Танки, авиация, артиллерия решают судьбу сражений во Второй мировой войне


"Гораздо легче выиграть войну, чем мир."

Ж. Клемансо

В предвидении будущей войны, которая еще в большей степени, чем Первая мировая война, обещала стать "войной моторов", военные, инженеры и ученые разных стран занялись разработкой новой боевой техники и способами ее применения. Их главное внимание привлекали новые средства борьбы, появившиеся в годы Первой мировой войны, – танки и авиация. Горячим поклонником танковых войск был немецкий офицер, участник Первой мировой войны майор (впоследствии генерал-полковник) Гейнц Гудериан. В ряде статей, а затем в книге "Внимание, танки!" (1937 г.) он доказывал, что массированное применение танков решит судьбу будущих сражений. По его мнению, танки должны играть ведущую роль в соединениях, состоящих из различных родов войск; все остальные рода войск обязаны действовать в интересах танков. Нужно не придавать танки пехоте или кавалерии, как в Первую мировую войну, а создавать крупные танковые соединения – дивизии и корпуса, которые вместе с сопутствующими им частями мотопехоты, артиллерии, авиации способны самостоятельно решать оперативные задачи.

Фердинанд Порше показывает Гитлеру, Кейтелю, Йоделю и Гудериану новый танк

Поскольку по Версальскому договору немецкой армии запрещалось иметь танки, практические занятия будущих немецких танкистов сначала проводились тайно, с фанерными макетами танков. Кроме того, по секретному соглашению с Советским Союзом, который тогда, как и Германия, выступал против Версальской системы, в СССР под Казанью была организована немецкая танковая школа, где проводились испытания танков и обучались немецкие и советские танкисты. С приходом Гитлера к власти Германия отказалась от военных ограничений, навязанных ей Версальским договором, и стала быстро формировать бронетанковые войска. Уже в октябре 1935 г. были сформированы три первые немецкие танковые дивизии, и Гудериан стал командиром одной из них. К началу Второй мировой войны Германия имела шесть танковых и восемь моторизованных дивизий – вдвое больше, чем Англия и Франция вместе взятые. На их вооружении находилось более 3 тыс. танков.

Начиная с 1938 г. немецкая промышленность помимо легких танков Т-I и Т-II производила средние танки Т-III и Т-IV, которые были разработаны в конструкторских бюро Ф. Порше, Г. Круппа и фирмы "Даймлер-Бенц". По своим технико-тактическим данным они превосходили большинство танков Англии и Франции, обладали большой скоростью и маневренностью, были защищены броней не только от пуль, но и от снарядов, вооружены пушкой и пулеметами. Большую роль танков в будущей войне предвидели и некоторые английские и французские военные, но их взгляды не разделялись высшим военным руководством. В 1934 г. французский майор (впоследствии генерал) Шарль де Голль опубликовал книгу "К профессиональной армии", где подчеркивал, что "танк переворачивает всю тактику", и призывал к созданию небольшой – 100-тысячной – насыщенной танками профессиональной армии. Однако французское военное руководство во главе с прославившимся в Первую мировую войну обороной Вердена маршалом Петэном считало, что танки не смогут преодолеть опирающуюся на артиллерию оборону и поэтому должны использоваться главным образом для поддержки пехоты. Французские танки обладали большим весом и малой скоростью, не были приспособлены для действий в составе самостоятельных маневренных соединений.

Еще менее подготовленными были бронетанковые силы Англии. Английское правительство считало, что мощный английский флот гарантирует Англию от вторжения любого противника, и поэтому ей не нужна большая сухопутная армия. В 1939 г. в Англии имелась только одна танковая бригада – в общей сложности 117 танков, причем лишь 23 танка имели малокалиберные пушки, а остальные были вооружены пулеметами. Новую роль авиации в будущей войне первым попытался осмыслить начальник военно-воздушных сил Италии генерал Джулио Дуэ. В своих книгах "Господство в воздухе" (1921 г.) и "Война 19... года" (1930 г.) он утверждал, что авиация должна быть главным родом войск, ибо она способна самостоятельно решить исход войны. По мнению Дуэ, в будущей войне авиация ударами с воздуха разгромит армии противника, разрушит его промышленность, уничтожит пути сообщения, повергнет население в панику и сломит его волю к сопротивлению. Дуэ не дожил до начала Второй мировой войны; он умер в 1930 г., но его идеи, в той или иной мере, были восприняты в ряде стран, особенно в Германии, которая еще до Первой мировой войны обладала высокоразвитой авиационной промышленностью.

Версальский договор запрещал Германии иметь военную авиацию, и поэтому до 1935 г. испытание военных самолетов и подготовка немецких военных летчиков проводились скрытно – в СССР и в других странах. В Липецке организовали немецкую летную школу, где обучались немецкие и советские летчики, а под Москвой, в Филях, по проекту немецкой фирмы "Юнкерс" был построен большой авиационный завод (ныне завод имени Хруничева). Отказавшись в 1935 г. от военных статей Версальского договора, Германия развернула массовое производство военных самолетов. В 1939 г. их выпуск в 23 раза превысил уровень 1933 г. Немецкие инженеры и конструкторы создали новые образцы истребителей и бомбардировщиков, которые во многом опережали аналогичные типы самолетов в других странах. Особенно удачными оказались истребители фирмы Мессершмитта и бомбардировщики фирмы "Юнкерс". Сконструированный в 1935 г. Вилли Мессершмиттом истребитель "Мессершмитт-109" превосходил все другие истребители по скорости и вооружению. С 1938 г. на истребителях Мессершмитта ставили пушки, тогда как остальные истребители того времени имели на вооружении только пулеметы. "Мессершмитт-109" стал основным немецким истребителем Второй мировой войны. За годы войны было выпущено более 33 тыс. его различных модификаций.

Из производимых фирмой "Юнкерс" бомбардировщиков и транспортных самолетов наибольшую известность приобрел пикирующий бомбардировщик Ю-87 – самолет "поля боя", предназначенный для непосредственной поддержки пехоты и танков. Обладая, благодаря бомбометанию с пикирования, высокой точностью попадания, он еще был снабжен сиреной, издающей при пикировании оглушительный вой, который оказывал сильное психологическое воздействие на противника. Высокими боевыми и летными качествами отличался и другой самолет фирмы "Юнкерс" – Ю-88, самый распространенный немецкий двухмоторный бомбардировщик. В годы войны в Германии построили почти 15 тыс. Ю-88 и 5700 – Ю-87.

Хотя немецкое командование, вопреки теориям Дуэ, не считало авиацию основным видом войск, оно уделяло ей первостепенное внимание. Военно-воздушные силы были выделены в особый род войск – наряду с сухопутными войсками и военно-морским флотом. Военную авиацию возглавил один из ближайших сподвижников Гитлера Герман Геринг, бывший летчик-истребитель, сбивший во время Первой мировой войны 21 самолет противника, награжденный высшими военными орденами и возведенный Гитлером в чин фельдмаршала.

К началу Второй мировой войны немецкая авиация по численности и по качеству далеко превзошла английскую и французскую. Немецкие стратеги считали, что предстоящая война будет "тотальной" (всеобъемлющей) и скоротечной, "молниеносной" ("блицкриг"), Стратегия "блицкрига" предполагала, что внезапные массированные удары танковых дивизий и господствующей в воздухе авиации быстро сокрушат вооруженные силы противника и принудят его капитулировать. Если в сухопутных сражениях военные специалисты отводили ведущую роль танкам и авиации, то основой морской мощи традиционно считались линкоры и авианосцы – громадные корабли водоизмещением в 30-40 тыс. тонн, с командой в несколько тысяч человек – целые плавучие города. Линкоры обладали толстой броней и крупнокалиберной (15-16-дюймовой) дальнобойной артиллерией. Открыв огонь с дальней дистанции, они могли потопить любое судно, подавить береговую артиллерию, прикрыть высадку десанта. Немногим отличались от линкоров линейные крейсера, также вооруженные дальнобойной крупнокалиберной артиллерией, менее бронированные, но более быстроходные. Линейные корабли уподобляли целым армиям; каждый из них был на счету, за каждым неотрывно следили противники.

Высокоточное оружие Второй мировой войны - немецкие пикирующие бомбардировщики - штука

Строительство линкора или линейного крейсера продолжалось несколько лет, требовало огромных расходов, специальных заводов и верфей и поэтому было доступно лишь великим морским державам, располагавшим соответствующей научно-технической и промышленной базой. К началу Второй мировой войны линкорами и линейными крейсерами располагали только Великобритания (15), США (15), Япония (10), Италия (6) и Франция (8). Поскольку Версальский договор запрещал Германии иметь надводные корабли водоизмещением свыше 10 тыс. тонн, она строила так называемые "карманные линкоры", водоизмещение которых официально не превышало 10 тыс. тонн, но вооружение приближалось к линейным кораблям. После отказа от военных ограничений Версальского договора Германия приступила к строительству линкоров и линейных крейсеров. К началу войны она располагала тремя «карманными линкорами», двумя линейными крейсерами и завершала строительство еще двух современнейших линкоров "Бисмарк" и "Тирпиц" водоизмещением по 45 тыс. тонн каждый.

Другим типом тяжелых военных кораблей, который имелся только у великих держав, были авианосцы, впервые появившиеся в Англии в последние годы Первой мировой войны. Если линкоры и линейные крейсера представляли собой плавающую артиллерию крупного калибра, то авианосцы являлись плавающими аэродромами. Способные доставить десятки и даже сотни самолетов в любую точку океана или морского побережья и завоевать там господство в воздухе, авианосцы являлись сравнительно новым и очень мощным видом оружия. Правда, они были громоздкими, слабо защищенными от артиллерийского огня, атак авиации и подводных лодок, и поэтому многие моряки считали, что авианосцы не имеют большого будущего. Только в Японии, линейный флот которой значительно уступал флотам США и Великобритании, авианосцам уделяли повышенное внимание.

В 1939 г. Англия имела семь авианосцев, США – пять, Франция – один, а Япония – десять. Германия начала строить два авианосца, но так и не сумела завершить их строительство. Другие государства авианосцев не имели. Главное внимание они уделяли строительству более легких кораблей: крейсеров, эсминцев, торпедных катеров и, особенно, подводных лодок, которые еще в Первую мировую войну показали себя как грозное и относительно дешевое оружие. К началу войны Германия имела 57 подводных лодок, – почти столько же, сколько Англия (58), но меньше, чем Франция (72).

Во всех странах, втайне друг от друга, работали над созданием еще более совершенного оружия. В Германии готовились к химической войне и разрабатывали ракетное оружие. В Англии и США изобрели радар и ультразвуковой локатор "Асдик", позволяющий установить местонахождение подводной лодки; вели работы над ракетным оружием. Английские специалисты при содействии польских математиков разгадали устройство немецкой шифровальной машины "Энигма" и получили возможность читать секретные немецкие радиограммы. В США расшифровали японский дипломатический код. В начале 1939 г. немецкие ученые Л. Мейтнер, О. Фриш и О. Ган сообщили об открытии цепной реакции деления ядер урана с выделением огромного количества энергии. Отсюда следовало, что существует теоретическая возможность создания атомной бомбы.

Огромные усилия для перевооружения своей армии и преодоления ее технического отставания от ведущих капиталистических стран прилагал Советский Союз. Еще в 1929 г. советское правительство приняло постановление, в котором указывалось: "Красная Армия должна быть сильнее вероятных противников по трем решающим видам вооружения, а именно: по воздушному флоту, артиллерии и танкам". В соответствии с этим постановлением началась разработка новых образцов военной техники и строительство гигантских военных заводов, способных в массовом порядке производить все виды вооружения. Чтобы обеспечить их неуязвимость от любого противника, решено было в дополнение к оставшимся от царской России заводам на Украине и в России создать вторую военно-промышленную базу в восточных районах СССР: на Урале, в Сибири и Казахстане. В соответствии с планами форсированной индустриализации в Советском Союзе (в первую очередь, на Востоке), не считаясь ни с какими затратами и жертвами, в срочном порядке строили новые железные дороги, шахты, рудники и военные заводы-дублеры, способные производить такую же продукцию, как и заводы в европейской части СССР. В годы войны эта мощная военно-промышленная база обеспечила производство такого огромного количества военной техники, которое далеко превзошло военное производство Германии и ее союзников.

Серьезную помощь в создании военной промышленности и военной техники Советский Союз первоначально получал от Германии, которая в 20-е годы обходила военные ограничения Версальского договора благодаря тайному военному сотрудничеству с СССР. Кроме танковой школы в Казани, авиационной школы в Липецке и авиационного завода в Филях, при содействии Германии в СССР был построен завод "Берсоль" по производству отравляющих веществ и созданы два полигона для их испытания (под Москвой и в Саратовской области). Немецкие конструкторы участвовали в разработке новых образцов советских танков, самолетов, артиллерийских орудий, стрелкового вооружения (а итальянские конструкторы – в строительстве боевых кораблей).

В 1925-1935 гг. Германия предоставила Советскому Союзу кредиты на закупку промышленного оборудования и дефицитного сырья на общую сумму 900 млн. марок. В советской военной академии имени Фрунзе преподавали немецкие офицеры, в том числе три будущих фельдмаршала гитлеровской Германии: Ф. Паулюс, В. Модель и В. Кейтель. В немецких военных академиях обучались или стажировались советские военачальники, в том числе прославившиеся в Гражданскую войну И.П. Уборевич, И.Э. Якир, Р.П. Эйдеман, В.Н. Примаков; многие командующие военными округами и начальники их штабов. В общей сложности с 1925 по 1931 гг. в Германию, с разными задачами и на разные сроки, было командировано 156 высокопоставленных советских военных, включая будущих маршалов Советского Союза М.Н. Тухачевского (начальник штаба РККА в 1925-1928 гг.), А.И. Егорова (начальник штаба РККА и Генерального штаба в 1931-1937 гг.), К.А. Мерецкова (начальник Генерального штаба в 1940 г.), С.К. Тимошенко (нарком обороны СССР в 1940-1941 гг.).

После прихода Гитлера к власти военное сотрудничество постепенно прекратилось, и советские специалисты стали сами разрабатывать новые образцы танков, самолетов и других видов оружия. Очень большое значение в СССР придавали танкам, производство которых, по словам народного комиссара обороны СССР маршала К.Е. Ворошилова, с 1934 по 1939 гг. выросло почти в три раза. Подавляющее большинство советских танков – более 70% – составляли легкие танки Т-26 и БТ-7, с тонкой броней, защищавшей лишь от пуль, и малокалиберной 45 мм пушкой, а также танкетки, слабо бронированные и вооруженные только пулеметами. Они предназначались для сопровождения пехоты или кавалерии, были быстроходны и маневренны, но по другим техническим данным уступали немецким танкам Т-III и Т-IV. Только в конце 1939 г. группа конструкторов во главе с М.И. Кошкиным, Н.А. Кучеренко и А.А. Морозовым создала средний танк Т-34, который был принят на вооружение в 1940 г. и стал основным советским танком периода войны. Обладая высокой скоростью и маневренностью, 76 мм пушкой и двумя пулеметами, надежной и очень удачно расположенной броневой защитой, мощным дизельным мотором и широкими гусеницами, обеспечивающими ему высокую проходимость, танк Т-34 превосходил все современные ему немецкие танки.

Танки Гудериана идут на Тулу

Другая группа конструкторов, возглавляемая Ж.Я. Котиным и И.Л. Духовым, в 1939 г. спроектировала тяжелый танк КВ ("Клим Ворошилов"), который также не имел себе равных среди современных ему тяжелых танков зарубежных стран и в декабре 1939 г. был принят на вооружение Красной Армии. Большинство танков придавалось пехотным и кавалерийским частям, но вместе с тем предусматривалось и создание "высших механизированных соединений" – дивизий и корпусов, способных самостоятельно решать оперативные задачи. Наряду с танками очень большое внимание уделялось авиации. Увлекавшийся авиацией Сталин поставил перед советскими летчиками и конструкторами задачу "летать дальше всех, быстрее всех и выше всех", а рекордные перелеты советских летчиков на Дальний Восток, на Северный полюс и через Северный полюс в Америку, организованные в 1934-1938 гг., создали высокую репутацию советской авиации.

До конца 30-х годов в СССР существовали два главных авиаконструкторских бюро: конструкторское бюро Н.Н. Поликарпова специализировалось на легких самолетах: истребителях и разведчиках, а конструкторское бюро А.Н.Туполева (от которого потом отпочковались конструкторские бюро С.В. Ильюшина и В.М. Петлякова) – в основном на бомбардировщиках. Война в Испании, в которой участвовали советские летчики, показала, что истребители Поликарпова не выдерживают столкновений с новым истребителем "Мессершмитт-109". Поэтому советское правительство организовало еще несколько конструкторских бюро для разработки новых самолетов. В 1940-1941 гг. на вооружение Красной Армии поступили новые советские истребители: МиГ-3 (конструкторы А.И. Микоян, М.И. Гуревич), ЛаГГ-3 (конструкторы С.А. Лавочкин, В.П. Горбунов, М.И. Гудков), и Як-1 (конструктор А.С.Яковлев), не уступавшие "Мессершмиттам", а кое в чем и превосходившие их. Эти самолеты и их модификации стали основными типами советских истребителей периода войны.

Самыми многочисленными были истребители Яковлева. Их выпустили более 35 тыс. Они обладали большой скоростью, маневренностью, хорошим вооружением; делались в значительной степени из дерева и парусины; были просты в управлении и изготовлении. В 1940 г. прошел летные испытания пикирующий бомбардировщик Пе-2 конструкции В.М. Петлякова – самый распространенный советский бомбардировщик периода Второй мировой войны. Не имел себе равных, принятый на вооружение в 1941 г., бронированный штурмовик Ил-2 – конструкции Ильюшина – "летающий танк", прозванный немцами "черной смертью". Наряду с истребителями Яковлева это был самый массовый советский самолет Второй мировой войны. В военные годы было выпущено более 36 тыс. Ил-2 и его модификаций. Основную массу советских военных самолетов составляли самолеты "поля боя" – истребители, штурмовики, легкие бомбардировщики, в основном устаревших конструкций. Дальние тяжелые бомбардировщики (ТБ-3 конструкции Туполева и ДБ-3 конструкции Ильюшина) были немногочисленны. Они могли нести тяжелые бомбы, обладали большим радиусом действия, но были тихоходны и слабо защищены от истребителей.

Постоянное внимание советское правительство уделяло артиллерии, которую Сталин назвал "богом войны". Наряду с модернизацией и усовершенствованием артиллерийских орудий, унаследованных от времен Первой мировой войны, развивались, хотя и недостаточно, зенитная и противотанковая артиллерия, а также ракетное оружие, разработки которого энергично поддерживал ведавший вопросами вооружения Красной Армии маршал Тухачевский. Накануне войны советские конструкторы создали реактивные снаряды для самолетов и реактивные орудия залпового огня, которых тогда не было ни в одной армии мира и которые во время войны называли "катюша". 15 августа 1939 г., за две недели до начала Второй мировой войны, начальник Генерального штаба РККА Б.М. Шапошников сообщил представителям Англии и Франции, что Советский Союз готов выставить против агрессии в Европе 120 пехотных и 16 кавалерийских дивизий, 5 тыс. тяжелых орудий, 9-10 тыс. танков, от 5 до 5,5 тыс. боевых самолетов. Эти цифры превосходили соответствующие показатели Германии, Англии и Франции, хотя и не охватывали все имевшееся в СССР вооружение, так как значительная его часть находилась в центральных и восточных округах и в резерве.

Таким образом, казалось бы, невыполнимая задача, поставленная правительством в 1929 г., была решена за 10 лет: в 1939 г. по численности армии, количеству танков, самолетов и орудий Советский Союз опередил все страны. Зато военно-морские силы СССР далеко уступали флотам великих морских держав. От царской России СССР унаследовал три старых линкора, модернизированных в 30-е годы, семь крейсеров и более легкие корабли. Правда, в 1938 г. была принята огромная программа развития флота, предусматривавшая, в частности, строительство в 1938-1942 гг. 16 новых линкоров (больше, чем в Англии и США), но она осталась неосуществленной. Главную силу советского военно-морского флота составляли легкие корабли: эсминцы, торпедные катера и, особенно, подводные лодки. Уже в 1938 г. в советском флоте имелась 171 подводная лодка – в два с лишним раза больше, чем в Германии, Англии или Франции.

В предвоенные годы Советский Союз сумел организовать обширную разведывательную сеть, охватившую многие страны, в том числе Англию, Германию и Японию. Нередко зарубежные информаторы работали на Советский Союз из идейных соображений: они считали СССР передовой социалистической страной, которая после победы социализма во всем мире избавит человечество от нужды и угнетения. В Англии особенно эффективно действовала "Кембриджская пятерка" – пять выпускников знаменитого Кембриджского университета: К. Филби, Г. Бреджес, Д. Маклин (Маклейн), Э. Блант и Д. Кернкросс. После окончания Кембриджского университета они занимались журналистикой, работали в министерствах иностранных дел и внутренних дел, успешно продвигались по службе и постепенно получали доступ к важнейшим государственным секретам.

В Германии существовала группа советских разведчиков, получившая впоследствии наименование "Красная капелла". Ее главными сотрудниками были офицер немецких военно-воздушных сил X. Шульце-Бойзен (внук главного организатора немецкого военного флота адмирала Тирпица) и сотрудник министерства экономики А. Харнак. В Японии в качестве корреспондента немецкой газеты работал советский разведчик Р. Зорге, который был близок с немецким послом в Токио и советником японского премьер-министра принца Коноэ.

Советская военная доктрина исходила из мысли, что победа в войне может быть обеспечена только наступлением. В соответствии с высказываниями наркома обороны Ворошилова, войска готовились воевать "малой кровью", без больших жертв и потерь, перенося военные действия на территорию противника. По-видимому, советское руководство в течение довольно длительного времени надеялось, что в случае нападения капиталистических стран на СССР, трудящиеся этих стран выступят на защиту социалистического государства и постараются, как утверждал Сталин в 1934 г., "ударить в тыл своим угнетателям, которые затеяли преступную войну против отечества рабочего класса всех стран". С течением времени эти надежды ослабевали, но все же и в 1939 г. на XVIII съезде ВКП(б) Сталин еще говорил, что СССР может опираться "на моральную поддержку трудящихся всех стран".



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог