отделены от парка Тиргартен – конечной цели наступления объединений – расстоянием в 1 километр. Бои начались в самом центре Берлина, там, где располагались военные и правительственные учреждения Германии, штаб обороны города и бункер Гитлера. Положение войск берлинского гарнизона стало катастрофическим. Но гитлеровцы дрались с отчаянием обреченных.

В 6 часов 2 мая на командный пункт Чуйкова В.И. явился комендант города генерал Вейдлинг, а утром туда был доставлен и последний член гитлеровского правительства – Фриче. Оба руководителя согласились издать приказ о капитуляции берлинского гарнизона... Так завершилась война для командующего 1-й гвардейской танковой армией дважды Героя Советского Союза генерал-полковника танковых войск Михаила Ефимовича Катукова.

В послевоенное время Катуков командовал армией, бронетанковыми и механизированными войсками Группы советских войск в Германии. С 1955 г. генерал-инспектор Главной инспекции Министерства обороны СССР, с 1957 г. зам. начальника Главного управления боевой подготовки Сух. войск. Воинское звание маршал бронетанковых войск ему было присвоено 5 октября 1959 г. В 1963-1976 гг. в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Награжден 4 орденами Ленина, 3 орденами Красного Знамени, 2 орденами Суворова 1 ст., орденами Кутузова 1-й ст., Богдана Хмельницкого 1-й ст., Кутузова 2-й ст., Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й ст., медалями, а также иностранными орденами.

Умер маршал бронетанковых войск Михаил Ефимович Катуков 8 июня 1976 г. Похоронен он в г. Москве на Новодевичьем кладбище. Именем дважды Героя Советского Союза названы улицы в г. Москве, г. Мценске Орловской области и г. Снежное Донецкой области. В вышеперечисленных населенных пунктах установлены также соответствующие мемориальные доски.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог