Немецкий оккупационный режим на захваченных территориях


"Мы понатужимся и встанем,
Костями застучим – туда,
Где дышат хлебом и духами
Еще живые города.
Задуйте свет. Спустите флаги.
Мы к вам пришли. Не мы – овраги."

Бабий Яр, И. Эренбург

Фашизм явил миру чудовищные преступления против человечности. Варварский план тотального истребления народов Восточной Европы и, прежде всего, народов СССР был изложен в гитлеровском плане «Ост». Поэтому с самого начала войны немецко-фашистские оккупационные власти стали использовать экономику, природные богатства и трудовые ресурсы оккупированных территорий СССР для укрепления военно-экономического потенциала фашистской Германии.

Как подчеркивалось в «Директивах по руководству экономикой во вновь оккупированных Boсточных областях», принятых еще до нападения на СССР, «совершенно неуместна точка зрения, будто оккупированные области должны быть как можно скорее приведены в порядок, а экономика их – восстановлена. Напротив, отношение к отдельным частям страны должно быть дифференцированным. Развитие хозяйства и поддержание порядка следует проводить только в тех областях, где мы можем добыть значительные резервы сельскохозяйственных продуктов и нефти. А в остальных частях страны, которые не могут прокормить сами себя, т.е. в Средней и Северной России, экономическая деятельность должна ограничиваться использованием обнаруженных запасов».

Не случайно фашистские захватчики цинично отвергли основные принципы режима оккупации, содержащиеся в приложении к Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, согласно которым оккупированная территория остается территорией того государства, которому она принадлежала до оккупации, и поэтому оккупационные власти обязаны уважать законы, обычаи и традиции, существующие на занятой территории. Начиная с первых дней вступления на советскую территорию войск фашистской Германии и ее сателлитов стал устанавливаться жестокий режим, создавались лагеря смерти и гетто, повсеместно проводились аресты и расстрелы граждан. Во многих населенных пунктах имелись карательные органы оккупантов, в селах – полицейские, в крупных населенных пунктах – подразделение СС и охранные части.

В результате войны и оккупации Советского Союза из 73 млн. человек на временно оккупированных советских территориях преднамеренно истреблено фашистами 7 420 135 человек, умерло также 2 164 313 человек из 5 269 513 вывезенных на работы в Германию, еще 4 100 000 умерло от преднамеренно жестоких условий оккупации (голод, инфекции, отсутствие медпомощи). Итого 13 млн. 684,5 тыс. (Всеросссийская книга памяти, 1995. С. 406-407.). И 2,2 млн. евреев. В 1941 г. в плен попало более 3 млн. красноармейцев. Почти все они, по немецким данным, погибли к февралю 1942 г. Большинство пленных были славяне. Немецкий плакат, предназначенный для оккупированных территорий К концу 1941 г. войска Германии и ее союзников оккупировали значительную часть Советского Союза. До войны там проживало около 40% населения, добывалось 70% угля, производилось примерно 60% стали и 60% алюминия. На эти районы приходилось почти 40% сбора зерна и около 40% поголовья крупного рогатого скота, 84% производства сахара.

Основные направления немецкой оккупационной политики на территории СССР Гитлер определил 16 июля 1941 г. на совещании с Герингом, Кейтелем, министром по делам оккупированных восточных территорий А. Розенбергом и другими нацистскими сановниками. Согласно протоколу этого совещания, Гитлер сказал: "Важнее всего, чтобы мы не выдавали нашу цель всему миру. В этом нет никакой необходимости. Главное – чтобы мы сами знали, чего мы хотим... Мы будем снова подчеркивать, что мы были вынуждены захватить ту или иную область, чтобы навести там порядок и обеспечить нашу безопасность. Мол, в интересах населения этой страны мы должны позаботиться о спокойствии, продовольственном снабжении, транспорте и т. п., – а отсюда и предпринятое нами урегулирование. Ни в коем случае не надо показывать, что это сделано навсегда. Тем не менее, все необходимые меры – расстрел, переселение и т. п. – мы все равно сможем, и будем осуществлять и дальше... Надо делать вид, будто мы осуществляем какой-то мандат. Но нам самим должно быть ясно, что из этих областей мы уже не уйдем никогда... Жизненным принципом должно быть и оставаться на веки веков: никому, кроме немца, не дозволено носить оружия!.. Только немец может владеть оружием, а не славянин, не чех, не казак, не украинец!.. Из вновь приобретенных восточных областей мы должны сделать для себя райский сад... Огромное пространство надо усмирить как можно быстрее; это лучше всего можно добиться расстрелом каждого, кто посмеет поглядеть на немца косо".

По плану «Ост» («Восток») предполагалось уничтожить 30 миллионов славян и других местных жителей, а также планировалось в течение 30 лет выселить в Сибирь из западных районов СССР, а также из Польши и Чехословакии приблизительно 31 млн. человек (впоследствии количество подлежащих выселению лиц было увеличено до 46-51 млн. человек). На отнятые у них земли должны были переселиться 10 млн. немцев. Около 14 млн. местных жителей предполагалось оставить на прежнем месте в качестве дешевой рабочей силы и онемечить. Борман, второе лицо в нацистской партии, так определял судьбу славян на захватываемых территориях: "Славяне должны работать на нас, как только они нам будут не нужны, они должны умереть, образование им не нужно, для них достаточно уметь считать до 100, славяне необходимы для работы в сельском хозяйстве и на рудниках как рабы".

Свои представления о будущем оккупированных территорий Советского Союза Гитлер развивал в одной из "застольных бесед" со своими приспешниками 11 апреля 1942 г. По его словам, "для осуществления господства нашего рейха над покоренными нами народами Востока высшим принципом должно быть: как можно шире отвечать их стремлению к индивидуальной свободе, избегать их какой-либо государственной организации и тем самым держать представителей этих народностей на как можно более низком уровне культуры... Не следует вводить для завоеванных народов никакого обязательного школьного обучения. Знания русских, украинцев, киргизов и т.д., их умение читать и писать нам только во вред... Что касается гигиены и санитарии, то тут у нас нет никакой заинтересованности в том, чтобы как-то просвещать их нашими знаниями и тем самым давать им совершенно нежелательную для нас базу для чудовищного роста народонаселения". На оккупированных территориях не следует проводить прививки против болезней и другие оздоровительные мероприятия.

Особое значение Гитлер придавал тому, чтобы "разгромить русских как народ, разобщить их"; подорвать "биологическую силу" русского народа, сократить его численность, выселить из привычных мест обитания в отдаленные районы. В ожидании окончательной расправы над порабощенными народами, территория СССР была временно разделена на два рейхскомиссариата (позднее – на пять), границы которых не совпадали с границами советских республик. Рейхскомиссариат «Украина» включал в себя основную часть Украинской ССР и часть Белоруссии; рейхскомиссариат «Остланд» – основную часть Белоруссии, Литву, Латвию, Эстонию, часть Ленинградской и Псковской областей.

Бессарабия, Северная Буковина и часть южных областей Украины были присоединены к Румынии, Карельский перешеек и часть Восточной Карелии – к Финляндии. На оккупированных территориях была разрешена частная собственность в сельском хозяйстве и в торговле, открыты церкви, разрешены религиозные праздники. В школах вводилось преподавание Закона Божия и обязательные молитвы. Занятия начинались с "благодарственного слова фюреру Великой Германии"; особые "уроки текущих событий" отводились восхвалению национал-социализма и гитлеровской Германии. Колхозы, совхозы и машинно-тракторные станции оккупанты вплоть до 1943 г. сохраняли под своим контролем, считая их наиболее удобной формой управления местным населением.

Когда у Адольфа Гитлера возникла идея операции «Цитадель», он думал не только о военном походе. Его секретная директива, датированная апрелем 1943 года, требующая отправлять в Германию с завоеванных территорий всех военнопленных и работоспособных гражданских, показывает, насколько ясно он осознавал трудности в немецкой экономике. Не хватало не только солдат, но и рабочих. И чем больше людей в Германии призывалось на военную службу, чтобы увеличить армию, тем меньше их становилось на военных заводах, шахтах, транспорте и полях.
В январе 1943 года Верховное главнокомандование Вермахта затребовало 800 000 человек – но даже самый безжалостный призыв смог предоставить только 400 000. Эти люди были потеряны для военной промышленности, и их места, поэтому требовалось заполнить иностранными рабочими, прежде всего с Востока. Неудивительно, таким образом, что в своих "Инструкциях по захвату военнопленных, рабочей силы и трофеев" Гитлер сформулировал, что важной целью всех военных операций, не считая уничтожения войск противника, является захват военнопленных и гражданских лиц для работы на военных объектах. Война возвратилась в свою самую примитивную форму: ее цель снова – трофеи и рабы.

Эти усилия принесли свои плоды. В мае 1942 года в армии было 9,4 миллиона человек, весной 1943 года это количество возросло до 11,2 миллиона. Тем не менее, гражданских рабочих в это время стало 36,6 миллиона человек, тогда как в мае 1942 года было 35,5 миллиона. Другими словами, Германия имела на два миллиона больше солдат и на один миллион больше рабочих. В начале 1942 года на немецких заводах в месяц производилось только 350 танков и 50 штурмовых орудий, к началу 1943 года количество производимых танков увеличилось в два раза, а штурмовых орудий – в четыре.

Оккупанты беспощадно грабили захваченные ими территории: вывозили оттуда сырье, продовольственные и промышленные товары, угоняли мирных жителей на принудительные работы в Германию, разрушали памятники культуры, уничтожали выявленных ими работников советской власти, коммунистов и комсомольцев, истребляли евреев и представителей других "низших рас". Убийства и жестокое обращение производились разными способами, включая расстрелы, повешение, отравление газом, доведение до голодной смерти, чрезмерную скученность, систематическое содержание впроголодь, принуждение к работе, непосильной для тех, на кого она возлагалась, несоответствующее санитарное и медицинское обслуживание, жестокости и пытки всех видов, включая пытки каленым железом и вырывание ногтей, и производство опытов над живыми людьми путем оперирования их, и другие способы.

В Краснодаре около 6700 человек гражданского населения было убито путем отравления газом в "душегубках" или были замучены и расстреляны. В Сталинграде и Сталинградской области после изгнания оттуда немцев было найдено более 40000 трупов, все тела были изуродованы с особой жестокостью. В Орле было убито 5000 человек. В Новгороде и Минске несколько десятков тысяч. В Крыму мирные граждане были погружены на баржи, вывезены в море и потоплены. И так было во многих городах СССР: Львов, Одесса, Харьков, Киев, Каунас и т.д., десятки, сотни тысяч убитых и замученных наших соотечественников. Евреев обычно сначала сгоняли в "гетто", а затем уничтожали. Немецкая пропаганда стремилась вызвать на оккупированных территориях волну антисемитизма, лживо обвиняла евреев во всяческих преступлениях, провоцировала погромы. После Львовского погрома 2-3 июля 1941 г., жертвами которого стали 7 тыс. человек, уцелевшие евреи были согнаны в гетто, где их ожидала медленная гибель – рейхсминистр пропаганды И. Геббельс называл гетто "сундуками смерти".

С первых дней оккупации начались массовые расстрелы евреев. В Житомире оккупанты расстреляли 18 тыс. евреев, в Днепропетровске – 11 тыс., в Одессе – 26 тыс. Этот список преступлений не имеет конца... Одним из самых массовых был расстрел евреев на окраине Киева в районе Бабьего Яра, где погибло около 70 тыс. человек. Распространив слухи о предстоящем переселении евреев, оккупанты приказали им под страхом смертной казни явиться с деньгами, документами и ценными вещами к Бабьему Яру, где было много оврагов и противотанковых рвов. С утра 29 сентября 1941 г. огромные толпы евреев: мужчин, женщин и детей – двинулись к сборному пункту, где их встречали отряды СС и украинской вспомогательной полиции. У людей отбирали деньги, документы и ценные веши, ударами палок и плетей заставляли раздеться догола, загоняли в ров и расстреливали.

По словам одного из немецких свидетелей расстрела, "все это происходило очень быстро: если кто-нибудь задерживался, украинцы подгоняли его пинками и ударами. Я думаю, что не проходило и минуты с момента, когда человек снимал пальто, до того, как он уже стоял совершенно голый. Не делалось никакого различия между мужчинами, женщинами и детьми... Раздетых евреев направляли в овраг... Когда они подходили к краю оврага, немецкие полицейские хватали их и укладывали на трупы уже находившихся там расстрелянных евреев... Как только еврей ложился, подходил немецкий полицейский с автоматом и стрелял лежавшему в затылок". Заполнив ров трупами, немецкие саперы взрывали его края и засыпали убитых землей.

Немецкий плакат, предназначенный для оккупированных территорий

Чтобы придать истреблению евреев и других «нежелательных элементов» еще более широкий и организованный характер, нацисты начали строить в Польше "лагеря смерти", где особые подразделения ("зондеркоманды") должны были осуществлять массовое уничтожение людей. Террор приобрёл широкие масштабы. Количество заключенных в концентрационных лагерях Германии с 1940 по 1943 г. возросло почти в пять раз, число смертных казней – более чем в 18 раз. Усиленными темпами продолжалось массовое истребление народов оккупированных стран, особенно евреев, цыган и славян. Еврейские "гетто" ликвидировали; их обитателей расстреливали или отправляли на смерть в особые "лагеря уничтожения", построенные в Польше. В апреле 1943 г. при ликвидации еврейского гетто в Варшаве там началось восстание. Хотя повстанцы были почти безоружны, они около двух месяцев героически сражались с превосходящими силами немецко-фашистских войск. Лишь в июне 1943 г. оккупанты подавили восстание. Они убили или отправили в лагеря уничтожения около 76 тыс. человек, полностью уничтожили гетто, сожгли значительную часть Варшавы.

Со всей Европы в "лагеря уничтожения" шли поезда с обреченными людьми, которых расстреливали, вешали, душили в газовых камерах. Их трупы сжигали; одежду, личные веши и драгоценности убитых отправляли в Германию. Специальные команды выламывали у трупов золотые зубы, переплавляли их и сдавали золото в немецкие банки, которые нередко хранили его в нейтральных швейцарских банках. Волосами убитых женщин набивали матрасы, из человеческого жира варили мыло. Способы, применяемые для истребления людей в концентрационных лагерях, были: жестокое обращение, псевдонаучные опыты (стерилизация женщин в Освенциме и Равенсберге, искусственное заражение раком матки в Освенциме, тифом в Бухенвальде, анатомические "исследования" в Нацвейлере, инъекции в области сердца в Бухенвальде, пересадка костей и вырезание мышц в Равенсбрюке и множество других), газовые камеры, "душегубки" и печи для кремации.

Самым крупным из лагерей уничтожения являлся Освенцим, около города Кракова. За время его существования с мая 1940 г. до января 1945 г. в нем погибло свыше 4 млн. граждан СССР, Польши, Франции, Бельгии, Голландии, Чехословакии, Югославии, Румынии, Венгрии. Другим крупнейшим лагерем уничтожения был Майданек в предместьях Люблина. С 1940 по 1944 г. фашисты истребили в нём около 1,5 млн. человек. Еще один лагерь уничтожения фашисты построили в 1942 г. около польской станции Треблинка. За два года там погибло свыше 800 тыс. человек. Всего за годы войны в немецких концентрационных лагерях и в лагерях уничтожения находилось 18 млн. человек; 11 млн. из них были истреблены гитлеровцами.

Очень большую часть погибших от фашистского террора – более 6 млн. человек – составляли евреи. В результате «Холокоста» – зверского уничтожения евреев немецкими фашистами (от греческого "холокаустос" – сожженный целиком), погибло более половины еврейского населения Польши, Украины, Белоруссии, России, Прибалтики, Румынии, Венгрии, Франции и других стран. Истреблялись в концентрационных лагерях не только взрослое население, но и дети. Самым мерзким злодеянием по отношению к истреблявшимся в концентрационных лагерях детям было выкачивание детской крови. При питании, состоявшем из 100 граммов хлеба и полутора литров жидкости наподобие супа в день худые и болезненные дети каннибальским образом использовались как источники крови для нужд немецких госпиталей. Фашисты организовали в лагере «Саласпилс» фабрику детской крови.

Отступая под ударами советских войск, гитлеровцы разрушали города, сжигали деревни, массами истребляли мирных жителей или угоняли их в Германию. В соответствии с требованиями Гитлера, Гиммлер приказал: "При нашем уходе из той или иной области Украины не оставлять там ни одного человека, ни одной головы скота, ни одного центнера зерна, ни одного железнодорожного рельса, ни одного целого дома, ни одной шахты или рудника, не разрушенных на многие годы; ни одного не отравленного колодца". Одним из многих трагических примеров фашистских зверств может служить судьба белорусской деревни Хатынь (в Минской области). 22 марта 1943 г. оккупанты заживо сожгли и расстреляли 149 человек, в том числе 76 детей, включая младенцев, 43 женщины, а также немощных стариков. Все дома Хатыни разграбили и сожгли дотла. За три года временной оккупации фашисты стерли с лица белорусской земли 209 городов и городских поселков, 9.200 деревень, уничтожили каждого третьего жителя Белоруссии.

Приказ Гитлера о проведении карательных операций на оккупированных территориях был доведен до рядового состава немецкой армии. В инструкции, изданной в дополнение к приказу фюрера, указывалось, что при проведении карательных операций на захваченных территориях "местность следует превращать в мертвое пространство" и что "каждая тонна зерна, каждая лошадь, каждая корова имеют для немецкого рейха большую ценность, чем десяток убитых восточных недочеловеков". На территории СССР нацисты уничтожили и сильно разрушили 1710 городов и более 70000 деревень и населенных пунктов, более чем 6 млн. зданий и оставили без крова около 25 млн. человек.

На оккупированных территориях фашисты запретили все советские государственные органы и общественные организации, жителям запрещалось без особого разрешения властей отлучаться из мест их постоянного проживания. Население оккупированных фашистами территорий не имело ни политических, ни экономических, ни юридических прав. Для граждан в возрасте от 18 до 45 лет (для граждан еврейской национальности от – 14 до 60 лет) вводилась трудовая повинность. Рабочий день даже на вредных производствах длился 14-16 ч в сутки. Лиц, уклонявшихся от работы, отправляли в каторжные тюрьмы или на виселицу. Оккупационные власти отказались снабжать население продовольствием. В особенно трудных экономических условиях оказались городские жители. Ряд городов были охвачены голодом. На оккупированных территориях вводились телесные наказания, штрафы, натуральные и денежные налоги, размеры которых большей частью устанавливались оккупационными властями произвольно.

Введением налогов оккупанты хотели придать своей грабительской политике видимость «законности», хотя сами налоги большой частью вводились без учета возможностей их выплаты. К неплательщикам захватчики применяли репрессии вплоть до расстрела. Часто взимание налогов превращалось в крупные карательные операции. В годы войны в оккупированные районы стали возвращаться белоэмигранты, надеясь вернуть потерянные привилегии. В ряде районов создавались профашистские партии и союзы, из предателей формировались воинские подразделения. Они не оказали заметного влияния на ход боев на фронте или на сдерживание партизанского движения в тылу врага. Однако на их совести сотни тысяч погибших советских людей.

Как и в других оккупированных странах, помощь немецкой военной и гражданской администрации оказывали коллаборационисты из местного населения. Оккупанты назначали их деревенскими старостами, полицейскими, переводчиками, принимали на службу в качестве "добровольных помощников" немецкой армии. Такие "помощники" несли караульную службу, помогали немецкой жандармерии, участвовали в уничтожении евреев и в борьбе против партизан. Основную часть коллаборационистов составляли люди, пострадавшие от советской власти, потерявшие имущество или своих близких во время Гражданской войны, принудительной коллективизации и массовых репрессий, – часть священнослужителей во главе с экзархом (управляющим) православной церковью в Прибалтике архиепископом Рижским Сергием, а также часть военнопленных и гражданских лиц, вступавших в военизированные немецкие формирования под страхом смерти.

В Западной Украине, Прибалтике, а позднее в Крыму и на Кавказе с оккупантами сотрудничали антисоветски настроенные националисты и сепаратисты, которые не знали о замыслах Гитлера и надеялись, что Германия после победы над СССР предоставит независимость этим районам. Так, с приближением немецких войск к Прибалтике, многие латыши, эстонцы, литовцы, мобилизованные в 1940 г. в Красную Армию, дезертировали из своих частей и начали нападать на тылы советских войск. С приходом немецких оккупантов они объединились в так называемые "батальоны безопасности", которые помогали немецкой армии, устраивали облавы на евреев и уничтожали их, а позднее воевали против советских партизан. Украинские националисты во главе с С. Бандерой и А. Мельником еще до войны установили связь с немецкими властями и накануне нападения на СССР сформировали в Польше два украинских батальона «Нахтигаль» и «Роланд». Вместе с немецкими войсками они участвовали в наступлении на Львов и попытались захватить там власть.

Только после Сталинграда германская администрация делает попытку повернуться лицом к тем, кто готов был сотрудничать с оккупантами. Теперь уже все народы, кроме евреев, цыган и поляков, признавались арийцами, и им разрешалось создавать свои национальные формирования в войсках СС, а также собственную вертикаль местного самоуправления. Однако к тому времени предложение услуг коллаборационистами продолжало падать, а площадь захваченной территории, благодаря безостановочному наступлению Красной Армии, – неуклонно сокращаться.

Желая расколоть Советский Союз и противопоставить населявшие его народы друг другу, Германия отступила от прежней установки Гитлера – не давать оружия жителям оккупированных территорий. В августе 1942 г. она приступила к формированию национальных "легионов" (фактически батальонов) из советских военнопленных и местных жителей Кавказа, Крыма и Кубани, особенно пострадавших от советской мести в годы Гражданской войны, "расказачивания" и коллективизации сельского хозяйства. В немецко-фашистскую группировку, наступавшую на Кавказ, были включены 25 национальных "легионов", в том числе армянские, грузинские, азербайджанские, туркменские, крымско-татарские и волжско-татарские. Из казаков Дона и Кубани немцы сформировали две казачьи дивизии, бойцы которых клялись Богом "Вождю Новой Европы и Германского народа Адольфу Гитлеру верно служить" и "бороться с большевизмом, не щадя своей жизни до последней капли крови". Чаще всего национальные "легионы" использовались на караульной службе и в борьбе с партизанами, но некоторые из них воевали против регулярных войск Советской Армии.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог