Старший лейтенант Латышев В.А.


"И как бы ни давили память годы,
Нас не забудут потому вовек,
Что, всей планете делая погоду,
Мы в плоть одели слово "Человек"!"

Н. Майоров

Латышев В.А.

Владимир Александрович Латышев родился в 1921 г. в деревне Жирошкино Бронницкого района Московской области. С 1938 по 1940 гг. работал токарем-лекальщиком на одном из заводов Москвы. Одновременно учился в аэроклубе. В армии с 1940 г. В 1941 г. поступил в авиашколу, которую окончил в марте 1942 г. С марта по июль 1942 г. воевал в качестве пилота 436-го истребительного авиационного полка. Затем был командиром звена, а с января 1943 г. – заместителем командира эскадрильи. Воевал на Западном, Юго-Западном, Сталинградском, Северо-Западном, Центральном фронтах. За время Великой Отечественной произвел 232 боевых вылета. Лично сбил 17 вражеских самолетов, из них 8 бомбардировщиков. Звания Героя Советского Союза удостоен 4 февраля 1944 г. После войны работал на руководящих постах в Министерстве нефтяной промышленности. Скончался 1982 г.

В голубом бездонном небе маленький, словно игрушечный, серебристый крестик-самолет, поблескивающий на солнце стеклянным фонарем. Круто задрав нос, он устремляется ввысь, затем, набрав высоту, переворачивается через крыло и начинает беспорядочно падать, а достигнув критической точки, вновь поднимается вверх. Он будто резвится в дрожащем теплом мареве воздушного океана, купается в лучах ласкового солнца, демонстрируя в то же время свою ловкость и мощь, маневренность и скорость. Он властно притягивает к себе взоры наблюдающих за ним людей, завораживает их.

Эта картина одного из солнечных летних дней надолго запечатлелась в памяти Владимира Латышева. Спустя много лет, уже будучи опытным военным летчиком, асом, он нередко вспоминал эту не совсем обычную для того времени картину, поразившую его воображение: не она ли послужила отправной точкой в его тяге к нелегкой профессии авиатора? В жизни нередко случается именно так: мимолетный, незначительный вроде бы эпизод оставляет заметный след в сознании человека и направляет его действия, поступки в совсем иное русло.

В сущности, путь в авиацию у Владимира Латышева был таким же, как и у большинства его сверстников. Начальная ступень – занятия без отрыва от производства в одном из столичных аэроклубов, куда его привело не просто любопытство, но уже вполне осознанное стремление постичь тайны «небесной» профессии. Там состоялось первое знакомство с техникой, там он овладевал навыками вождения самолета, прыгал с парашютом. Потом была служба в армии, а спустя примерно год после ее начала Владимир поступил в авиационную школу, где его и застала Великая Отечественная война. И без того нелегкие дни учебы стали еще более напряженными. Полеты по кругу, тщательная отработка приемов высшего пилотажа, стрельба по мишеням, приземление – все это было делом привычным, будничным. Однако требования значительно возросли, сроки уплотнились, и приходилось проявлять больше усердия, вкладывать больше усилий в выполнение учебной программы.

Как ни стремился курсант поскорее попасть в действующую армию, встать в ряды защитников родной земли и биться с ненавистным врагом, лишь в марте сорок второго года он был выпущен из школы в звании сержанта и отправлен на фронт. С этого времени он – пилот 436-го истребительного авиационного полка на Западном, затем на Юго-Западном фронтах. Латышев буквально рвался в бой, словно стараясь наверстать упущенное. Первые месяцы пребывания в истребительной части были не самыми трудными в его фронтовой биографии. Правда, случались задания и довольно сложные; в них-то Владимир показывал себя с самой лучшей стороны, проявляя смелость, находчивость, трезвый расчет.

Весной 1942 г. на советско-германском фронте произошли серьезные изменения. Неудачный для наших войск исход операций в Крыму и в районе Харькова крайне осложнил обстановку на юге. Противник снова захватил стратегическую инициативу и в конце июня развернул общее наступление. В середине июля немецко-фашистские войска вышли в большую излучину Дона и создали угрозу прорыва к Волге и на Кавказ. 436-й авиаполк был переброшен на сталинградское направление, и с этого момента летчики части забыли об отдыхе и покое. Вылеты следовали за вылетами.

Однажды четверка наших истребителей, в составе которых был и Латышев, вступила в бой с десятью «мессершмиттами». Прикрывая хвост своего ведущего, Владимир заметил, как сверху и сбоку того атакует вражеский самолет. Не мешкая, он чуть довернул свою машину и дал очередь из пулемета. Удар оказался неточным, но все же отвлек фашиста от ведущего. Не теряя из виду своего напарника, Латышев умело сманеврировал, зашел «мессеру» в хвост и вновь ударил. На этот раз точно. Фашистский самолет задымил и резко пошел на снижение.

Два дня спустя Латышев вновь участвовал в бою с группой вражеских истребителей, сопровождавших «юнкерсы». Бомбардировщики шли бомбить наши наземные войска. И здесь Владимир проявил завидную находчивость, смелость. Он сбил один «мессершмитт», расстроил боевой порядок врагов и не дал им произвести прицельную бомбардировку. В один из июльских дней Латышев получил приказ вылететь в составе шестерки на разведку войск противника. Когда уже подходили к заданному району, впереди, чуть выше, показалась большая группа «мессершмиттов». Как потом выяснилось, их было 18, то есть втрое больше, чем наших самолетов. Несмотря на значительное численное преимущество противника, ведущий нашей шестерки дал команду вступить в бой.

Умелым маневром и огнем группа рассеяла вражеские истребители. Через несколько минут воздушной карусели три «мессершмитта», оставляя за собой дымные шлейфы, понеслись к земле. В этот момент Латышев заметил, как сверху на него сваливаются две вражеские машины. Резко упав на крыло, он ушел в сторону, и огненные трассы врагов пронеслись мимо. Латышев сделал небольшую горку и, когда «мессеры» стали разворачиваться для новой атаки, сверху, улучив момент, послал прицельную очередь. Один из «мессершмиттов» вспыхнул и камнем упал вниз. Всего в этом бою наши истребители сбили шесть вражеских машин.

В том же месяце в одном из полетов Латышеву пришлось испытать немало тяжелых минут. В тот день он встретил четыре «мессершмитта» и, не раздумывая, атаковал их. Внезапно его машину сильно тряхнуло: вражеский осколок попал в фюзеляж, еще один повредил маслопровод. Кабину залило жидкостью. Рискуя жизнью, Владимир не покинул район боя и продолжал драться с численно превосходящим противником. В конце концов, ему удалось подбить один фашистский истребитель. Остальные «мессеры» поспешно убрались восвояси. Латышев, несмотря на то, что плексиглас фонаря был залит маслом, все же дотянул до своего аэродрома. Посадку пришлось производить, по существу, вслепую. И сделал он это мастерски.

Нередко Латышеву приходилось вылетать на задание вместе с командиром 436-го авиаполка Пановым А.Б. Так, 4 августа сорок второго недалеко от своего аэродрома они вступили в бой с восемью «мессершмиттами». Один вражеский истребитель они сбили, остальные покинули район боя. В тот же день Владимир совершил еще один боевой вылет. В одиночку он вступил в схватку с семью «хейнкелями». Правда, сбить не удалось ни одного. Но и гитлеровцы, ошеломленные беспредельной отвагой и решимостью советского летчика, не смогли выполнить свою задачу и вернулись к себе, что называется, не солоно хлебавши.

С мая по август 1942 года Владимир Латышев в общей сложности совершил 121 боевой вылет, участвовал в 34 боях, лично сбил восемь самолетов противника. Цифры впечатляющие. Не случайно он вскоре стал командиром звена и с тех пор водил на задания уже группы самолетов. В январе 1943 года Латышева назначили заместителем командира эскадрильи, и в этой должности он провоевал до последнего дня своей фронтовой биографии. Разные по характеру пришлось выполнять боевые задачи: вести разведку, барражировать в заданном районе, вылетать на перехват противника, обеспечивать истребительное прикрытие наших бомбардировщиков. Вместе со многими однополчанами участвовал в схватках с врагом. Чаще других рядом с ним были отважные летчики Федорчук, Левко, Шевелев, командир полка Панов.

Летом 1943 года Владимиру Латышеву довелось участвовать в Курской битве. С первого дня немецко-фашистского наступления севернее и южнее Курска развернулись ожесточенные танковые и воздушные сражения. К полю боя (в районе Ольховатки и Понырей – на севере и Гостищева и Яковлева – на юге) сплошным потоком шли группы вражеских самолетов. На борьбу с ними привлекались все наши истребительные соединения. Воздушные бои шли непрерывно. 5 июля на обоих направлениях состоялось около 200 групповых и индивидуальных воздушных боев, в результате которых наши летчики сбили 260 самолетов противника.

Наиболее памятным для Латышева был бой, который принес ему большой успех и полное удовлетворение как военному летчику. Такие удачи даже у самых опытных и умелых авиаторов бывают довольно редко. Только за один воздушный бой, длившийся в общей сложности не более получаса, группа советских истребителей сумела сбить 11 вражеских самолетов. В том числе два бомбовоза противника были уничтожены Латышевым. Вот как это было.

Владимир вел ударную шестерку. Группу прикрытия возглавлял лейтенант И. Федорчук. Задача состояла в воздушном обеспечении наших наступающих танковых войск. Полет в заданный район проходил спокойно. Но вот на высоте 4500 метров показались фашистские бомбардировщики, которых прикрывали истребители. План возник сразу же: группа Федорчука связывает боем истребители противника в то же время латышевская шестерка атакует «юнкерсы». Дав приказ по радио своим летчикам, Владимир стал круто набирать высоту.

Испытанный маневр, не раз приносивший успех. Преимущество в высоте дает и преимущество в маневре. Следом за ведущим пошли вверх и другие наши самолеты. Оттуда, с высоты, улучив момент, группа стремительно ринулась на вражеские бомбардировщики. Латышев выбрал мишенью один из ближайших к нему «юнкерсов» и открыл прицельный огонь с короткой дистанции.

Бомбардировщик вспыхнул и через несколько секунд развалился в воздухе. Удача еще более воодушевила Латышева. В это время он заметил, что один из наших летчиков попал в сложное положение. Два фашиста пытались зайти ему в хвост. На одном дыхании сделав несколько фигур высшего пилотажа, Владимир вовремя оказался возле товарища. Общими усилиями они заставили гитлеровцев отказаться от своего замысла и уйти на почтительное расстояние. Огненная карусель в воздухе продолжалась. Наши летчики в каждом маневре стремились упредить противника. Лейтенанту Калабину удалось прошить пулеметной очередью «фокке-вульф», и тот стремительно понесся вниз к земле, оставляя за собой неровную полосу густого, черного дыма. Увидев это, Латышев подумал: «Вот молодец лейтенант! Неплохо бы еще две-три фашистские машины свалить. Тогда полный успех был бы обеспечен».

В поле его зрения попал еще один «юнкере». Латышев ринулся на него. Фашистский летчик, заметив приближающийся истребитель, стал быстро уходить в сторону солнца, надеясь ускользнуть от прицельного огня Латышева. Однако тот и не думал отставать. Солнце било прямо в глаза. На какой-то миг Владимир потерял фашистский бомбовоз. Но тут же вновь увидел его. Легко сманеврировав, он оказался чуть в стороне от «юнкерса» и стал стремительно настигать его. Довернув самолет и подойдя на близкую дистанцию, Латышев ударил длинной очередью. «Юнкере» словно наткнулся на что-то и тут же стал беспорядочно падать. Через несколько секунд он уже горел на земле.

Гитлеровцы, ошарашенные первыми потерями, не смогли противостоять натиску наших летчиков. К тому же они допустили грубую тактическую ошибку: ввели в бой все силы истребительного прикрытия. К этому их вынудил Федорчук со своими товарищами. У гитлеровцев не осталось ни одной машины, чтобы защитить свои бомбардировщики, шедшие нанести удар по нашим наземным войскам. Используя создавшуюся ситуацию, летчики Латышева сумели сбить еще несколько вражеских самолетов и, таким образом, разгромили воздушную группу противника. Бомбы, предназначенные для наших танков, фашисты уложили на головы своих войск.

Боевые успехи Латышева снискали ему славу искуснейшего и отважного истребителя. Молодым летчикам его ставили в пример. Фашистские авиаторы откровенно побаивались его. Не случайно, когда самолет Владимира появлялся в районе воздушного боя, гитлеровцы тотчас передавали друг другу: «Внимание! В воздухе ас Латышев!» А тот, подтверждая эту свою репутацию, бросался не раздумывая атаковать противника, демонстрируя при этом великолепную технику пилотирования, точный расчет и снайперскую точность.

Последний свой бой Владимир Латышев провел 23 августа 1943 года. В районе города Севска он врезался в строй 18-ти вражеских бомбардировщиков, намеревавшихся нанести удар по нашим войскам. Ему удалось подбить одну машину. Увлеченный горячей схваткой, Латышев поздно заметил, как его атакует сверху фашист. Самолет Владимира загорелся. Сам он получил два ранения – в грудь и ногу. Превозмогая боль, он покинул горящую машину и с парашютом приземлился на нейтральной полосе. Полоса эта была довольно узкой и простреливалась с обеих сторон. На счастье Латышева, наши танкисты с переднего края видели, как он опустился на землю, и сумели вовремя под пулями врага вынести раненого в свое расположение.

После госпиталя Владимиру уже не довелось больше летать на истребителе. Однако он не порвал с авиацией и некоторое время преподавал в авиационной школе. В начале февраля 1944 года Владимир Александрович Латышев узнал, что указом Президиума Верховного Совета СССР он удостоен звания Героя Советского Союза.


Из книги "Герои огненных лет", под редакцией А.М. Синицына,
книга 7-я, М., "Московский рабочий", 1984 г., с. 263-268.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог