Из книг командиров подводных лодок


Грищенко П.Д. «Соль службы»   Иосселианни Я.К. «В битвах под водой»
Стариков В.Г. «На боевом курсе»   Травкин И.В. «Всем смертям назло»
Щедрин Г.И. «На борту С-56»

"…Мы всплыли вверх, – нам показалось странным
Так близко снова видеть светлый мир,
Костёр зари над берегом туманным,
Идущий в гавань портовой буксир."

А. Лебедев

Одиннадцать командиров подводных лодок после Великой Отечественной войны написали книги о боевых походах подводных сил Военно-Морского Флота СССР. Интерес к флоту, его истории, к подвигам экипажей его кораблей вполне закономерен, более того традиционен в России, являющейся великой морской державой. Книги, которые нам оставили командиры-подводники – это правда о войне без ложного пафоса и фимиама героям. Здесь, в отличие от многих подобных зарубежных публикаций, нет «сверх-человеков», не боящихся ничего на свете. Авторы рисуют своих боевых товарищей без прикрас, людьми, честно и самоотверженно исполняющими свой воинский долг, не бесстрашными, а способными преодолевать страх ради выполнения высшего долга человека – защиты Отчизны от врага.

«Я и сам не мог уверенно сказать: годен ли я для войны, смогу ли выдержать ее суровые испытания. Сумею ли я подавить в себе присущие всем людям слабости и оправдать свое назначение?» Так говорил о себе советский подводный ас Герой Советского Союза Валентин Георгиевич Стариков.

К началу Великой Отечественной войны в составе Военно-Морского Флота СССР было 212 подводных лодок, из которых на действующих флотах находилось: на Балтийском – 68, Черноморском – 44, Северном – 15 единиц. В ходе войны подводные силы флотов, и в первую очередь Северного, пополнялись новыми лодками, а также за счет перераспределения их между флотами. От ударов советских подводных лодок фашистская Германия и ее сателлиты потеряли более 300 транспортных судов, около 90 кораблей и вспомогательных судов. Однако много это или мало – более 400 пущенных на дно неприятельских кораблей и судов?

Чтобы представить масштабы причиненного врагу ущерба, не лишне вспомнить, во что обходилась ему потеря каждого корабля или судна. Потеря транспорта водоизмещением 10 тыс. тонн означала, например, что до фронта не дошли несколько тысяч солдат и офицеров с оружием и боеприпасами, или 80-90 тяжелых танков, или 250 бронеавтомобилей, или 5-6 тыс. тонн других грузов, например 2-х месячный паек для 4-5 дивизии. Топлива, потерянного на танкере такого же водоизмещения, уничтоженном торпедами подводной лодки или подорвавшемся на выставленных ею минах, хватило бы противнику для заправки 1000 бомбардировщиков Ю-88 и нескольких тысяч средних танков.

К примеру, более 5 тысяч вражеских солдат, офицеров, курсантов ушли на дно Балтийского моря вместе с немецким транспортом «Гойя», потопленным подводной лодкой Л-3, которой в конце войны командовал Герой Советского Союза Владимир Константинович Коновалов. Вспоминая об этих и многих других героических эпизодах из истории боевой деятельности советского подводного флота, невольно задумываешься над тем, как велик и значителен был личный вклад в дело победы над врагом каждого подводника: ведь численность экипажа малой лодки не превышала 24 человек, средней – 56, большой – 62 человек.

Не только прямое, непосредственное нанесение ущерба врагу потоплением его кораблей и судов венчали боевые действия подводных лодок. Они вносили свою лепту в достижение общей победы, выполняя и другие задачи, порой не менее сложные: участвовали в защите своих морских сообщений; вели разведку; высаживали разведывательно-диверсионные группы на побережье, занятое противником; осуществляли мероприятия по навигационно-гидрографическому обеспечению морских десантов и обстрелов кораблями береговых объектов и даже сами совершали внезапные артиллерийские налеты.

Обстоятельства войны выдвинули перед подводниками и такую несвойственную им задачу, как перевозка людей и грузов. В период героической обороны Севастополя, на последнем ее этапе, лодки доставляли в осажденный с суши и блокированный с моря город авиационные боеприпасы, топливо для самолетов и танков, продовольствие, а обратными рейсами вывозили раненых и детей. Большую роль играли боевые действия лодок на Севере, где водные пути имели исключительное значение для снабжения немецко-фашистских войск боеприпасами, теплой одеждой и продовольствием. Уже на третий месяц войны фашистское командование вынуждено было признать, что удары советских подводников по прибрежным коммуникациям в Заполярье затруднили осуществление плана захватить Мурманск еще в 1941 г.

На Балтийском море из-за активности наших подводных лодок противник был вынужден значительно сократить перевозки водным путем и пользоваться для снабжения своих войск под Ленинградом и без того загруженными сухопутными дорогами. Справедливости ради следует сказать и о том, что советским подводным лодкам приходилось действовать в неимоверно трудных условиях, в неизмеримо более сложных, чем те, с которыми встречались подводники иностранных флотов, участвовавших во Второй мировой войне.

В Баренцевом море противник широко использовал труднодоступные для подводных лодок шхерные фарватеры, прикрытые с моря минными заграждениями. Победа здесь не раз добывалась прорывами наших лодок в самое логово врага – в его базы. В особенно тяжелых условиях действовали подводники-балтийцы. Здесь все было подвигом: зимовка и ремонт в осажденном Ленинграде на более чем скудном пайке; прорывы в Кронштадт под непрерывным артиллерийским обстрелом; форсирование теоретически непреодолимых минно-сетевых заграждении, созданных противником в Финском заливе, поиски и атаки сильно охраняемых судов при ограниченных из-за сложных навигационных условий театра возможностях уклонения от противолодочных сил.

Нелегко доставались победы подводникам Черноморского флота. Прибрежный фарватер врага прикрывался с моря минными заграждениями, которые необходимо было форсировать; у берега действовали все силы и средства противолодочной обороны, уклонение от которых на малых глубинах было крайне затруднено, так как за лодкой, шедшей в подводном положении, нередко тянулся длинный, хорошо заметный с корабля и самолета след от поднятого винтами ила, после атаки порой приходилось ложиться на грунт на малой глубине.

В период Великой Отечественной войны в боевых операциях участвовали подлодки четырех классов: малые, водоизмещением до 400 тонн, средние – от 500 до 850 тонн, большие – 900 тонн и более, подводные минные заградители. «Малютки», как с не совсем свойственной подводникам нежностью называли они корабли класса малых подводных лодок, были сконструированы в самом начале 30-х годов для формировавшегося Тихоокеанского флота. Габариты лодок позволяли транспортировку их по железной дороге в собранном виде, предопределяя вместе с тем невысокие боевые возможности и крайне тяжелые условия службы «малюточников». Два торпедных аппарата без запасных торпед и 45-мм пушка – вот и все вооружение. Перед войной началось строительство более совершенных «малюток» – с четырьмя торпедными аппаратами и улучшенными условиями обитаемости. Однако только четыре таких корабля вошли в строй в ходе войны.

Весьма невысокие тактико-технические данные малых подводных лодок не помешали их героическим экипажам внести существенный вклад в дело победы над врагом. На Черноморском флоте две «малютки» стали гвардейскими, две — Краснознаменными; на Севере – две гвардейскими, а одна – М-172 – была удостоена звания гвардейской Краснознаменной. Стали Героями Советского Союза командиры «малюток» М. Грешилов, Я. Иосселиани, А. Кесаев, В. Стариков, И. Фисановнч, М. Хомяков. «Малюткам» принадлежит честь освоения торпедных атак по данным гидроакустики (командиры лодок В. Стариков, В. Терехин, Н. Валин, Н. Бондаревич). Вездесущие «малютки» под командованием В. Прокофьева, Ю. Руссина дерзкими действиями на мелководье вблизи занятого противником берега оказали существенную помощь морским десантам.

Самым многочисленным был класс средних подводных лодок типов «Щ» и «С». Первые «щуки» вступили в строй в 1933-1935 гг. Отличались они хорошими мореходными качествами, надежно действовали на любой волне, вооружены были 4-мя носовыми, 2-мя кормовыми торпедными аппаратами с общим запасом 10 торпед, а также 1-2 45-мм пушками. Слабым местом лодок типа «Щ» были относительно низкие скорости хода; надводная 12-14, подводная – 8 узлов. Счет заслугам эти лодки открыли еще до Великой Отечественной войны. Тихоокеанские «щуки» вели настойчивые поиски столь нужных для войны способов увеличения продолжительности пребывания в море; североморские – первыми прошли на Дальний Восток по Северному морскому пути; балтийские – осваивали подледное плавание и новые методы торпедной стрельбы, первыми удостоены и боевой награды – ордена Красного Знамени в период советско-финляндской войны.

Тихоокеанская подводная лодка С-56 в 1943 г. под командованием Героя Советского Союза Григория Ивановича Щедрина совершила 93-суточное, почти кругосветное плавание через два океана и 9 морей, С-56 вошла в состав Северного флота и блестящими победами в Заполярье завоевала звание гвардейской и Краснознаменной. Этот корабль представлял в классе средних лодок корабли типа «С» – наиболее технически оснащенные отечественные подводные лодки. При водоизмещении около 800 тонн эти корабли обладали большими, чем «щуки», надводной скоростью (19,5 узла), дальностью плавания (более 8 тысяч миль) и автономностью (30-45 суток). Запас торпед был увеличен до 12, вместо одной из 45-мм пушек была установлена 100-мм. На «эсках» было применено много новинок, в том числе усовершенствованные приборы наблюдения, связи и навигации. Эти лодки первыми были вооружены бесследными электрическими торпедами.

Звания Героя Советского Союза удостоены командиры «эсок» Б. Алексеев, И. Кучеренко, С. Лисин, Г. Щедрин. Отличились в боях В. Тураев, совершивший самый продолжительный за годы войны 2-х месячный поход и потопивший в одной атаке 2 крупных транспорта, в другой – сразу 3 цели – транспорт и 2 корабля охранения; Л. Городничий, Л. Сушкин, К. Колосов, поразившие в одной атаке по 2 вражеских корабля, и многие другие.

В классе больших подводных лодок почетное место занимают лодки типа «Д», или «Декабристы», названные так по имени первенца советского военного кораблестроения. Первые три корабля были торжественно заложены в 1927 г. Они имели на вооружении 8 торпедных аппаратов (запас торпед – 14), одну 102-мм и одну 45-мм пушку, обладали скоростью хода около 15 узлов и большой дальностью плавания – около 11,5 тысячи миль. Лодки типа «Д» хорошо показали себя на войне, а одна из них – Д-3 («Красногвардеец») за один год уничтожила 10 и повредила 2 вражеских транспорта, была награждена орденом Красного Знамени и зачислена в морскую гвардию.

Гордостью советских подводных сил были созданные накануне Великой Отечественной войны крейсерские подводные лодки типа «К», окрещенные подводниками «Катюшами». Мощное вооружение – 10 торпедных аппаратов, 22 торпеды, две 100-мм и две 45-мм пушки, высокая скорость – 22 узла над водой и до 10 – под водой, большая дальность плавания – 15 тысяч миль – ставили их в число лучших в мире подводных кораблей. К началу войны в строю было 6 крейсерских лодок, все они воевали на Севере. В ходе войны 4 «Катюши» были введены в строй на Балтике. На «Катюшах» воевали Герои Советского Союза М. Гаджиев, Н. Лунин, И. Травкин, прославленные командиры М. Августинович, В. Котельников, Л. Потапов, Д. Ярошевич.

Л-3, Л-20, «Лембит» это подводные минные заградители. Лодки типа «Л» – «Ленинцы» имели несколько модификациq. Все они, обладая данными больших лодок, помимо торпедных аппаратов имели минные трубы с 20 минами, которые лодка могла ставить, находясь в подводном положении. Комплексное использование минного и торпедного оружия значительно повышало боевые возможности экипажей. Особенно отличилась в войне Л-3, ставшая гвардейской. С подводными лодками типа «Л» связаны имена талантливых командиров Грищенко П.Д., Жданова А.С., Героя Советского Союза Коновалова В.К., Таммана В.Ф. и других.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог