Советская медицина в начале войны


Под белым халатом не спрячешь погоны,
Эмблем медицинских не скроешь от глаз.
Врачи в медсанбатах в тылу обороны
Умело спасают от гибели нас.

С. Белоключевский

Главный хирург Северо-Западного фронта Еланский Н.Н.

Война жестока, беспощадна и кровава, она требует неисчислимых жертв, в том числе и искалеченными, израненными воинами, которые нуждаются в неотложной помощи, лечении, поддержке, сердечности людей. Фронт... Милосердие... Это напряженный труд медиков по спасению, лечению и возвращению в боевой строй бойцов и командиров, получивших ранения в боях. Среди военно-медицинских работников 47 человек за героические подвиги в годы Великой Отечественной войны были удостоены звания Героя Советского Союза, 13 человек награждены полководческими орденами, среди военных медиков 18 полных кавалеров ордена Славы, свыше 115000 военно-медицинских работников награждены орденами. Однако куда больше было столь же истинных героев, многие из которых так и остались безвестными, пали смертью храбрых. Жертвуя собой, они спасали жизнь вверенных им раненых и больных. Хочу сказать несколько слов только о некоторых из них.

Медицинская сестра Тамара Павловна Калнин 18 сентября 1941 г. эвакуировала раненых в госпиталь. Санитарная машина подверглась нападению фашистского самолета. Шофер был убит, машина загорелась. Калнин вытащила всех раненых из горящей машины, получив тяжелые ожоги. Едва добравшись обратно до своего медсанбата и успев сказать, что в пятнадцати километрах по дороге в госпиталь в кустах находятся раненые, она потеряла сознание. Находясь на лечении в госпитале, 18-летняя героиня 2 ноября 1941 г. скончалась от тяжелых ожогов. За спасение раненых она была награждена посмертно орденом Ленина.

Санитарный инструктор Зоя Павлова в боях под Красным Бором в 1942 г. была ранена в коленный сустав, после лечения вернулась в строй. В феврале 1944 г. она выносила раненых с поля боя, укладывала их в воронку, чтобы предохранить от вторичных ранений. К воронке стала подходить группа немецких солдат. Поднявшись на ноги, Зоя метнула в них гранату, при этом погибла сама, но раненые были спасены.

Санитарный инструктор Анатолий Афанасьевич Нехаев под ружейно-пулеметным огнем вынес с поля боя много раненых. Только во время Сталинградской битвы на его счету было около 100 спасенных. Число вынесенных им раненых возросло в Курской битве. После второго ранения он был направлен учиться в военно-медицинское училище. За свои боевые подвиги герой был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За оборону Сталинграда». Во имя спасения раненых и больных не так уж редко врачи, медицинские сестры, санитары были вынуждены отражать нападения немецко-фашистских войск на медицинские учреждения.

Временный военно-санитарный поезд № 1014 одиннадцать раз подвергался бомбардировкам вражеской авиации. Командование поезда создало из состава персонала команду стрелков. Затем командующий 7-й армией, раненых которой обслуживал поезд, придал ему три зенитно-пулеметные установки с расчетом пулеметчиков. В одном из очередных налетов на поезд были сбиты два самолета врага и один поврежден. Среди раненых и обслуживающего персонала были жертвы, но незначительные. Потеряв три самолета, фашисты перестали атаковать поезд. За самоотверженность и геройство при защите раненых от бомбардировок вражеской авиации были награждены наиболее отличившиеся работники поезда. Начальник поезда военврач 2 ранга Новиков И.А. был удостоен ордена Красной Звезды, начальник медицинской части военврач 3 ранга Вунш С. Г., старшие медицинские сестры Якубовская В.С., Голышева А.М. и Сорокина Л.П. – медалями «За отвагy» и др.

Многочисленные боевые схватки медицинского персонала с фашистами, нападавшими на медицинские учреждения и на раненых, были вынужденными, следствием открытого попрания фашистами основных положений Женевской конвенции, категорически запрещающей посягать на жизнь раненых и больных, расстреливать их или издеваться над ними, нападать на военные подвижные и стационарные медицинские учреждения, госпитальные суда, санитарный транспорт и медицинский персонал.

С первых же часов Великой Отечественной войны развернулись ожесточенные, кровопролитные бои. Наши войска, проявляя в них стойкость и мужество, несли большие санитарные потери. К организации оказания медицинской помощи раненым и их эвакуации в условиях тяжелых отступательных боев прибавилась задача формирования медицинских учреждений в приграничных округах. Ее выполнение в значительной степени было нарушено внезапным нападением немецко-фашистских полчищ на нашу страну. Быстрое продвижение врага в глубь ее обусловило необходимость эвакуации госпиталей, это стало задачей первостепенного значения. Нужно было сохранить то, что уже имелось и было работоспособным.

Это касалось в первую очередь эвакогоспиталей, сформированных на базе гарнизонных госпиталей, имевших сколоченный личный состав и необходимое медицинское оснащение. Только в июне и июле фронты вынуждены были передислоцировать 139 госпиталей на 57 335 коек. Несколько позже эвакуация госпиталей в тыл приняла большие размеры. Размеры эвакуации возрастали по мере продвижения вражеских войск в глубь Советского Союза. К 20 сентября 1941 г., кроме 57 335 коек, указанных выше, было передислоцировано еще 48 300. Их размещение происходило в пределах Европейской части СССР. С начала войны по 20 декабря было перебазировано в глубь страны 395 635 коек. Надо отметить, что кроме размещения прибывших из прифронтовой полосы госпиталей, нужно было создавать и новые.

В июле 1941 г. началось дополнительное формирование эвакогоспиталей на 750 000 коек. Это составляло примерно 1600 госпиталей. Во время контрнаступлений, сопровождавшихся большими боевыми санитарными потерями, ряд госпиталей, особенно полевых, работали с перегрузкой. С начала войны по 1 декабря 1941 г. были сформированы 291 дивизия с медсанбатами, 94 стрелковые бригады с медико-санитарными ротами и другими медучреждениями усиления. В 1941 г., если не считать медико-санитарных рот стрелковых полков и 76-и отдельных танковых бригад, их было сформировано более 3750, каждое из которых должно было иметь минимум от двух до трех хирургов. Если взять цифру – три хирурга на учреждение, то потребовалось бы их более 10 тыс. Надо отметить, что врачей-хирургов всех специальностей перед войной было 12 560 человек.

Кроме того, большинство фронтовых врачей окончили гражданские медицинские институты, поэтому военно-оперативная подготовка их оставляла желать много лучшего. В связи с этим было просто недопустимой роскошью иметь по три хирурга на учреждение, так как они нужны были еще и для проводившегося в 1942 г. формирования медицинских учреждений. Следует учесть и то, что для подготовки хирурга в военное время требуется минимум полтора года.

Надо иметь в виду, что для Великой Отечественной войны были характерны внезапные большие передвижения войск. С запада ли на восток или с востока на запад, они всегда сопровождались передислокацией госпиталей. За год войны в среднем передислоцировалось около 500 000 коек. Это перемещение всегда сопровождалось выводом госпиталей из рабочего состояния на 1-2 месяца. Благодаря труду военных медиков были спасены жизни и восстановлено здоровье многим сотням тысяч раненых.

Привожу статистику результатов лечения раненых за первый год Великой Отечественной войны. «Из числа раненых, прошедших в течение года через наши лечебные учреждения, 73,3% вернулось в строй (включая выписанных в часть, в батальоны, выздоравливающих и признанных ограниченно годными), уволено в отпуск 6%, уволено в запас на 6-12 месяцев 3,6%, уволено совсем 10%, умерло 7,1%. После контузий вернулось в строй 83,7%, уволено в отпуск 6,3%, уволено в запас 1,9%, уволено совсем 7%, умерло 1,1%. Обожженных вернулось в строй 93%, уволено в отпуск 2,1%, уволено в запас 0,6%, уволено совсем 2,3%, умерло 2%. Излеченных по поводу обморожения вернулось в строй 82,8%, уволено в отпуск 5,6%, уволено в запас 1,3%, уволено совсем 8,8%, умерло 3,5%». (Смирнов Е.И. «Фронтовое милосердие», М., «Воениздат», 1991 г., с. 110).

Эти результаты были достигнуты под руководством опытных руководителей медицинских служб фронтов. Главным хирургом Северного фронта был назначен профессор Петр Андреевич Куприянов. Воспитанник Военно-медицинской академии, он начал свою хирургическую деятельность в клиниках Федорова С.П. и Оппеля В.А. Во время боев в Финляндии Куприянов исполнял должность хирурга-консультанта фронта, а когда 23 августа 1941 г. Северный фронт разделился на Карельский и Ленинградский, Куприянов возглавил хирургическую службу последнего.

Главным хирургом Северо-Западного фронта был назначен профессор Николай Николаевич Еланский. Во время боев с финнами он был хирургом-консультантом армии. Еланский – воспитанник Военно-медицинской академии, получил хирургическую подготовку в клинике Федорова С.П.

На Западный фронт главным хирургом был назначен профессор Станислав Иосифович Банайтис, возглавлявший кафедру военно-полевой хирургии на военном факультете Харьковского медицинского института. Будучи учеником Оппеля В.А., он, однако, не абстрагировался в своей работе от реальных условий ратной жизни. Банайтис С.И. был одним из талантливейших организаторов хирургической работы в боевых условиях, что помогало ему изучать и расставлять хирургов не только с учетом их профессиональных знаний, но и организаторской хватки. Собранный, целеустремленный, трудолюбивый и работоспособный, Банайтис требовал и от своих подчиненных четкости в организации хирургической работы, безукоризненного выполнения операций раненым и перевязок ран.

На Юго-Западный фронт главным хирургом был назначен профессор Ищенко И.Н. Иван Николаевич был гражданским человеком, хорошим клиницистом и воспитателем врачей-хирургов, но мало был знаком с военным делом и особенностями фронтовых операций. С особой болью он переживал отступление наших войск, а оно на Юго-Западном фронте имело место не только в 1941, но и в 1942 годах. Условия стратегической обороны, поступления на фронт новых медицинских учреждений требовали нечеловеческого напряжения сил и чрезвычайных нагрузок на нервную систему. Будучи человеком с развитым чувством ответственности за порученное дело, он испытывал большую неудовлетворенность в связи с нередким отсутствием у него сведений о положении дел в медицинских учреждениях армий фронта. Вместе с тем Ищенко И.Н. не имел возможности в начале летне-осенней кампании 1941 г. располагать этими сведениями в той мере, в какой желал его беспокойный характер. Проработав до 20 сентября 1943 г. главным хирургом фронта, он в начале декабря был назначен главным хирургом Киевского военного округа.

На Южном фронте главным хирургом был назначен профессор Федор Федорович Березкин. Работая ведущим хирургом в Главном военном госпитале, он пользовался там заслуженным авторитетом среди врачей и больных благодаря своей эрудиции, чуткости к людям, скромности и тактичности в обращении с сослуживцами. Казалось бы, большие теоретические и практические знания в области хирургии, в том числе и в травматологии, занимающей большое место в военно-полевой хирургии, давали основание предполагать, что должность главного хирурга фронта, обязанности и права, вытекающие из нее, не должны были представлять для него трудностей.

Но это оказалось не так: обязанности и права главного хирурга, да еще в условиях стратегической обороны, требовали от него большой оперативности в работе, четко выраженной целеустремленности, требующей отделять главное от второстепенного и проявлять при этом настойчивость и твердость характера в достижении главной цели. Все это, как видно, оказалось Березкину не по плечу, и он попросил освободить его от этой должности, что и было сделано в ноябре 1941 г. После этого он был назначен начальником кафедры в Куйбышевскую военно-медицинскую академию. На его место прибыл доцент Арутюнов А.И.

Александр Иванович – участник событии на реке Халкин-Гол, принимал участие в войне с Финляндией в качестве ведущего хирурга полевого подвижного госпиталя. Ученик профессоров Богораза Н.А. и Бурденко Н.Н., он получил клиническую подготовку в хирургических школах, руководители которых оставили значительный след в научной и практической хирургии нашей страны. Его незаурядные способности организатора в сочетании с клинической подготовкой позволили ему со знанием дела выполнять обязанности главного хирурга фронта до ноября 1944 г.

К декабрю 1941 г. количество действующих фронтов увеличилось до восьми. 26 июля был образован Центральный фронт, а 16 августа – Брянский. На Центральный главным хирургом был назначен профессор бригадный врач Михаил Никифорович Ахутин, освобожденный от должности начальника Военно-медицинской академии имени Кирова С.М., а на Брянский – профессор военврач 1 ранга Вишневский А.А. 25 августа Центральный фронт был упразднен, а его войска в составе 21-й и 3-й армий переданы Брянскому фронту.

Эти армии вели тяжелые оборонительные бои и под давлением превосходящих сил 2-й армии и 2-й танковой группы противника отходили на юго-восток. Брянскому фронту в составе 50, 13, 21 и 3-й армий было приказано подготовиться к наступлению и разгромить 2-ю танковую группу врага. В связи с тем, что Ахутин имел месяц для ознакомления с той лишь частью фронта, которая находилась в наиболее тяжелых условиях, а Вишневский – менее 15 дней, было принято решение назначить Ахутина М.Н. на вновь образованный фронт. Вишневский А.А. был назначен хирургом 4-й отдельной армии, которая действовала в районе Тихвина и подчинялась непосредственно Ставке.

Времени на подготовку наступления Брянского фронта было мало. В сложившихся условиях централизация управления армейскими госпиталями и создание резерва транспортных средств в руках медицинской службы фронта, взаимное и настойчивое поддержание связи между медицинской службой армий и фронта являлись крайне важными. Управление службой было нарушено со всеми вытекающими отсюда последствиями. Конечно, львиная доля вины в этом падала на начальника медицинской службы фронта военврача 1 ранга Григорьева А.Н. Однако нельзя было не видеть слабых сторон и в деятельности главного хирурга. Он не консультант, а руководитель, играющий роль первой скрипки в составлении плана и выполнении его всеми силами и средствами, которыми располагала служба. Неблагоприятная боевая обстановка диктовала централизацию и сосредоточение хирургических сил и средств там, где им не угрожала опасность и вместе с тем обеспечивались необходимые условия для лечения раненых.

19 октября 1941 г. из армий правого крыла Западного фронта был образован Калининский фронт. Главным хирургом его стал военврач 1 ранга Иван Алексеевич Криворотов. Он окончил Военно-медицинскую академию, два года был войсковым врачом, после чего десять лет преподавал хирургию на кафедрах госпитальной и общей хирургии Военно-медицинской академии. Перед войной был назначен начальником кафедры военно-полевой хирургии на военном факультете при 1-м Харьковском медицинском институте.

17 декабря 1941 г. был образован Волховский фронт, главным хирургом которого был назначен профессор военврач 1 ранга Александр Александрович Вишневский. Его отец, Александр Васильевич Вишневский, прежде чем посвятить себя целиком и полностью клинической хирургии, работал в области нормальной анатомии, оперативкой хирургии и топографической анатомии. Он не сделал в этом отношении исключения и для своего сына, на деятельности которого как военно-полевым хирургом, так и хирургом-клиницистом общей хирургии это сказалось положительно. Вишневский А.А. – автор «Дневника хирурга». Это книга, написанная не вообще хирургом, а армейским и главным хирургом фронта. Автор «Дневника...» сетует на то, что ему не хватало времени заниматься непосредственно хирургической работой. Его ум, энергия и воля целиком и полностью поглощались организацией этой работы в учреждениях фронтового, армейского и войскового звеньев медицинской службы. Это требовало походного образа жизни и диктовало необходимость не считаться со временем. При этом Вишневский А.А. не всегда был удовлетворен результатом своей организационно-методической деятельности.

Конечно, нужно время, чтобы медицинские учреждения приобрели дружные, хорошо сработавшиеся коллективы, где организация работы, ее содержание и внутренний распорядок соответствовали бы боевым условиям, а врачи приобрели опыт и знания, которые может дать только школа войны. Время, необходимое вновь сформировавшимся учреждениям для «пускового периода», зависит не только от объективных, но и от субъективных факторов. Безусловно, медицинскому аппарату вновь созданного фронта требуется больше времени для организации управления службой и налаживания бесперебойного снабжения медицинским и санитарно-хозяйственным имуществом, чем аппарату фронта, созданного на базе управления приграничного военного округа, который уже располагал ядром врачей, управлением службой и окружным медицинским складом.

В начале войны благодаря огромному труду наших военных медиков в практику был внедрен комплекс лечебно-эвакуационных мероприятий, которые способствовали возвращению в строй раненых и больных, разработана и внедрена система противоэпидемического обеспечения войск, обусловившая эпидемическое благополучие действующей армии.


Статья написана по материалам книги Смирнов Е.И. «Фронтовое милосердие. Военные мемуары»,
М., «Воениздат», 1991 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог