Герои Московской битвы – бойцы постов воздушного наблюдения


"Вся родина встала заслоном,
Нам биться с врагом до конца,
Ведь пояс твоей обороны
Идет через наши сердца!"

М. Матусовский

Московская зона противовоздушной обороны, частями которой командовал генерал-майор Громадин М.С., строилась по кольцевому принципу. Внешняя ее граница проходила через Ярославль, Великие Луки, Вышний Волочек, Смоленск, Орел, Горький, Рязань. Самые дальние посты воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) обеспечивали обнаружение противника на удалении в 200-250 километров от столицы. Так как нашим передовым постам ВНОС пришлось отойти вместе с войсками, фашистским бомбардировщикам теперь чаще удавалось подбираться к Москве незамеченными.

Правда, некоторые посты воздушного наблюдения, оповещения и связи, даже оказавшись в тылу противника, не переставали снабжать нас необходимой информацией. Об этих героях и пойдёт наш рассказ. Так, в частях и соединениях ПВО широко в то время был известен подвиг разведчиков во главе с младшим лейтенантом Романом Константиновичем Карякиным. Они располагались недалеко от города Клина, в деревне Турчиново. Линия фронта проходила совсем рядом. Однако, несмотря на опасность, Карякин и не подумал менять местонахождение поста. Воины сообщали сведения не только о вражеских самолетах, а и о действиях наземных войск.

Но однажды морозным ноябрьским рассветом немцы прорвали нашу оборону и продвинулись далеко вперед. Пост ВНОС № 74 оказался на территории, занятой врагом. Перед Карякиным встал вопрос: что делать? Отходить? Но ведь их еще не обнаружили. Связь работает. Почему же надо прекращать передачи? И Карякин решил: разведку не прерывать, держаться до последнего. Собрав наблюдателей, телефонистов, радистов, он приказал занять круговую оборону и подготовиться к отражению атак.
– Боеприпасы зря не расходовать, бить только наверняка. Некоторое время пост действовал, как и прежде. Из оккупированного района на главный командный пункт отправлялись важные донесения. Но вот гитлеровцы засекли разведчиков и окружили их, намереваясь захватить живыми. Они кричали:
– Рус, капут, сдавайся!
Им никто не отвечал.
– Рус, руки вверх! – не унимались солдаты.
Карякин приказал воинам ничем себя не выдавать.
– Стрелять только по моей команде, – предупредил он.

Видимо, решив, что советские бойцы ушли, немцы осмелели. Сначала по одному – два, а потом и группами они стали подниматься с земли, устремляясь к позиции вносовцев. Красноармейцы молчали. Лишь когда фашисты подошли совсем близко, прозвучала команда:
– Огонь!
Грянул дружный залп. Он ошеломил неприятеля, не ожидавшего встретить сопротивление. Оккупанты залегли. В них полетели гранаты. Фашисты отступили. Воспользовавшись замешательством противника, Карякин перевел группу в подвал дома, где находились средства связи. Отсюда группа младшего лейтенанта отбила еще несколько атак.

За Родину! Западный фронт, 1942 г., худ. И.В. Титков

Когда наступила темнота, Роман Константинович подозвал к себе Козлова и Трифонова и сказал:
– Надо разведать путь отхода...
Козлов и Трифонов ушли. Оставшиеся, затаив дыхание, прислушивались к каждому шороху, доносившемуся с той стороны, куда направились их товарищи. Вокруг – настороженная тишина. Даже обычного лая собак не было слышно. Но вот как будто кто-то вскрикнул. Вслед за этим раздался выстрел, затем еще и еще... Вспыхнула перепалка. Карякин вскочил на ноги.
– Кузнецов, за мной!

Красноармеец подхватил карабин и бросился за младшим лейтенантом. Схватка с противником была короткой, но жестокой. В ней погиб Козлов, получили ранения Трифонов и Карякин. С помощью Кузнецова они вернулись в подвал. Взбудораженные гитлеровцы подняли сильную стрельбу. И снова орали:
– Иван, сдавайся, а то всем капут!
Им не отвечали. Тогда гитлеровцы поднялись в атаку. Разведчики отбивались изо всех сил. В неравном бою пали рядовые Баешкин и Евстигнеев. Когда фашисты вплотную подошли к дому, где располагался пост ВНОС, в них бросили несколько противотанковых гранат. Они сразили множество неприятельских солдат.

Остальные шарахнулись в стороны. Дым и поднятая взрывами пыль на какое-то время закрыли все вокруг. Этим немедленно воспользовались оборонявшиеся. Они взяли с собой раненых и проскочили в образовавшуюся брешь. Всю ночь шли воины по занятой врагом земле, неся на себе потерявших способность двигаться товарищей. Лишь под утро перешли линию фронта и добрались до своей части. За мужество и стойкость весь личный состав героического поста во главе с четырежды раненным командиром был удостоен правительственных наград.

Так же смело и самоотверженно действовал в тылу противника и пост, который возглавлял комсомолец старший сержант Хорен Нариманьян. Он в совершенстве знал доверенную ему технику, отлично ею владел. До войны за успехи в боевой и политической подготовке Нариманьян заслужил свыше сорока поощрений. Оказавшись в окружении, он не растерялся – продолжал непрерывно передавать разведывательные данные до тех пор, пока не получил приказ отойти.

В трудные для Москвы дни, когда командованию войск ПВО потребовалось иметь пост ВНОС в непосредственной близости от линии фронта, туда был направлен расчет старшего сержанта Нариманьяна. Разведчики обосновались в селе Акулово, недалеко от Наро-Фоминска. Наступавшие немцы не оставили пост без внимания. На него, обстреливая и сбрасывая фугасные бомбы, пикировали самолеты. Взрывами была повреждена телефонная связь. Старший сержант Нариманьян послал на линию рядового Прохорова. В это время фашисты прорвали нашу оборону и окружили пост. Хорен Нариманьян с оставшимися бойцами отбивался до последнего. Они подожгли три танка и уничтожили 12 солдат противника. Но и сами погибли.

Долгое время на оккупированной территории действовал пост ВНОС, начальником которого был красноармеец Орлов. Его расчет внимательно наблюдал за полетами неприятельских самолетов, передвижением наземных войск и доносил об этом по радио в Москву. Сначала гитлеровцы не знали о существовании группы. Но потом стали догадываться, искать и, наконец, обнаружили ее. Для уничтожения поста был выделен взвод автоматчиков. Они развернулись в цепь и начали охватывать место расположения разведчиков.

Орлов решил принять бой. Вносовцы заняли оборону. Каратели приближались смело, решительно. Расстояние между ними и советскими воинами быстро сокращалось. Когда до окопов оставалось не более полсотни метров, Орлов скомандовал:
– По фашистским захватчикам... огонь!
Грянул залп. За ним сразу же последовали другой, третий... Семь автоматчиков упали, сраженные насмерть. Командовавший ими длинный, как жердь, офицер был тяжело ранен. Атакующие остановились, затем повернулись и побежали. Красноармейцы ликовали, кричали вдогонку удиравшим насмешливые слова.

Несколько минут спустя, опомнившись, немцы снова начали приближаться. На этот раз они были более осторожны и осмотрительны. Нежданно-негаданно к ребятам пришла подмога. Находившийся в тылу противника разведвзвод, заслышав перестрелку, поспешил к месту боя. Лыжники появились вовремя. Они с ходу атаковали гитлеровцев и вместе с вносовцами наголову разгромили их. Раненый неприятельский лейтенант был взят в плен.

Бойцы в белых маскировочных халатах были довольны:
– Одним махом двух зайцев убили: и товарищам подсобили, и языка добыли.
И лыжники и расчет поста благополучно возвратились в свои части...

Постам ВНОС приходилось вступать в жаркие схватки с врагом не только на захваченной фашистами местности, но и в расположении своих войск. Здесь их нередко атаковала неприятельская авиация. По низколетящим самолетам вносовцы открывали групповой винтовочный огонь. И надо сказать, не без успеха. Так, например, пост, возглавляемый красноармейцем Войтенковым, немцы пытались бомбить и обстреливать шесть раз. Но, натыкаясь на дружные и меткие залпы, так и не смогли ничего с ним сделать.

В дни, когда враг находился у ворот Москвы, посты ВНОС, расположенные в непосредственной близости от линии фронта или за нею, во многом способствовали своевременному предупреждению войск ПВО о воздушной опасности. Да и не только о воздушной…


При написании статьи были использованы воспоминанмя генерал-майора Кикнадзе М.Г.,
из книги «Мы все поднялись в сорок первом», составители И.Г. Гребцов и А.А. Логинов, М.: Патриот, 2015, с. 151-216



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог