Лейтенант Кретов Н.Ф.


"Мы нашу дружбу
берегли,
как пехотинцы берегут
метр
окровавленной земли,
когда его в боях берут."

С. Гудзенко

Кретов Н.Ф.

Николай Федорович Кретов родился в 1909 г. в Таганроге, с 1930 г. жил в Москве, учился в институте механизации и электрификации сельского хозяйства. В 1936 г. был назначен главным инженером Московского областного земельного отдела. Из столицы 23 июня 1941 г. ушел на фронт. Был командиром взвода. Сражался на дальних и ближних подступах к Москве. Звания Героя Советского Союза удостоен 12 апреля 1942 г. В сентябре 1942 г. умер от ран. Не просто понять нравственную основу подвига, если не знать, каким человек был в прошлом, как жил, как он шел к своему звездному часу.

Николай Кретов родился в бедной семье таганрогского каменотеса. Рос здоровым и крепким. Самый младший, тринадцатый по счету, он в 16 лет выглядел богатырем. Рост – 190, плечи – косая сажень. Такому, рассудил отец, не учиться – работать. И Николай уехал в Днепропетровск, где его без колебаний взяли в кузнечный цех одного из заводов. В коллективе его полюбили и старшие, и ровесники. Спокойный, трудолюбивый, уважительный, он пришелся по душе многим. В январе 1931 года его направили на село укреплять колхозы и МТС. Несмотря на молодость, Кретов работал председателем колхоза, заместителем, а потом и директором Полудинской МТС в Казахстане.

В 1932 году Николай получил направление на учебу в Московский институт механизации и электрификации сельского хозяйства. В годы учебы, да и потом главной отличительной чертой его была неуемная энергия. С глубоким интересом и страстностью он относился к общественным поручениям. За многие дела брался по собственной инициативе. И всегда их доводил до конца. Все кипело и спорилось в его руках. Активность и жизнерадостность Кретова, его готовность с удовольствием делать любое дело зажигали товарищей подлинно боевым настроением, вызывали желание подражать ему, идти за ним. Он был вожаком не по положению, а на деле. Работал Николай так, что каждому хотелось встать рядом с ним, не отставать от него.

В 1936 году, после окончания института, Кретов был назначен на должность главного инженера Московского областного земельного отдела. Сын неграмотного каменотеса стал главным инженером отдела сельского хозяйства столичной области. С большим энтузиазмом взялся он за новую работу.

...Как и миллионы других наших соотечественников, Николай Федорович Кретов в первый же день войны отправился в военкомат и уже на следующий собрал самые необходимые для окопной жизни вещи, обнял жену и двух маленьких дочерей и покинул квартиру, сказав на прощание:
– Не волнуйтесь. Проучим фашистов и скоро вернемся домой...

В армии младшего лейтенанта Николая Кретова назначили командиром экипажа танка КВ. В трудные дни октября сорок первого он вместе со своими боевыми товарищами Сергеем Трубниковым и Василием Кондауровым оказался на границе Калининской и Московской областей. Их танк находился в засаде у дороги, которая здесь была практически единственной пригодной для движения бронированных машин.

Кретов поставил KB на краю леса, перед большим полем, которое дорога разрезала пополам. Около полудня показались фашистские танки. Их было 18. Они шли не спеша, но и не выказывая особой осторожности. В двенадцать часов прорвались через цепочку нашей пехоты, занимавшую прерывистую траншею. Гитлеровцы были, видимо, уверены, что сумеют неожиданно выйти на правый фланг советской дивизии. Башенные люки у некоторых танков были открыты.
– Немцы могут пройти только по этой дороге, – глядя на приближавшиеся бронированные машины, задумчиво произнес Кретов. – Другого пути у них нет. Поэтому, друзья, и у нас нет другого выхода, как только остановить их здесь.
– Надо – значит, надо, – ответил Трубников.
– Жизнь наша, – продолжал Кретов, – зависит теперь от самих нас. Ее придется завоевать в жестоком бою.

Метрах в трехстах от вражеских танков дорога чуть поворачивала вправо. Этот поворот и выбрал Кретов. И когда головной танк приблизился к выбранному месту и чуть замедлил ход, командир уточнил прицел и нажал на спусковой рычаг орудия. Выстрел оказался точным. Танк с белым крестом на борту содрогнулся и остановился. Чья-то голова в черном шлеме показалась из люка, но тотчас скрылась. Из танка сразу же повалил черный дым. Кретов навел орудие на второй танк и тремя выстрелами поджег и его.

Гитлеровцы открыли из пушек беспорядочный ответный огонь по опушке леса, а затем начали поворачивать свои машины назад. Кретов послал им вдогонку еще несколько снарядов. Один из них попал как раз под башню фашистского танка, и ее словно щепку отбросило на несколько десятков метров в сторону...

Как-то раз, уже в боях под Волоколамском, Кретов получил задачу выяснить места сосредоточения войск противника правее шоссе. Едва его танк вышел на открытое поле, как поблизости начали рваться вражеские мины: осколки их забарабанили по броне. Танк встал, и огонь противника прекратился. В перископ было видно, как гитлеровцы поспешно начали менять позицию и располагаться подальше от дороги, за стогом соломы.

Через несколько минут танк двинулся вперед, потом стремительно развернулся и на максимальной скорости устремился к вражеским минометчикам. Расправившись с ними, танк Кретова двинулся дальше. Вскоре он вышел на небольшой холм, откуда было хорошо видно расположение немецких войск. Выяснив обстановку, Кретов вернулся к своим. Задание командования было выполнено.

Во время боев на подступах к Москве Кретов систематически записывал в книжку наиболее важные события из своей Фронтовой жизни. О бое с немецкими танками из засады он написал: «20 ноября. Засада близ одной деревни. Подбил 3 танка». Через несколько страничек новая запись: «26 ноября. Уничтожено 6 танков». Это был ожесточенный бой. Специальный военный корреспондент газеты «Московский большевик» Ю. Родионов писал о нем в номере за 23 апреля 1942 года: «38 машин противника атаковали наши позиции. Им навстречу вышло значительно меньше наших советских грозных машин. Их вели бесстрашные воины. Среди них был Николай Кретов. Он смело направлял танк наперерез врагу, расстреливал его в упор. И от его снарядов сталь дробилась, разлеталась вдребезги. В тот день Кретов сразил шесть фашистских танков...»

Конечно, чтобы представить себе подлинную картину боя, в котором участвовал мужественный танкист, надо учесть то обстоятельство, что вражеских танков было значительно больше, нежели наших. На каждый выстрел советских танкистов фашисты отвечали несколькими выстрелами. Такая неравная дуэль требовала от наших воинов исключительно большого мастерства и отваги. Танкисты должны были часто менять позицию, избегать бокового огня и в то же время стараться уловить момент, когда подставлен борт вражеского танка. И вот в таких условиях наши воины оказались победителями, уничтожив шесть вражеских машин. Решающую роль в этом сыграло боевое мастерство и смелость танкистов.

За четыре месяца войны младший лейтенант Кретов прошел путь от командира танка до командира роты, часто шел на осознанный риск, на поступки, которые со стороны могли показаться лихачеством, в действительности же были плодом мужества и находчивости. Во время одного из боев неподалеку от Истры Кретов со своим танком оказался в тылу противника. По Волоколамскому шоссе на восток шли немецкие танки и автомашины с пехотой, а он стоял на опушке леса и смотрел на них. Под вечер движение гитлеровцев начало замедляться.

Замаскировав башню танка разлапистыми ветвями елей, Кретов двинулся вперед и пристроился к одной из колонн. Вскоре он оказался в деревушке, где, по всей видимости, расположился штаб вражеской дивизии. В наступающих сумерках немцы, вероятно, не обратили внимания на еще один танк, проходивший через деревню. Не насторожило их и то, что около одной из штабных машин он остановился и попятился, чтобы взять ее на буксир. Выскочивший на минуту из танка Василий Кондауров накинул петли буксирного троса на бамперные крюки штабной машины. Еще несколько секунд – и танк, набирая скорость, помчался к линии фронта...

Об этом случае из боевой биографии Кретова рассказывается в книге «Москвичи на фронте», выпущенной издательством «Московский рабочий» еще в 1943 году. Там же описан ещё один героический поступок кретовского экипажа. Видимо, вскоре после описанного случая Кретов опять оказался в тылу у немцев. Увидев пять двигавшихся к фронту вражеских танков, он пристроился к ним, а вблизи переднего края выбрал удобный момент и открыл с близкого расстояния огонь по ним. Три танка загорелись, а два были подбиты. Кретовский экипаж благополучно ушел, воспользовавшись поднявшимся у немцев переполохом. Когда командующему армией генерал-лейтенанту К.К. Рокоссовскому доложили об этом эпизоде, он спросил:
– Кто это? – И не дожидаясь ответа, догадался: – Уж не Кретов ли?

В те трудные для наших войск дни, когда немцы надеялись на скорый захват Москвы, подобные эпизоды вполне объяснимы. Гитлеровцы были весьма самонадеянны и не слишком бдительны. Наиболее смелые и инициативные советские воины пользовались этим. Именно в конце ноября – начале декабря в расположение гитлеровцев нередко проникали многие наши разведывательные и диверсионные группы.

...Целыми днями не выходил экипаж Кретова из боев. Как на работу, спешил он на передний край, затаивался в лощине или на опушке леса, стрелял из орудия по автомашинам и группам солдат противника, маневрировал, если его обнаруживали вражеские артиллеристы, И всегда Кретову было о чем доложить командиру 23-й танковой бригады подполковнику Демидову, комиссару бригады Е.Я. Вышлюку или заместителю комбрига по строевой части, в будущем дважды Герою Советского Союза С.Ф. Шутову.

Но однажды Кретов попал в положение, выхода из которого, казалось, уже не было. Шесть вражеских снарядов угодили в танк, и он остановился. Гитлеровцы бросились к нему, рассчитывая захватить экипаж в плен. Однако танкисты ответили орудийным и пулеметным огнем. В машине запахло дымом. Но Кретов, Кондауров и Трубников, вместо того чтобы выбраться из танка и попытаться спастись бегством, продолжали вести бой с врагом. В самый напряженный момент, когда фашисты уже взобрались на танк и, стуча сапогами по башне, кричали: «Рус капут!» – появились машины младшего лейтенанта Н. Гашуненкова. Танк Кретова они взяли на буксир и вытащили с поля боя. Его быстро восстановили, и он снова ходил на врага.

Кретов, как и многие другие наши воины, никогда не оставлял в беде товарищей. Подобно Гашуненкову, он не боялся под градом пуль и осколков, на захваченной врагом территории выскочить из танка, своими могучими руками подобрать раненых и положить их на броню танка или под обстрелом взять на буксир подбитый советский танк и увезти его в свой тыл...

Всего в боях под Москвой Николай Федорович Кретов вместе со своими товарищами уничтожил 14 вражеских танков несколько орудий и минометов, около десяти автомашин и до сотни гитлеровцев. За это командование 23-й танковой бригады (вошедшей потом в состав 9-го механизированного корпуса 3-й гвардейской танковой армии) представило Кретова к званию Героя Советского Союза, а членов его экипажа – к орденам.

К лету 1942 года фронт западнее Москвы в основном стабилизировался. Главные события войны на этот раз сдвинулись на Сталинградское и Кавказское направления. Там советские воины с невиданным мужеством и самоотверженностью сопротивлялись рвавшимся вперед бронированным дивизиям гитлеровцев.

Николаю Кретову в это время предложили поехать учиться в Академию бронетанковых войск. И командир танкового батальона подполковник Белов, и начальник политотдела бригады старший батальонный комиссар Лысенко советовали, согласиться:
– Танковый талант у тебя есть, – убежденно говорили они. – Подучись, и ты еще больше сделаешь для победы.
– Ничего, – отвечал он. – Танковым генералом я не стану, а получше бить фашистов постараюсь и в своем нынешнем звании.

Он и думать не хотел о том, что в положении фронтовика есть еще третий вариант. Однако именно этот вариант выпал на долю Кретова. 22 августа его вызвали на командный пункт бригады, находившийся на западной окраине Козельска. Когда Кретов уже подошел к блиндажу, рядом разорвалась мина. 11 ранений получил Кретов.

Его эвакуировали в один из московских госпиталей. Врачи самоотверженно боролись за жизнь Героя, Но есть предел всему. В ночь на 7 сентября 1942 года замечательного патриота, мужественного командира-танкиста Николая Федоровича Кретова не стало…


Статья написана по материалам книги «Герои огненных лет»,
под ред. Синицына А.М. и др. М., «Московский рабочий», 1982 г., книга 5., с. 131-137.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог