Генерал-лейтенант Плотников П.М.


"Вот уже довоенные лампы горят вполнакала –
И из окон на пленных глазела Москва свысока…
А где-то солдат еще в сердце осколком толкало,
А где-то разведчикам надо добыть «языка»."

В. Высоцкий

Генерал-лейтенант Плотников П.М., 1987 г.

Генерал-лейтенант в отставке, почетный гражданин г. Гданьска Плотников Павел Михайлович имеет награды: Золотая Звезда Героя Советского Союза, Орден Ленина, 3 ордена Красного Знамени, Орден Кутузова 3-й ст., Орден Александра Невского, 2 ордена Отечественной войны 1-й ст., Орден Трудового Красного Знамени, 2 ордена Красной Звезды, Орден «За службу Родине в ВС СССР» 3-й ст., медали, иностранные ордена.

Теперь не каждый помнит, откуда пошла традиция праздничных салютов в Москве. А родилась она 5 августа 1943 года, когда в честь освобождения от фашистов городов Орел и Белгород впервые прогремел ликующий салют над Красной площадью и тысячи москвичей плакали от радости, любуясь расцвеченным фейерверками небом, с которого недавно еще сыпались бомбы из фашистских самолетов.

В 1945-м полк Плотникова оказался на острие стрелы, рассекающей Данцигско-Гдыньскую группировку противника. Маршал Рокоссовский поставил перед полком задачу – овладеть курортным городком Сопотом, чтобы первым выйти к Балтийскому морю.

Воспоминания Плотникова П.М.

«У нас в семье крестьян – а жили мы на хуторе Арсенье Рыльского района Курской области – не было принято отмечать дни рождения. Потому я вспомнил о своем дне рождения, когда после войны учился, тридцатилетним, в Военной академии им. М.В. Фрунзе, – на лекции о величайшем сражении 1812 года – Бородинском, происшедшем 26 августа, и сообразил вдруг, что ровно через сто пять лет в этот день я и родился. Так что путь военного мне был предопределен. Но я того не знал и, уважая своего учителя, Николая Ивановича Ковалева, пошел по его стопам – в Рыльское педагогическое училище. Учительствовал. И только после призыва в армию попал в Воронежское военное училище, а с началом войны был направлен в Сибирский военный округ, в Славгород, где мы, лейтенанты, формировали 380-ю стрелковую дивизию. В ее составе я и сражался от Москвы до Мекленбурга, стал подполковником, командиром полка.

Сегодня мне за 80, пишу эти строки и переживаю – в полной ли мере использует наш боевой и послевоенный опыт Российская Армия? Откуда взялась небывалая у нас «дедовщина»? Хорошо ли ныне изучается опыт военных реформ в царской армии и в советской, их плюсы и минусы? 20 лет был военным министром России (с 1861 по 1881) генерал-фельдмаршал Дмитрий Алексеевич Милютин, прожил 96 лет, успел убедиться в правильности своих реформ: это он превратил армию в массовую введением обязательной воинской повинности, создал 15 военных округов. Пишу, а в голове мысли: а ведь сегодня все делается наоборот – армия сокращается, округа ликвидируются и протаскивается гибельная для государства мыслишка: как бы отвертеться от службы в армии? Как бы сделать ее профессиональной, где воюют контрактники за плату?

Да где вы видели среди наемников самоотверженных героев? Варвары потому и взяли Рим, погубив всю римскую цивилизацию, что армия Рима состояла из наемников, а им своя жизнь дороже. Есть древняя мудрость: «Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую». Не дай Бог!

Служил я в пехоте – «царице полей». Не зря ее так называют. Самая тяжелая и самая беззащитная под огнем врага эта служба. Кажется, человеческая жизнь здесь цены никакой не имеет. Однако царица! Потому что ни один крупный город не будет занят прочно и надолго, покуда не заняла его именно пехота. Мне и сейчас снятся сны: идем в атаку с криком «Ура-а!», и этот возглас часто – последнее слово убитого бойца. Стиснешь на миг зубы и еще ожесточенней: «Ур-р-а!» и – дальше, навстречу огню.

В Орловско-Курской операции нашему 1260-му стрелковому полку уже на подступах к Орлу была поставлена задача – овладеть железнодорожным вокзалом. Овладели, потеряли ребят, а подмога не подошла. Пришлось отступить и с новыми силами брать вокзал вторично. Сильные бои шли по всей Московской улице, форсировали реку Орлик, где на помощь пришли нам неожиданно жители города. Так что и им салютовала Москва 5 августа!

1944 год, овеянный дыханием близкой уже победы, запомнился мне участием 380-й дивизии в Белорусской операции. В ходе ее нашему полку пришлось участвовать в освобождении столицы Белоруссии – Минска. Это было 3 июля. Теперь Белоруссия отмечает этот день как самый дорогой национальный праздник. Полк участвовал в окружении под Минском большой группировки немецко-фашистских войск. Именно из нее были взяты те немцы, что затем прошли почти в стотысячной колонне военнопленных для показа москвичам, народу. А за ними смывали их следы, как нечисть, поливальные машины.

Наш 1260-й полк участвовал в форсировании реки Вислы. Это яркая страница в боевых действиях полка. Перед нами, на том берегу, лежала униженная и истерзанная оккупантами Польша. Отсюда до самой Германии было не так уж и далеко. Немцы изо всех сил старались помешать нам форсировать реку, широкую и глубокую. Помню, как после форсирования Вислы они со своего плацдарма бросили в контратаку конницу. И по головам многих наших солдат, сидящих в окопах, проскакали кони немцев, в том числе и через наблюдательный пункт полка. Но мы чудом остались в живых и даже удержали плацдарм.

В Померании в марте 1945 года, когда мы громили фашистские войска в городах Данциг (так называли славянский Гданьск немецкие захватчики) и Гдыня. Немцами здесь были созданы исключительно мощные укрепленные оборонительные рубежи с многочисленными дотами, бронированными колпаками, с тысячами противопехотных и противотанковых мин, заграждениями из колючей проволоки. Операция наших войск заключалась в том, чтобы вначале разрезать приморскую группировку противника на две части, а затем уничтожить их одну за другой.

Накануне наступления меня в числе других офицеров вызвали к командующему 2-м Белорусским фронтом маршалу Рокоссовскому. На столе лежала карта с замыслом операции. Константин Константинович, рассказав о важности и вероятных трудностях операции, обращаясь ко мне, добавил: – Подполковник Плотников! Вы видите вот эту красную стрелу, направленную на Балтийское море и рассекающую Данцигско-Гдыньскую группировку противника? На острие этой стрелы находится вверенный вам полк. Операция весьма зависит от действий 380-й дивизии и особенно от действия вашего полка. Овладеете городом Сопот, выйдете к Балтийскому морю и пришлете мне в бутылке морской воды.

Моему полку придавался танковый батальон из танковой бригады, и мы организовали взаимодействие с начальником штаба этой бригады, тогда майором, В.Н. Куликовым, впоследствии Маршалом Советского Союза. После многочисленных тяжелых боев бутылка балтийской воды была послана маршалу Рокоссовскому. Впоследствии я жалел, что ничего другого не присовокупил к этой бутылке. Ведь на войне бывают и трофеи, в том числе – веселые, забавные, «с градусами». Но я почему-то постеснялся. А главное, я думал тогда о другом: что эта победа – выход к Балтийскому морю – была продолжением первого салюта в Орле в честь освобождения моего родного края.

Мой полк выполнил и поставленную Рокоссовским задачу. Вот как об этом свидетельствует выписка из архива: «В марте 1945 года подполковник ПЛОТНИКОВ П.М., командуя стрелковым полком, ВЕЛ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА ОСТРИЕ УДАРНОЙ ГРУППИРОВКИ 2-го БЕЛОРУССКОГО фронта, рассекающей окруженную в Данциге и Гдыне приморскую группировку немецко-фашистских войск.

Отбивая многочисленные контратаки и преодолевая сложную систему крепостных сооружений, полк овладел приморским городом Сопот, рассек надвое окруженную группировку противника и в тяжелых наступательных боях ПЕРВЫМ ВЫШЕЛ К БАЛТИЙСКОМУ МОРЮ. Благодаря храбрым и смелым действиям, дерзости, отваге и героизму лично товарища Плотникова П.М. стрелковый полк форсировал реку Висла, в результате чего 30 марта 1945 года город Данциг – крупный промышленный центр, военно-морская база и крепость – был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Сам тов.ПЛОТНИКОВ П.М. несмотря на ледяную температуру воды, бросился вместе с солдатами в реку Висла и лично под пулеметным огнем противника форсировал реку, подавая пример мужества и героизма.

На захваченном плацдарме при внезапном прорыве танков противника к наблюдательному пункту, ПЛОТНИКОВ П.М., рискуя жизнью, лично броском противотанковой гранаты подорвал передовой танк врага и предотвратил дальнейший прорыв противника».

Но с победами, как правило, связаны большие жертвы. Особенно тяжелы были потери в этих боях. Погибли начальник артиллерии полка майор Степанов и командир 3-го батальона майор Кузьмин. Это были самые опытные из моих офицеров, мы много прошли вместе. И я долго не мог прийти в себя после этого.

В 1975 году, в год 30-летия освобождения города Гданьска, мне довелось, как его Почетному гражданину, побывать в городах Сопот, Олива, посмотреть места боевых действий. Изменения, конечно, произошли колоссальные. Выросли новые микрорайоны, огромный судостроительный завод. Все эти города благоустроены. Жители их тогда, в 70-е годы, еще хорошо помнили и чтили освободителей города – советских воинов.

...После Померанской операции 380-я стрелковая дивизия в апреле была переброшена на реку Одер, южнее города Штеттин, где еще упорно оборонялись немцы. Мы успешно форсировали Одер. Очень жаль, что после этого мне не пришлось продолжать боевой путь: я был в третий раз, на этот раз тяжело, ранен и 30 апреля 1945 года отправлен на излечение в госпиталь. Свой боевой путь дивизия наша продолжала еще девять дней – до 9 мая 1945 года. А после завершения боевых действий 380-я Орловская дивизия была расформирована. С радостью Победы и с болью разлуки разъезжались по домам боевые орлы (как мы с гордостью называли тогда друг друга).

В 1955 году, по окончании Военной академии Генерального штаба мне было поручено командовать прославленной 1-й гвардейской мотострелковой дивизией, дислоцированной тогда в Тбилиси. Это бывшая 100-я стрелковая дивизия, которая за блестяще проведенную Ельнинскую операцию в 1941 году была удостоена звания 1-й Гвардейской. Ко времени моего командования в этой дивизии оставалось мало ветеранов – всего 21 человек. Все они служили примером мужества, стойкости и боевого товарищества для всего нашего боевого коллектива.

В 1963-1965 годах я командовал 1-м армейским корпусом. Корпус этот дислоцировался на территории Туркмении и нес ответственность за более чем тысячекилометровый участок на границе с Ираном и Афганистаном, а это от Каспийского моря до самой южной точки СССР – г. Кушки.

Кроме особых условий боевой подготовки (жара достигала 50 градусов в тени, и заниматься приходилось только в утренние или вечерние часы), которые пополнили мой опыт, я узнал и многое из истории древней Туркмении. На территории ее до сих пор остались следы древней цивилизации и даже – следы походов Александра Македонского на древнюю Парфию. Ради собственной славы ходил войной на мирные народы Македонский, гибли под мечами его воинов целые государства, текли реки слез и крови. И не кажется ли вам странной сама наша цивилизация, что возвела его в герои? И не оттого ли продолжаются войны?

...Работая заместителем командующего войсками Прикарпатского военного округа (1966-1967 гг.), я в качестве руководителя советских войск участвовал в учениях стран Варшавского Договора на территории Чехословакии. Учение именовалось «Влтава». Оно было совместным с войсками Чехословакии, Немецкой народной армии, Венгерской народной армии. Событие впечатляющее. Это был пример настоящей дружбы между нашими воинами, и казалось, это навечно. Очень жаль, что позднее все это разрушилось.

Год своего 50-летия я встретил в качестве первого заместителя командующего Дальневосточного военного округа. Пришлось мне работать и на Чукотке, и в Магадане, и на Камчатке. На Курильских островах и на острове Сахалин. И особенно много в Хабаровском и Приморском краях... Последние 14 лет своей службы я был заместителем генерал-инспектора Главной инспекции Министерства обороны СССР. Войск в Вооруженных Силах было много. Контроль состояния боевой готовности и боевой подготовки войск осуществлялся под руководством Маршала Советского Союза К.С. Москаленко.

Конкретно я специализировался на проведении тактических учений с боевой стрельбой, бомбометанием авиации и пуском боевых ракет. Дело это довольно сложное и опасное. И я не один раз находился на волосок от смерти. И это в мирное время. Вспоминаю, например. Однажды на дивизионных учениях с боевой стрельбой и бомбометанием в Среднеазиатском военном округе самолеты-бомбардировщики допустили ошибку и сбросили фугасные бомбы в боевые порядки наступающей пехоты. Погибли несколько солдат, офицеров и тяжело был ранен генерал-инспектор Коломийцев. Мучительно переживать потери, но без учений не будет боеспособной армии.

Должен сказать, что в подавляющем большинстве округов, во флоте, частей ПВО уровень боевой выучки был очень высоким. В 1987 году, когда мне было 70 лет, я вышел в отставку. Ушел с чувством исполненного долга перед Вооруженными Силами, перед нашей Родиной.

Жена моя, военврач, весь фронтовой путь прошла вместе со мной. Теперь о нас бережно заботится дочь наша Светлана – инженер, выпускница авиационного института. Трудно представить жизнь нашу без нее.

...В 55-летие формирования нашей 380-й стрелковой дивизии мы, оставшиеся в живых ветераны, собрались в Москве. Собралось тогда 104 человека, причем 56 из Москвы, а 48 из провинции. Конечно, это мало. До боли мало. Уходит поколение фронтовиков... Но вот уже полвека работает Совет ветеранов 380-й дивизии. Около двадцати лет Совет возглавляет опытнейший офицер и настоящий патриот своей Родины В.Г. Кухтин. Совет создал с помощью многих энтузиастов богатый музей боевой славы при школе № 370. Музей этот возглавляет наш ветеран – поэт В.В. Крылов. Боевую славу дивизии Первого Салюта мы бережно сохраняем и передаем молодому поколению».


Из книги "Всем смертям назло! Вспоминают Герои Советского Союза и России",
составители П.Е. Брайко и О.С. Калиненко, М., "Знание", 2001 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог