Старшина 1-й статьи Морухов А.С.


"Наперекор любым дождям и стужам,
Входили в грудь, срастались прочно с ней
Умение владеть морским оружием,
Любовь к работе доблестной своей."

А. Лебедев

Герой Советского Союза Морухов А.С.

Морухов Александр Сергеевич родился 23 марта 1919 г. в деревне Митъково Знаменского района Смоленской области в бедной крестьянской семье, насчитывавшей десять душ. Наука жизни началась, когда он семилетним пареньком пошел пасти скот, а позже на полевые работы в колхозе. После окончания климовской неполной средней школы в 1937 г. отправился в Москву. Поступил на завод имени Войкова рабочим. Через год стал учеником слесаря на Метрострое, где работали его старшие братья. Здесь приобрел специальность слесаря, вступил в комсомол, стал ударником, активистом.

Вечерами учился на рабфаке авиационного института. Собирался идти в вуз. Однако в 1939 г. по комсомольскому набору был направлен в учебный отряд подплава Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). По окончании учебного отряда подводного плавания имени Кирова двадцатилетним пареньком пришел Александр Морухов в феврале 1940 г. в дивизион черноморских подводных лодок «Малюток». Последний предвоенный год прошел в упорном изучении боевой техники, тренировках. Войну он встретил на позиции в море...

За годы войны участвовал в 33-х боевых походах. За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1944 г. Морухову А.С. Было присвоено звание Героя Советского Союза.

...Шел боевой сорок второй. Подводная лодка М-35 уходила в очередной поход. «Малютка» получила приказ прорваться туда, куда не отважились ходить наши подводники. Эта боевая позиция располагалась внутри плотного кольца минных полей, защитным поясом окружавших Севастополь, захваченный фашистами. В Севастополе в это время базировались значительные силы противника. Отсюда же шло снабжение всей его крымской группировки. Задача состояла в том, чтобы, прорвавшись сквозь минные заграждения, топить вражеские корабли внутри защитного пояса. В море командир и вахтенный сигнальщик, находившиеся на мостике, внимательно осматривали горизонт.
– Самолет! – раздался тревожный возглас сигнальщика. Фашистский бомбардировщик пикировал на лодку из облаков.
– Срочное погружение! Глубина 40 метров, – приказал командир лодки.

Быстро остановлены дизели, захлопнут верхний люк. Трюмный Александр Морухов принимает балласт в цистерны. Прошли секунды, а лодка уже скрылась в пучине, словно растаяла в соленой морской воде. За кормой, в стороне раздались четыре взрыва бомб, сброшенных с фашистского самолета. М-35 шла на глубину. Десятки раз приходилось Морухову погружаться. Но никогда лодка не падала с такой быстротой и с таким креном на корму, как сейчас. Стрелка глубиномера ползла вниз по шкале, показывая нарастающую глубину погружения. Что случилось? Почему лодка, миновав заданную глубину, с большим креном на корму камнем шла ко дну?

А произошло вот что: в напряженный момент срочного погружения молодой подводник допустил ошибку в переключении одного из клапанов, и в тот же момент забортная вода под большим давлением ринулась в отсек. К месту происшествия подоспели старшины Билецкий и Соловьев. Огромным усилием с помощью ломика они закрутили маховик, задраили клапан. Но в отсек попало уже несколько тонн воды. Как огромная гиря, привязанная к корме, эта тяжесть тянула лодку на глубину. Дифферент на корму нарастал катастрофически: 20... 30... 35 градусов. Палуба ушла из-под ног, подводники хватались за трубопроводы, клапаны, за что попало, лишь бы как-то удержаться.
– Доложите, что случилось? – запросил командир корабля, находившийся в центральном отсеке.
– Через всасывающий коллектор в отсек поступила вода! Стрелка глубиномера быстро отсчитывала метры нарастающей глубины. Страшная быстрота погружения!
– Пятьдесят... шестьдесят метров.., – торопливо докладывал командиру о резко увеличивающихся глубинах боцман Хрименко, сидящий у горизонтальных рулей. Боцман быстро вращает штурвалы, снова и снова перекладывает рули на всплытие. Но стрелка глубиномера неумолимо ползет вниз, приближаясь к красной риске на шкале «Предел погружения».

По скуластому лицу боцмана струйками стекает пот. Он очень устал. Но, сколько он ни старался, выровнять дифферент не удалось. Громко и взволнованно боцман доложил командиру, что лодка не слушается рулей. М-35 прошла уже предельную глубину, на которую мог погружаться данный класс кораблей. Все понимали серьезность момента. Секунды превратились в вечность. Каждая следующая могла стать последней в жизни экипажа... Наступила такая тишина, что люди слышали стук собственных сердец. Лодка могла погибнуть и не от врага, не в бою... Нет, растерянности не было. Командир одну за другой отдавал отрывистые команды:
– Продуть кормовую!

Приказ был выполнен мгновенно. Но и это не помогло. И тут же команда, чтобы вырвать лодку из глубины:
– Полный вперед!
Последовало отрывистое «есть!». Лишь на одно мгновение лодка замедлила падение, а затем продолжала лететь в пучину. Хладнокровно действует на своем боевом посту трюмный машинист Александр Морухов. С непостижимой быстротой вращает он маховики клапанов. Для полной уверенности вторично продувает систему быстрого погружения, цистерны главного балласта... Под огромным давлением забортной воды трещит прочный корпус лодки. От большого крена электролит вылился из аккумуляторных батарей. Свет постепенно садится. В отсеках потемнело. Спасение корабля было сейчас в руках трюмного машиниста. Зависело от его выдержки, находчивости. Это понимали все – от командира до самого молодого матроса.

Лодка проскочила стометровую глубину. Это уже катастрофическая глубина. Скрежещет сталь прочного корпуса. Еще мгновение, и М-35 будет смята, раздавлена свинцовой тяжестью нескольких десятков тысяч тонн воды, которая давит сейчас на корпус корабля. Мышцы, нервы, воля Морухова были напряжены. Он почувствовал, как противный холодок струйками пробежал по спине. Стиснув зубы, призвав все самообладание, Александр искал выхода, способа остановить падение лодки. В голове билась мысль: «Во что бы то ни стало, скорее, скорее...» И понял, что надо делать: облегчить корму, произвести аварийное продувание группы цистерн...

Из-за сильного крена лодки все сложное хозяйство трюмного было сейчас высоко над головой. И это очень осложняло действия. Преодолевая невидимую силу, которая тянула вниз, упираясь ногами в замасленный стальной лист, придерживаясь руками, Морухов буквально ползком тянулся к аварийной колонке воздуха высокого давления в этой вставшей на дыбы лодке. Трудно ему. Холодный пот крупными каплями стекает по лицу. Прилипла к спине взмокшая тельняшка. Сердце его бешено бьется, в глазах мелькают десятки больших и маленьких клапанов. Ошибиться нельзя.

И вот Морухов, помогая себе всем телом, правой рукой до боли в пальцах сжал красный маховик и быстро открыл клапан. Одновременно подключил аварийную группу баллонов высокого давления. И тут же послышался сначала тихий, затем все возрастающий свист воздуха. Его упругая струя ворвалась через открытый клапан в цистерну и начала вытеснять из нее воду.

Корабль задрожал всем корпусом, словно его била стосильная лихорадка. Погружение прекратилось. Стрелка глубиномера медленно, как будто нехотя, пошла вправо, к нулю – значит, жизнь! Облегченный корабль медленно всплывал из морской пучины.
– Всплываем! – уже радостно не крикнул, а выдохнул боцман Хрименко.

Вскоре все стало на свои места. На небольшой глубине произвели дифферентовку, помпы откачали воду из полузатопленного дизельного отсека. А когда лодка всплыла, к Морухову подошел командир. Молча он пожал руку трюмного, а потом вдруг притянул его к себе и обнял. Вслед за командиром к Морухову потянулись десятки рук... И вот уже матросы по одному поднимались на мостик, несколько раз торопливо затягивались папиросной самокруткой, а затем, глотнув свежего воздуха, от которого щекотало в горле и вливалась во все тело бодрость, спешили вниз, уступая место товарищам. Над гладью моря зажглись первые звезды...

«Малютка» продолжала свой путь на позицию. Чтобы там ни было, подводники шли выполнять боевой приказ. И когда на рассвете сигнальщик обнаружил несколько кораблей, а вскоре открылся целый караван, экипаж был готов к бою, словно и не перенесли люди недавно смертельной опасности. М-35 устремилась навстречу каравану. Большой транспорт противника шел в охранении нескольких сторожевых кораблей, в том числе одного эсминца. Район действия был исключительно мелководен. Это усложняло действия. И в тот момент, когда фашистам уже казалось, что транспорт в абсолютной безопасности, последовали два торпедных залпа «Малютки». Гулко взорвались торпеды, взметнув столб воды, пламени и дыма. Транспорт с ценным грузом пошел на дно.

Но то, что произошло дальше, Морухов не забудет никогда. Это было большим испытанием для всего экипажа. Получилось так, что прибор, который должен был автоматически сработать, принять равное по весу количество воды взамен выпущенных торпед, чтобы не нарушить дифферентовку лодки, не сработал. Облегченный нос М-35 показался на поверхности. Морухов большим усилием воли мгновенно принял балласт в уравнительную и другие цистерны. Лодка пошла на глубину. И все же она была замечена врагом. Сторожевики проскочили над корпусом «Малютки». Посыпались глубинные бомбы. Морухов мысленно отсчитывал секунды... Взрыв.., взрыв.., взрыв... Все затряслось от оглушительного грохота. Застонал стальной корпус. В глазах людей немой вопрос: «Выдержит ли?»

Тяжелые удары сотрясают корпус. Погас свет. Кое-где стала просачиваться вода. В этом кромешном аду среди грома разрывающихся бомб спокойно, сосредоточенно боролись за корабль Морухов и его товарищи. Лодка притаилась на дне, затем снова поползла и снова замерла. Надо было обмануть врага. Когда «охотники» ложились в дрейф и прислушивались, лодка останавливалась на месте, но как только они давали ход, «Малютка» уходила осторожными короткими рывками в другое место и ускользала от гибели.

Схватка продолжалась. Много часов М-35 не всплывала на поверхность. В отсеках скопилась углекислота. Дышалось тяжело. Душно! Хотя бы один глоток свежего воздуха. Но люди борются. У Морухова грудь сдавила страшная тяжесть, колотило в висках, но он, казалось, каждым биением сердца помогал лодке действовать, жить, уйти от врага. Только с наступлением темноты М-35 выбралась с мелководья, оторвалась от противника и, отойдя в море, всплыла. Заработали дизели, и, форсируя скорость, «Малютка» направилась к родным берегам...

Один боевой поход. А сколько их было таких же, полных опасности, суровых испытаний, в которых дружный экипаж «Малютки» завоевал своему кораблю гвардейский флаг. Росли боевые успехи корабля. Мужал и креп дружный экипаж подводной лодки М-35. На ее счету было семь потопленных фашистских кораблей. Вырос и закалился в огне войны старший краснофлотец Александр Морухов. Этот душевный, не унывающий человек спокойного нрава пользовался в команде незыблемым авторитетом. Его выбрали секретарем партийной организации лодки.

Выбрали потому, что уважали за прямоту и принципиальность. Экипаж корабля ценил этого умелого и храброго воина. На соединении подводных лодок Черноморского флота Морухов считался непревзойденным трюмным. Когда он стоял на вахте, люди любовались им. Спокойно, уверенно, с артистической отточенностью движений действует он на трюмном посту, манипулируя клапанами. Брови чуть насуплены, губы сжаты, взгляд сосредоточен. Казалось, он всем существом своим тонко чувствовал лодку, крены, дифференты.

Некоторая застенчивость этого человека, внешняя медлительность будто скрывали огромный запас энергии, которой так щедро наградила его природа. Его любили за душевную чистоту и могучую целеустремленность, определявшие все его поведение в трудной и сложной обстановке. И где только не пролегали военные дороги М-35! Морухов участвовал во всех ее тяжелых и опасных атаках. Всего за время войны он совершил 33 боевых похода. Своей отменной работой помогал экипажу одерживать победы...

За доблесть и мужество, проявленные в суровых боевых походах, Александру Сергеевичу Морухову в июле 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. Минувшее вставало перед Александром Моруховым во всех подробностях. Вспоминались боевые товарищи, экипаж, ставший родной семьей. И, как во всякой хорошей семье, непререкаем авторитет ее главы – командира. Таким безупречным авторитетом и любовью пользовался прославленный командир М-35 Герой Советского Союза Грешилов – строгий, справедливый, заботливый к каждому члену экипажа.

Старшина 1-й статьи Морухов А.С., демобилизовавшись в 1946 г. из рядов Советской армии, снова поступил работать на Метрострой. В 1957 г., без отрыва от производства окончил Московский институт инженеров транспорта. Скончался Герой Советского Союза Морухов Александр Сергеевич 22 сентября 2001 г., похоронен в Москве на Черкизовском кладбище.


При написании статьи использованы материалы из книги "Герои огненных лет",
под редакцией Синицына А.М., кн. первая, М., "Московский рабочий", 1975 г.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог