Старший лейтенант Прудников Д.Т.


"Истинное мужество немногоречиво:
ему так мало стоит показать себя,
что самое геройство оно считает за
долг; а не за подвиг."

А. Бестужев-Марлинский

Прудников Д.Т.

Дмитрий Тихонович Прудников родился в 1921 г. в деревне Новое-Щербино Ельнинского района Смоленской области. В 1934 г. вместе с родителями переехал в Москву. Здесь учился в средней школе, ФЗУ и аэроклубе. В 1940 г. по путевке комсомола был направлен в военную школу пилотов, с сентября 1942 г. – на фронтах Великой Отечественной войны. Совершил свыше 80 боевых вылетов. 21 октября 1943 г. погиб при выполнении боевого задания. Звание Героя Советского Союза ему присвоено посмертно 4 февраля 1944 г.

Сколько раз Дмитрий Прудников проходил по родному Тверскому бульвару, любуясь тенистыми кронами разлапистых деревьев, и всегда ощущал не только радостное волнение, что учится и работает в столице Родины, но и живет на одной из ее центральных улиц. Это чувство всегда сопутствовало ему и во всех делах. В аэроклубе первым совершил самостоятельный полет. Наверное, поэтому в тот осенний день 1940 года проводить Прудникова в военную школу летчиков собрались, кажется, все жители соседних домов Тверского бульвара. И каждый старался высказать ему доброе напутствие.

На новом месте встретили Прудникова радушно. Уставной порядок, поддерживаемый в школе пилотов, чем-то напомнил ему районный аэроклуб в Москве. Только тут было еще строже. И потекли недели, месяцы. Курсант Прудников с увлечением изучал материальную часть самолета и двигателя. Его увлекали курс аэродинамики, теория полета, воздушные стрельбы. Внимательно слушал инструкторов и преподавателей, и, конечно, не знал он тогда, что считанные дни отделяли нашу Родину от нападения гитлеровских захватчиков...

К концу октября 1941 года фашистские войска, развивая наступление, рвались к Москве. К тому времени Прудников успешно сдал государственные экзамены и получил звание военного летчика. Он был уверен, что теперь его место там, на фронте, в боевом строю. Но ему, как и многим другим, было отказано в направлении в действующую армию.
– Знаю, рветесь туда, – заявил ему начальник школы, принимая заявление с просьбой направить на фронт. – Однако хорошие летчики нужны не только на фронте. Готовить воздушных бойцов – тоже важная боевая задача. По всем данным, вы можете быть летчиком-инструктором. Вот и решено пока оставить вас в школе. Если возникнут трудности, потребуется помощь – приходите. А на фронт, добивать врага, – заключил полковник, – поедем вместе...

И сержант Прудников начал старательно обучать летному делу молодых бойцов. Учился и сам. За первый же военный год освоил новый для него самолет Ил-2, который был справедливо прозван «летающим танком». На такой грозной и мощной машине он вскоре и начал сражаться с врагом. Сентябрь 1942 года. Первый доклад о прибытии на фронт командиру 944-го штурмового авиаполка.
– Москвич? – спросил командир, выслушав Прудникова. – Выходит, мы земляки. Я тоже жил и призывался в армию в Москве. Но вот сражаться за столицу не пришлось. Воевал на других фронтах. Как говорят на войне, где бы не быть – лишь бы врага бить!

На другой же день Прудников совершил облет района боевых действий, а затем был включен в группу, которой предстояло нанести удар по подходившим к Сталинграду резервам противника. При подведении итогов летного дня командир эскадрильи капитан Борисов отметил инициативного летчика. Похвала командира окрылила молодого фронтовика. С каждым днем он увеличивал свой вклад в разгром фашистских захватчиков.

Однажды в составе группы «ильюшиных» Прудников вылетел для удара по переднему краю обороны противника. В районе цели штурмовики попали под сильный огонь вражеских зениток. Однако «илы», умело маневрируя, с ходу сбросили бомбы на врага. На земле сразу вспыхнуло несколько костров. Умолкли три зенитные точки. Затем «ильюшины», снизившись до бреющего полета, обрушили на гитлеровцев огонь из пушек и пулеметов. Во время атаки Прудников заметил замаскированные наспех танки. Небольшой поворот, и снаряды «ила» впились в броню вражеских машин.
– Молодец, Прудников! – похвалил ведущий группы.

При выходе из четвертой атаки Дмитрий вдруг почувствовал, что его самолет как бы вздрогнул всем своим могучим телом.
– Командир, у нас разбит стабилизатор, дыра в левом крыле, – поспешно доложил воздушный стрелок сержант Сергеев.
– Вижу, Володя, – спокойно ответил летчик. – Не волнуйся. Ударим еще разик по блиндажу, что впереди, слева, – заключил он и повел самолет на новую цель.

Без единой потери вернулись тогда на свой аэродром штурмовики, успешно выполнив поставленную задачу. А вечером радио сообщило, что наши войска юго-западнее Сталинграда продолжали теснить противника, нанося ему ощутимые удары. Прудников, как и все его однополчане, не скрывал гордости: в этих успехах имелась доля и их ратного труда. От вылета к вылету крепло мастерство воздушного бойца. Новый, 1943 год Прудников встретил обстрелянным воином. Ему доверили командование звеном самолетов. На гимнастерке засиял свежей эмалью первый орден Красного Знамени, было присвоено офицерское звание. А спустя некоторое время новая радость: полк преобразовали в гвардейский, он получил почетное наименование Сталинградский.

В один из весенних дней группа, возглавляемая Прудниковым, нанесла штурмовой удар по отступавшим войскам противника. Повторяя один заход за другим, гвардейцы уничтожили свыше десятка вражеских танков и автомашин. Однако при выходе из последней атаки в самолет Прудникова угодил зенитный снаряд. Начал давать перебои мотор. Но командир звена все же привел машину на аэродром. Свыше 50 пробоин насчитали тогда механики в ее фюзеляже и на крыльях. Как одному из лучших командиров звеньев, ему доверили руководство эскадрильей. Не все гладко поначалу получалось. Но Дмитрий учился у ветеранов, прислушивался к ним, присматривался, анализировал свои поступки. И все это давало отличные результаты. С каждым днем эскадрилья набирала высоту. О ней заговорили как о передовой. А на груди боевого командира засиял второй орден Красного Знамени.

Прудников, казалось, работал без сна и отдыха. Он всегда там, где готовились самолеты к вылетам, где техники залечивали раны, полученные «илами» над полем боя. Он взлетал первым, а приземлялся последним, для того чтобы видеть «почерк» каждого своего пилота. Неутомим и точен Дмитрий был и в полетах. Только за один вылет возглавляемая им шестерка «ильюшиных», действуя в районе Азовского моря, уничтожила два катера, мотолодку и баржу с войсками и техникой. А при повторном вылете гвардейцы нанесли удар по аэродрому Кутейниково. Несмотря на сложные погодные условия и плотный огневой заслон, они уничтожили несколько самолетов врага, вызвали на его аэродроме три мощных взрыва.

Как-то раз в полк поступило боевое распоряжение: нанести штурмовой удар по артиллерийским позициям противника. Огонь его орудий мешал продвижению наших войск. Командир полка задумался. Он знал, что эскадрилья Прудникова уже сделала три вылета. Однако особенности цели требовали от экипажей смекалки, находчивости, расчетливости. А этими качествами как раз отличались летчики этой эскадрильи. Времени для подготовки к вылету оставалось немного. Однако комэск сумел не только изучить поставленную задачу, но и обговорить с летчиками особенности ее выполнения. Напомнил о действиях экипажей в особых случаях.

Как и было условлено, первая группа во главе с лейтенантом Гришиным зашла на цель с ходу, как бы вызывая огонь на себя. А в это время основная группа, которую вел Прудников, ударила по огневым точкам противника с тыла. Получилось удачно. Сразу «захлебнулось» несколько артиллерийских точек врага. После этого гвардейцы обрушили огонь из пушек и пулеметов по окопам и блиндажам. И на этот раз они без единой потери вернулись на аэродром. А впереди – новые боевые вылеты. 25 августа старший лейтенант Прудников повел шестерку «илов» на штурмовку переднего края обороны противника. Подлетая к району цели, он услышал тревожный голос воздушного стрелка:
– Командир, по курсу большая группа бомбардировщиков!
– Понял. Вижу, – отозвался летчик и впился взглядом в приближавшиеся самолеты врага.
– Раз, два... десять, пятнадцать... двадцать пять! – Он досчитал до сорока, а все увеличивавшаяся армада «юнкерсов» подобно лавине надвигалась на передний край наших войск.
– Внимание! За мной! В атаку! – скомандовал Прудников.

Он резко взмыл вверх на своем «иле» и устремился на ведущего «юнкерсов». Фашистский флагман пытался отвалить в сторону, но длинная пушечная очередь сразила его. Выдохнув струю огня и дыма, вражеский бомбардировщик рухнул на землю. Внезапная атака «ильюшиных» нарушила боевой порядок вражеских машин, видимо, поразила врага дерзостью и отвагой. Следуя примеру командира, его ведомые отправили в последнее пике еще два Ю-87. По команде Прудникова группа перестроилась в круг и, став неуязвимой для вражеских стрелков, продолжала наращивать свои атаки. Так, бой шестерки «ильюшиных» против 54 «юнкерсов» закончился внушительной победой гвардейцев. Они расстреляли пять вражеских самолетов. Остальные, поспешно освободившись от бомбового груза, повернули на запад.

Через несколько дней командир полка майор Ляховский М.Ф. подписал наградной лист на гвардии старшего лейтенанта Прудникова Д.Т. «За время пребывания в 75-м штурмовом авиаполку, – говорилось в нем, – Прудников проявил себя способным летчиком, умелым командиром. На боевые задания летает с большим желанием. В воздухе ведет себя бесстрашно, хладнокровно и уверенно, быстро ориентируется. Уничтожил и повредил 14 танков, 19 автомашин, 5 артбатарей. Уничтожил на аэродромах до 20 самолетов противника... За совершенные 80 боевых вылетов в качестве ведущего групп, за умелое руководство эскадрильей достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

Знал ли Прудников, что скрепленный подписями и печатью наградной лист уже отправлен в вышестоящий штаб, сказать трудно. Одно не вызывает сомнения — летчик продолжал громить врага. 21 октября в дождливую погоду он получил новое срочное боевое задание. В районе Мелитополя наши войска встретили упорное сопротивление противника. Необходима была помощь с воздуха. И, как говорится, разгоняя крыльями облака, шестерка «илов» поднялась в небо. При подлете к району заданной цели Прудникова охватило недоумение: под ними редкий перелесок да аккуратно сложенные стога сена.
– Ошибки быть не может! – вслух подумал комэск и повел группу на снижение.

И сразу все стало ясно. Под копнами сена виднелись артиллерийские лафеты. Разбрасывая маскировку, гитлеровцы поспешно разворачивали орудия к бою. Но серия фугасных бомб, сброшенных «илами», сразу накрыла несколько орудийных расчетов. Встав в круг, гвардейцы стали штурмовать огневые точки противника. Оправившись от паники, гитлеровцы открыли ураганный огонь, но гвардейцы умело маневрировали.
– Ударим еще разок! – довольный действиями ведомых, скомандовал Прудников.

Видя, как пламенеет земля от прицельно сброшенных бомб и бортового огня, как в панике разбегаются немцы, он седьмой раз подал команду для атаки, увлекая за собой летчиков. И снова глухо застучали самолетные пушки, раскатисто застрочили пулеметы. Но в этот момент в самолет Прудникова угодил вражеский снаряд. Машина дрогнула, затем перевернулась и, выпустив шлейф дыма, врезалась в землю, оборвав жизнь отважного молодого командира...


Из книги "Герои огненных лет", под редакцией А.М. Синицына,
книга 7-я, М., "Московский рабочий", 1984 г., с. 269-274.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог