Бои на северном участке советско-германского фронта в 1943-1944 гг.


"Быстро, медленно ли проходили
эти годы жестоких потерь,
не смирились мы, а победили,
и поэтому смеем теперь
нашей собственной волей и властью
все, что мечено было огнем,
все, что минуло, помнить, как счастье,
и беречь его в сердце своем."

М. Алигер

В течение двух лет после первого советского зимнего наступления группа армий «Север», в отличие от других групп армий, вела позиционную войну. Справа 16-я армия уступила противнику часть территории, но смогла закрепиться на рубеже с опорой на озеро Ильмень на севере. Южнее озера старинные русские города Старая Русса и Холм с лета 1941 г. находились практически на линии фронта. Прорыв советских войск в районе Невеля в октябре 1943 г. был более опасен для немцев возможностью дальнейшего развития наступления во фланг группе армий, чем потерей территорий. На левом фланге 18-я немецкая армия провела южнее Ладожского озера три сражения с целью удержать Ленинград в кольце. В результате советским соединениям удалось продвинуться на несколько километров вдоль берега, что позволило улучшить снабжение Ленинграда. Очертания фронта от реки Волхов до Финского залива напоминали времена Первой мировой войны – полоса траншей и укрытий. Результат двух с половиной лет боев сводился с той и другой стороны к завоеванию и потере нескольких сот метров, реже километров, земли. Развернутая вдоль побережья западнее города тяжелая осадная артиллерия, переброшенная на север после битвы за Севастополь летом 1942 г., до сих пор имела возможность обстреливать весь Ленинград, за исключением северо-восточных районов города.

Карта. Группа армий Север. 14.01-31.03.1944 г.

И все же установившееся более чем на год относительное равновесие на фронте не отражало реального состояния группы армий «Север». В сентябре – октябре 1943 г. Г. Кюхлеру – командующему группой армий «Север» – пришлось передать на другие участки советско-германского фронта три немецкие пехотные дивизии, а также отправить домой 250-ю испанскую "голубую дивизию". В то же время группа армий «Север» получила от группы армий «Центр» около 100 км слабо обороняемого фронта. В качестве резерва и пополнения в распоряжение Г. Кюхлера прибыли три только что сформированные дивизии СС, укомплектованные в основном не немцами, а также Испанский легион в составе 1 тыс. солдат-добровольцев, которыми Франко заменил "голубую дивизию".

До декабря 1943 г. рубеж вокруг Ораниенбаумского выступа удерживали две авиаполевые дивизии люфтваффе и две из трех дивизий СС. Повсюду, за исключением наиболее важных участков в районе Ленинграда и севернее Невеля, истончившуюся линию фронта обороняли авиаполевые дивизии и вновь сформированные в странах Прибалтики части СС. После прорыва русских в районе Невеля группе армий пришлось ослабить свой левый фланг и центральный участок, перебросив часть сил на правый фланг. С оперативно-тактической точки зрения положение группы армий «Север» стало очень походить на то, что сложилось в группе армий «Юг»: ей приходилось разрываться между двумя крайними фланговыми участками, один из которых (выступ в районе Ораниенбаума) удерживался лишь из соображений большой политики и престижа. Второй же был жизненно необходимым для того, чтобы избежать военной катастрофы.

На второй неделе сентября 1943 г. группа армий «Север» начала отход на рубеж «Пантера», являвшийся частью Восточного вала. Северная часть этого рубежа проходила за естественными препятствиями, такими, как река Нарва, Чудское озеро и Псковское озеро. Южная часть не имела столь благоприятных условий местности. Ее пришлось протянуть на восток для того, чтобы прикрыть два крупных шоссейных и железнодорожных узла Псков и Остров. Кроме того, после прорыва в районе Невеля немцам пришлось удлинить рубеж на запад для обеспечения контакта с группой армий «Центр». Тем не менее, занятие рубежа «Пантера» должно было сократить линию фронта группы армий на 25%. Кроме того, в отличие от большинства рубежей Восточного вала, она действительно напоминала линию, оборудованную в инженерном отношении. С помощью 50-тысячного контингента строительных войск были восстановлены дороги на Ригу и Двинск, построено 6 тыс. бункеров, в том числе 800 из бетона. Было протянуто 200 км колючей проволоки, вырыто по 40 км траншей и противотанковых рвов. В ноябре и декабре затраты стройматериалов составляли по 100 грузовых автомашин в день.

В сентябре штаб группы армий начал подробное планирование операции по отступлению на рубеж «Пантера». По его оценкам, в тыл рубежа «Пантера» было необходимо перебросить 1 млн. тонн зерновых и картофеля, полмиллиона голов крупного рогатого скота и овец, значительное количество военного имущества и материалов, в том числе телефонного провода и железнодорожных рельс. Для этого было необходимо 4 тыс. эшелонов. Для облегчения отхода предусматривалось использование промежуточных рубежей, построенных в течение последних двух лет в районе реки Луга. Дополнительную проблему создавали 900 тыс. человек гражданского населения, особенно мужчины, которые могли быть призваны в Красную Армию. Предпринятые в начале октября первые попытки эвакуировать гражданских лиц в специально оборудованных повозках, запряженных волами, вызвали такую неразбериху, бедствия и сопротивление, что Г. Кюхлеру пришлось отдать команду тыловикам сменить методы, на менее одиозные. В результате они отделили мужское население, которое противник мог бы использовать в качестве солдат или рабочих, и эвакуировали большую часть мужчин по железной дороге. В течение последних трех месяцев года уже шла эвакуация людей и имущества. Одновременно войска снимали с позиций артиллерию и тяжелую технику, большая часть которых передавалась на специальные склады для подготовки к переброске в тыл. В конце года, после того как в Латвию и Литву было эвакуировано 250 тыс. гражданских лиц, а тыловые службы не смогли обеспечить места для оставшихся, командование группы армий приказало приостановить эту часть эвакуации.

По мнению штаба группы армий, логика требовала начать операцию по отводу войск в середине января и завершить незадолго до весеннего таяния снега. В районе Ораниенбаума и Ленинграда Ленинградский и Волховский фронты еще с ноября были готовы начать наступление, но в свете событий в районе Невеля командование группы армий не уделяло этому особого внимания, что, как оказалось, было напрасно. По данным разведки 18-й армии, русские усиливали свои части в районе Ораниенбаума. Они поддерживали плотный график движения судов между Ленинградом и Ораниенбаумом до тех пор, пока вода не оказалась скована льдом. В то же время данных о появлении у противника свежих соединений не поступало. Вообще казалось, что Ленинградский фронт получал пополнение исключительно за счет населения города. Когда к началу января стало ясно, что русские намерены начать зимнее наступление, офицеры разведки 18-й армии успокаивали себя мыслью, что его все равно удастся отразить, так же как уже были отражены три предыдущих наступления русских в районе Ленинграда.

14 января началось советское наступление Ленинградского фронта под командованием генерал-полковника Л.А. Говорова. 2-я ударная армия наносила удар из Ораниенбаумского плацдарма на восток, а 42-я армия пыталась наступать из-под Ленинграда на запад. На участке 42-й советской армии, которая имела больше войск, 50-й армейский корпус сосредоточил огонь всей артиллерии, что позволило остановить её наступление. В полосе наступления 2-й ударной армии дела обстояли лучше: фронт, противостоящей ей 10-й немецкой авиаполевой дивизии развалился сразу же после начала наступления. Для немцев не было абсолютной неожиданностью, но все же они не были полностью готовы к наступлению Волховского фронта под командованием генерал-полковника К.А. Мерецкова, которое началось в тот же день севернее и южнее Новгорода, на правом фланге 18-й армии. Этот участок считался довольно опасным, но командование 18-й армии считало, что Ленинградский и Волховский фронты не смогут начать решительное наступление одновременно. Войска Ленинградского и Волховского фронтов превосходили немецкую армию по количеству дивизий: по личному составу превосходство было в 1,7 раза – 1252 тыс. против 741 тыс. у немцев. В соотношении 3 : 1 по боевым соединениям (55 стрелковых дивизий, 9 стрелковых бригад и 8 танковых бригад против 20 немецких дивизий), по артиллерии 2 : 1, по танкам, самоходной артиллерии 4,1 : 1 и боевой авиации 3,7 : 1.

Советское командование выбрало именно те два участка, на которых 18-я немецкая армия обладала наименьшими возможностями маневра. Ораниенбаумский плацдарм в его основании отделяло от Ленинграда всего 30 км. На правом фланге 18-й армии было достаточно совершить охватывающий маневр на глубину 7-12 км для того, чтобы отрезать Новгород и группировку войск в районе озера Ильмень. Для немцев опасность заключалась в том, что незначительные советские маневры могли вызвать последствия, сравнимые с поражением в районе Невеля.

В течение второго и третьего дня ни Л.А. Говоров, ни К.А. Мерецков не вводили в бой свежие силы, что должно было свидетельствовать о том, что максимум, к чему стремился Ленинградский фронт, было обеспечить свободу войск на Ораниенбаумском плацдарме. 16 января Г. Кюхлер объявил командующим армиями, что русские ввели в бой все имеющиеся у них силы, и что группе армий «Север» удалось выиграть и эту битву, хотя ей и пришлось пойти на риск на спокойных участках фронта. Но на следующий день ему пришлось поубавить оптимизма. Чтобы попытаться ликвидировать прорыв на участке 10-й авиаполевой дивизии, командующий 18-й армией генерал Г. Линдеман был вынужден ввести в бой свой единственный резерв, 61-ю пехотную дивизию, но и ей не удалось спасти разваливающийся фронт. К полудню командование группы армий проинформировало ОКХ, что обстановка в районе Ленинграда ухудшается. В течение ночи 18-й армии пришлось начать снимать с позиций осадную артиллерию.

Утром 18 января Г. Линдеман докладывал, что участки фронта восточнее Ораниенбаума и западнее Ленинграда находятся на грани катастрофы. То же самое можно было сказать и о районе Новгорода, где немецкие войска фактически были почти окружены, а тех нескольких батальонов, которые находились в резерве армии, было недостаточно даже для того, чтобы обеспечить им возможность отхода. Во второй половине дня передовые части советской 42-й армии вошли в Красное Село, бывшую летнюю резиденцию русских царей, тем самым, перерезав две главные дороги на север. После этого Г. Кюхлер понял, что у него не остается другого выхода, кроме как отвести с побережья две свои дивизии, прежде чем они попадут в окружение. Только убитыми немцы потеряли здесь 20 тыс., 1 тыс. попала в плен.

2-я ударная и 42-я советские армии объединили свои силы, а появление на фронте свежих дивизий сняло вопрос о том, имеются ли у русских достаточные резервы. В районе Новгорода восемь советских дивизий окружили пять немецких батальонов. Единственной надеждой на спасение было попытаться ускользнуть от русских через болотистую местность западнее города. В районе Новгорода в плен попало 3 тыс. немцев, а убито было 15 тыс. 20 января, оценивая обстановку, Г. Кюхлер отмечал, что два недавних тактических разгрома в районе Новгорода и Ленинграда явились результатом отсутствия резервов на слишком растянутом фронте. Эту тенденцию так и не удалось переломить. 21 января 42-я армия нанесла удар на Красногвардейск (Гатчина), важный узел железных и шоссейных дорог, ведущих с юга и запада. У 50-го армейского корпуса не осталось времени для того, чтобы перегруппировать свои потрепанные части и восстановить фронт. 18-я армия начала разваливаться. Войска были измотаны боями в грязи и воде. 23 января немцы оставили Пушкин (бывшее Царское Село) и Слуцк (Павловск), два важных железнодорожных узла. 24 января, находясь в штабе 18-й армии, Г. Кюхлер обвинил Г. Линдемана в неверной оценке имевшихся у советской стороны резервов, которую тот дал в конце декабря. Г. Линдеман признал, что "действительно имели место некоторые ошибки". Утром 25 января советские части вышли к окраинам Красногвардейска и прорвались к излучине реки Луга юго-восточнее Луги. К концу дня Г. Линдеман доложил, что контакт с 16-й армией на правом фланге потерян и что Красногвардейск придется оставить в течение суток.

Г. Кюхлер дал Гитлеру свою оценку обстановки: Ленинградский и Волховский фронты сосредоточили четыре мощные войсковые группировки для разгрома 18-й армии. Они наступают с востока на Нарву и с севера и востока на Лугу. В случае если им удастся наступление на Лугу с востока, линии коммуникаций шести из восьми корпусов 18-й армии окажутся отрезанными. Через несколько дней фронт 18-й армии распался на три отдельных участка, ни о какой обороне перед Лужским рубежом уже не могло быть и речи. К концу января потери 18-й армии уже составили 40 тыс. военнослужащих. Гитлер объявил Г. Кюхлеру, что отстраняет его от командования. На его место временно был назначен В. Модель, который должен был сменить на посту генерал-фельдмаршала Э. Манштейна. Как всегда быстро реагируя на свое новое назначение, В. Модель отправил в войска телеграмму: "Ни шагу назад без моего разрешения. Вылетаю в 18-ю армию сегодня днем. Передайте генералу Г. Линдеману, что, как и раньше, я прошу его поверить мне. Прежде мы уже воевали вместе".

В последние дни января войска 18-й армии дошли до крайней степени измотанности. 27 января фронт группы армий «Север» почти на всем его протяжении проходил примерно в 15 км севернее рубежа Нарва – Чудово; при этом его западный участок (примерно одной четверти всей линии фронта) проходил в 60 км северо-восточнее Нарвы. К 31-му числу немцев оттеснили на западе почти к реке Нарва и несколько на юго-восток от рубежа Чудово на востоке. Сама по себе такая потеря территории не была чем-то из ряда вон выходящим, но на стыке двух участков фронт практически разрушился. На картах с данными обстановки по состоянию на 27 января линия фронта все еще была сплошной, хотя на некоторых участках противник осуществил глубокие вклинения. К 31-му числу она превратилась в ряд батальонных и ротных опорных пунктов, где подразделениям приходилось оборонять участки от 1,5 до 3 км. Только два соединения все еще могли называться дивизиями в истинном значении этого слова: 12-я танковая дивизия, которая прибыла на этот участок фронта только в последнюю неделю месяца, и 58-я пехотная дивизия, переброшенная с южного участка по железной дороге.

В. Моделю не удалось изменить общей тактической обстановки, он быстро развеял овладевшее к тому моменту войсками группы армий настроение общей апатии и подавленности. Кроме того, генерал удачно использовал характерную для Гитлера тенденцию предоставлять вновь назначенным командирам, особенно если они принадлежали к числу его фаворитов, большую свободу действий, чем их предшественникам, по крайней мере, в первое время. Первые предпринятые В. Моделем шаги носили одновременно и психологический, и военный характер. В. Модель применил теорию щита и меча (отступить, чтобы ударить) в своем первом приказе 18-й армии, отданном 1 февраля. Он приказал Г. Линдеману отвести свои войска на короткий рубеж, который проходил севернее и восточнее реки Луга. После того как приказ будет выполнен, а 12-я танковая дивизия закроет брешь и восстановит контакт с 16-й армией, что она должна была сделать еще по приказу прежнего командующего, 12-я танковая, 58-я пехотная и все дивизии, которые удастся высвободить после отхода на новый оборонительный рубеж, должны быть переброшены западнее Луги для нанесения удара вдоль берега реки с целью установить контакт с двумя корпусами, развернутыми на Нарве.

Все же катастрофу, нависшую над 18-й армией, удалось на время отсрочить, по крайней мере, на некоторых участках, например на реке Нарва. Решение В. Моделя сократить линию фронта на Луге дало армии возможность маневра и позволило перевести дыхание. Следующий шаг все еще был за русскими, но теперь войска имели возможность встретить их на грамотно построенном фронте. В первые несколько дней февраля русские сосредоточили усилия на участке 16-й армии. Там 2-й Прибалтийский фронт перешел в наступление южнее Старой Руссы и западнее Новосокольников, связав боем немецкие части, готовившиеся к переброске на север, и добившись вклинений на отдельных участках, которые в дальнейшем могли быть использованы для развития успеха. К 4 февраля войска Ленинградского и Волховского фронтов провели перегруппировку и снова перешли в наступление против 18-й армии. Группа армий «Север» сообщила в ОКХ, что К.А. Мерецков создал сильную ударную группировку при поддержке 200 танков юго-западнее Новгорода, а Л.А. Говоров сосредоточивал свои войска восточнее озера Самро, в 50 км от левого фланга 18-й армии. Противник явно стремился попытаться окружить немецкие войска в районе Луги. Но В. Модель все еще не отказался от мысли нанести удар в северо-западном направлении.

Гитлер, обычно любивший обсуждать планы наступлений, на этот раз не проявил энтузиазма. В личной директиве В. Моделю, что было редким случаем, он отметил, что район Нарвы является наиболее уязвимым, и его следует незамедлительно усилить. В районе между озером Ильмень и Чудским озером он видел опасность оттеснения 18-й армии на восток от Чудского озера и ее окружения. Поэтому он приказывал В. Моделю, как только это станет неизбежным, принимать решение на отход к рубежу «Пантера». Перед тем как сместить Г. Кюхлера, фюрер, вероятно, уже примирился с необходимостью отступления на рубеж «Пантера». Но он не принимал соответствующего решения, так как, по его мнению, это снимало бы часть вины с Г. Кюхлера как с виновника неудач на фронте.

6 февраля 12-я танковая дивизия восстановила контакт с 16-й армией. Ее последующей задачей было сосредоточиться в районе Пскова и перейти в наступление восточнее Псковского и Чудского озер. 58-я пехотная дивизия сосредоточивалась еще восточнее, а 18-я армия получила приказ отвести свой фронт в район Луги, в результате чего в течение двух дней должно было высвободиться три дивизии. Во время этого короткого отдыха численность армии начала расти за счет отставших, отпускников и раненых, вернувшихся в свои дивизии. Кроме того, В. Модель отдал приказ о переводе 5% солдат вторых эшелонов на передний край. Перебросив дивизии с севера и востока, 18-й армии предстояло создать устойчивый фронт между южной оконечностью Чудского озера и Лугой. Затем 18-я армия должна была применить теорию щита и меча: два корпуса переходили к обороне на восточном участке с целью остановить советское наступление из района озера Самро, а третий корпус на западе переходил в наступление вдоль берега Чудского озера на север.

В течение двух следующих дней 18-я армия пыталась совершить необходимый маневр своими дивизиями. Партизанские засады на дорогах задержали выдвижение 12-й танковой дивизии в направлении Пскова. 58-й пехотной дивизии удалось закрепиться на небольшом участке на реке Плюсса в центре назначенного ей нового рубежа, но советские войска все же сумели просочиться с обеих сторон, и другим немецким соединениям для того, чтобы восстановить фронт, пришлось атаковать. Это было нелегко, так как их численность не превышала четырех батальонов неполного состава. В то же время силы советской стороны постоянно росли за счет прибывающих с северо-запада свежих частей. Болотистая местность создавала войскам дополнительные проблемы, но, с другой стороны, может быть, только по этой причине Ленинградский фронт тоже не мог наступать в полную силу.

Советский танковый десант, февраль 1944 г.

К 10 февраля фронт 58-й пехотной дивизии был расчленен на два участка, а один из полков попал в окружение. 24-я пехотная дивизия безуспешно пыталась закрыть брешь на правом фланге 58-й пехотной дивизии. К тому же в течение целого дня ей самой пришлось отражать атаки противника в районе железной дороги Луга – Псков. Несмотря на то, что 18-я армия планировала на следующий день возобновить попытки восстановить положение на участке 58-й пехотной дивизии, обстановка быстро ухудшалась. Самолеты немецкой воздушной разведки засекли движение колонн по 800-900 грузовых автомашин, направлявшихся из района озера Самро на юго-восток.

На следующий день из штаба 18-й армии поступило донесение, что сражение приобретает опасный характер. 24-я пехотная дивизия была остановлена. Появились советские танки. Оба полка 58-й пехотной дивизии вели бои в окружении и теперь должны были с боем пробиваться. Вряд ли им удастся спасти тяжелую технику. После наступления темноты Г. Линдеман доложил В. Моделю, что сможет собрать достаточно войск для закрытия бреши на левом фланге только при условии полного отступления с целью максимального сокращения линии фронта на кратчайший рубеж между южной оконечностью Чудского озера и озером Ильмень. Правое крыло обходящей группировки войск Л.А. Говорова наступало из района Чудского озера на юг в сторону Пскова. У советского генерала было более чем достаточно войск на южном участке для того, чтобы "заколотить 12-ю танковую дивизию туда, откуда она появилась". В. Модель неохотно разрешил армии отступить.

Следующий день принес еще более неутешительные новости. Советские части расширили свой плацдарм в районе Нарвы и создали еще один севернее города. Между Чудским озером и Псковом Л.А. Говоров накопил достаточно войск для того, чтобы угрожать отходу немцев на рубеж «Пантера». Если бы В. Модель теперь попытался создать фронт между Чудским озером и озером Ильмень, за это пришлось бы сражаться. К 13-му февраля уже казалось, что решение отвести войска на рубеж «Пантера» уже запоздало, и спасти фронт на реке Нарва не удастся. В тот день командование группы армий бросило на этот участок эстонскую бригаду, свой последний резерв. Бригада была сформирована за счет призыва в войска СС, куда направлялись солдаты не немецкой национальности. Начиная с января, призыв проводился в Эстонии, Латвии и Литве. Поскольку Гитлер отказался предоставить прибалтийским государствам даже подобие автономии, боевой дух солдат, набранных в такие части, был крайне низок. Утром 14-го числа советский десант начал высаживаться на побережье северо-западнее Нарвы. В течение дня, высадившийся десант, примерно 500 морских пехотинцев, был уничтожен без серьезных потерь с немецкой стороны. Гораздо большие опасения у немцев вызывал факт появления советских лыжников на западном берегу Чудского озера к северу от узкой части озера. Командование отвечавшей за оборону этого участка охранной дивизии доложило, что эстонские войска "отправились по домам". После этого В. Модель проинформировал ОКХ, что намерен начать отвод войск на рубеж «Пантера» 17 февраля и завершить его к утру 1 марта.

На Нарве сражение начало угасать, перерастая в патовую ситуацию, когда противники стоят лицом к лицу и при этом не могут ни на дюйм сдвинуться ни вперед, ни назад. О. Шпонгеймеру не хватало сил для ликвидации прорыва. В то же время и Л.А. Говорова вполне удовлетворяли достигнутые результаты. О его успехах было сделано сообщение по радио, где говорилось, что командующий фронтом, войска которого первыми вышли на шоссе, ведущее на запад от Нарвы, удостоен звания Героя Советского Союза. Как только 16-я и 18-я армии стали отступать, советские армии начали их преследование.

17 февраля войска К.А. Мерецкова предприняли попытку прорыва западнее озера Ильмень в районе Шимска. В течение трех дней, пока 16-я армия отводила свой фланг от Старой Руссы, вопрос о том, сумеют ли две армии сохранить контакт между флангами, повис в воздухе. Кризис миновал к 20-му числу, когда немецкие армии начали отступать от озера Ильмень. Л.А. Говоров действовал медленнее, но гораздо опаснее. Псков, служивший в течение почти всей войны основным центром коммуникаций группы армий «Север», к тому времени превратился в ключевой узел, обеспечивавший отход немцев на рубеж «Пантера». Группа армий не могла себе позволить потерять его, но в то же время почти не имела в районе города пространства для маневра. Ленинградскому фронту было сложно сосредоточить ударную группировку в болотах и лесах восточнее Пскова, но с 24 февраля он начал оказывать мощное давление на немецкую оборону севернее города, одновременно пробуя атаковать противника и со стороны Псковского озера. По данным немецкой разведки, И.В. Сталин вызвал Л.А. Говорова и лично приказал ему освободить Псков. К 26 февраля Гитлер был настолько обеспокоен угрозой Пскову и правому флангу 16-й армии, что попросил В. Моделя ускорить отход.

1 марта завершился последний этап отступления войск группы армий «Север» на рубеж «Пантера». Однако русские продемонстрировали, что вовсе не намерены позволить им там перевести дыхание. Севернее Пустошки две советские армии нанесли удар по участку обороны 8-го армейского корпуса. Южнее еще две армии обрушились на оборону 10-го армейского корпуса. Ленинградский фронт сосредоточил две армии южнее Пскова. Кроме того, он усилил свою группировку на западном берегу реки Нарва и начал наступление с этого плацдарма в северном, северо-западном и западном направлении. В течение недели активные бои велись по всему фронту группы армий «Север» то на одном, то на другом участке. Немецкая оборона в основном устояла; советским частям удалось добиться лишь незначительных успехов. 9 марта в результате мощного нажима войск 2-го Прибалтийского фронта правый фланг 16-й армии был настолько смят, что возникла угроза прорыва обороны на этом участке.

К середине месяца войска 2-го Прибалтийского фронта все еще наносили удары на правом фланге 16-й армии, а Ленинградский фронт пытался пробить немецкую оборону в районе Пскова и Нарвы. Но погода теперь была не на стороне русских. После относительно теплой для России зимы рано наступила весенняя оттепель. Лед на озерах покрылся 30-см слоем воды. Из 16-й армии докладывали, что советские танки иногда по самую башню проваливаются в болота. Возможно, русские смогли бы продолжить наступление на более слабом участке фронта, как это было на Украине, но рубеж «Пантера» – все, что осталось от Восточного вала, – оправдал надежды немцев.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог