Военно-морская база Либава в 1941 г.


"Сквозь огонь батарей
в двери наших морей
нет прохода
враждебным линкорам..."

В. Лебедев-Кумач

Командир Либавской военно-морской базы Клевенский М.С.

Первый удар немецких войск приняла Прибалтийская военно-морская база, в которую входили Либава, Виндава и Усть-Двинск. Командовал ей контр-адмирал Трайнин П.А. До 1945 г., когда появился Калининград, Либава была единственной военно-морской базой России, а затем СССР на побережье Балтийского моря за пределами Финского и Рижского заливов. Еще во время Северной войны Либава как незамерзающий порт служила убежищем для отрядов русских судов, она перешла к России вместе с Курляндией в 1795 г. Постройка базы в Либаве была утверждена царем Николаем II и началась в 1890 г. Работы по строительству крепости и порта императора Александра III были завершены к началу 1908 г. Порт имел обширный аванпорт, защищенный молами, два внутренних бассейна. Однако для выхода в море пришлось прорыть в мелководье длинный канал. Были построены два сухих дока, судостроительные и судоремонтные мастерские. По расчетам, база флота в Либаве могла иметь выгоды лишь при одном условии – когда русский флот превосходил силы противника: в этом случае он не мог быть ни заблокирован, ни отрезан.

В связи с ослаблением Балтийского флота после русско-японской войны, он стал значительно уступать немецкому, а порт императора Александра III был признан не отвечающим его задачам, и в том же 1908 г. крепость была упразднена. В мирное время на Либаву базировалась 1-я минная дивизия Балтийского флота. В соответствии с планом будущей войны, Либаву из-за отсутствия возможности удержать ее наличными силами флота, предлагалось оставить, предварительно уничтожив портовые сооружения. В августе 1914 г., после начала мобилизации, Либава была эвакуирована и только изредка использовалась как пункт временного базирования небольших отрядов малых кораблей и подводных лодок. Не зная, что русские корабли покинули Либаву, два немецких крейсера 2 августа 1914 г. поставили перед ней минное заграждение, а затем обстреляли порт и город.

Получив в 1939 г. по договору с Латвийской республикой Либаву как пункт базирования, командование КБФ тут же перевело в нее отряд самых современных кораблей – крейсер «Киров» и эсминцы «Сметливый» и «Стремительный». Затем в Либаву стали приходить все новые корабли – тральщики, подводные лодки, катера и вспомогательные суда. Когда же Латвия в 1940 г. стала Советской Социалистической Республикой, Либаву начали развивать как военно-морскую базу КБФ. Она единственная из новых баз имела наиболее современную судоремонтную базу – завод «Тосмаре» и сухие доки. Но крупными недостатками Либавы являлись: отсутствие ее прикрытия со стороны моря системой островных укреплений (как в Кронштадте, Таллине, Ханко) и наличие всего одного выхода. Крайне опасным для базирования кораблей было и то обстоятельство, что рейд и внешняя гавань Либавы были практически открытыми для наблюдения с моря и воздуха. Кроме того, в районе Либавы не имелось благоприятных условий для выноса возможно дальше в море наблюдательных постов: ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение, связь); СНиС (служба наблюдения и связи), поэтому в случае внезапного налета авиации противника у зенитчиков кораблей и батарей почти не оставалось времени для приготовления к бою.

Перед Великой Отечественной войной в Либаву были перебазированы отряд легких сил, 1-я бригада подводных лодок. Сталин И.В. предлагал перевести в Либаву и линкор, но наркому Кузнецову Н.Г. удалось отговорить вождя. По мнению наркома, такого количества кораблей для Либавы было слишком много. В апреле 1941 г. в Либаве было сформировано новое военно-морское училище – училище противовоздушной обороны ВМФ. К началу войны для обороны базы были построены две 130-мм береговые батареи (№ 23 и № 27), защищавшие ее с севера и юга, и переведена 180-мм железнодорожная батарея. ПВО базы осуществляли 43-й и 84-й отдельные зенитно-артиллерийские дивизионы – всего 24 76-мм орудий. В состав ВМБ Либавы входили следующие корабельные соединения: отдельный отряд торпедных катеров (5 единиц), 4 корабля охраны рейда, 4-й дивизион катеров морпогранохраны (9 вымпелов). В Либаве находились два дивизиона подводных лодок 1-й бригады: 3-й ДПЛ (дивизион подводных лодок): «Л-3», «Калев», «Лембит», «Ронис», «Спидола», 4-й ДПЛ – семь "малюток". В ремонте на заводе «Тосмаре» стояли шесть подводных лодок и эсминец «Ленин». 21 июня в Либаву пришел на ремонт машин БТЩ (быстроходный тральщик) «Фугас». В порту стояли 10 транспортов.

Положение Либавы вызывало постоянную озабоченность у Военного совета флота. Оперативная игра, проводившаяся в Риге под руководством командующего Прибалтийским ОВО с участием высшего командования, наглядно подтвердила эти опасения. Поэтому по настоянию командующего флотом вскоре для обороны Либавы прибыла 67-я стрелковая дивизия. Ее укомплектованность к началу войны составляла около 75%. Однако никаких документов о взаимодействии Либавской ВМБ и 67-й дивизии к началу войны разработано не было, командир базы не знал планов армейского командования на случай возникновения необходимости обороны Либавы с суши.

На военно-морскую базу Либава должен был базироваться передовой отряд КБФ, который имел задачу защищать Рижский залив и действовать в средней части Балтийского моря. Но неудачное расположение этой базы в непосредственной близости от границ с Германией и скученность кораблей в Либаве беспокоили командование ВМФ. Ожидая нападения немецких надводных кораблей на Либаву и побережье, с утра 22 июня на подходах к базе были развернуты на позициях четыре подводные лодки: М-79, М-81, М-83и Л-3, к Клайпеде была выслана С-4. Для действий в южной и средней частях Балтийского моря 23 июня были направлены подводные лодки С-6, С-10, Щ-309, Щ-З10 и Щ-311. В Ирбенском проливе были выставлены два дозора. К западу от линии полуостров Сырве – маяк Овиши несла дозор подводная лодка С-7, к востоку от этой линии – эсминец «Грозящий». В 14 часов 22 июня была начата постановка мин у Либавы, БТЩ «Фугас» поставил в 10 милях к западу от Либавы 206 мин.

Военно-морская база Либава, под командованием капитана 1-го ранга Клевенского М.С., расположенная близко от границы, первая приняла на себя удар немецко-фашистских войск. Приморская группировка войск противника, усиленная 291-й дивизией и имевшая в своем распоряжении значительное количество артиллерии и танков и поддерживаемая авиационной группой, наступала из района Клайпеды – вдоль побережья на Либаву. Около 8 часов немцы заняли Палангу и к 12 часам 22 июня подошли к Руцава (40 км к югу от Либавы), где занимала оборону 67-я советская стрелковая дивизия. На этом рубеже все атаки были отбиты, и продвижение немцев на север было остановлено. Ночью противник пытался прорваться в город с юго-востока, но был отбит. Ввиду того, что противник подошел к Либаве, командующий флотом вечером 22 июня приказал командиру Либавской ВМБ все корабли, не участвовавшие в боевых действиях, направить в порты Рижского залива. До 24 июня в Усть-Двинск и Пярну были отправлены шесть подводных лодок, пять транспортов и танкер «Железнодорожник», загруженный топливом. В Виндаву ушел БТЩ «Фугас». Переходы транспортов и боевых кораблей из-за отсутствия сил охранения совершались в одиночку без охранения. Подводные лодки С-3 и М-78 на переходе погибли. В Ригу ушла 18-я отдельная железнодорожная батарея.

Потерпев неудачу на южных подступах к Либаве, немецко-фашистские войска начали обходить город с востока и к вечеру 23 июня перерезали железную дорогу Либава – Рига. Значительные потери в личном составе вынудили командира 67-й стрелковой дивизии сократить фронт обороны и отступить к городу, заняв внутренний рубеж обороны. Таким образом, 24 июня гарнизон Либавы оказался отрезанным от своих войск, но продолжал героически защищать город и базу. Из состава гарнизона ВМБ были сформированы отряды моряков, которые приняли участие в боях за город. 24 июня отряды моряков несколько раз контратаковали противника в районе Гробиня.

Эсминец «Ленин», подводные лодки С-1, М-71, М-80, «Ронис», «Спидола» стояли в ремонте на заводе «Тосмаре». Корабли не могли выйти в море. 24 июня около 18.00 противник начал атаку на восточном участке фронта, наши войска стали отходить к заводу «Тосмаре», возникла угроза захвата кораблей. Тогда командир «Ленина» капитан-лейтенант Афанасьев Ю.М., как старший группы ремонтирующихся кораблей, приказал взорвать эсминец и подводные лодки. На них подняли сигнал "Погибаю, но не сдаюсь!". В ночь на 25 июня корабли были подорваны. Их экипажи влились в ряды защитников Либавы. Впоследствии за этот приказ, отданный без согласования с командиром базы Клевенским М.С., Афанасьева Ю.М. расстреляли, обвинив в паникерстве. С приближением противника к городу 24 июня в бой вступили 130-мм батареи береговой обороны. Батарея № 27, расположенная южнее Либавы, открыла огонь по колонне танков в районе хутора Бернати и уничтожила несколько машин, батарея № 23, расположенная севернее Либавы, вела огонь по скоплению танков и пехоты противника в районе Гробиня.

Береговые батареи сильно мешали продвижению немцев, поэтому они неоднократно подвергали их ударам с воздуха. Батареи имели лишь по одному комплекту боезапаса (1300 снарядов), и к 26 июня на них оставалось по 10 снарядов на пушку, на зенитных батареях – 30% боезапаса. Вечером 26 июни командиры 67-й дивизии и Либавской ВМБ на основании приказов приняли решение на совместный отход на Виндаву. 27 июня в 2.30 береговые батареи, расстреляв боезапас, были взорваны, а в 3.00 начался прорыв защитников города из Либавы. Последним из порта в 4.00 вышел транспорт «Виениба» с семьями военнослужащих и ранеными под конвоем трех торпедных катеров. Между Либавой и Ужавой транспорт и ТКА (торпедный катер) № 27 были потоплены авиацией противника. На шлюпке спаслось 25 человек, остальные погибли. В этом же районе ТКА № 17 и № 47 выдержали бой с шестью немецкими торпедными катерами. В бою ТКА № 47 получил тяжелые повреждения и был оставлен командой. ТКА № 17, на котором находился командир базы Клевенский М.С. со штабом, прорвался на о. Сааремаа. К этому времени основные силы 8-й армии отошли к Риге. 30 июня основная часть войск 67-й дивизии вышла к Западной Двине и присоединилась к частям армии.

Следует отметить, что с 23 по 26 июня командир Либавской ВМБ получил от командования флота три взаимоисключающих приказа: 23 июня – в случае отхода Красной Армии – отходить; 25 июня – Либавы не сдавать; 26 июня – немедленно отходить. В первые дни войны КБФ потерял в Либаве эсминец, пять подводных лодок, около 15 тыс. т. топлива, 146 торпед, 3532 мины и минных защитника, 51 трал, около 3000 глубинных бомб. Вот что значит не учитывать уроки истории.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог