Рост партизанского движения во время ВОВ


"Непрерывно отыскивать противника и никогда не выявлять себя.
Ни при каких обстоятельствах не ввязываться в серьезный бой
и не находиться в длительном соприкосновении с противником.
Если противник переходит в наступление – немедленно скрыться."

Из боевого устава партизан

Плакат времён ВОВ

Советский Союз максимально использовал все формы борьбы с немецко-фашистскими оккупантами, в том числе и действия нерегулярных войск и подполья. Это было обусловлено как военными, так и политическими причинами. Однако, несмотря на то, что сразу же после начала войны было создано в немецком тылу значительное количество партизанских отрядов, в 1941 г. партизанское движение было неэффективным. Появившиеся в то время партизанские отряды были малочисленными, и находились в постоянной изоляции, под угрозой уничтожения. Попытки коммунистической партии и НКВД создать в немецком тылу сеть партийного подполья и партизанские группы не принесли должного результата из-за нехватки времени, а также в связи с тем, что местные партийные органы, на которые была возложена эта работа, либо не имели ясного представления о том, что от них требуется, либо демонстрировали полное отсутствие энтузиазма к подпольной деятельности.

В партизанской и подпольной борьбе участвовали все слои советского народа. По данным Центрального штаба партизанского движения, в состав боевых формирований партизан входило: рабочих – 30,1 процента, колхозников – 40,5, служащих – 29,4 процента. В рядах народных мстителей были сыны и дочери всех народов СССР. Командир прославленного соединения украинских партизан дважды Герой Советского Союза Федоров А.Ф. вспоминал: «Наше Черниговско-Волынское соединение воевало не только на Украине. Приходилось действовать на Гомельщине, в Полесье, под Брестом и Пинском, заходить в Брянские леса. И везде мы ощущали сердечную теплоту местного населения, боевую поддержку русских и белорусских партизан. Да и в самом нашем соединении плечом к плечу дрались с врагом люди сорока шести национальностей».

До 10 процентов сухопутных войск Германии, действовавших на советско-германском фронте, было отвлечено действиями партизан. За время войны партизаны и подпольщики Карелии, Ленинградской области, Белоруссии, Украины, Эстонии, Латвии, Литвы и Молдавии осуществили свыше 18 тысяч крушений вражеских поездов. На счету одних только украинских партизан 465 тысяч убитых и раненых гитлеровцев и их пособников.

Советское зимнее наступление 1941-1942 гг. подготовило почву для нового, более целенаправленного подхода к организации партизанской борьбы. Побыв достаточно долгое время под властью немцев, люди стали сознавать, что здесь они не могли ждать ничего хорошего. Если в начале, как утверждалось в первом отчете начальника Тайной полевой полиции (ГФП) при Главном командовании германских сухопутных сил, "сельские жители видели в немецких солдатах освободителей от большевистского ига и ожидали от них ликвидации колхозного хозяйства и справедливого раздела земли", то в дальнейшем "все сильнее стало замечаться известное изменение настроения".

Так, например, обещанная… отмена коллективных хозяйств заставляла себя ждать, и крестьяне сами приступили к разделу колхозов, но по приказу немецких органов это было приостановлено. Так как крестьяне не видели причин к этому, то с этих пор они встречали немецкие обещания с недоверием… Кроме того, положение крестьян становилось все тяжелее. Конфискация лошадей и повозок немецкими войсками и отсутствие сельскохозяйственных машин крайне отрицательно сказывались на обработке полей. Если само по себе такое изменение в психологии не было достаточным, чтобы побудить людей к активному сопротивлению, оно было полезным для советского режима, который больше уже не тешил себя иллюзиями о том, что партизанская война разгорится спонтанно.

Используя большие разрывы в немецкой линии фронта, особенно на участках групп армий «Север» и «Центр», а также отсутствие значительных сил безопасности во вражеском тылу, советская сторона приступила к систематической работе по организации партизанского движения. Специально подготовленные кадры переходили от деревни к деревне и проводили мобилизацию мужского населения, опираясь на закон о призыве на военную службу. Налаживалось снабжение партизан по воздуху; в партизанских отрядах вводилась военная дисциплина; в качестве инструкторов, советников и членов штабов туда направлялись кадровые офицеры. Пережившие 1941 г. и вновь созданные отряды, переходили под прямой контроль советских органов: управление осуществлялось по радио и с помощью авиации. Создавались армейские и фронтовые штабы, координирующие деятельность партизанских отрядов. Если к ноябрю 1941 г. средняя численность партизанских отрядов составляла менее 100 человек, к февралю 1942 г. она почти удвоилась, а летом того же года стандартной партизанской частью стала "бригада" численностью 1 тыс. человек и более.

К концу лета 1942 г. партизанское движение стало значительной силой, была завершена организационная работа. Общая численность партизан составляла от 150 до 200 тыс. человек. Партизанское движение стало важным фактором развития обстановки на фронте. В августе 1942 г. самые известные из партизанских командиров были вызваны в Москву для участия в общем совещании; при этом многим из них пришлось на самолетах преодолевать путь из глубоких немецких тылов. Попытки советского руководства развивать партизанское движение во всех оккупированных немцами районах привели к неравномерным результатам. Примерно девять десятых всех партизанских сил были сосредоточены в тылах немецких групп армий «Север» и «Центр». При этом самая значительная концентрация партизанских отрядов приходилась на группу армий «Центр», особенно на лесистые районы севернее и южнее Брянска, а также большого выступа в районе Торопца. Там укрытием для партизан служили большие участки лесистой и болотистой местности. На Украине и в южных областях России до конца лета 1943 г. партизанское движение так и не приняло значительного размаха.

Юный разведчик в окрестностях Новгорода, 1943 г.

В 1943-1944 гг. советское партизанское движение наконец-то приобрело свою окончательную организацию. Численность партизан к тому времени достигала 250 тыс. человек. Их влияние на судьбы и отношение к нему миллионов жителей оккупированных районов к северу от Припятских болот росло по мере того, как таяли надежды немцев на победу. Благодаря усилиям советского руководства партизанское движение превратилось в тщательно организованную, хорошо управляемую и объединенную единым командованием военную и политическую силу. Начальник Центрального штаба партизанского движения при Ставке генерал-лейтенант П.К. Пономаренко стал членом Генерального штаба Красной армии. Действующие в прифронтовой полосе партизанские группы поступили в прямое подчинение командования соответствующей армии, занимавшей этот участок фронта. Отряды, действовавшие в глубоких тылах немецких войск, подчинялись штабу в Москве. Офицерский и рядовой состав регулярной армии направлялся в партизанские части в качестве инструкторов по подготовке специалистов.

В августе – сентябре 1943 года по плану Центрального штаба партизанского движения 541 отряд русских, украинских и белорусских партизан одновременно принял участие в первой операции по разрушению железнодорожных коммуникаций врага – в «рельсовой войне». С еще большим размахом был проведен второй этап «рельсовой войны» в конце сентября, получивший название «Концерт». По признанию фашистского командования, только эти две операции сократили их воинские перевозки на 35-40 процентов.

Бесконечен список героев партизанской борьбы и партизанского подполья. Володя Куриленко родился па Витебщине. Он взял в руки оружие еще школьником. Юный патриот стал партизаном: находчивым разведчиком, метким пулеметчиком, отважным подрывником. Вместе со своей группой Куриленко пустил под откос пять фашистских эшелонов с солдатами и техникой. Смелый партизан Владимир Тимофеевич Куриленко погиб и был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

В одном из партизанских отрядов в Белоруссии воевала комсомолка Римма Шершнева. Однажды партизаны напали на гитлеровский гарнизон в селе Ломовичи. Но их продвижению мешал вражеский дзот. И вдруг от группы атакующих партизан отделился боец. Это была Римма. Она бросилась к дзоту. Пулемет замолчал, закрытый телом героини.

В ночь на 30 июня комсомолец-подпольщик Ф. Крылович взорвал находившийся на станции Осиповичи эшелон с горючим. В результате взрыва и возникшего пожара было уничтожено четыре эшелона, в том числе поезд с тапками «тигр». Оккупанты потеряли в ту ночь па станции Осиповичи около 30 «тигров». И таких примеров тысячи…

В состав фронтовых и армейских штабов советских войск были включены представители партизан, в основном из числа бывших советских и партийных работников с территорий, оккупированных противником. Они поддерживали связь с партизанскими отрядами, руководили их снабжением, являлись представителями Центрального штаба партизанского движения, передавали за линию фронта указания советского военного руководства. В конце 1942 и в 1943 г., когда реформа армии была в полном разгаре, часть внимания партии была обращена на вопросы партийного руководства действиями партизан. Возможно, это было вызвано попыткой придать партизанскому движению партийный характер. Основным результатом таких перемен стало то, что многие существующие партизанские штабы вошли в политическую и территориальную структуру страны. Характерной чертой для партизанского движения на оккупированных территориях в 1943 и 1944 гг. стало создание так называемых соединений (дивизий) и бригад, действовавших на отдельных территориях под единым командованием.

Наиболее яркое отражение этот процесс получил на территории Белоруссии, где действовало более десятка таких соединений. Одно из них в составе 15 тыс. бойцов действовало в Россонском районе севернее Полоцка. Другое соединение в составе 14-18 тыс. человек действовало в районе реки Ушача у Лепеля. Еще одно формирование партизан почти такого же состава было развернуто в районе реки Березина между Борисовом и Лепелем. Партизанские соединения численностью более 8 тыс., 9 тыс. и 14 тыс. бойцов действовали в районах Минска, Сенно и Витебска. К середине 1943 г. более трех четвертей личного состава партизан было сосредоточено в этих районах. По советским данным, к июню 1944 г. численность партизан на территории Белоруссии достигла 150 тыс. человек, которые входили в состав 150 бригад и 49 отрядов. Главной тенденцией в партизанском движении еще с 1941 г. было их объединение сначала в бригады, а затем в партизанские соединения, которые также зачастую именовались дивизиями и корпусами. Однако особенно эффективными были операции не многочисленных, но плохо обученных и оснащенных отрядов, а действия небольших, специально подготовленных и владевших самыми современными средствами борьбы диверсионно-террористических групп, которые подрывали важные военные объекты и уничтожали высокопоставленных чиновников оккупационной администрации.

Уже к концу 1941 г. в тылу врага действовало 3,5 тыс. партизанских отрядов. Всего в годы войны в тылу врага с оружием в руках против немецких захватчиков сражались более 6 тыс. отрядов, в рядах которых насчитывалось более 2,8 млн. человек. На начальном этапе войны партизаны в основном вели разведку и осуществляли отдельные диверсии в тылу врага. Но уже в начале 1942 г. взаимодействие партизан с войсками значительно расширилось. Они наносили удары по коммуникациям, штабам и складам противника, наводили авиацию на вражеские объекты.

Большое внимание Центральный штаб партизанского движения уделял бесперебойному снабжению партизан оружием, боеприпасами, медикаментами, рациями. Если летом 1942 г. лишь 30 % партизанских отрядов имели радиосвязь с Большой землей, то к осени 1943 г. – почти 94 %. За весь период существования штаб направил партизанам почти 60 тыс. винтовок, 34 тыс. автоматов, более 500 тыс. ручных гранат. За время фашистской оккупации партизаны произвели во вражеском тылу свыше 18 тыс. крушений поездов; подорвали 500 тыс. рельсов; взорвали и вывели из строя 42 тыс. автомашин, 9400 паровозов и 85 тыс. вагонов и платформ; разгромили тысячи немецких гарнизонов. Только летом и осенью 1942 г. для борьбы с партизанами гитлеровцам пришлось снять с фронта 24 дивизии регулярных войск.

Операция «Возмездие»

В истории Великой Отечественной войны есть немало эпизодов, повествующих о проведении командирами партизанских соединений и советской разведки специальных операций в тылу немецких войск. К их числу относились и акты физического устранения нацистских чиновников и коллаборационистов. Советские разведчики и подпольщики совершили десятки диверсий, целью которых являлись представители германских оккупационных органов. Только при непосредственном участии специальных отрядов НКВД осуществлено 87 акций возмездия над гитлеровскими палачами, ответственными за проведение истребительной политики на Востоке. 17 февраля 1943 г. чекисты убили областного комиссара Фридриха Фенца. В июне того же года между Шацком и Уздой разведчики ликвидировали гебитскомиссара Людвига Эренляйтнера. Наиболее известной их них по праву считается ликвидация генерального комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе.

В июле 1941 г. Кубе был назначен генеральным комиссаром Белоруссии. Гауляйтер Кубе отличался особой жестокостью. Участились облавы, которые неизменно заканчивались массовыми расстрелами. На площадях соорудили виселицы для казней коммунистов, военнопленных и евреев: и эти орудия смерти никогда не пустовали. По прямому указанию гауляйтера создали еврейское гетто в Минске и концлагерь в деревне Тростенец, где истребили 206,5 тысячи человек.

В 1943 г. в Белоруссии карательные акции войск СС и полиции следовали одна за другой. Кровавый режим, который, по замыслу Кубе, должен был устрашить население и превратить его в безропотное стадо, вызвал обратную реакцию: партизанское движение ширилось и крепло день ото дня, и многие из жителей городов и деревень, уходя в леса, втайне надеялись, что именно им доведется принять участие в уничтожении ненавистного гитлеровского палача.

В первый раз его попытались уничтожить бойцы диверсионно-разведывательной группы НКГБ Кирилла Орловского. Получив информацию, что Кубе собирается поохотиться 17 февраля 1943 года в Машуковских лесах, Орловский организовал засаду. В жарком и скоротечном бою разведчики уничтожили гебитскомиссара Фенца, 10 офицеров и 30 солдат войск СС. Но среди убитых Кубе не оказалось. И все последующие покушения на Кубе терпели неудачу за неудачей. И всё-таки 22 сентября 1943 г. в 4.00 взрывом бомбы подпольщикам удалось уничтожить генерального комиссара Белоруссии Кубе.


Партизанский край представлял собой узел сопротивления. Не обладая мобильностью, он в тактическом отношении не представлял собой мощной силы, не мог быстро сосредоточиться для оказания помощи соседу, который подвергался удару немецких войск. Ни один партизанский центр не мог успешно противостоять наступлению регулярных немецких войск. В отличие от регулярной армии партизанские отряды должны были не выиграть войну, а только способствовать достижению победы. В партизаны попадали преимущественно представители крестьянства, а также военнослужащие Красной армии, оставшиеся на оккупированных территориях после боев 1941 г. Вне партизанского движения бывшие советские солдаты имели возможность выбора одного из трех путей: жить нелегально, подвергаясь постоянному риску быть арестованными, не имея постоянной работы. Второй возможный путь – плен и жестокость немецких лагерей. И, наконец, они могли добавить к уже имевшемуся против них счету обвинение в измене, вступив в ряды местной полиции или военизированных отрядов коллаборационистов. К 1943-1944 гг. эти две группы были примерно поровну представлены в партизанских отрядах вместе и составляли до 80% общей численности партизан.

В 1941 г. доля партийных партизан в некоторых отрядах доходила до 80%, а обычно члены партии составляли от 25 до 40% личного состава партизан. В последующие годы партийный контингент, как правило, составлял не более 10% бойцов. "Такое изменение соотношения очень важно, так как оно отражает коренной поворот в партизанской доктрине: от идеи относительно малочисленных отрядов в составе элитных бойцов из числа членов партии к массовому движению с использованием всех имеющихся людских рессурсов". Начиная с 1942 г. партийный контингент в партизанских отрядах представлял собой лишь один из элементов советской системы управления. Защита интересов партии и Советского государства в партизанском движении к тому времени была возложена на систему военных комиссаров и особых отделов НКВД (после 1943 г. – Смерш). Эти специальные органы, занимавшиеся вопросами борьбы с подрывными элементами, и контрразведка держали партизанские отряды под постоянной опекой.

В 1943-1944 гг. партизанские части по стандартам повстанческой войны были достаточно хорошо оснащены. Немцы почти не могли помешать полетам в ночное время на низкой высоте самолетов, осуществлявших их снабжение через линию фронта. На некоторых участках было организовано даже наземное движение транспорта через линию фронта. И все же до самого конца войны главной проблемой оставалось обеспечение достаточной боевой эффективности партизанских отрядов. Большое количество необученного личного состава, включая подростков, в любой момент могло привести к тому, что отряд начинал заниматься совершенно несвойственной ему деятельностью. Это, в свою очередь, приводило к потере его эффективности с военной точки зрения. Планомерная отправка в партизанские отряды солдат и офицеров регулярных частей и подготовленных специалистов позволяла повысить боевую эффективность. К началу 1943 г. в составе каждой партизанской бригады находилась группа специалистов по партизанской войне из числа кадровых офицеров, которая занималась вопросами обучения бойцов и поддержанием должного уровня дисциплины.

Перед партизанским движением ставились как военные, так и экономические и политико-психологические задачи. К военным задачам относилось:
1) сделать немецкие войска менее мобильными и лишить их надежной системы тылового обеспечения;
2) вести сбор разведывательной информации;
3) уничтожать живую силу противника и связывать боем его части.
Первая цель стала той задачей, на выполнении которой партизанские отряды сосредоточили свои основные усилия. Так, в 1943 г. и в первой половине 1944 г. количество диверсий на железных дорогах на оккупированных территориях ежедневно исчислялось сотнями, а в периоды перед советским наступлением – и тысячами. Удары партизан иногда в самый неподходящий для этого момент могли почти парализовать германские линии коммуникаций. В июне 1943 г. во время сосредоточения немецких войск для наступления на Курск был совершен 841 налет партизан на железнодорожные магистрали Смоленск – Брянск и Пинск – Брянск. В результате этого было выведено из строя 298 паровозов, 1222 вагона и 44 моста. В июле 1943 г. было совершено 1114 налетов, а в августе – 1395 налетов с 20505 взрывами. В сентябре было проведено 1256 налетов, в ходе которых было произведено 14150 взрывов, при этом 343 эшелона оказались пущенными под откос.

В качестве источника разведывательной информации партизаны также действовали довольно эффективно. Хуже всего обстояло дело с выполнением задачи по уничтожению и связыванию боями немецких регулярных частей. Партизанские операции чаще проводились ночью, в туман, ненастную погоду и главным образом в сумерки или на рассвете. Немецкая сторона крайне редко использовала против партизан свои самые боеспособные войска, так как для этого было более чем достаточно сил безопасности и полиции, а также военнослужащих тыловых служб. В экономической войне партизанское движение, хотя и причиняло противнику определенные неудобства, в целом оказалось неспособным решать стратегические задачи. Отчасти это было вызвано тем, что оно было распространено в основном в малоурожайных северных районах России. На юге страны, где не было больших лесных массивов, которые могли бы служить укрытием для партизан, это движение не оказало серьезного влияния на экономическую деятельность оккупантов. С политической и психологической точки зрения, разумеется, сам факт существования партизанских отрядов являлся большим достижением. Партизанское движение само по себе, даже не решая других задач, лишало противника значительных людских ресурсов на оккупированных территориях. Для немецкого солдата партизанское движение стало дополнительным фактором для неуверенности и страха в войне против СССР.

Нападение партизан на отдельный объект чаще всего проводилось методом действия штурмовой группы. Используя надежных местных жителей, партизаны собирали необходимые разведывательные данные о противнике (сила и состав войск, организация охранения и другие сведения). На основании этих данных разрабатывался план партизанской операции. Основными объектами нападения являлись населенные пункты, занятые незначительными силами, железнодорожные станции, места расположения войск, важные мосты и различные склады. Наиболее успешно партизаны выполняли следующие задачи:
1) подрыв железнодорожных путей, искусственных сооружений и других объектов;
2) нарушение линий связи или подключение к ним для подслушивания телефонных переговоров противника;
3) постановка заграждений и минирование местности.
Более трудной задачей считалось нападение из засады. Находясь в надежно укрытом месте, отряд подпускал противника на близкое расстояние, а затем внезапным огнем уничтожал его. Путем нападения из засад выполнялись следующие задачи:
а) обстрел войсковых транспортов;
б) нападение на мелкие подразделения и отдельные машины;
в) обстрел низко летящих самолетов;
г) захват в плен связных и курьеров.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог