Участники Прохоровского сражения


"…На сожженной земле ни былинки,
Танк на танке, броня на броне…
И на лбу командиров морщинки –
Битву не с чем сравнить на войне…"

Е. Мухамедшина

Наступление советской части на Курской дуге

Запись в дневнике 12 июля 1945 года Ивана Петровича КОСТЕНКО, бывшего начальника разведки 233-го гвардейского артиллерийского полка 95-й гвардейской Полтавской дивизии.

«Сутра противник при поддержке 8 танков Т-6 пытался занять высоту 226,6. Потерял 3 танка и отошёл на исходные рубежи. В 10-00 большое соединение наших танков пошло в контрнаступление и заняло совхозы «Октябрьский» и «Сталинский». На нашем участке противник активности не проявлял. К 17-00 на участке совхоза «Комсомолец» противник перешёл в атаку (180 танков, из них 40 «Тигр», и рота мотопехоты). На батареях осталось по 10 снарядов на орудие. Вот запылали 4 танка. А они клином идут на наши боевые порядки. Люди возле орудий гибнут, но никто ни на шаг не уходит. Смяли нашу 8 батарею. Подошли танки к нашему наблюдательному пункту на 100 метров. Ведут ближний обстрел с орудий и пулемётов. Майор Ревин приказал достать гранаты, и будем защищаться до последнего. Достал гранаты. Оставил только три разведчика, остальных отправил в тыл (штаб полка).

Немецкие танки начали обходить наблюдательный пункт полка справа. Телефонная связь порвана и с полком, и с дивизией, а также с дивизионами и батареями. Управление было потеряно. Решили отойти к ближайшему орудию и вести огонь. Под дождём пуль и снарядов меняли НП и подошли к огневой позиции батареи. Снарядов нет. Командуем отбой. В это время 2 танка «Тигр» подошли к огневой позиции на 200 метров. Тяжело ранен лейтенант Демшин (командир взвода разведки). В это время в голову попала пуля командиру полка. Под ураганным вражеским огнём выхватили его тело и погрузили в машину. Так погиб дважды орденоносец майор Ревин».

Лидия Михайловна ФЕНСТЕР, медицинская хирургическая сестра, 24 декабря 1977 года:

«Я медицинская хирургическая сестра, прошедшая в составе полевого подвижного хирургического госпиталя № 4196 длинный путь войны от Сталинграда до Берлина. И самым страшным, потрясающим на этом пути был путь нашего госпиталя через посёлок Прохоровка. Название Прохоровка и память того жестокого военного времени не изгладятся в моей памяти до конца дней моих. Мне 86 лет, и прошло уже 35 лет с тех пор, как грохотали взрывы бомб, снарядов, сталкивались и горели танки, падали сбитые самолёты, горела Курская земля! И всё это сопровождалось пролитой кровью, жуткими стонами и криками раненых и обожжённых, контуженых и раздавленных гусеницами танков... С полей несло удушливой вонью горевшего металла и краски, бензина и пороха, тола и солярки, а после и смрадом разлагающихся трупов...»

Семён Степанович РАКШАЕВ, миномётная рота 2-го стрелкового батальона 26-го гвардейского воздушно-десантного полка, 20 июня 1985 года:

«В 8 часов 12 июля ударили «катюши», артиллерия, и мы тоже открыли огонь. Сколько времени продолжалась артподготовка – я не помню, но как только танки пошли вперёд, мы двинулись за ними. Дошли до балки, танки балку перешли, и тут навстречу нам из леса стали выползать немецкие танки с пехотой. Наши самоходки открыли огонь.

Мы заняли позицию возле кем-то вырытых окопов и открыли огонь. Впереди нас разгорелся танковый бой. К нам и через нас летели снаряды, болванки и пули, выпущенные из танков. Вели огонь немецкая артиллерия и миномёты. В один из миномётных налётов едва успели заскочить в окопчики. Две мины разорвались в 20-30 см от края окопчика, не причинив вреда. К вечеру перешли на другую сторону балки. На поле стояли разбитые танки – наши и немецкие. Некоторые из них ещё горели».

Леонид Исаевич САХАРОВ, рота противотанковых ружей 2-й стрелковый батальон 28-го гвардейского воздушно-десантного полка, 20 февраля 1986 года:

Подбитые немецкие танки

«Вдруг послышались возгласы: «Воздух!» На наш участок обороны шли восемь немецких самолётов Ю-87 и Ме-110. Я приготовился к стрельбе. С июля 1941 по октябрь 1942 года я был лётчиком-истребителем, участвовал в боях под Москвой и в Сталинграде в войсках ПВО, сбил четыре самолёта, был дважды награждён. Поэтому у меня был опыт работы с немецкими самолётами.

И вот, когда фашистские самолёты начали делать заход на пикирование и бомбометание, я с учётом скорости полёта и направления ветра вычислил упреждение и начал стрелять по головному самолёту, по их командиру. После одного из выстрелов головной самолёт задымил и начал падать. Солдаты выскочили из окопов и начали кричать: «Ура! Сержант Сахаров сбил самолёт». Самолёт врезался в землю и взорвался».

Лев Петрович КОРЕШКОВ, миномётная рота 1-го стрелкового батальона 26-го гвардейского воздушно-десантного полка, 24 июля 1985 года:

«9 июля на рассвете нас подняли по тревоге. Получили боеприпасы, сухой паёк и пошли к фронту. Повозок в роте не было, миномёты катили по два человека, мины несли в лотках на себе. Идти было тяжело. Каждый миномётчик имел вооружение и имущество стрелка, да ещё миномёт и мины нужно было тащить. По пути в каком-то селе женщины со слезами на глазах провожали нас. Кто-то из бойцов спросил:
– Почему вы плачете?
– Как же нам не плакать? Жалко вас. Уж какие у нас мужики были, и то их немец побил, а вы – дети. Как вы с ними справитесь?

Да. Мы были молодые. В дивизии было много солдат 1924 и 1925 годов рождения. Но какая вера в победу была у нас! Рядом с нами по дорогам шли артиллерия и танки... Утром 12 июля началось наше контрнаступление. После залпа «катюш» пошли вперёд наши танки. Они шли тремя колоннами справа от нас, выходили на поле, разворачивались в линию и шли вперёд.

Затем увидел, как впереди на высоте появились немецкие танки и началось танковое сражение. Горели танки. Чёрные клубы дыма высоко поднимались к небу. Самолёты – немецкие, наши – то вели воздушные бои, то бомбили и обстреливали наземные цели.

Мы сменили огневую позицию, выдвинулись вперёд к полотну железной дороги и оттуда вели огонь. Последующие события стёрлись в моей памяти. Были передвижения то вправо, то влево, но всегда вперёд...

Стойкие бронебойщики

Прохоровское поле... Это место ожесточённых, кровопролитных боёв июля 1943 года, земля, на которой совершили ратный подвиг защитники Отечества. Один из таких героев – гвардии старший лейтенант Павел Иванович Шпетный. Он возглавлял взвод противотанковых ружей 284-го стрелкового полка 95-й гвардейской стрелковой дивизии, входившей в состав 5-й гвардейской армии, воины которой вместе с частями и соединениями 5-й гвардейской танковой армии сдерживали натиск противника на прохоровском направлении в ходе Курской битвы.

Три танковые дивизии СС – «Рейх», «Мёртвая голова», «Адольф Гитлер» – вели наступления на Прохоровку. 95-я гвардейская стрелковая дивизия 11 июля сходу вступила в бой северо-западнее Прохоровки и вела ожесточённые бои на северном берегу реки Псёл, в районе сёл Михайловка, Карташёвка, хутора Весёлый. С беззаветной храбростью сражались артиллеристы и бронебойщики, расстреливая в упор вражеские танки, ведя огонь до последнего патрона, снаряда.

Бронебойщики, Курская дуга, июль 1943 г.

И вот 12 июля 1943 года. А. Кулаков, гвардии подполковник в отставке, бывший командир стрелкового батальона 290-го гвардейского полка 95-й гвардейской стрелковой дивизии, вспоминая этот день, писал: «Пять десятков вражеских танков, подминая под себя высокие золотые хлеба, с тупым упорством шли вперёд. Несколько из них атаковали позицию взвода Шпетного. Семь бронированных чудовищ против девяти гвардейцев...»

Завязался неравный бой. Атакующего противника Шпетный и его товарищи встретили дружным и метким огнём. Сам командир, выбрав удобную позицию, производил выстрелы по фашистским «тиграм». Гром сражения заглушал сухую трескотню бронебоек, густой дым стлался по земле... И вот, благодаря успешным действиям выведены из строя первые танки. Но пали, насмерть сражённые, рядовой Павел Проскуряков, сержанты Иван Охранкин и Николай Сухарский. А фашистские машины продолжали грозно и уверенно наступать, имея своей целью подавить сопротивление наших бронебойщиков. Один из «тигров» замер от метких выстрелов сержанта Карпа Ойя, поджёг одну машину и замертво упал рядовой Гульков, следующую остановил сержант Салимов...

Старший лейтенант Павел Шпетный также продолжал вести огонь, но закончились боеприпасы. Прижав к груди противотанковые гранаты, он ожидал ненавистного врага... Ещё мгновение, и раздался оглушительный взрыв противотанковой гранаты. Над самым окопом лязг гусениц оборвался, и пламя жарко пахнуло в чёрное от копоти лицо Шпетного. Оно исказилось страшной болью. Раненый командир сполз на дно окопа. Там лежали, истекая кровью, раненные, но ещё живые гвардейцы Карп Ойя, Василий Бутко, Юсуп Салимов и Николай Нелюбин... Но Павел Иванович уже не увидел, как они, полуживые, расстреливали из ПТР ненавистный седьмой – и последний танк, который приближался к их позициям... Не узнал он и того, что сержант Салимов, не имея сил совладать с бронебойкой, приложился к автомату и до последнего удара сердца так и не оторвался от него.

Олейников А.И., ветеран 95-й гвардейской стрелковой дивизии, вспоминая о подвиге гвардейцев взвода Шпетного, отметил: «Окоп, в котором лежали мёртвые бронебойщики, затянуло дымом. Лежали девять парней, родившихся в разных концах необъятной страны и защищавших её здесь, на узкой полоске курской земли, девять солдат, чьё мужество оказалось сильнее 60-тонных бронированных громадин».

Все бронебойщики посмертно награждены орденом Красного Знамени, а старшему лейтенанту Павлу Ивановичу Шпетному присвоено звание Героя Советского Союза. Описанный подвиг– не только яркий пример мужества и героизма, проявленных в боях под Прохоровкой, но и подтверждение того, что поражение немецко-фашистских войск на Курской дуге было достигнуто благодаря взаимодействию всех родов советских войск. Не будет преувеличением сказать, что множество яростных атак противника разбилось о стойкость наших артиллеристов.

Идут годы... Обустраивается Прохоровское поле – третье поле ратной славы России. Открываются новые памятники. Один из таких памятников – мемориальная доска, свидетельствующая о боевых действиях на Курской дуге воинов орденов Ленина, Красного Знамени, Суворова, Богдана Хмельницкого 95-й гвардейской Полтавской стрелковой дивизии. Установлен этот памятный знак в нескольких километрах от шоссейной дороги Прохоровка – Карташёвка, на том месте, которое в народе называют «Поле Шпетного», в память о беспримерном подвиге, совершённом здесь отважными бронебойщиками под командованием Павла Шпетного 12 июля 1943 года.


Из материалов И. Сидоренко
Журнал "Родина" № 7 2013 г., с. 44-45.




возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог