Капитан третьего ранга Маринеско А.И.


"Последнее время – на 51-м году жизни
я начинаю терять веру в Советскую власть…"

Из письма Маринеско Крону

Маринеско А.И.

Ненастной ночью 30 января 1945 года подводная лодка «С-13» под командованием капитана 3-го ранга А. Маринеско отправила на дно Балтийского моря немецкий лайнер «Вильгельм Густлоф». Эта торпедная атака навеки вошла в анналы мировой военной истории. Лайнер был построен по личному заказу Гитлера в 1938 г. Назван он был в честь его сподвижника и «боевого товарища», возглавляющего национал-социалистов в Швейцарии и организовавшего там национал-социалистическую партию, Вильгельма Густлофа. В 1936 г. этот партийный бонза был убит одним из югославских молодых парней, проникшим к нему в кабинет и всадившим ему в лоб пять пуль из пистолета. Гитлер присутствовал на похоронах Густлофа и произнес пламенную речь, поклявшись сохранить «вечную память» о нем.

На лайнере в общей сложности было около 2 тыс. разного рода помещений: каюты «люкс», 1-го и 2-го классов, отделанные дорогими породами древесины, оснащенные яркими светильниками, кондиционерами (это по тем-то временам). Имелись роскошный театральный зал с громадным числом мягких кресел, спортивный зал, оснащенный разнообразными спортивными снарядами, танцевальный зал с паркетной палубой, курительные салоны, биллиардные, рестораны и буфеты. Имелся на лайнере и шикарный бассейн с подогреваемой водой. Апартаменты фюрера (прихожая, кабинет, спальня) были отделаны с особой роскошью, устланы пушистыми иранскими коврами и ковровыми дорожками. Лайнер до войны предназначался для путешествий элиты Третьего рейха, правда, он успел сделать лишь один туристический рейс по маршруту Гамбург – Канарские острова. В начале Второй мировой войны «Вильгельм Густлоф» был переоборудован в госпитальное судно, вывозил раненых немецких солдат из Польши, а с 1942 г. стал плавбазой подводных сил. Подводная лодка С-13 в боевом походе

Необходимо заметить, что к весне 1943 г. с помощью стальных противолодочных сетей и минных заграждений немцам удалось полностью «запереть» Финский залив, тем самым, лишив советские подводные лодки оперативного простора. В августе 1944 г. наши войска вышли к Балтийскому морю в районе Рижского залива. Крупномасштабное наступление Красной Армии вывело в сентябре 1944 г. из войны Финляндию и советские подлодки вновь появились на Балтике. Это, в свою очередь, привело к тому, что Швеция прекратила поставки в Германию железной руды, которые составляли в год 9 млн. тонн.

Отступающие немецкие части откатывались к Данцигу, который являлся крупной военно-морской базой германского флота. Здесь, на стапелях находилось большое количество строящихся подводных лодок, располагался центр обучения подводников, отсюда немецкие субмарины наносили удары по английским коммуникациям. И союзники были кровно заинтересованы в скорейшем захвате Данцига советскими войсками, о чем прямо заявил английский адмирал Э. Канингхэм на Крымской конференции. Сюда, в район Данцигской бухты и была направлена подводная лодка С-13, которой командовал А. Маринеско.

Моряк-подводник Александр Иванович Маринеско родился 13 января 1913 г. в Одессе. Сын румына и украинки, поэтому вначале его фамилия была Маринеску. Его отец - Ион Маринеску (ставший впоследствии Иваном Алексеевичем Маринеско) был кочегаром на миноносце румынского королевского флота. В ответ на пощечину Маринеску ударил офицера-обидчика. Бежал из-под стражи, вплавь через Дунай перебрался в Бессарабию, а затем в Россию. У отца и его друга - бывшего матроса-черноморца Ивана Колодкина, с малых лет учился Саша самостоятельности.

От природы смелый и находчивый, Саша Маринеско к тому же неплохо разбирался в парусах, характере черноморских ветров, после получения членского билета яхт-клуба он гонял яхту не хуже яхтенного капитана. Затем самостоятельно поступил в школу юнг. С тринадцатилетнего возраста, после окончания 6-го класса, стал плавать учеником матроса. За отличные успехи без экзаменов был принят в мореходку. Учился Маринеско отлично. В 1933 г. А. Маринеско окончил Одесский мореходный техникум, плавал помощником капитана на пароходах «Ильич» и «Красный флот». Потом он стал он помощником капитана танкера «Аванесов». Надо заметить, что даже фамилия у будущего героя была «морская»…

В военно-морском флоте он начал службу с 1933 г. Спецкурсы комсостава закончил досрочно, после окончания которых Маринеско А.И. назначили штурманом на подводную лодку Щ-306 на Балтийский флот. Правда, в 1938 г. кому-то не понравилась национальность отца молодого подводника, и старшего лейтенанта Маринеско уволили с флота. К счастью, этим дело и ограничилось шпиона боярской Румынии из него делать не стали. Впоследствии Александру Ивановичу удалось вернуться на флот, и уже в 1940 г. подводная лодка – «М-96» «Малютка» под его командованием была признана лучшей на Балтике, Маринеско был повышен в звании, стал капитан-лейтенантом. Нарком ВМФ Кузнецов Н.Г. наградил отличившегося командира золотыми часами.

Маринеско встретил войну командуя «Малюткой». В 1941 г. лодка была перебазирована в Таллин, стояла на позиции в Рижском заливе, столкновений с противником не имела. Подводные лодки типа «М» обладали небольшим ресурсом автономного плаванья и довольно слабым вооружением: всего два носовых торпедных аппарата, 45-мм орудие и два выносных 7.62-мм пулемета. Однако 14 августа 1942 г. торпеды его «Малютки» отправили на дно немецкий транспорт водоизмещением 7 тыс. тонн. Маринеско был награждён орденом Ленина и вскоре ему присвоили звание капитана 3-го ранга.

Лайнер «Вильгельм Густлоф» перед войной

В апреле 1943 г. Александр Иванович стал командиром подлодки «С-13». Лодки этой серии обладали более значительным ресурсом и вооружением – шесть торпедных аппаратов, 2 орудия, 45 человек экипажа. Всего на Балтике действовало тринадцать субмарин серии «С» – уцелела лишь одна, под несчастливым номером 13 и под удачным командованием Маринеско. В октябре 1943 г. «С-13», прорвавшись через минные заграждения, потопила вражеский транспорт водоизмещением 5 тыс. тонн. Командир подлодки был удостоен ордена Красного Знамени.

Чтобы иметь представления о возможных материальных потерях противника, можно обратится к опыту все подсчитывающих и просчитывающих американцев. В справочнике по подготовке личного состава авиации США говорится: что «если подводная лодка потопит два судна по 6000 тонн каждое и один танкер в 3000 тонн, то можно считать, что при этом погибло 42 танка, 8 152-мм гаубиц, 88 87,6-мм орудий, 40 40-мм орудий, 24 бронемашины, 50 пулеметов крупного калибра, 5210 тонн боеприпасов, 600 винтовок, 428 тонн запасных частей для танков, 2000 тонн разных продуктов и предметов снабжения, 1000 канистр бензина». При этом, как пишет Г. Дрожжин, автор книги «Асы и пропаганда. Мифы подводной войны», каждый немецкий транспорт «охранялся усиленным нарядом сторожевых кораблей, число которых доходило иногда до 10-15 единиц».

И вот в ненастную балтийскую ночь 30 января 1945 г. стоя на мостике, Маринеско заметил вспышку большого огня. Опытному моряку стало ясно – кто-то на затемненном корабле открыл дверь на верхнюю палубу, система контроля не сработала, и свет в коридоре автоматически не погас. «С-13» начала преследование. Вначале Александр Иванович посчитал, что имеет дело с военным судном – слишком велика была скорость для транспорта. Но это был «Вильгельм Густлоф».

Момент торпедирования корабля «Вильгельм Густлоф», заснято с корабля охранения

Лайнер «Вильгельм Густлоф» водоизмещением свыше 25 тысяч тонн (к примеру, всем известный крейсер «Аврора» имеет водоизмещение всего 6731 т.) был спущен на воду в 1938 г. в присутствии Гитлера. Огромное судно длиной 208,5 м., шириной 23,6 м., оборудованное плавательным бассейном, гимнастическим и танцевальными залами, церковью и зимним садом приняло в этот январский рейс на борт большое количество гитлеровцев, эвакуирующихся из Данцига.

Количество пассажиров по разным данным варьируется от 5 до 9 тысяч человек. Возможно, при эвакуации, проходивший под канонаду советской артиллерии, строгий учет и не велся, но гигантский лайнер был забит под завязку. Поспешным бегством спасались высшие военные и партийные чины, вывозились гражданские специалисты и, самое главное, на судне возвращались в рейх 3 700 подводников, гордость и надежда «Кригсмарине» Деница. Сам главнокомандующий немецких ВМФ гроссадмирал Карл Дениц, живописуя в мемуарах набеги своих «волчьих стай» на союзные конвои в Атлантике, обходит молчанием гибель «Вильгельм Густлоф», когда почти сотня готовых экипажей немецких подлодок среднего тоннажа упокоилась на дне Балтике, благодаря одному торпедному залпу советской субмарины.

Впрочем, Евгений Чирва в своей книге «Подводная война на Балтике. 1939 – 1945» (М.: 2009), приводит другие цифры. По его данным в ту роковую ночь на лайнере было около 6 тысяч человек. Из них 918 человек из учебного дивизиона подплава, 373 женщины-военнослужащих из вспомогательных частей кригсмарине, 162 раненых и около 4,5 тысяч беженцев, в основном женщин и детей. Экипаж корабля составлял 173 человека. После гибели судна немцам удалось спасти 1252 человека, из которых 36 умерли от переохлаждения. Ни каких фамилий высших военных чинов, погибших при торпедирование лайнера, ни где не приводится, и скорее их просто не было, замечает Е. Чирва.

Немецкие подводные лодки, экипажи которых погибли на лайнере  «Вильгельм Густлоф»

Но вернемся к моменту атаки. В 22 часа 08 минут «С-13» заняла позицию на параллельном курсе конвоя уже со стороны берега, так как суда идущие в конвое обычно ожидают атаки со стороны моря. Еще через час, проникнув сквозь строй эсминцев охранения, подлодка Маринеско приготовилась к атаке. Все это время командир вел кропотливую аналитическую работу – высчитывая и сопоставляя скорость и курс цели, идущий противолодочным зигзагом, скорость собственной лодки, угол атаки и еще десятки математических факторов, влияющих на выполнение задачи.

Залп из четырех носовых торпедных аппаратов поставил точку в судьбе лайнера. Одна торпеда взорвалась в носовой части корабля, вторая – в середине, третья – в кормовой. Четвертая торпеда из-за технической неисправности из аппарата не вышла. Через 10 минут после торпедирования девятипалубная махина легла на борт и ещё через 5 минут затонула. Спасти удалось лишь 988 человек. Потопление «Вильгельма Густлова» в советской печати назвали «атакой века», а командира «С-13» – «подводником № 1».

На следующий день шведские газеты вышли с кричащими заголовками: «Величайшая катастрофа на море»; «Гибель «Титаника» в 1912 г. – ничто в сравнении со случившимся на Балтике в ночь на 31 января». (Конечно, грех сравнивать невинных жертв с погибшими гитлеровцами, но на «Титанике» действительно погибло по разным данным от 1400 до 1517 человек). Германия погрузилась в трехдневный траур. Командира конвоя, опытнейшего моряка корветтен-капитана Вильгельма Цана Гитлер приказал расстрелять. Командира подводной лодки, потопивший лайнер, вскоре объявили врагом рейха и личным врагом фюрера, заочно приговорив к расстрелу.

Все эти сведения Евгений Чирва считает пропагандистским мифом. Он не нашел в немецких источниках ни какого упоминая о трауре, в который, якобы, погрузилась Германия в эти зимние дни, не нашел ни какого списка личных врагов фюрера, и, по его данным, Вильгельм Цан скончался в своей постели 14 ноября 1976 г. в возрасте 66 лет.

Но вернемся в 1945 год. Сразу после атаки, когда вокруг лодки рыскали немецкие корабли охранения и рвались глубинные бомбы (в общей сложности, по данным Г. Дрожжина 240 глубинных бомб), личному врагу Гитлера удалось оторваться от преследования. Как вспоминает другой прославленный подводник П. Грищенко, пока немцы искали подлодку в открытом море, Маринеско увел её к вражескому берегу, где на несколько часов лег на грунт.

Военный транспорт  «Генерал фон Штайбен»

Но на этом Александр Иванович не успокоился – лодка продолжала поиск. На десятые сутки после потопления «Вильгельм Густлоф» «С-13» в штормовом море наткнулась на новый конвой противника. Опять скрупулезные расчеты, долгое маневрирование и томительные минуты ожидания. Маринеско принимает решение стрелять кормовыми торпедными аппаратами. Последний расчет сделан и торпеды устремляются к цели.

Лишь после войны стало известно, что в ночь на 10 февраля 1945 г. был потоплен вспомогательный крейсер «Генерал Штойбен» водоизмещением 14 660 тонн. На нем спешили на защиту Берлина, вырвавшиеся из Курляндского котла, 3 600 солдат и офицеров вермахта.

Снова уйдя к вражескому берегу, «С-13» оторвался от кораблей охранения. Но по пути на базу подлодку атаковала немецкая субмарина. За шесть часов преследования пять немецких торпед прошли над «С-13», три под ней. На самой «С-13» запас торпед был исчерпан, но Маринеско приказал время от времени стрелять сразу из двух, а то и из трех торпедных аппаратов воздухом. Услышав такой «залп» немецкая подлодка резко меняла курс, скорость, глубину и уходила на зигзаге.

Потопление «Штайбена», с картины худ. В. Горшкова

Интересно, что всех тринадцати балтийских «эсок» только одна-единственная с «несчастливым» номером оказалась счастливой. Другие 12 погибли. 10 из них погибли при ведении боевых действий во время Великой Отечественной войны. Одна лодка была взорвана своим экипажем в Либаве в начале войны. Одна лодка подорвалась на мине и затонула в Аландском море у о. Маркет в январе 1940 г. (во время Финской войны). Подводники говорили: «Везло Александру Ивановичу». Везло-то везло, конечно, Но если вспомнить, что во время всех его командирских походов по его лодке было выпущено около 20 торпед лодок противника и от всех он уклонился, то просто «везением» это не объяснишь.

Таким образом, как пишет Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов Н.Г.: «за один только поход экипаж лодки под командованием капитана 3 ранга Александра Ивановича Маринеско уничтожил 8 тысяч гитлеровцев. Полноценная дивизия! Да, ещё какая дивизия! Отборные офицеры, первоклассные специалисты-подводники. Эсэсовцы, фашистские бонзы…»

Но это Николай Герасимович написал в послевоенных мемуарах, а тогда подвиг Маринеско по достоинству не оценили. Командир получил орден Красного Знамени (представлен был к званию Героя Советского Союза), соответственно были снижены награды и экипажу. История, почему Маринеско не стал Героем Советского Союза достаточно запутанная. Скорее всего, кто из штабных начальников захотел отыграться на лихом офицере за его независимый характер. Что ж, характер у Маринеско действительно был не прост, но ангелы редко бывают героями.

Почему в 1945 г. Маринеско А.И. так и не стал Героем Советского Союза? «Александр Иванович Маринеско оказался не тем человеком. Он не был ручным. Он не был предсказуемым. Он не был безупречным с начальственных позиций. Он лучше находил общий язык с товарищами и подчиненными, а вот вышестоящим мог прямо высказать свое нелестное суждение. Его ершистость, его независимость, его прямо-таки отчаянная борьба в защиту человеческого достоинства кое-кого выводили из себя…

Он еще не успел проникнуться «священным» трепетом перед вышестоящими. Ведь он не был военным до мозга костей. Он был просто моряком, причем моряком настоящим, как говорят, от бога. Недаром бывшие товарищи Александра Ивановича – командиры подводных лодок, признанные авторитеты, прошедшие отличную морскую школу Сергей Лисин, Михаил Калинин и другие – признавали: «...он, Маринеско, был моложе нас годами, но мы учились многому у него, ведь это был изумительный штурман и мастер торпедных атак!»

Александр Иванович, с детства впитавший вольный дух одесситов, перенявший от отца чувство человеческого достоинства, поступал всегда самостоятельно, делал так, как лучше для дела. Он не считался с личными потерями – потерями возможных благ, блаженного спокойствия, каких-то выгод. Он никогда и ни при каких обстоятельствах не мирился с несправедливостью и обманом, не прощал нечестности и отступления от благородных правил. (В. Геманов «Подвиг «тринадцатой». Слава и трагедия подводника А.И. Маринеско», «Лениздат», 1991 г., с. 153).

Александр Иванович тяжело переживал обиду – начались конфликты, выпивки, возникли проблемы со здоровьем. Когда война закончилась, его быстро списали с флотской службы, при этом понизив в звании на две ступени. Пару лет он плавает на судах Ленинградского пароходства, но вскоре, по состоянию здоровья, оказывается на берегу.

С 1948 г. Александр Иванович работал в Ленинградском институте переливания крови заместителем директора по хозяйственной части. Здесь с Маринеско приключилась следующая история. Директор разрешил своему заму развести торфобрикеты нуждающимся сотрудникам института, а сам написал заявление о хищении. За это, шитое белыми нитками, дело получил бывший подводник три года. Справедливость, правда, не сразу, но восторжествовала. Директора посадили, Маринеско освободили досрочно, судимость сняли, но здоровья ему это не прибавило.

После работал он грузчиком, топографом, с 1953 года на заводе. Работал хорошо, но так как имел небольшую военную пенсию, заработок был ограничен, к тому же, платил алименты дочери. На заводе пошли навстречу, разрешили зарабатывать больше положенного. Но ревизия вскрыла это, и сверх нормы заработанное, стали ежемесячно вычитать из зарплаты. Когда тяжело болел, погашение долга государству брали из пенсии.

Кстати, вплоть до 1960 г., когда Александр Крон написал о Маринеско статью, на заводе ничего не знали о его героическом прошлом. Когда ходатайствовали перед ЦК КПСС о присвоение Маринеско персональной пенсии, то в просьбе было отказано.

Два последних года Александр Иванович долго и тяжело болел. Для военного госпиталя у него немного не хватило стажа, лежал в плохенькой больнице. 25 ноября 1963 г. пятидесятилетний легендарный подводник умер от двойного рака – рака желудка и рака горла. Герой похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга.

Но и смерть не реабилитировала Маринеско в глазах Советской власти. Ни в одном справочнике или словаре он не упоминался. Английское правительство установило бюст Маринеско. А на памятник в Лиепае деньги собирали по кругу: с офицеров по пять рублей, мичманов по три, с матросов по пятьдесят копеек. Собрали три тысячи. Скульптор Валерий Приходько и рабочие работали бесплатно и сверхурочно. Памятник открыли при большом стечении народа и флотского начальства. Блестящая надпись гласила: «Героическому экипажу Краснознаменной п. л. «С-13». Его боевому командиру Маринеско А.И.» А вскоре под покровом ночи надпись сняли. Нет, не охотники за металлом – тогда это было не актуально. Это просто проявили политическую бдительность флотские начальники.

К сожалению, не известно, что стало с памятником, но в Прибалтике сейчас в чести другие памятники – ветеранам войск СС. Только во многом, благодаря настойчивости журналиста Э. Поляковского, опубликовавшего в «Известиях» семь статей о подвиге и жизни Александра Маринеско, удалось восстановить доброе имя подводника. В 1990 г., наконец-то оценила Родина-мать подвиг своего сына, присвоив ему звание Героя Советского Союза. Через 45 лет после подвига и 27 после смерти.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог