Участие военных флотилий, десантов и артиллерии
Балтийского флота в обороне Ленинграда


"Кто в бою никогда не сдаётся?
Кто на битву идёт всех храбрей?
Это мы! Это мы – краснофлотцы,
Часовые советских морей!"

В. Лебедев-Кумач

В первый период войны в связи с наступлением немецко-фашистских армий возникла необходимость в обеспечении приозерных флангов наших войск и содействия им на озерах (огневая поддержка, обеспечение перевозок и переправ). По решению наркома ВМФ адмирала Кузнецова Н.Г. на основе учебных отрядов кораблей на Чудском, Ладожском, Онежском и Ильменском озёрах были сформированы флотилии, которые оказали существенную помощь нашим войскам в обороне. Ладожская военная флотилия начала формироваться 25 июня на базе учебных кораблей и личного состава ленинградской группы военно-морских учебных заведений. В состав флотилии были переданы некоторые корабли КБФ, а также суда, полученные в порядке мобилизации. В связи с выходом неприятельских войск на побережье Ладожского озера флотилия оказывала артиллерийскую поддержку сухопутным войскам, высаживала десанты, обороняла острова, занималась грузоперевозками.

Командующий Ладожской флотилией Чероков В.С.

Чудская военная флотилия была создана 3 июля на базе дивизиона учебных кораблей Высшего военно-морского инженерного училища им. Ф.Э. Дзержинского. Командующий – капитан 1 ранга Аврамов Н.Ю. Поддерживая войска Красной Армии, она в течение июля – первой половины августа противодействовала переправам и десантам противника на Псковском и Чудском озерах и реке Нарове. После оставления советскими войсками Гдова корабли флотилии перешли к р. Нарова и 13 августа были затоплены, а оставшийся личный состав прибыл в Ленинград. 28 июля была сформирована Ильменская флотилия из судов речного пароходства, командующий капитан 3 ранга Древницкий В.М. Ее корабли несли сторожевую службу с целью не допустить прорыва противника в Новгородском и Старорусском направлениях, участвовали в высадке тактических десантов. С 14 августа флотилия прикрывала артиллерийским огнем отход войск и эвакуацию населения из Новгорода, а затем действовала на р. Волхов. Выполнив свои задачи, корабли флотилии ушли в Ладожское озеро.

В начале августа была сформирована Онежская военная флотилия, командующий – капитан 2 ранга Дьяконов А.П. Ее корабли оказывали артиллерийскую поддержку сухопутным войскам, перевозили войска и грузы. В сентябре 1941 г. флотилия препятствовала форсированию противником р. Свирь. С окончанием навигации в конце ноября Онежская флотилия была расформирована, а ее корабли переведены на Волгу.

Крейсер Аврора в гавани Ораниенбурга

Исходя из обстановки на сухопутном фронте, в начале июля решением ВС КБФ Кронштадтский укрепленный сектор для более эффективного управления береговой артиллерией был разделен на три совершенно самостоятельных укрепленных сектора: Лужский, Ижорский и Кронштадтский.

В составе Кронштадтского укреплённого сектора (КУС) остались батареи, расположенные на острове Котлин и дивизионы на фортах, вокруг него – 11-й (форт«П»), 12-й (форт«О»), 13-й (форт«Р»), 14-й (южные номерные форты) и 15-й (северные номерные форты) дивизионы. Комендант КУС – полковник Терещенко Д.И.

В Ижорский УС отошли дивизионы, расположенные на южном берегу, – 31-й (Красная горка) и 33-й (Серая лошадь). Комендантом был назначен комбриг Лаковников П.И., с сентября – генерал-майор Григорьев Г.Т.

В Лужский УС был передан 21-й дивизион. Командир сектора – генерал-майор Денисевич Н.Ю. Была усилена оборона Выборгского и Гогландского укрепленных секторов. Особое внимание обращалось на совершенствование противодесантной обороны на островах Гогланд, Большой Тютерс, Бьёрке, Пийсари.

С приближением немецко-фашистских войск к Ленинграду разрабатывались планы использования кораблей в обороне города, что требовало больших подготовительных работ. 31 июля приказом НК ВМФ было начато формирование Управления начальника артиллерии Морской обороны Ленинграда и Озерного района. Командиром был назначен опытный артиллерист контр-адмирал Грен И.И. В задачу Управления входили координация действий артиллерии флота и ее взаимодействия с частями Ленинградского фронта, организация контрбатарейной борьбы, выбор огневых позиций для кораблей и железнодорожной артиллерии, а также строительство новых батарей.

Управлением было выбрано и оборудовано до 30 открытых и закрытых якорных огневых позиций в Ленинградском порту, в Морском канале и Кронштадте, 10 для эсминцев и канонерских лодок в средней части Невы. На многоэтажных зданиях, подъемных кранах и других сооружениях были оборудованы наблюдательные посты, были сформированы подвижные корректировочные посты, оснащенные радиостанциями. Кроме этого, были выполнены дноуглубительные работы с целью создания судоходного канала на Неве для кораблей, особенно в районе порогов. До выхода фашистов к Неве были закончены работы на Ивановских порогах и на других участках.

Начальник артиллерии Морской обороны Ленинграда Грен И.И. наблюдает за результатами стрельбы

Ещё в 1940 г. в Германии был куплен недостроенный тяжелый крейсер «Лютцов». В мае того же года из Бремена он был прибуксирован в Ленинград и поставлен к стенке Балтийского завода для достройки. Вскоре корабль получил новое имя – «Петропавловск». 17 июля было принято решение использовать недостроенный тяжелый крейсер «Петропавловск» (готовность 70%) в качестве плавучей батареи, 15 августа на нем подняли военно-морской флаг. К этому времени на крейсере были смонтированы две башни главного калибра – 4 – 203-мм орудия. «Петропавловск» (капитан 1 ранга Ванифатьев А.Г.) был отбуксирован на огневую позицию к Угольной стенке Ленинградского торгового порта.

20 августа на позицию в Морском порту встал эсминец «Опытный» (капитан 2 ранга Шаников Д.П.), 22 августа позицию в ковше Морского канала занял линкор «Марат» (капитан 2 ранга Иванов П.К.). 24 августа в Ленинград из Кронштадта перебазировался крейсер «Максим Горький» (капитан 1 ранга Петров А.П.). На позиции в районе Усть-Ижоры на Неве 20 августа были приведены эсминцы «Стройный» (капитан-лейтенант Гордеев А.Н.) и «Строгий» (капитан 2 ранга Тыршклевич Ф.Ф.). Зенитная артиллерия кораблей была включена в систему противовоздушной обороны Ленинграда.

Все прибывшие из Таллина корабли, кроме лидера «Минск», который встал в док, были включены в систему артиллерийской обороны Ленинграда. К началу боевых действий на ближних подступах к Ленинграду (30 августа 1941 года) для поддержки войск фронта была подготовлена корабельная артиллерия линкоров «Октябрьская Революция» и «Марат», крейсеров «Киров», «Максим Горький», «Петропавловск», лидера «Ленинград», эсминцев «Сильный», «Славный», «Гордый», «Стройный», «Свирепый», «Строгий», «Сметливый», «Грозяший», «Опытный», канонерских лодок «Красное знамя», «Москва», «Волга», «Зея», «Кама», «Сестрорецк», «Селенга», «Амгунь», сторожевого корабля «Вирсайтис», стационарные береговые батареи Ижорского и Кронштадтского секторов береговой обороны, артиллерия НИМАП-а (Научно-исследовательский морской артиллерийский полигон), морские батареи, установленные на Пулковских высотах, железнодорожные батареи – всего 293 орудия калибром 100-406 мм, из них 86 орудий тяжелого калибра 180-406 мм.

В период с августа по декабрь 1941 г. дополнительно было введено в строй 27 железнодорожных и 28 стационарных батарей (129 орудий калибра 100-180 мм), а также 25 батарей 37-76-мм (80 орудий).

С 31 августа, после занятия противником Ивановских порогов, огневая поддержка сухопутных войск кораблями, стоящими в районе Усть-Ижоры, осуществлялась систематически. Приказом Военного совета КБФ 1 сентября был сформирован отряд кораблей р. Нева в составе эсминцев «Строгий», «Стройный», канонерских лодок «Зея», «Сестрорецк» (позднее присоединились «Ока» и «Красное знамя»), сторожевых кораблей «Вирсайтис», «Разведчик», «Ост», четырех тральщиков, отряда катеров, плавбазы и плавучей зенитной батареи.

На приозерных флангах обороны 23-й и 7-й армий Ладожская флотилия осуществляла артиллерийскую поддержку советских войск. Флотилия провела эвакуацию: в августе войск 19-го стрелкового корпуса 23-й армии с северо-западного побережья озера, в сентябре – частей 4-й бригады морской пехоты и гарнизонов островов Валаам, Коневец и др.

На южном побережье Финского залива враг, преследующий отходящие войска 8-й армии, приближался к рубежам Ижорского укрепленного сектора (ИУС). К этому времени в составе ИУС было создано 13 новых батарей, на линии обороны построены 35 дотов и дзотов, 45 км противотанковых рвов. 31 августа вступила в бой артиллерия форта «Красная горка». Мощными залпами 305-мм орудий был нанесен удар по сосредоточению вражеских войск в районе Копорья.

К 1 сентября, отступавшая под сильными ударами превосходивших сил противника, 8-я армия заняла рубеж обороны по линии Копорский залив – Ропша. Передний край проходил в среднем в 30-35 км от «Красной горки» – т.е. в пределах досягаемости дальнобойных 305-мм орудий форта. Части 8-й армии и 2-й бригады морской пехоты поддерживали огнем форт «Красная горка», морские железнодорожные батареи, бронепоезда «Балтиец», «За Родину». Для артиллерийской поддержки сухопутных частей от Ораниенбаума и далее на восток на огневые позиции также выставлялись корабли, как в районе Кронштадта, так и на рейдах и в Ораниенбауме.

В гаванях Кронштадта на огневые позиции были поставлены линкор «Октябрьская Революция» и крейсер «Киров», на рейдах – эсминцы «Стерегущий», «Сильный», канонерские лодки.

К 7 сентября, поддержанные огнем морской артиллерии, части 8-й армии, 2-й и 5-й бригад морской пехоты задержали вражеское продвижение на приморском фланге, заставили гитлеровцев перейти к обороне по реке Воронке. Немецкие части "обтекали" ИУС с юга, вне дальности огня его тяжелых батарей. Эти части пытались между 7 и 11 сентября обойти его с востока, т.е. выйти на Ораниенбаум. Чтобы обеспечить левый фланг сектора, в порт Ораниенбаума прибыл эсминец «Грозящий» для обстрела сухопутных позиций врага. Несмотря на упорное сопротивление наших войск, противник захватил Урицк и 17 сентября вышел в районе Стрельны к Финскому заливу. В результате 8-я армия и ИУС оказались изолированными от основных сил фронта. 19 сентября левофланговые дивизии 8-й армии нанесли удар в направлении Красное Село. На следующий день противник силой до четырех дивизий перешел в наступление и оттеснил 8-ю армию на рубеж западная окраина Нового Петергофа – Петровская. Здесь линия фронта стабилизировалась. Так образовался Ораниенбаумский плацдарм. Если бы этот плацдарм не устоял, неизвестно, как сложилась бы обстановка для Кронштадта и всей обороны Ленинграда.

Новый командующий Ленинградским фронтом Жуков Г.К. поручил флоту перевезти две стрелковые дивизии и артиллерийский полк 8-й армии из Ораниенбаума в Ленинград в резерв фронта. Оставшиеся на «пятачке» части 8-й армии, Ижорского укрепленного сектора, 2-й и 5-й бригад морской пехоты и несколько батальонов курсантов и моряков при поддержке артиллерии флота продолжали прочно удерживать плацдарм в районе Ораниенбаума, ограниченный 60-километровой дугой от Копорского залива до Петергофа. "Пятачок" оттянул на себя и сковал в критический период битвы за Ленинград значительные силы врага. Его удержание имело исключительно важное значение в обороне города с моря и для развертывания сил флота. Отсюда впоследствии (в 1944 г.) началось наступление войск фронта и прорыв блокады Ленинграда.

7 сентября наступавший с юго-западного направления противник вошел в зону огня корабельной артиллерии. В этот день открыли огонь крейсера «Максим Горький» и «Петропавловск» (немецкие пушки обрушили на немецкие войска снаряды, изготовленные в Германии). С 7 по 17 сентября, в наиболее критические дни напряженных боев, они систематически обстреливали наступавшие вражеские войска в районе Красное Село, Тайцы. 9 сентября линкор «Марат» открыл огонь главным калибром, а через шесть дней – противоминным (120-мм). 11 сентября произошел взрыв снаряда в стволе левого орудия первой башни «Петропавловска» (вот вам и хваленое немецкое качество). Теперь главный калибр крейсера состоял из трех 203-мм орудий.

Всего за 10 дней корабль выполнил 40 стрельб, израсходовав 676 снарядов. В то время как корабли, стоявшие в Ленинградском порту, вели огонь по районам на подступах к Ленинграду с юга и юго-запада, эсминцы «Стройный», «Строгий», канонерские лодки «Сестрорецк», «Зея», бронекатера отряда кораблей р. Невы, орудия НИМАП-а своим огнем не допускали переправ противника через Неву и обороняли подступы к Ленинграду с юго-востока. Для усиления артиллерийской обороны по постановлению ВС Ленинградского фронта была оборудована Невская Укрепленная Морская позиция (Невский укрепленный сектор, Укрепленный сектор р. Невы), командир – генерал-майор Кустов И.А.

Для борьбы с огнем нашей корабельной и береговой артиллерии немцы перебросили с других участков фронта в район Красного Села тяжелую артиллерию. После выхода противника к побережью Финского залива его артиллерия приступила к интенсивному обстрелу кораблей, стоявших в Морском канале и Ленинградском торговом порту. К середине сентября линия фронта настолько приблизилась к городу, что артиллерия противника получила возможность вести огонь прямой наводкой по неподвижным кораблям. Одновременно с артиллерийскими обстрелами немецкие самолеты бомбили корабли, стоявшие в порту и в Морском канале. 15 сентября снаряд попал в эсминец «Опытный», разрушив второе котельное отделение.

14 и 15 сентября в линкор «Марат», стоявший в ковше Морского канала, попали девять 150-мм снарядов, но существенных повреждений кораблю они не нанесли. 16 сентября снаряд угодил в носовую автоматную площадку «Марата» и вывел из строя сразу три 37-мм зенитных автомата. Это имело для корабля тяжелые последствия, так как в тот же день он подвергся атаке 24 бомбардировщиков, которые атаковали двумя группами, заходя с носовых и кормовых курсовых углов. И если группу самолетов, заходивших с кормы, удалось рассеять зенитным огнем, то другая – сумела сбросить свой смертоносный груз на корабль.

В результате две 250-кг бомбы угодили в правый шкафут, одна такая же бомба разорвалась на юте, и последняя, срезав ствол 120-мм орудия № 13, взорвалась у борта. Ни одна бомба в жизненно важные помещения не проникла. Однако в результате мощного сотрясения корабля от взрыва и осколками были выведены из строя кормовые 76,2-мм орудия, получили различные повреждения четвертая башня главного калибра, некоторые 120-мм орудия, а также ряд вспомогательных механизмов. Погибло 25 человек. Сразу после окончания налета авиации «Марат», снявшись с якоря, своим ходом ушел на Малый Кронштадтский рейд, ведя при этом интенсивный огонь по видимым береговым целям противника на южном берегу Финского залива. Марат» 18 сентября с помощью буксиров вошел в гавань и встал у стенки Усть-Рогатки для исправления боевых повреждений и текущего ремонта. Восстановительные и ремонтные работы пришлось вести в условиях ежедневных массированных налетов авиации противника. Вместо «Марата» из гавани на Петергофский рейд вышел линкор «Октябрьская Революция».

16 сентября в «Максим Горький» попал один 127-мм снаряд. 17 сентября противник усилил обстрел крейсеров. В «Максим Горький» попали четыре снаряда. Два пробили верхнюю палубу и надводный борт, третий – трубу, а четвертый – надстройку, 7 моряков были убиты, 28 ранены, возникшие пожары быстро ликвидировали. Чтобы корректировать огонь своей артиллерии по кораблям, немцы в этот день в районе Красного Села подняли аэростат с наблюдателями.

Артиллеристы крейсера сделали по нему несколько выстрелов, после чего аэростат взмыл вверх и исчез (вероятно, был перебит привязной трос). «Максим Горький» в 15.00 снялся и переменил позицию. 21 сентября в крейсер «Максим Горький» попали три тяжелых снаряда, в результате был разбит ходовой мостик, 9 моряков были убиты и 7 ранены. Дальнейшая стоянка на открытой позиции грозила кораблю гибелью. Командир крейсера капитан 1 ранга Петров А.Н. с разрешения штаба эскадры сменил огневую позицию. Так как крейсер не мог развернуться в акватории порта, то он задним ходом, без помощи буксиров, против течения, прошел Морским каналом и укрылся в Гутуевском ковше, затратив на переход и швартовку всего 20 минут. Это был маневр, на который едва ли кто-нибудь отважился бы в мирное время. На следующий день буксиры вывели его в Неву, поставив к стенке завода № 189 для ремонта. Устранение повреждений продолжалось до 8 октября, но уже 3 октября буксиры перевели «Максим Горький» от завода к Железной стенке торгового порта вблизи устья Фонтанки.

В неподвижный «Петропавловск» попало несколько 210-мм снарядов. Системы пожаротушения и водоотливная не были до конца смонтированы, поэтому корабль заполнился водой, получил крен 8-10° на левый борт и сел на грунт. Его башни не могли вести огонь, команда с него была снята. В 1942 г. «Петропавловск» был поднят и до января 1944 г. использовался как плавбатарея.

Огнем артиллерии флота, совместно с действиями сухопутных войск, наступление противника на Ленинград 18 сентября было остановлено на рубеже Петергоф – Стрельна – Володарская – Лигово – Паново – Виттолово – Детское село – р. Тосно – Ивановские пороги.

Одновременно с ударами авиации по нашим кораблям фашистское командование сосредоточило в устье Финского залива эскадру крупных кораблей. Гитлера преследовала навязчивая идея (выраженная уже в директиве № 21). Она состояла в том, что крупные советские корабли попытаются пробиться в шведские порты, чтобы там интернироваться. Фюрер приказал не допустить этого любыми средствами.

В соответствии с данным приказом 20 сентября, когда немецкая армия достигла уже предместье Ленинграда, к Аландским островам пришли под командованием вице-адмирала Цилиакса линейный корабль «Тирпиц», тяжелый крейсер (карманный линкор) «Адмирал Шеер», легкие крейсера «Кельн», «Нюрнберг» с эсминцами Z-25, Z-26, Z-27, 2-й флотилией миноносцев (в составе 5 единиц) и 3-й флотилией торпедных катеров. Южная группа – легкие крейсера «Эмден», «Лейпциг» и торпедные катера – передислоцировалась в Либаву.

Это был единственный случай, когда немцы вывели в Балтийское море свои крупные надводные корабли в таком количестве, намереваясь использовать их против советского флота. Однако вскоре они выяснили, что советские линкоры и крейсера стоят в Ленинграде и Кронштадте, ведут огонь по немецким войскам и никуда прорываться не собираются. «Тирпиц», «Адмирал Шеер», два эсминца и пять торпедных катеров вернулись в Германию.

25 сентября командующий Группой армий «Север» генерал-фельдмаршал фон Лееб отдал приказ о прекращении наступательных действий. Не сумев штурмом овладеть Ораниенбаумским плацдармом, противник продолжал обстреливать позиции наших войск, и особенно Ораниенбаумский порт, через который шли эвакуация 8-й армии и снабжение защитников плацдарма. Порт, находившийся недалеко от линии фронта, хорошо просматривался немецкими артиллеристами. 30 сентября в результате попадания множества снарядов, получив 2 подводные и 6 надводных пробоин, затонул и сел на грунт в Ораниенбаумской гавани крейсер «Аврора». 1 октября от огня немецкой полевой артиллерии затонули два транспорта.

Восстановление сухопутных коммуникаций вдоль южного побережья значительно улучшило бы положение войск на Ораниенбаумском плацдарме. Командование Ленинградского фронта планировало операцию по деблокированию 8-й армии и всего плацдарма. Ее войска должны были ударить вдоль побережья из района Петергофа. Навстречу им от Лигово должны были наступать войска 42-й армии. К сожалению, операция была неудачной.

Десанты в район Стрельна и Новый Петергоф позволили бы выбить немцев с южного побережья и содействовать наступлению. Поэтому перед флотом была поставлена задача – высадить тактические десанты в районе Петергофа. Наступление 42-й армии должно было начаться 3 октября. В ночь на 3 октября в районе стрельнинского завода «Пишмаш» силами ОВР-а (охрана водного района) Ленинградской ВМБ была высажена усиленная рота 6-й отдельной бригады морской пехоты (225 человек). После высадки связь с ней прекратилась, по-видимому, все десантники погибли. Но операция продолжалась, и в этот же район были высажены новые десанты. В ночь на 5 октября для содействия наступлению войск 8-й армии ОВР-ом главной базы в Новый Петергоф был высажен специально сформированный десантный отряд КБФ в составе 498 человек. 6 октября части 8-й армии пытались прорваться на соединение с десантом, но их атаки успеха не имели. Трое суток отважные моряки вели бой с превосходящими силами врага. Против десанта были брошены танки и пехота. В этих боях пал смертью храбрых командир отряда Ворожилов А.Т.

Одновременно в Стрельне силами Ленинградской военно-морской базы был высажен батальон 20-й стрелковой дивизии НКВД. Высадка происходила под интенсивным огнем противника. Высадка десантов производилась с бронекатеров, сторожевых катеров и гребных шлюпок Ленинградской военно-морской базы. Артиллерийскую поддержку десантов 3-5 октября осуществляли линкор «Октябрьская Революция», эсминцы «Сметливый» и «Свирепый», канлодки «Кама», «Амгунь», «Москва», береговые и железнодорожные батареи, но артиллерийский огонь и бомбежки велись без корректировки со стороны десантников и не могли оказать им действенной помогли.

Последующие попытки кораблей подойти к побережью для установления связи с десантными отрядами встречали сильное огневое противодействие противника. Наспех сформированные, не прошедшие соответствующей подготовки отряды, отрезанные противником от побережья, не имея связи и поддержки со стороны частей 8-й и 42-й армий, оказались в тяжелом положении. Малочисленные десанты не выполнили (да и не могли в данных условиях выполнить) возложенные на них задачи. Десантники сражались до последнего патрона, большинство из них пало смертью храбрых. Действия 8-й и 42-й армий по прорыву вражеской обороны успеха не имели.

Противник старался подавить огонь кораблей. 6 октября 210-мм снаряд попал в эсминец «Стойкий», пробив насквозь оба борта. Корабль получил повреждения и перешел к заводу № 189 для ремонта. 12 октября 203-мм снаряд пробил корпус лидера «Ленинград», при этом через пробоину затопило две цистерны – топливную и питьевой воды. От осколков другого снаряда, разорвавшегося у борта, на палубе лидера загорелся заряд, приготовленный для стрельбы главным калибром. Взрыв заряда грозил гибелью корабля. Смертельно раненый осколками, командир орудия старшина 2-й статьи Кузнецов В.С. дотянулся до горящего заряда и пополз с ним к борту, чтобы сбросить в воду. Но силы оставили моряка, и заряд взорвался у него в руках. Пожар удалось ликвидировать силами экипажа. Приказом командующего флотом имя героя было навечно занесено в список экипажа лидера «Ленинград». Из-за полученных повреждений 14 октября лидер поставили на ремонт у стенки завода № 196. Различные повреждения получили и другие корабли.

С середины сентября связь Кронштадта и Ораниенбаумского плацдарма осуществлялась по Морскому каналу или через Лисий Нос. По этим коммуникациям проходили боевые корабли, и шло снабжение войск. Противник выделил специальную группу артиллерии и неоднократно пытался уничтожить наши конвои. Командование флота стало планировать и осуществлять переходы только в ночное время, когда артиллерия противника не могла вести прицельный огонь. Гитлеровцы разгадали нашу тактику и сосредоточили на южном берегу Финского залива группу прожекторов. С наступлением темноты они освещали фарватеры. Для борьбы с прожекторами и батареями врага использовались корабельная железнодорожная артиллерия и береговые батареи.

С 15 октября флот осуществлял перевозку из Ораниенбаума в Ленинград 191-й стрелковой дивизии, выделенной из состава 8-й армии для участия в операции по деблокаде Ленинграда под Синявином. Она производилась в темное время суток, так как наши морские сообщения на участке Урицк – Петергоф находились под наблюдением противника, который при обнаружении судов наносил по ним массированные удары артиллерией и авиацией. 18 октября перевозка 191-й дивизии была полностью и без потерь завершена. За эти дни на транспортах, самоходных баржах и буксирах было перевезено 5500 человек, 1200 лошадей, 15 автомашин, 36 орудий и другие грузы. Затем были перевезены в Ленинград и остальные войска 8-й армии, всего с плацдарма вывезены 6 дивизий и тылы армии. Они направлялись на самый угрожаемый участок на правом берегу Невы.

С 3 ноября в связи с образованием ледового покрова в Невской губе были сняты корабельные дозоры. Корабли могли ходить только Морским каналом по пристрелянному противником фарватеру. С 20 ноября суда могли ходить только за ледоколами. Из-за нехватки ледоколов суда и корабли, участвовавшие в перевозках, объединялись в отряды. Перевозки происходили под интенсивным артобстрелом тяжелой артиллерии противника, ему удалось потопить буксирный пароход «Ульянов» и две баржи, затертые льдом в открытой части канала. 20 декабря прошел последний конвой. Одновременно происходили встречные перевозки для создания на Ораниенбаумском плацдарме Приморской оперативной группы войск. Всего было перевезено 14 615 человек, 107 лошадей, 151 автомашина, 44 танка, 23 орудия, 3721 т боеприпасов, 690 т горючего, около 5000 т продовольствия и другие грузы.

К обороне Ленинграда со стороны залива были привлечены крейсера «Максим Горький» и «Киров», эсминец «Опытный», канонерская лодка «Красное Знамя», а также орудия НИМАП-а (научно-исследовательский морской артиллерийский полигон) и 9 железнодорожных батарей. На западной окраине Ленинграда занимали позиции три дивизиона зенитной артиллерии (48 – 85-мм орудий), переправленных с Котлина. Перед ними была поставлена задача – уничтожать танки и живую силу противника при наступлении с южного побережья Финского залива. Приказом от 18 декабря устанавливалась оперативная готовность кораблей на зимний период 1941-1942 гг. от 6 до 12 суток. Корабли должны были иметь в готовности к немедленному открытию огня: линкор «Октябрьская Революция» – 2 башни, крейсера – по одной, лидер «Ленинград» – 2 орудия. Зенитное вооружение всех кораблей должно быть в готовности к немедленному действию. Несмотря на все трудности, корабли почти ежедневно открывали огонь по батареям противника.

В суровую блокадную зиму 1941-1942 года экипажи кораблей совместно с рабочими заводов ремонтировали корабли, одновременно усиливая их зенитное вооружение. Флот готовился к новым боям.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог