Разведчик Березняк Е.С. – майор «Вихрь»


"Самым мужественным государством
бывает то, в котором лучше всего
награждается доблесть и
сильнее всего наказывается трусость."

К. Гельвеций

Е. Березняк

Евгений Степанович Березняк – прототип легендарного майора «Вихря», о котором Юлиан Семёнов написал свой неповторимый роман. По мотивам романа «Майор «Вихрь» в 1967 г. режиссёром Евгением Ташковым был снят одноимённый кинофильм. Актёр Вадим Бероев великолепно сыграл роль главного героя – разведчика Андрея Фёдоровича Бурлакова…

По заданию разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта, которым командовал маршал Конев И.С. двое разведчиков – командир группы Евгений Березняк и радистка Елизавета Вологодская, выполняя задание в тылу противника, добыли ценные сведения, которые позволили войскам Конева успешно форсировать Вислу. Стремительное продвижение войск советского маршала лишило фашистов возможности уничтожить Краков, древний польский город, который с 1939 г. был объявлен Гитлером центром, так называемого генерал-губернаторства.

После выполнения задания в Кракове и благополучного возвращения в разведотдел штаба 1-го Украинского фронта разведчики были переданы... в Смерш. Длительные и детальные разбирательства, которые проводились контрразведкой с целью поиска доказательств их предательства и сотрудничества с немецкой военной разведкой завершились безуспешно. Арестованные были выпущены на свободу и, вероятно, к их радости забыты на двадцать лет.

Разведгруппа была выброшена в тыл противника в район г. Краков 19 августа 1944 г. и активно действовала по 23 января 1945 г. Начальник ГРУ Ивашутин в 1965 г. направил министру обороны докладную записку, в которой указывался состав группы: «…разведывательная группа «Голос» в составе командира группы рядового (ныне – капитана запаса) Березняка Евгения Степановича, помощника командира группы лейтенанта (ныне – капитана запаса) Шаповалова Алексея Трофимовича и радистки – младшего сержанта Жуковой Аси Фёдоровны (ныне – старший лейтенант медицинской службы Церетели А.Ф.).

Березняк Евгений Степанович, родился 25 февраля 1914 г. В 1938 г. окончил педагогический институт в г. Осипенко. Работал учителем, инспектором районного отдела народного образования и заведующим районом во Львове и Днепропетровске. В 1941-1943 гг. по заданию Днепропетровского обкома Компартии Украины работал на временно оккупированной территории. С 26 октября 1943 г., после освобождения Днепропетровска, работал до 25 января 1944 г. заведующим сектором информации Днепропетровского обкома Компартии Украины. В январе 1944 г. привлечён военной разведкой для выполнения специального задания в тылу противника... Но перед этим Березняк прошёл обучение в Специальной школе Разведывательного управления Генштаба.

Шаповалов А.Т.

Кроме Березняка, которому в разведотделе штаба 1-го Украинского фронта был присвоен оперативный псевдоним «Голос», в состав группы входил лейтенант Алексей Шаповалов. Он был назначен заместителем командира разведгруппы. Ему был присвоен псевдоним «Гроза». Шаповалов Алексей Трофимович, родился 20 августа 1921 г. В Красной Армии с 22 октября 1940 г. Окончил школу младших командиров в г. Могилёв-Подольский. В период с 25 июня по 31 августа 1941 г. был политруком взвода связи 138-го отдельного батальона связи 12-го укрепленного района Южного фронта. Во время одного из боёв попал в плен. Бежал. Оказался в партизанском отряде им. К.Е. Ворошилова, в котором воевал с 15 сентября 1942 г. по 15 января 1943 г. После освобождения Кировограда от немцев, с 19 декабря 1943 г. по 22 января 1944 г., работал секретарём Новокрашевского райкома комсомола. В январе 1944 привлечён к сотрудничеству военной разведкой...»

Третьим членом разведывательной группы была ефрейтор Ася Жукова, радистка. Она получила хорошую подготовку, но впервые готовилась к действиям в тылу противника. В разведотделе ей был присвоен редкий по тем временам псевдоним – «Груша». Жукова Ася Фёдоровна, родилась 21 декабря 1924 г., уроженка Днепропетровской области, образование среднее. До войны работала учительницей, проживала на оккупированной немцами территории. С 20 октября 1943 г. по 4 апреля 1944 г. – курсант школы радистов в г. Горьком. С апреля по июнь 1944 г. находилась в распоряжении Разведывательного отдела штаба 1-го Украинского фронта.

Группа получила задание разведать краковский гарнизон противника, установить количество и нумерацию немецких войск, сосредоточенных в районе этого города; вести наблюдение за воинскими перевозками по железным и шоссейным дорогам, проходящим через Краков; установить, какую и в каком количестве боевую технику противник сосредоточивает на западном берегу Вислы. Одной из главных задач группы было выявление и установление точного расположения штабов, узлов связи, аэродромов и складов противника в городе Краков и его окрестностях.

Группе «Голос» была передана самостоятельно действовавшая в районе Кракова радистка, младший сержант Вологодская Елена Яковлевна, оставшаяся от выброшенной 27 апреля 1944 г. в тыл противника разведывательной группы «Львов», руководитель которой совершил предательство и был убит польскими партизанами. Вологодская Е.Я. родилась 7 ноября 1922 г. в Киргизской ССР в городе Кара-Кол. Окончила в 1941 г. алма-атинский коммунально-строительный техникум. С ноября 1941 г. по июнь 1943 г. проходила службу в Особом женском запасном строевом полку. В июле 1943 г. отобрана сотрудником ГРУ подполковником Коноваловым для работы в военной разведке. Окончила школу радиотелеграфистов. Псевдоним «Комар».

Лиза Вологодская по рекомендации польских партизан обосновалась в доме поляка Михала Врубеля, на чердаке, откуда выходила в эфир и передавала в Центр сведения, которые по её заданию добывали польские патриоты Владислав Бохенек, Станислав Очкас, Юзеф Прысак и другие. Центр сообщил Вологодской, что скоро к ней прибудут друзья с Большой земли, которым она должна оказать помощь.

Вологодская Е.Я.

К сожалению, группа «Голос» была выброшена не в том квадрате, разведчики приземлились далеко от Кракова. Шаповалов, как выяснилось позже, приземлился неудачно, подвернул ногу, оказался дальше всех от Кракова, вынужден был скрываться в лесу, передвигался только по ночам. Несмотря на трудности, он всё-таки смог добраться до Кракова. А Березняк (теперь Винцентий Казимирович Патковским ) был арестован жандармами.

В их руках оказался и его портфель, который был польского производства. В нём жандармы обнаружили много интересных вещей, которые говорили о том, что в их руках оказался советский разведчик. Доллары, немецкие марки, польские злотые, пистолет, питание для радиостанции. В годы войны с захваченными разведчиками поступали однозначно: либо расстреливали, либо вешали. Евгений об этом знал, но не хотел умирать. Разведчик лихорадочно искал выход, сидя в сыром погребе со связанными руками и ногами... Березняк пытался убедить начальника жандармского отделения, что он просто связной, посланный к советскому разведчику для передачи денег и питания для рации, а от резидента он должен получить пакет с секретными документами, которые затем предстояло доставить за линию фронта во Львов.

Патковского под усиленной охраной доставили в Краков и передали в гестапо, им заинтересовалась немецкая военная разведка, управлением которой руководил подполковник Христианзен, начальник абверкоманды-305. Подполковник проверял и перепроверял ответы арестованного. Он вёл себя сдержанно, всячески демонстрируя уважение к русскому, попавшему в трудное положение, обещал сохранить ему жизнь, если тот согласится оказать помощь немецкой разведке. Христианзен решил провести операцию по захвату неизвестного советского разведчика.

Березняк сообщил Христианзену, что встреча с резидентом должна произойти в один из дней с 26 по 28 августа. 26 августа Березняк, одетый в тёмно-синий костюм (одна из примет «связного»), стоял у входа на краковский рынок «Таденте». В правой руке Березняк держал часы, которые якобы хотел продать. Справа и слева от него стояли двое крепких мужчин, которые тоже продавали часы. Это были подчинённые подполковника Христианзена. В первый день выхода на рынок Березняку скрыться от охранявших его сотрудников немецкой разведки не удалось. 27 августа Евгений и его сопровождающие в 15.00 снова были на рынке. Всё повторилось, как и в первый день. Березняк был одет в тот же костюм и продавал те же ручные часы. Немецкие разведчики – тоже. Был субботний день, и на рынке было полно и продавцов, и покупателей.

К вечеру у входа на рынок начали спорить два пьяных поляка. Спор перешёл в драку, в которую вмешались жандармы. Они не смогли разнять дерущихся и для острастки сделали несколько выстрелов из автоматов. Автоматные очереди всколыхнули рынок. Продавцы и покупатели рванулись на прилегавшую улицу. В воротах рынка возникла давка. Березняк мгновенно воспользовался ситуацией и скрылся в толпе. Свой тёмно-синий пиджак разведчик снял и бросил в первую же подворотню. На одной из улиц он обратился к одинокому старику и попросил его помочь с ночлегом…

Только 31 августа Вологодская увиделась с Березняком. Гость из-за Вислы прибыл на встречу не в тёмно-синем костюме, о котором сообщал Центр. Однако он правильно назвал пароль и предъявил главный опознавательный признак – розовый носовой платок. О том, куда делся синий костюм, она узнала уже после выполнения задания, когда возвратилась к своим и попала в следственный изолятор военной контрразведки Смерш...

Наши разведчики работали в условиях повышенной активности и гестаповцев, и военной контрразведки противника, и местной жандармерии. За последние два месяца в Кракове и его окрестностях произошло несколько прямых или косвенных столкновений интересов советских разведчиков и сотрудников германских служб безопасности. Линия фронта приближалась к Кракову, и борьба спецслужб приобрела острый характер. В таких условиях Березняку и его товарищам работать в Кракове было трудно, если вообще возможно.

С помощью Прысака удалось устроить Шаповалова, у которого были надёжные польские документы, на строительство оборонительных сооружений вдоль Вислы. От Алексея стали поступать конкретные сведения о создании минных полей, их точных размерах и расположении, о строительстве дотов, о противотанковых и иных заграждениях. Количество информации, направлявшейся «Голосом» в Центр, резко возросло. Центр требовал завербовать агентов на наиболее важных объектах и усилить сбор сведений о гарнизоне города Кракова.

Березняк с помощью Вологодской организовал добывание сведений о немецких частях, дислоцированных в Кракове. Эти сведения собирал Юзеф Прысак, бесстрашный и самоотверженный человек. В радиограммах «Голоса» он упоминается под псевдонимом «Музыкант». Прысак действительно хорошо играл на скрипке. Каждое воскресенье он вместе с женой и двумя малолетними дочерьми отправлялся в Краков. Семейство бродячих артистов ходило по улицам города, устраивало небольшие концерты, собирая пожертвования. Никто не знал, что Юзеф собирал сведения о дислокации штабов, местах проживания немецких генералов и офицеров, запоминал, где расположены склады боеприпасов, продовольствия, где работали узлы связи.

Е. Березняк с женой, Киев 2010 г.

Польские партизаны связали «Голос» с Кларой Салтыковой, которая работала в штабе немецкой группы армий «Центр». Она стала передавать разведчику сведения о противнике, которые ей удавалось добывать. У Клары были надёжные документы, которые позволяли ей практически беспрепятственно передвигаться по Кракову и его окрестностям. Клара перевозила добытые сведения из Кракова на передаточный пункт другому надёжному поляку, который проживал на железнодорожной станции Ясновицы.

В первой половине сентября интенсивность работы разведгруппы «Голос» заметно возросла. Ежедневно в Центр отправлялось по две-три радиограммы. 16 сентября Березняк прибыл в дом Врубеля, где находилась Вологодская. Лиза настроила радиостанцию. В 10.00 «Комар» вышел в эфир. Когда первая радиограмма была уже передана, в дом ворвались немецкие солдаты. Их было около тридцати человек. Они сразу же заполнили все комнаты, поднялись и на чердак, где увидели радистку, которая не успела спрятать радиостанцию. Трое солдат схватили девушку, её аппаратуру и бланки. На одном из них был текст только что переданной радиограммы...

Михал Врубель был арестован. На спинке одного из стульев в столовой висел серый пиджак. Немцы обратили на него внимание, спросили, кому он принадлежит. Хозяин дома сказал, что это его костюм, который он недавно купил на рынке. Обыск длился около двух часов. Немцы осмотрели все помещения, но больше никого и ничего не обнаружили. Березняк в это время находился в доме. Он спрятался в ловко оборудованном тайнике, который находился между крышей и одной из стен комнаты второго этажа.

Евгений Березняк принял срочные меры, которые должны были локализовать провал. В ночь на 18 сентября «Голос», «Гроза» и «Груша» с помощью польских патриотов были переправлены в партизанский отряд. В отряде Березняк встретился с военным разведчиком Иваном Михайловичем Рудницким («Мак»). В Центр было направлено сообщение о том, что 16 сентября была арестована «Комар»... В Центре знали, что радистка схвачена. Когда немцы заставили Вологодскую связаться с Центром и передавать дезинформацию, она свою первую же радиограмму подписала псевдонимом «Омар», а не «Комар». Это означало, что радист попал в руки противника, работает под его контролем и передаёт ложные сведения...

26 сентября Лиза неожиданно для всех прибыла в партизанский отряд. Березняк внимательно выслушал отчёт радистки о пребывании у немцев и вначале не поверил ей. Подозрительным в её истории было то, что она не только вырвалась из рук немецкой контрразведки, но и смогла, как она докладывала, склонить к сотрудничеству контрразведчика фельдфебеля Гартмана, который и помог ей бежать. Вологодская сообщила Березняку, что Гартман готов помогать советской разведке и передавать её представителю сведения секретного характера о немецких войсках в Кракове и его оборонительном районе. Всё, о чем докладывала Вологодская, было невероятно.

На первую встречу с Гартманом был отправлен Алексей Шаповалов. Встреча произошла на берегу Вислы, в лесном массиве. Данные Вологодской подтвердились. Невероятная вербовка состоялась. Она открыла новые возможности для добывания разведывательных сведений. Приказом Главкома Центральной Группы Войск № 0130/н от 30 августа 1945 г. двое из состава разведгруппы награждены: Шаповалов А.Т. орденом Отечественной войны II степени и Жукова А.Ф. орденом Красной Звезды. Березняк Е.С. и Вологодская Е.Я., несмотря на успешное выполнение ими задания в тылу противника, награждены не были. Причиной этому явилось сомнение в правдоподобности обстоятельств их побега из гестапо...

Советские разведчики совместно с польскими патриотами супругами Заенц Юзефом и Валерией, Владиславом Бохенеком, Юзефом Прысаком и другими сумели предотвратить подготовленное фашистами уничтожение бывшей польской столицы города Кракова, сохранить его исторические и культурные памятники». Фамилия фельдфебеля Карла Гартмана в официальных документах никогда не упоминалась. Березняк, когда Гартман согласился передавать разведчикам сведения о немецком гарнизоне в Кракове, присвоил ему псевдоним «Правдивый».

Когда войска Красной Армии освободили Краков, Гартман был заброшен немецкой разведкой в тыл Красной Армии. Он должен был выполнить разведывательно-диверсионное задание. Оказавшись на территории, занятой советскими войсками, Карл при первой же возможности сдался в плен. Он был передан в органы военной контрразведки и, сам того не понимая, второй раз спас жизнь радистки Вологодской...

После выполнения задания все члены «Голоса» возвратились в разведывательный отдел 1-го Украинского фронта. Их разместили в разных квартирах и предложили написать подробные отчёты о проделанной работе в тылу противника. Следовало подробно рассказать обо всех ситуациях, в которых оказывались разведчики. Березняк подготовил ещё один документ, который назвал «Объяснительная записка». В этом документе он впервые сообщил о том, что несколько дней находился в руках военной контрразведки противника, а затем смог совершить побег. Признание Березняка повергло в шок офицеров разведывательного отдела, его начальника и незамедлительно стало известно представителю военной контрразведки Смерш.

Елизавета Вологодская тоже написала отчёт о работе в тылу противника и обстоятельствах побега из органов контрразведки противника. Она также оказалась под пристальным наблюдением Смерш. Обстоятельства побега Березняка и Вологодской из контрразведки противника были поставлены под сомнение. Подозрение вызвали и условия вербовки Карла Гартмана. Поверить в благополучное завершение операции «Голос» в штабе фронта никто не мог. Нужны были серьёзные доказательства для объяснения, подтверждения и понимания всего того, что произошло с Березняком и Вологодской. Таких доказательств, кроме исключительно успешной работы, не было.

Исполнявший дела начальника агентурного отделения разведывательного отдела штаба фронта майор Харлампиди в заключении по отчёту Березняка писал: «Скорее всего, можно предположить, что «Правдивый» (Гартман) – опытный контрразведчик, поставивший целью глубоко проникнуть в органы советской военной разведки, начал плести тонкую и хитрую паутину вокруг провалившихся советских агентов и через них стремится втереться в доверие. Для этой цели он устроил бутафорный побег для радистки «Комар», передавал точную информацию о действиях и дислокации войск противника. Считаю, что из-за этих мотивов следует передать «Голос» и «Комар» для дальнейшего изучения и разработки органам контрразведки «Смерш».

Обстоятельства, с которыми разведчикам пришлось столкнуться в тылу противника действительно были сложными, и разобраться в них было не просто. Рекомендации майора Харлампиди были жёсткими и, скорее всего, вполне оправданными. Вдоль советско-германского фронта на протяжении всей войны действовали сотни специальных команд немецкой разведки и контрразведки. Они занимались сбором сведений о действиях войск Красной Армии, готовили и забрасывали им в тыл агентов с разведывательными и диверсионными целями.

Березняк и Вологодская были направлены в Подольский проверочно-фильтрационный лагерь НКВД № 174, где и встретили первый День Победы... Так закончилась одна из самых успешных в годы Великой Отечественной войны операций советской военной разведки. Общие результаты действий «Голоса» таковы: за период с 19 августа 1944 г. по 23 января 1945 г. группой была вскрыта краковская группировка противника, состоявшая из 371, 359, 544, 78, 545, 208 и 96-й пехотных дивизий, 20-й танковой и 344-й гренадерской дивизий, расположение штаба 59-го артиллерийского корпуса и ряд других воинских частей противника, дислоцированных и действовавших в районе работы разведывательной группы.

Кроме того, созданный Березняком боевой отряд из советских военнослужащих, бежавших из плена, провёл ряд успешных диверсий на железнодорожных и шоссейных коммуникациях противника. За 156 дней пребывания разведгруппы в районе Кракова Березняк и его радисты направили в Центр 140 радиограмм с разведывательными данными о немецких войсках и военных объектах. В боевом задании разведывательной группы «Голос» не было задачи по спасению Кракова. Березняк узнал о чудовищном замысле фашистов от Гартмана и захваченного в плен инженер-майора краковского укрепрайона Курта Пеккеля. Добытые данные позволили советским разведчикам и польским партизанам спасти древнюю столицу Польши от уничтожения.

Подольский лагерь был в послевоенные годы особым заведением, в котором сосредотачивались граждане СССР, теряющие доверие властей, но имевшие надежду на восстановление своих гражданских прав. Березняк и Вологодская оказались там потому, что никто не мог доказать, что они немецкие шпионы, и никто не мог взять на себя смелость утверждать, что они честные люди, добросовестно выполнившие в тылу противника особое задание. Гигантская машина расследований работала с огромной скоростью и скрупулёзностью.

Сегодня может показаться невероятным, но расследование дела Березняка и Вологодской было завершено во второй половине 1945 г. Доказательств их предательства или какой-либо другой вины найдено не было. Этому способствовали два обстоятельства, поверить в появление которых сегодня просто невозможно. Гартман, заброшенный в тыл Красной Армии и добровольно сдавшийся в плен, независимо от дела Вологодской в другом следственном изоляторе дал показания, в которых подробно рассказал о том, как он содействовал побегу советской радистки. Эти показания с невероятной для того времени скоростью были доставлены в Подольск и приобщены к делу Елизаветы Вологодской. Изучив показания Гартмана и объяснительные записки бывшей радистки Вологодской, следователи пришли к заключению, что разведчица была честна в своих объяснениях и может быть освобождена из Подольского лагеря.

Как сложилась судьба Гартмана? Евгений Степанович Березняк рассказал о том, что Гартман перешёл линию фронта, был в советском плену, но когда была выяснена его роль в деле разведгруппы «Голос», его приняли на работу в советскую разведку. Он действовал в качестве резидента в Турции. В Стамбуле женился на армянке. Когда возникла опасная ситуация, Гартман вынужденно покинул Турцию, поселился в Ереване, где ему дали квартиру и пенсию. Однажды Евгений Степанович был в служебной командировке в Ереване, где и встретился с Гартманом...

Дело Евгения Березняка тоже попало в водоворот событий, в правдоподобность которых сегодня трудно поверить. Подполковник Христианзен, начальник абверкоманды-305, после разгрома фашистской Германии оказался в руках советской военной контрразведки. Следователей заинтересовали детали побега связника на краковском городском рынке. Показания бывшего начальника абверкоманды-305 тоже оказались в Подольском лагере. Сравнивая их с объяснениями Березняка, следователи пришли к выводу, что бывший советский разведчик действительно ловко обманул Христианзена и скрылся в толпе на краковском рынке.

Березняк и Вологодская были освобождены из лагеря, но до 1956 г. находились под негласным наблюдением советской контрразведки. В одном из документов КГБ тех лет указывалось: «Поскольку Березняк и Вологодская арестовывались немецкими органами контрразведки и оба совершили побег при обстоятельствах, правдоподобность которых вызывала сомнение, они были взяты на проверку как подозреваемые в принадлежности к немецкой разведке. В результате проверочных мероприятий КГБ, материалов, подтверждавших выдвинутое подозрение, получено не было, и в октябре 1956 г. проверка Березняка и Вологодской была прекращена».

В 1963 г. правительство Польши наградило Евгения Березняка высшим польским орденом «Виртути Милитари» и золотым крестом Партизанской Славы. В мае 1965 г. резидент «Голос» и его радистка «Комар» всё-таки были награждены орденами, к которым их могли бы представить ещё в 1945-м. В 2007 г. президент России Путин В.В. наградил Березняка Е.С. орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Радистка Жукова после окончания войны вышла замуж. Стала Асей Фёдоровной Церетели, окончила медицинский институт и работала врачом в поликлинике в Ялте. Радистка Вологодская жила во Львове и была председателем военно-патриотического клуба женщин-ветеранов Великой Отечественной войны. Разведчик Алексей Шаповалов был инструктором Кировоградского обкома партии, затем был заместителем заведующего этим отделом.

Резидент Евгений Березняк стал заместителем начальника управления школ Министерства просвещения Украины. В 1961 г. ему было присвоено звание заслуженного учителя школы УССР. Он написал шесть монографий, более ста научных трудов, стал кандидатом педагогических наук. Очень гордится своими педагогическими наградами. Медалью имени Крупской он был награждён за успехи в педагогической деятельности Министерством образования СССР, медаль имени Ушинского получил от Министерства образования России, а медалью имени Макаренко – от украинского министерства.

В его семье два сына, дочь, четыре внука и два правнука. «Меня больше знают как майора «Вихря», – говорил Евгений Степанович, – но я всё-таки Березняк. Разведчиком меня сделала война на довольно короткий период жизни. Моя же основная профессия – педагог, и ей я отдал более пятидесяти лет своей жизни...» Генерал-майор Евгений Степанович Березняк скончался 24 ноября 2013 г., не дожив 2-х месяцев до своего столетия…


Использована статья В. Лота "И в XXI веке - майор «Вихрь»",
журнал "Родина", № 10 2012 г., с. 68-74.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог