Механик-водитель танка Т-34 Лагунова М.И.


"Среди зреющих в поле колосьев
Cловно маки – косынки видны.
Слышишь, ветер нам песню приносит
Песню девушек нашей страны."

Ц. Солодарь

Танкист Мария Лагунова

Мария Ивановна Лагунова женщина-танкист, воевала во время Великой Отечественной войны механиком-водителем на Т-34, в одном из боёв в результате ранения потеряла обе ноги, кавалер ордена Красной Звезды. Человек огромной силы воли. Жизнь этой необыкновенной женщины похожа на легенду…

Родилась Маша в селе Окольчиково, под г. Курганом, в многодетной семье. Рано лишилась матери, жилось семье очень трудно, да и мачеха постоянно обижала девочку. После смерти мамы их, детей, осталось пятеро. В 10 лет Маша переехала жить к своей старшей сестре в Свердловск. Здесь она окончила школу-семилетку. С детства Маша Лагунова должна была работать. Прожить на маленькую зарплату сестры вдвоём было очень тяжело. Вот Маша и пошла сначала в няньки, а потом в домработницы, работала за кусок хлеба, за обноски и крышу над головой.

В 16 лет ей удалось устроиться на фабрику сначала – чернорабочей, но к 20-ти годам она уже была дежурным электриком цеха. В первый день войны ушел на фронт Николай – старший брат. Сколько рапортов Марии Лагуновой «осело» в свердловском военкомате она не помнила. Наконец, однажды получила повестку и побежала к сестре, а сестра расплакалась: «Куда ж ты, малая!». Но таких вот «малых», двадцатилетних, набрался целый эшелон, идущий в Челябинск, в военную автотракторную школу. Они не выбирали себе профессию, были согласны на что угодно, лишь бы ближе к фронту.

Весь 1942 г. Маша служила в батальоне аэродромного обслуживания на Волховском фронте: валила на своём тракторе деревья, корчевала пни, равняла землю, убирала снег. Маша всматривалась в искромсанную обшивку вернувшихся с боевого вылета самолётов, в усталые глаза лётчиков, вслушивалась в их разговоры, пыталась угадать, почувствовать – какая она война? Но война пришла сама, рухнула сверху бомбёжкой, и первое соприкосновение с ней кончилось тем, что взрывной волной Марию выбросило из трактора. После контузии она попала в запасной полк, там её определили в киномеханики.

В феврале 1943 г. к ним в полк приехал военный представитель с Урала – отбирать несколько сот человек на курсы танкистов: механиков-водителей, башнеров, радистов. Маруся Лагунова просила взять её, однако военпред только усмехнулся такой наивности: «Танкист – это чисто мужская профессия. Женщин в танки не берут, как и на военные корабли», – сказал он, как отрезал. На следующий день Мария получила письмо от сестры с известием о том, что смертью храбрых погиб на фронте брат Николай. Девушка решила действовать по-другому.

В те годы было принято писать письма председателю Президиума Верховного Совета СССР Калинину М.И. с самыми разными просьбами. Маша тоже написала письмо Михаилу Ивановичу с просьбой помочь ей стать танкистом, чтобы воевать на фронте, мстить врагу за смерть любимого брата. Помогло – через несколько дней военпред получил приказ принять Марию Ивановну Лагунову в число курсантов.

В учебном танковом полку в Нижнем Тагиле Маша досрочно сдала экзамены и стала одним из лучших механиков-водителей. Как её ни уговаривали остаться в полку инструктором, она наотрез отказалась. Никакие доводы, что механик-водитель должен обладать большой физической силой, чтобы управлять рычагами танка. Что надо уметь в любых условиях и при любой погоде на марше и в бою вести танк. Летом в жаркую погоду температура в танке достигает 40-50 градусов, а в бою при интенсивном ведении огня скапливаются пороховые газы – все это затрудняет действия экипажа. Что экипаж танка, особенно механик-водитель, испытывает в бою большое психическое напряжение, когда противник ведет по танку артиллерийский огонь. Что для всего этого требуется железная воля, выдержка, хладнокровие. Что служба танкистом – не для девушки. Ничто не помогало. Сержант Лагунова добилась отправки на фронт.

Первый бой Маши был на Курской дуге в состав 56-й гвардейской танковой бригады. Свистят первые пули, осколки щёлкают, стучат по броне «тридцатьчетвёрки». Первые разгромленный немецкий блиндаж, первые окровавленные вражеские трупы и первые метры освобождённой ей советской земли… После этого было много других боёв. Лагунова уверенно вела свой танк, громила фашистов, видела, как горят машины однополчан, плакала над могилами боевых друзей. В общем, воевала, как другие танкисты-мужчины.

Бригада с боями продвигалась дальше на запад, через Сумскую, Черниговскую и, наконец, Киевскую область. И никто уже не сомневался в девушке-танкисте: Маруся показала себя опытным и смелым водителем. На ее счету уже было много раздавленных гусеницами огневых точек противника, пушек и фашистов.

Её последним боем на войне оказался тринадцатый по счёту, 28 сентября 1943 г. Это было под Киевом, у города Бровары бригада вела тяжёлые бои. С Машей в танке находился капитан Митяйкин, командир батальона по политчасти, он и командовал атакой, у пулемёта был командир танка – лейтенант Чумаков. Сначала всё шло хорошо, ворвались на позиции фашистов, уничтожили немецкую пушку, раздавили блиндаж, расстреляли, вылезавших из окопов гитлеровцев… Но вдруг танк дернуло, мотор захлебнулся. Не заметили притаившейся за хатой села Княжичи немецкой противотанковой пушки, и вот сами подбиты.

Очнулась Маруся в полевом госпитале. У нее были ампутированы обе ноги, перебита ключица, и левая рука не действовала. Боль отнимала все силы, страшно болела голова. На самолете Марию отправили в тыл. Лечилась в нескольких госпиталях, операции, пролежни, боль такая, что спасал только морфий. Она плакала, отказывалась от еды, не хотела жить. В омском госпитале в палате было семь девчонок. У шестерых ампутировано по одной ноге, и только у Маши – обе. Как она завидовала им, как, наверное, больше никому и никогда не завидовала. Маша прошла через всё, помогла поддержка от однополчан и друзей. Десятки писем приходили на её имя в госпиталь.

Лагунова М.И.

Весной 1944 г. Марию Лагунову привезли в Москву, в Институт протезирования. Здесь она встретилась с Зинаидой Туснолобовой-Марченко, фронтовой санитаркой, которая, спасая жизни раненым, сама получила тяжёлое ранение, и из-за обморожения лишилась рук и ног. Вскоре обеим героиням вручили ордена Красной Звезды.

В Москве Марии сделали протезы. Ходить она училась с тем же упорством, с каким когда-то училась водить танк. Думала ли Маша тогда, что сможет еще танцевать, что научится водить мотоцикл, машину. Она вернулась в родной нижнетагильский полк, где служила телеграфисткой, и там настойчиво продолжала тренироваться в ходьбе на протезах.

В 1948 г. Мария Лагунова демобилизовалась. Жила в Свердловске (ныне – Екатеринбург). О семье, о муже и не мечтала. Но через год она вышла замуж за знакомого ей еще по госпиталю и тоже инвалида войны – Кузьму Яковлевича Фирсова. В послевоенное время Мария Ивановна воспитывала двух сыновей, а потом и внуков.

Однажды, после более чем двадцатилетнего перерыва, бывший механик-водитель «тридцатьчетверки», боевой танкист Мария Лагунова повела танк. А произошло это так. «Танкист Мария» была с делегацией в том самом полку, где воевала, и один зарубежный журналист усомнился, что «фрау» могла быть водителем. Тогда она попросила к танку лестницу. Мало кто верил, что Мария сумеет даже сесть на водительское место, тем более выжать тугую педаль главного фрикциона. Однако все видели, как вздрогнул и поехал танк, но никто не видел, что в педаль фрикциона Мария Ивановна упиралась двумя протезами, изо всех сил. Все бежали за танком, а сомневавшийся журналист громко кричал: «Браво, фрау Мересьев!»

В 60-х годах из-за астмы Марии Ивановне врачи посоветовали поменять климат, и семья перебралась в Переяслав-Хмельницкий, а потом – в Бровары. Марии Ивановны уже нет в живых, но память о ней жива в сердцах тысяч людей. Есть в Броварах улица имени Марии Лагуновой. Главная улица села Княжичи тоже носит её имя...


При написании статьи были использованы материалы
музея "История танка Т-34" на Дмитровском шоссе





возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог