Отступление группы армий «Север» в Курляндию


"Война – гибель. Война страшна не продвижением войск,
не пожарами, не бомбежками – война прежде всего страшна тем,
что отдает все мыслящее в законную власть тупоумия…"

А. Солженицын

Заключение мирного договора Финляндии с Советским Союзом, отступление 20-й горной армии и неудачная попытка немцев захватить остров Сурсари (о. Гогланд) сделали для Гитлера необходимость удерживать северную оконечность Восточного фронта почти бессмысленной. С точки зрения тактики к середине сентября 1944 г. в наиболее опасном положении оказалась группа армий «Север». Фронт, который на севере проходил на широте Кенигсберга, сократился до узкой извилистой полосы от 120 до 140 км вдоль побережья. Его длина составляла примерно 600 км. На центральном участке немецкая оборона была прорвана в районе Тукумс – Рига. В конце июля на участке менее 30 км к побережью Балтийского моря выходили советские танки (позже отступили) 3-го гвардейского механизированного корпуса. Как следствие, войска группы армий «Север» и немецкой 3-й танковой армии обороняли удлиненный извилистый плацдарм на побережье, уязвимый практически на любом направлении и сузившийся до опасных пределов.

В августе А.М. Василевский взял на себя координацию действий трех Прибалтийских фронтов. Ленинградский фронт под командованием Л.А. Говорова подчинялся напрямую Ставке; его левый фланг несколько сместился на юг и теперь включал в себя Тарту, расположенный между Чудским озером и озером Выртсъярв. В сентябре Л.А. Говоров перебросил 2-ю ударную армию, развернутую близ Нарвы, в район южнее Тарту для нанесения удара в северном направлении, в тыл армейской группы «Нарва». Прибалтийские фронты разворачивались для нанесения ударов по сходящимся направлениям на Ригу. Предполагалось, что на направлении главного удара каждого из фронтов первоначально будут действовать по две армии. Армии 3-го Прибалтийского фронта под командованием генерала армии И.И. Масленникова должны были продвигаться в юго-западном направлении через Валгу и Валмиеру. 2-му Прибалтийскому фронту под командованием А.И. Еременко предстояло наступать строго на запад из района Мадоны. 1-му Прибалтийскому фронту И.Х. Баграмяна был назначен кратчайший путь, всего примерно 50 км, которые предстояло пройти с боями от Бауски до Риги.

Карта отступления группы армий Север в Курляндию

По плану высшего советского командования было решено отказаться от возможности нанести еще один сокрушительный удар к балтийскому побережью через коридор Тукумс – Рига. Тем не менее, данные немецкой разведки за тот период свидетельствовали, что помимо 4-й ударной и 43-й армий, развернутых в районе Бауски, в распоряжении И.Х. Баграмяна имелись гораздо более серьезные силы, а именно 5-я гвардейская танковая, 6-я гвардейская и 51-я армии, сосредоточенные в районе Елгавы. Со стороны немцев было бы большим тактическим упущением не предусмотреть возможность того, что И.Х. Баграмян и А.М. Василевский могут использовать эти войска в районе коридора Тукумс – Рига.

Сосредоточение советских войск осуществлялось достаточно медленно для того, чтобы дать немцам полностью отследить его. Естественным и правильным решением немецкого командования было бы отвести войска группы армий «Север» из Прибалтики до того, как полностью закроется коридор Тукумс – Рига. Но, поскольку было очевидно и то, что немецкое командование не желает принимать такое решение, группа армий построила сеть тыловых позиций. Самыми важными из них были те, на которых немецкие войска действительно имели реальные шансы удержаться: рубеж «Венден», представлявший собой четверть окружности на радиусе 10 км от Риги, рубеж «Сигулда», проходивший в 15 км внутри рубежа «Венден», а также рубежи «Митава – Восток» и «Двина», соединявшиеся с рубежами «Венден» и «Сигулда» на восточных участках.

Даже генерал-полковник Ф. Шернер, главнокомандующий группой армий «Север», не мог серьезно полагать, что сумеет удержать Эстонию и Северную Латвию в случае, если противник предпримет здесь серьезное наступление. Советские войска находились в 50 км южнее Риги и в 80 км от побережья в районе озера Выртсъярв. В то же время левый фланг армейской группы «Нарва» проходил в 200 км, а правый фланг – примерно в 350 км от Риги. Командование группы армий подготовило командно-штабную игру «Астра», в которой заранее прорабатывались варианты отхода войск армейской группы «Нарва» и 18-й армии на рубеж «Венден».

В то же время в ОКХ намеревались удержать коридор Тукумс – Рига. 12 сентября 3-я немецкая танковая армия получила приказ усилить свой левый фланг для удара из района Ауце в тыл сосредоточения войск 3-го Прибалтийского фронта – в район города Буска. К утру 14 сентября, когда войска 1-го, 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов перешли в наступление, шансы 3-й танковой армии на то, что она сумеет справиться с этой задачей, свелись к нулю. 1-му Прибалтийскому фронту удалось сразу же вклиниться в немецкую оборону на глубину до 7 км. Двум другим фронтам ни в первый, ни на второй день наступления не удалось добиться столь впечатляющего успеха. Но 15 сентября войска И.Х. Баграмяна, воспользовавшись плацдармом, пробитым в немецкой обороне, который они сумели создать в первый же день наступления, бросили свои передовые части на рубеж «Митава – Восток», в 40 км южнее Риги.

Ф. Шернер попросил разрешения на эвакуацию войск из Эстонии, заметив, что "именно сейчас настал последний момент, когда такое решение еще выполнимо". На следующий день он вылетел в ставку фюрера для личного доклада Гитлеру. Гитлер, как всегда, был настроен против любого отступления. Следуя своей своеобразной логике, он в ответ заявил, что при любом развитии обстановки 3-й танковый корпус СС, занимающий оборону на внешнем фланге войск Ф. Шернера, между Чудским озером и Финским заливом, не успеет вовремя отойти. Затем фюрер в очередной раз посетовал на то, что потеря Прибалтики означает для германского военного флота потерю тренировочных баз. Было принято решение, что отступление в рамках операции «Астра» начнется не ранее чем через двое суток, в течение которых оно может быть отменено.

В течение дня 16 сентября немецкая 3-я танковая армия перешла в наступление – немцы ввели в дело 380 танков и штурмовых орудий. Ни одной из трех дивизий, наносящих контрудар, не удалось нащупать слабого места в обороне советских войск; к концу дня немцы были вытеснены на исходные позиции на тех участках, где им удалось несколько продвинуться вперед. Вечером Г. Гудериан намекнул Г. Рейнгардту, что в связи с "великими событиями, которые происходят во внешней политике" (вероятно, речь шла о предполагаемых мирных инициативах с советской стороной), Гитлеру "необходим абсолютный успех либо на участке 3-й танковой армии, либо на фронте группы армий «Север»". Поскольку Г. Рейнгардт, командующий группой армий «Центр», уже в тот момент понимал, что об успехе наступления на его участке не может быть и речи, он намеревался доложить об этом Гитлеру и был готов передать свои дивизии группе армий «Север».

17 сентября 2-я советская ударная армия начала наступление в северном направлении на Тарту, прорвав оборону армейской группы «Нарва» на участке между озером Выртсъярв и Чудским озером. В тот вечер Ф. Шернеру пришлось резко менять план операции «Астра». Он отдал приказ 3-му танковому корпусу СС до 20-го числа совершить 200-километровый марш от реки Нарва до Пярну, к Рижскому заливу. Грузы и тыловое имущество должны были эвакуироваться через Таллин или быть переправлены через проливы на острова в Балтийском море. Таким образом, отступление удалось превратить в более или менее контролируемое мероприятие, но с весьма призрачными надеждами на успех. Корпусу предстояло попытаться избежать одного окружения, чтобы сразу же попасть в другое, поскольку из 18-й армии поступил доклад, что ее войска более не могут удерживать фронт у южной оконечности озера Выртсъярв.

В течение нескольких дней судьба группы армий «Север» висела на волоске, который чудесным образом так и не оборвался. Ф. Шернер передал 18-й армии подразделения зенитных и противотанковых орудий, небольшие группы самоходных артиллерийских орудий из армейской группы «Нарва» и приказал ни в коем случае не сдавать фронт у озера Выртсъярв. В результате оборона армии прогнулась, но не была прорвана. 17 и 18 сентября наступление 3-й танковой армии достигло своего пика: немцам удалось вклиниться во фланг войск И.Х. Баграмяна на глубину до 15 км. Однако к 18 сентября армия не могла продолжать наступать, так как группа армий «Север» нуждалась в подкреплениях. В то же время немцы не могли полностью прекратить наступление, поскольку это позволило бы советской стороне высвободить слишком большое количество войск. Г. Рейнгардт считал, что, несмотря ни на что, он должен воспрепятствовать переброске резервов фронта И.Х. Баграмяна на участок советского наступления севернее города Бауска, а также не позволить русским нанести второй удар через коридор Тукумс – Рига.

19 сентября передовые части 1-го Прибалтийского фронта продвинулись через Балдоне почти к реке Западная Двина (Даугава) и находились в 15 км южнее Риги. Но советские части не располагали достаточными силами для продолжения наступления. 20 сентября 3-й танковый корпус СС оторвался от преследования противника в районе Нарвы и вышел к Пярну. Одновременно 2-й армейский корпус, который также входил в состав армейской группы «Нарва», совершил поворот на 180 градусов, развернувшись у северной оконечности озера Выртсъярв. Гитлер все еще ждал от своих войск победы хоть на каком-то участке. 20 сентября он отдал приказ о передаче 3-й танковой армии в состав группы армий «Север». Кроме того, он разрешил Ф. Шернеру продолжать отвод войск с позиции «Венден» на рубеж «Сигулда» в рамках операции «Астра». Высвободившиеся в результате сокращения участков фронта 18-й армии и армейской группы «Нарва» пехотные дивизии должны были заменить несколько танковых дивизий в коридоре Тукумс – Рига. Ф. Шернеру было поручено подготовить контрудар по сходящимся направлениям силами танковых дивизий из района западнее Шяуляя и пехотных дивизий из района севернее Бауски. Его задачей было разгромить войска 1-го Прибалтийского фронта на выступе южнее Риги и создать прямую линию фронта между позицией «Сигулда» и Шяуляем.

В период с 20 по 24 сентября А.М. Василевский снова попытался воплотить свой первоначальный замысел: отрезать и разгромить группу армий «Север». Силами шести дивизий, которым теперь не нужно было отражать наступление немецкой 3-й танковой армии, остановленное 19 сентября, 43-я армия перешла в наступление и еще ближе подошла к Риге. 22 сентября войска 2-го Прибалтийского фронта крупными силами танков и пехоты разгромили западнее Мадоны 10-й армейский корпус, а 3-му Прибалтийскому фронту удалось прорвать немецкую оборону в районе Валги.

Моторизованная дивизия СС «Нордланд» после четырехдневного форсированного марша протяженностью 400 км из района внешнего фланга немецкой обороны в районе Финского залива к 22 сентября прибыла в район южнее Риги, тем самым, предотвратив катастрофу на этом участке фронта. А.И. Еременко не сумел вовремя ввести на участке 10-го армейского корпуса свой мобильный резерв и развить наступление. 3-й Прибалтийский фронт нанес удар в направлении на Валмиеру, однако он был недостаточно глубоким и в результате лишь несколько осложнил немецкое отступление. 25 сентября из немецкой 16-й армии поступили донесения о том, что 1-й Прибалтийский фронт отказался от попыток выхода к Риге. Вырвавшиеся вперёд его войска были отрезаны и уничтожены. К утру 27 сентября немцы заняли рубеж «Сигулда». Советские 2-й и 3-й Прибалтийские фронты также перешли к обороне.

С оперативной точки зрения сентябрьское наступление советских войск против группы армий «Север» привело к эффекту, прямо противоположному поставленным задачам. Вместо того чтобы привести к расколу обороны группы армий, русские позволили противнику на участке севернее рубежа Рига – Мадона сократить линию фронта более чем на две трети, с 380 до 110 км. Армейская группа «Нарва», 18-я и 16-я немецкие армии были несколько потрепаны, но сумели сохранить себя как войсковые объединения. Им удалось создать плотную оборону вокруг Риги. Для советской стороны прорыв к Риге стал задачей, сулившей больше проблем, чем выгод. 27 сентября из 16-й армии поступили донесения об автоколоннах крупных сил советской пехоты, отходившей с этого участка фронта на юго-запад.

24 сентября советская Ставка приняла решение начать все сначала. В последнюю неделю месяца И.Х. Баграмян прекратил концентрацию своих войск южнее и юго-восточнее Риги и перебросил 4-ю ударную, 43-ю, 51-ю и 5-ю гвардейскую танковую армии в район Шяуляя для нанесения удара в западном направлении на Мемель (Клайпеду). 2-й и 3-й Прибалтийские фронты, продолжая наступление на широком фронте в направлении на Ригу, по мере развития операции должны были осуществлять преследование немецких войск в направлении Курляндии, являющейся самой западной исторической областью Латвии. Курляндия в прошлом носила название Великого герцогства Курляндского. На западе она упирается в Балтийское море, на северо-востоке – в Рижский залив, а на юге граничит с территорией Литвы.

Ленинградскому фронту была поставлена задача захватить в Балтийском море острова Муху, Сааремаа и Хийумаа. На левом фланге 1-го Прибалтийского фронта одна из армий 3-го Белорусского фронта готовилась к наступлению в направлении на Тильзит. В конце месяца Гитлер более, чем когда-либо, был полон решимости заставить группу армий «Север» наступать. Во время совещания с Ф. Шернером 28-го числа он назначил исходным рубежом для 3-й танковой армии район южнее Шяуляя, а для 16-й армии – район западнее Риги. Через два дня Ф. Шернер доложил Гитлеру, что сначала группе армий необходимо отвести назад свой фронт восточнее Риги, сосредоточив войска в непосредственной близости от города. Затем в качестве меры предосторожности следовало начать эвакуацию города, получить примерно 30 тыс. человек пополнения (которые еще нужно было отправить на этот участок) и провести общую перегруппировку войск. По его расчетам, самым ранним сроком начала наступления было 3 ноября.

30 сентября начальник штаба группы армий «Север» заявил в беседе с начальником оперативного отдела 3-й танковой армии, что лучше всего было бы совсем не начинать наступление, поскольку русские все равно нанесут удар первыми. Однако, по его мнению, немецким войскам вовсе не была поставлена "неблагодарная задача", так как она позволяла им провести ряд важных подготовительных мероприятий. За день до этого из 3-й танковой армии доложили о том, что в районе северо-западнее Шяуляя выявлен штаб 4-й ударной армии. Советская сторона внезапно прекратила в этом районе радиообмен. Несмотря на то, что все признаки подготовки наступления были налицо, в штабе группы армий «Север» до 5 октября не могли поверить в то, что 1-й Прибалтийский фронт сумел выполнить перегруппировку своих армий в течение менее чем 10 дней.

В группе армий «Север» были склонны привязывать перегруппировку советских войск к графику подготовки собственного наступления и пребывали в полной уверенности, что в состоянии вовремя перебросить резервы на нужный участок и остановить советское наступление. К 5 октября несколько немецких танковых дивизий были переброшены в район между Шяуляем и Расейняем, однако 3-я танковая армия по-прежнему остро нуждалась в пехоте. 40-километровый участок западнее Шяуляя обороняла 551-я гренадерская дивизия, у которой хватило сил только на организацию очаговой обороны. Предполагалось, что первые пополнения пехотой армия получит не ранее 16 октября.

5 октября 1-й Прибалтийский фронт перешел в наступление из района западнее Шяуляя на Мемель. На следующий день И.Х. Баграмян ввел в бой 5-ю гвардейскую танковую армию, которая должна была совершить рывок к Балтийскому морю. Правофланговая 39-я армия 3-го Белорусского фронта начала наступление на Тильзит. В тот же день Ленинградский фронт, который несколько дней назад легко захватил слабо обороняемые острова Хийумаа и Муху, начал высадку десанта на остров Сааремаа. В течение полутора дней советские войска захватили почти весь остров, за исключением полуострова Сырве на юго-западной оконечности, что было гораздо более серьезным. 7 октября был прорван фронт 3-й немецкой танковой армии. 5-я советская гвардейская танковая и 43-я армии вышли на оперативный простор и через два дня вышли к побережью Балтийского моря южнее и севернее Мемеля. Советские войска обошли командный пункт 3-й танковой армии, и ее штабу пришлось с боями прорываться из Мемеля. В районе Мемеля 28-й танковый корпус попал в тиски между двумя советскими армиями и был вынужден обороняться на участке побережья вокруг порта.

Помня об ожиданиях фюрера, Ф. Шернер объявил, что намерен нанести контрудар в направлении на Мемель. Для того, чтобы высвободить достаточное количество дивизий для обороны севера Курляндии, от которого Ленинградский фронт после захвата полуострова Сырве отделяло бы менее 30 км водного пространства, Ф. Шернер предложил оставить Ригу. Советские подводные лодки уже находились в Рижском заливе. Порт простреливался советской артиллерией. Последний конвой вышел из Риги 10 октября. Теперь вряд ли имело смысл пытаться удержать город. Тем не менее, Гитлер согласился с этим решением только на следующий день. Группа армий «Север» обладала достаточными силами для того, чтобы держать оборону в Курляндии, и, возможно, могла собрать необходимые силы для мощного контрудара, но решение о дальнейших действиях принималось не ею. 10 октября распоряжением ОКХ 3-я танковая армия передавалась в группу армий «Центр». Силами всего одного корпуса, так как один корпус находился в районе Мемеля и еще один был отрезан вместе с войсками группы армий «Север», армии предстояло оборонять фланг группы армий «Центр» против мощной советской 39-й армии, наступавшей на Тильзит.

Важнее для немцев стала угроза на участке фронта группы армий «Центр. Советская Ставка сумела хорошо подготовить ловушки для противника, в одну из которых он вот-вот должен был угодить. 16 октября две, а позднее – три советские армии перешли границу с Восточной Пруссией между Ширвиндтом и Роминтером-Хейде и начали продвижение в направлении на Гумбиннег. На третий день наступления Гитлер был вынужден забрать из 3-й танковой армии все танки и разрешить армии отступить за Неман. 21 октября, испытывая шок, во-первых, от потери первого немецкого города Ахена, захваченного войсками союзников, и, во-вторых, от донесения из 4-й армии о том, что на следующий день может быть потерян Гумбиннен, Гитлер приказал группе армий «Север» перейти к обороне в Курляндии.

Попытка советских войск совершить глубокий прорыв в Восточной Пруссии, как стало ясно через два дня, оказалась неудачной. Поэтому, несмотря на то, что без 3-й танковой армии шансы на успех были значительно ниже, командование группы армий «Север» снова запросило разрешения на проведение контрудара с целью восстановления контакта с группой армий «Центр». В конце месяца Гитлер отверг это предложение как не имевшее шансов на успех и отдал приказ начать вывод дивизий из Курляндии. В результате советского наступления из 59 дивизий группы армий «Север» подверглись разгрому 26, 3 дивизии были уничтожены полностью, остальные оказались прижатыми к морю в Курляндии и в Мемеле.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог