Берлинская (Потсдамская) конференция СССР, США и Англии


Конференция "укрепила связи между тремя правительствами
и расширило рамки их сотрудничества и понимания."
Правительства и народы трех держав – участников конференции –
"вместе с другими объединенными нациями
обеспечат создание справедливого и прочного мира."

Из материалов Подсдамской конференции

Первым на конференцию, 15 июля, прилетел президент США Гарри Трумэн. В тот же день, но немного позже, прилетел и Уинстон Черчилль. Сталин прибыл в Берлин на поезде днем 16 июля. Конференция проходила во дворце Цецилиенхоф, построенном еще во времена Первой мировой войны. К зданию было удобно подъезжать, оно поражало внутренним интерьером. Ранее это была вилла Геббельса. Рядом с дворцом, на большом озере, под национальными флагами несли службу три военных корабля – по одному от каждой страны-участницы конференции. На всех заседаниях председательствовал президент США Г. Трумэн. Во время конференции Черчилль потерпел поражение на выборах, и в Потсдам вскоре прибыл его преемник Клемент Эттли. В советской делегации были многие известные люди: Министр иностранных дел Вячеслав Молотов, полководцы Георгий Жуков и Константин Рокоссовский, нарком флота Николай Кузнецов, дипломат Андрей Громыко…

24 июля Трумэн при личной встрече сообщил Сталину об испытании в США нового сверхмощного оружия. Однако тот прореагировал спокойно. Черчилль, узнав о подобной реакции, сделал вывод о полной неосведомленности генералиссимуса в вопросах ядерных вооружений. Уже позднее стало известно, что это была тонкая игра Сталина. В тот же вечер он приказал Молотову переговорить с Курчатовым об ускорении работ по атомному проекту.

Решения Крымской конференции были дополнены и закреплены на Берлинской (Потсдамской) конференции, проходившей в пригороде поверженной столицы фашистской Германии 17 июля – 2 августа 1945 года. Это была последняя конференция союзных держав в период Второй мировой войны. Делегацию СССР возглавлял И.В. Сталин, США – президент Г. Трумэн, Англии – вначале У. Черчилль, а затем новый премьер-министр К. Эттли.

К началу работы конференции отношения между тремя союзными державами антигитлеровской коалиции значительно осложнились. В политике западных союзников заметно усилились антисоветские настроения, что было следствием резкого изменения соотношения сил в Европе в пользу Советского Союза. Однако союз трех держав все-таки не распался, поскольку США и Англия были очень заинтересованы в участии Советской Армии в войне против Японии.

В ходе работы конференции были приняты политические и экономические принципы, которыми должны были руководствоваться в начальный период при обращении с побежденной Германией. Основу этих принципов составили пункты, нацеленные на демилитаризацию, демократизацию и денацификацию побежденной фашистской Германии с тем, чтобы угроза агрессии уже никогда не исходила с немецкой земли. Было принято решение о полном разоружении Германии и ликвидации всей германской военной промышленности. Наряду с этим уничтожалась национал-социалистская партия и запрещалась всякая нацистская и милитаристская пропаганда, отменялись все нацистские законы, предусматривались меры по наказанию военных преступников.

На конференции в Потсдаме союзники достигли соглашения и о репарациях, то есть материальной ответственности за ущерб, причиненный фашистской Германией странам, ставшим объектами ее агрессии. Союзники признали, что репарационные претензии СССР будут удовлетворены путем изъятий из советской зоны оккупации. Кроме этого, в пользу Советского Союза изымалась четвертая часть промышленного оборудования, предназначенного для репарационных платежей из западных зон оккупации. Поровну, между всеми державами-победительницами (включая Францию), делился и военно-морской и торговый флот Германии.

Трумэн, Черчилль, Сталин на Подсдамской конференции

По настоянию советской делегации на Потсдамской конференции было принято решение опубликовать списки нацистских военных преступников и подвергнуть их суду международного трибунала. Были рассмотрены и территориальные вопросы послевоенного переустройства Европы.

СССР передавался город Кенигсберг (с 1946 года – Калининград) и прилегающий к нему район, устанавливалась западная граница Польши по линии рек Одер – Западная Нейсе. Польше передавалась часть восточной Пруссии и город Данциг (Гданьск). Руководители делегаций-участниц конференции договорились о перемещении в Германию немецкого населения, ранее проживавшего в Польше, Чехословакии и Венгрии.

Было уделено внимание и вопросам, связанным с проблемой заключения мирных договоров с бывшими союзниками фашистской Германии – Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией, Финляндией и о приеме этих стран в Организацию Объединенных Наций.

Конференция учредила Совет министров иностранных дел держав-победительниц, которому в качестве главной задачи поручалось разработать тексты мирных договоров и принять меры по установлению дипломатических отношений с правительствами этих стран. На конференции американская и английская делегации вновь затронули вопрос о вступлении СССР в войну против Японии. Глава советской делегации подтвердил, что Советский Союз вступит в войну в строго намеченные ранее сроки.

Сталин во время своей первой встречи с президентом Трумэном был одет в белый мундир, и американцы обращались к нему по его новому титулу: "Генералиссимус", который русский диктатор присвоил себе после победы над немцами. Уже в эти первые часы встречи русских и американцев Сталин начал вводить в заблуждение своих союзников, так сказать, в качестве разминки перед будущим днем. Он сказал госсекретарю Бэрнсу, что по его, Сталина, убеждению, Гитлер еще жив и, возможно, находится в Испании или в Аргентине. И это несмотря на то, что красноармейцы обнаружили остатки сожженного трупа Гитлера в саду рейхсканцелярии, а советские врачи провели его вскрытие и опознание с однозначным результатом.

Уже на второй день конференции стало очевидно, что Сталин хотел бы представить Германию как обрубок прежнего государства. Черчилль спросил: что надо понимать под термином "Германия"? Во время переговоров на Потсдамской конференции велось два протокола: один – американцами, другой – русскими. Американский протокол выдерживался в прямой речи, а русский – в косвенной. В целях повествования использованы обе редакции протоколов. Сталин ответил, что Германия – то, что из нее стало после войны. Трумэн предложил в связи с переговорами на конференции рассматривать Германию такой, какой она была в 1937 году, то есть до присоединения Австрии и до Мюнхенских соглашений о Судетской области. На это Сталин заметил: «За исключением того, что Германия потеряла в 1945 году. Затем русский диктатор продолжил: "Позвольте нам определить западную границу Польши, после этого немецкий вопрос станет яснее. Германия – страна без правительства и без твердых границ. Это – разгромленная страна". На пятом заседании, в субботу 21 июля 1945 года, переговоры "Большой тройки" отличались враждебностью, дерзкой ложью и растущим недоверием. Предмет спора – новые польские западные границы и судьба немцев по ту сторону Одера и Нейсе. Речь шла о территории в 114 тысяч квадратных километров, четверти Германского рейха, области, в четыре раза большей, чем Королевство Бельгия, и о почти девяти миллионах человек. Сталин за столом переговоров на Подсдамской конференции

Президент США Трумэн развернул крупное сражение за немецкие территории на востоке: он выступил против того, чтобы поляки уже сейчас создавали свою администрацию в области между Одером и Нейсе. Трумэн: "Позвольте мне сделать заявление по поводу западной границы Польши... Мы установили наши зоны оккупации и границы этих зон. Но теперь, кажется, еще одно правительство получает оккупационную зону, и это произошло без консультаций с нами. Если бы предусматривалось, что Польша должна стать одной из тех стран, которой будет выделена собственная оккупационная зона, то надо было раньше прийти к соглашению об этом... Я по-дружески отношусь к Польше и, возможно, сделал бы заявление, что согласен с предложением советского правительства относительно ее западной границы, но я не хочу это делать сейчас, так как для этого будет другое место, а именно – мирная конференция".

Черчилль настойчиво повторил свою точку зрения: "Мы заявили, что согласны за счет Германии возместить Польше области, оставшиеся за «линией Керзона». Но одно должно уравновешиваться другим. Теперь Польша требует значительно больше, чем отдает на востоке. Не думаю, что это послужит на благо Европы, не говоря уже о союзниках. Немедленное переселение восьми миллионов человек – это дело, которое я поддержать не могу. Широкомасштабное переселение будет шоком для моей страны. Это может привести меня в безвыходное положение. Возмещение должно соответствовать потерям, по-другому будет нехорошо и для Польши».

«Польша, – продолжал Черчилль, – которая всем обязана великим державам, не имеет права вызывать катастрофическое положение в обеспечении немецкого населения продуктами питания. Мы не хотим, чтобы численно превосходящее немецкое население осталось у нас без каких-либо продовольственных резервов. Возьмите, например, огромное население Рурской области. Это население находится в английской зоне оккупации. Если его не обеспечить достаточным количеством продовольствия, то в нашей собственной зоне воцарятся условия, сходные с немецкими концентрационными лагерями, только в еще больших размерах". Президент Трумэн взял слово: "Создается впечатление свершившегося факта, что крупная часть Германии отдана полякам... Я думаю, что эта часть Германии, а именно Силезский угольный бассейн, как с точки зрения репараций, так и с точки зрения продовольственного обеспечения может рассматриваться как остающаяся у Германии. Я считаю, что поляки не имеют права присвоить себе эту часть Германии и вырвать ее из немецкой экономики. Возникает вопрос в простой формулировке: остаются ли зоны действующими до мирного договора или мы будем возвращать Германию по частям? " Три великих человека расстались в тот день противостояния, так и не придя к соглашению. 23 июля, на седьмой день заседаний, Иосиф Сталин взял часть Германии для Советского Союза. Это была северная часть Восточной Пруссии с Кенигсбергом. Он заявил своим партнерам по переговорам, что Советский Союз должен получить за счет Германии минимум один незамерзающий порт. Русские так сильно пострадали и пролили так много крови, что желают получить часть немецкой территории. Он об этом говорил еще на Тегеранской конференции, и тогда ни у Рузвельта, ни у Черчилля не было никаких возражений.

Но Черчилль, принявший полтора года назад это требование Сталина без особого раздражения, сейчас, в Потсдаме, дополнил требование русских юридической оговоркой. Он сказал, что все эти вопросы являются в действительности делом окончательного мирного урегулирования. Британское правительство поддержит советское желание включить этот немецкий порт в Советский Союз. А потом почти с оскорбительным недоверием продолжил: " Мы не проверяли прохождение советской пограничной линии по карте. Это может произойти на мирной конференции". На девятом пленарном заседании Потсдамской конференции, 25 июля, наконец, после многодневных переговоров о границах и репарациях, речь зашла о людях. Уинстон Черчилль заявил, что вопрос о переселениях должен быть рассмотрен на Потсдамской конференции. Большое число немцев будет выселено из Чехословакии. Необходимо определить, куда они должны идти. Насколько ему известно, в Судетской области насчитывается два с половиной миллиона таких немцев. Британский премьер спросил Сталина, будут ли все они перемещены в советскую зону.

В мемуарах Черчилль писал, как бы он действовал, если бы вернулся за стол Потсдамской конференции: "До 25 июля я просто откладывал разногласия, которые не могли быть урегулированы ни нами за круглым столом, ни нашими министрами иностранных дел в ходе ежедневных заседаний. В результате на полках скопилась внушительная стопка документов, по которым не было достигнуто соглашений. Но все же у меня было намерение после благоприятного для меня исхода выборов – как все того ожидали – разыграть всю эту кипу незавершенных дел в жесткой схватке с советским правительством. Например, ни я, ни Идеи не приняли бы Западную Нейсе в качестве границы. В качестве компенсации ухода Польши за "линию Керзона" мы признали бы перемещение западной польской границы до Одера и Восточной Нейсе. Но никогда бы правительство, возглавляемое мной, не заявило о своем согласии переместить границу до Западной Нейсе только потому, что русские войска заняли территорию до нее и за ней. Это был вопрос не только принципа, но скорее практическое дело большой важности, так как при этом речь шла об искоренении дополнительно трех миллионов человек. Существовало еще много других пунктов, относительно которых было необходимо предложить советскому правительству остановиться, не меньше их было и для поляков, прилежно занявшихся отрезанием огромного куска от Германии, явно став послушными марионетками Москвы".

На 11-м пленарном заседании конференции, на которое 31 июля собрались президент Трумэн, премьер-министр Этли, генералиссимус Сталин и их министры иностранных дел, британцы, три дня назад еще преисполненные решимости ни в коем случае не признавать Западную Нейсе в качестве западной польской границы, оказали лишь слабое сопротивление. Судьба немецких земель на востоке была решена. Сталин полностью сломил сопротивление союзников. Новички с Запада не доросли до титана с Востока. Иосиф Сталин возвратился в Москву с сознанием того, что после триумфа над Германией он одержал еще одну победу за столом переговоров над своими союзниками. Но западные политики вскоре признали необходимость постоянно объяснять, что встреча в Потсдаме не была мирной конференцией, уполномоченной принимать решения о Германии и новых границах в Европе, что там не было определено окончательное урегулирование.

Уже через неделю после возвращения в Вашингтон президент США Гарри С. Трумэн обратился по радио к американскому народу. Он сказал: "Польское правительство согласилось с нами, что окончательно установить границы в Берлине было невозможно, это будет сделано только во время заключения мирного договора. Вместе с тем существенная часть советской оккупационной зоны Германии на Берлинской конференции до окончательного заключения мирного соглашения была передана польской администрации. Почти каждое международное соглашение носит компромиссный характер. Соглашение о Польше не является исключением. Ни одна нация не может ожидать, что получит все, что она хочет. Это вопрос о том, что дать, а что взять, готовности пойти навстречу соседу до половины дороги". Чтобы Польше и Советскому Союзу не дать никакой возможности утверждать, что граница утверждена, или давалось обещание, что будет одобрена определенная граница, в Берлинском протоколе ясно утверждалось: "Главы трех государств снова подтверждают точку зрения, что окончательное утверждение польской западной границы должно быть перенесено до мирного урегулирования". Перед лицом этих событий трудно признать наличие доброй воли у того, кто утверждает, что западная граница Польши определена на конференции или давалось обещание в будущем одобрить ее прохождение".

Сразу после Потсдамской конференции положение немцев на востоке совершенно не улучшилось. Условия, в которых они были вынуждены покидать свою родину, оставались такими же ужасными, как и до Потсдамской конференции. Всем продолжали управлять насилие и ненависть. Погибли тысячи тех, кто не должен был умереть. Западные державы оказались бессильны перед механизмом, плодящим голод и нищету, который поляки и чехи запустили осенью и зимой 1945 года. Единственным, кто мог предотвратить зло, был Иосиф Сталин. Но он не хотел.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог