Cолдаты сорок первого


"Они легли на поле боя,
Жить начинавшие едва,
И было небо голубое,
Была зеленая трава."

Р. Казакова

Сколько солдат, прошедших горнило страшного сорок первого года, лежат ещё безыменными под гранитными плитами памятников по городам и сёлам Украины. С того времени прошло 70 лет, но лежат ещё на полях и в лесах, солдаты сорок первого, которые первыми приняли на себя удар немецко-фашистских захватчиков и были захоронены местными жителями. И чтобы не говорили о том времени, они навсегда останутся солдатами своей Родины.

На поле между сёлами Левкова Крижопольского района и Верховка Тростянецкого района имеется могила. В народе её называют «Румынская», говорят, что там, в сорок первом году захоронили 49 убитых солдат. Заинтересовавшись, кто же все-таки захоронен, бойцы, какой армии, я решил поискать свидетелей того боя. Ведь в войне участвовали солдаты разных стран. И в ходе поисков, я узнавал всё новые и новые подробности от свидетелей того времени, которые еще живы и рассказывают, как всё это было. Все события взяты, из архивных данных, мемуаров воевавших и воспоминаний жителей сёл.

Для ведения боевых действий на юге Украины, против немецких и румынских войск, постановлением Совета Народных Комиссаров был создан Южный фронт под командованием генерала армии И. В. Тюленева. В своей книге «Через три войны» он вспоминает: «22 июня 1941 года в 4 часа утра, меня вызвали в Кремль, где маршал К. Е. Ворошилов сообщил: Германия напала на Советский Союз. И меня назначают командующим войсками созданного Южного фронта. И сегодня же я должен отбыть к месту своего назначения. Перед отъездом, в Генеральном штабе меня информировали о том, что полевое управление Южного фронта формируется из штаба Московского военного округа, которым я командую.

В состав фронта войдёт: полевое управление 18-ой армии под командованием А.К. Смирнова, формирующее в городе Харькове из управления Харьковского военного округа. Из 12-й армии Юго-Западного фронта Вам передаются: 17-й стрелковый корпус, в составе 60-й и 96-й горнострелковых дивизий и 164-я стрелковая дивизия. 16 механизированный корпус в составе 15-й и 39-й танковых дивизий и 19-й мотоциклетный полк. Из резерва фронта передавался 55-й стрелковый корпус в составе 130-й, 169-й и 189-й стрелковых дивизий. На юге в состав Южного фронта вошла 9-я армия, которая вместе с пограничными заставами отражает атаки штурмовых отрядов румынских войск, задавших целью захвата мостов через реку Прут.

В состав группы армий «Юг» под командованием генерал-фельдмаршала фон К. Рунштендта развернутой против войск Юго-Западного и Южного фронтов, вошли:
На Львовском направлении – 1-я таковая группа (Армия) под командованием Гудериана, 6-я и 17-я полевые армии.
На советско-венгерской границе был развернут 8-ой Венгерский армейский корпус. В составе: 2-х пехотных, 2-х моторизированных и одной кавалерийской бригад.
На территории Молдавии была развернута 11-я немецкая армия, в состав которой вошли румынские части – 4 пехотные дивизии, 3 кавалерийские и 3 горнострелковые бригады.
3-я румынская армия, в состав которой входили 1-я и 4-я горнострелковые бригады, 7-я пехотная дивизия горно-пехотного корпуса; 5-я, 6-я и 8-я кавалерийские бригады с танковыми подразделениями.
4-я румынская армия, в состав которой входили 5-я, 15-я и 21-я пехотные дивизии; 1-я гвардейская дивизия, 1-я пограничная дивизия, 35-я резервная дивизия, а также 1-я и 2-я кавалерийские бригады.
Для охраны коммуникаций в тылу наступающих войск использовался Словацкий отдельный армейский корпус в составе 1-й и 2-й пехотных дивизий и моторизированной бригады».

23 июня 1941 года специальный поезд с полевым управлением Южного фронта прибыл в город Киев, где в штабе Киевского Особого военного округа генерала Тюленева информировали об очень тяжелой обстановке на Юго-Западном фронте в связи с нападением германских войск. Генерал Тюленев пытался связаться с командующим генерал-полковником Кирпаносом. Но проводная связь со штабом Юго-Западного фронта, дислоцированного в городе Тернополь, не работала. 24 июня поезд прибыл в город Винницу.

Здесь еще в 1939-1940 годах на правом берегу реки Южный Буг был оборудован командный пункт ФРОНТОВОГО ЗНАЧЕНИЯ. Но командование Южного фронта об оборудованном командном пункте не было поставлено в известность. О нём узнали из доклада Начальника инженерных войск Южного фронта генерал – майора инженерных войск А.Ф. Хренова. Когда управление Южного фронта прибыло на командный пункт, оказалось, что там отсутствуют средства связи, и управлению фронта, пришлось первые дни пользоваться местной проводной связью.

В первой директиве Южного фронта говорилось: «Задача армий Южного фронта – оборонять государственную границу с Румынией. В случае перехода и перелета противника на нашу территорию – уничтожать его активными действиями наземных войск и авиации. И быть готовым к решительным наступающим действиям». 27 июня из резерва фронта в связи с напряженной обстановкой в 18-ю армию были переданы 55-й стрелковый корпус и 4-я отдельная противотанковая артиллерийская бригада.

Общее наступление немецко-румынских войск против Южного фронта началось 2 июля 1941 года. Немецкая 17-я армия с северной части Украины, 11-я немецкая армия и румынские соединения с южной её части, планировали сходящими ударами в направлении на город Винницу окружить и уничтожить главные силы Юго-Западного и Южного фронтов. На юге главный удар из района Ясс (Молдавия) наносили 2-е немецкие и 2-е румынские пехотные дивизии, в стык между 30-й горнострелковой и 95-й стрелковой дивизиями.

Второй удар наносился силами 2-х немецких пехотных дивизий и 2-х румынских кавалерийских бригад на 404-й стрелковой полк 176-й стрелковой дивизии. Несмотря на упорное сопротивление войск Красной Армии, противник продвинулся в глубину обороны до 8-10 километров.

К этому времени обстановка на Юго-Западном фронте резко ухудшилась. Войска противника глубоко вторглись на территорию Украины. 7 июля был захвачен город Бердичев, и завязались сильные бои в районе города Житомир. Моторизованные корпуса, 1-ой танковой группы выйдя в район Бердичев, Казатин начали поворачивать на юг Украины, угрожая тылам 6-й ,12-й и 18-й армиям. В связи с отводом войск левого крыла Юго-Западного фронта, Ставка постановила отвести войска 18-й армии на рубеж Каменец-Подольский, Могилев-Подольский, Ямполь, Бельцы с организацией обороны на укрепленных районах.

189-я стрелковая дивизия обороняла рубеж Дунаевцы, части 169-й стрелковой дивизии подготовили к упорной обороне промежуток между Каменец-Подольским и Могилев-Подольским укреп. районами. 130-я стрелковая дивизия заняла Могилев- Подольский и Ямпольский укреп. районы. В то же время наши войска продолжали отражать атаки противника. Войска Красной Армии часто переходили в контратаки, нанося противнику тяжелые потери, при этом сами также несли огромные потери. В районе села Дзялов 651-й стрелковый полк 96-й горнострелковой дивизии разгромил 229-й пехотный полк 101-й пехотной дивизии немцев, захватив штаб полка с документацией, автомашины. При этом большая часть полка была уничтожена. В районе Ямполя вели бои с прорвавшими частями противника, войска 169-й и 130-й стрелковых дивизий, препятствуя продвижению немцев в направлении города Томашполь.

20 июля 1941 года был издан боевой приказ за № 021 войскам 18 армии об отводе частей на новые рубежи. В приказе говорилось: «Командующему 12-й армией приказано: к утру 21.07 отойти на рубеж Белая Церковь, Тетиев, Китай-город. 18 армия, сдерживая противника, отходит на рубеж Гайсин, Ладыжин, Кирнасовка, Вапнярка, Мястковка (Городковка)…»

На северо-западной окраине села Красное попал в окружение 145-й танковый полк 240-й механизированной дивизии. Командование полка погибло, и полком стал командовать капитан В.С. Дубровин. На выручку окруженным, был, выдвинут 93-й танковый полк. Но к окруженным смогла пробиться только танковая рота, где в конце боя в роте осталось 4 исправных танка. Затем в бой были втянуты танки 39-й и 47-й танковых дивизий. После получения разрешения на отход из занимаемого рубежа 47 танковая дивизия оказалась зажатой противником в лесу севернее станции Зятковцы. Командир дивизии полковник Г.С. Родин организовал прорыв из окружения, в результате которого основные силы дивизии вышли в район Гайворона. Гаубичный полк и отдельный батальон связи были уничтожены, и только некоторым бойцам позднее удалось выйти в расположение своих войск.

После тяжелых оборонительных боев, части 130-й и 169-й сд отступали с боями в район Ободовки. Многие солдаты и командиры, мобилизованные в начале войны, проходя через родные места, оставались в оккупации, другие уходили в леса, в партизанские отряды. Многие же, продолжали воевать в частях Красной Армии, отступая с боями на восток страны. В своем рассказе я буду приводить воспоминания односельчан о тех днях июля сорок первого. Из воспоминаний жительницы села Соколовка Крижопольского района Елизаветы Ивановны, о своём отце Мартынюк Иване Гнатовиче.

«До войны отец работал начальником железнодорожной ветки. 30 марта 1940 года он был призван на военную службу. Служил старшим лейтенантом, командиром отдельного пулемётного батальона. Часть стояла в городе Ямполь. Мы с матерью ездили перед войной к нему в часть. Одного дня отец пришел домой вмести с политруком. Нам отец рассказал: что под Марковкой был тяжелый бой, их часть разбили, и отставшие в живых солдаты идут к нашему селу, в детдоме сборный пункт. Они переночевали и утром мы с мамой пошли их провожать в центр села, до детского дома. (Бывшее имение графа Бржозовского). На территории парка детдома находилось много солдат с оружием. Они были измученные на вид, некоторые были в бинтах, на которых была видна кровь. Здесь же стояли повозки, кони и были пушки. Затем все повставали колонной, и пошли полем в сторону села Левкова. Мы, попрощавшись с отцом, пошли домой.

Мартынюк Иван Гнатович

Навстречу нам шли солдаты по одному и группами по несколько человек, все измученные и многие были в бинтах. Отца мы больше не видели, после войны человек с соседнего села Куниче рассказывал маме: что видел отца в Сталинграде. Они поговорили и больше не встречались. Придя домой мама пошла во двор, а я стала рвать вишни которые росли возле дороги и вдруг слышу треск мотоциклов. Со стороны села Заболотное (Чоботарка) вижу, едут четыре мотоцикла, а на них немцы, один мотоцикл остановился, с него слез немец и, подойдя ко мне, достал фотографию, на которой была девочка, дал мне шоколадку и погладил по голове. Немец сел на мотоцикл и поехал далее в село Соколовку.

Мартынюк Иван Гнатович, 1905 год рождения, кадровый офицер, командир отдельного пулемётного батальона, старший лейтенант. Призывался Крижопольским РВК 30 марта 1941 года. Последнее место службы 70-я стрелковая дивизия 396-й стрелковый полк. Погиб в июне 1944 года. Жена Мартынюк Секлета Петровна. Дочь Елизавета.

«Журнал потерь 70 СД. Архив МО России»

Из воспоминаний жительницы села Соколовка Роговой Инны Даниловны о жителе села Соколовка Крижопольского района Уманец Василии Ануфриевиче. До войны он работал учителем математики, разом с моими родителями, учителями в школе села Леонивка. В 1941 году был призван на военную службу. Уманец Василий Ануфриевич В конце июля 1941 года возле села Левкова рядом с дорогой, проходившей на село, Савинцы стояла артиллерийская батарея и стреляла в сторону села Куниче. Мы играли во дворе у бабушки, и тут вбегает Вася. Весь в пыли и попросил ведро воды. «Жарко, – говорит, – хлопцам воды хочется принести, наша батарея стоит выше огорода». Бабушка предложила ему переодеться в гражданскую одежду деда. А, Вася говорит: «Вы, что, немец наступает, а Вы одежду даете. Дезертиром, Вася, стал, скажут». Взял ведро воды и побежал на батарею. И больше Васю мы не видели…

Уманец Василий Ануфриевич, 1913 год рождения, кадровый офицер, командир стрелковой роты, лейтенант, беспартийный. Призван Крижопольским РВК 30 марта 1941 года. Последнее место службы 69-я стрелковая дивизия 120-й стрелковый полк.
Погиб 15 ноября 1943 года. Похоронен в Беларуси: Гомельская область Реченский район Село Надвин – на кладбище. Мать Уманец Ульяна Тимофеевна село Соколовка Крижопольский район.

«Архив МО России», выписка из донесения
о безвозвратных потерях командного состава
по 69 стрелковой дивизии от 3 декабря 1943 г.

Боевые распоряжения по 18 армии Южного фронта за июль 1941 года:
55-й СК 130-й СД – c утра 23.7 ведет бой в районе Вапнярка. 169-я СД ведет бой на рубеже ст. Крыжополь, Ильево-Поле с прорывающимися частями противника в направлении Ольшанка, Песчанка, Кодыма… 55-й СК с утра 26. 07 ведет бой с 176-й и 22-й пехотными дивизиями немцев. 130 СД, отражая неоднократные атаки противника численностью до двух пехотных полков с направления Савинцы и Соколовка и нанося противнику большие потери, к исходу дня 26. 07. занимала рубеж Верховка, Павловка…»

Части советских отступающих войск заняли оборону между сёлами Довжик и Левково. Линия окопов 130 СД проходила от села Левково через поле до леса и далее полями до села Савинцы. Но боевых действий здесь не произошло. По приказу командования войска оставили занимаемые позиции, и отошли в направлении села Верховка.

Из воспоминаний жительницы села Левково Крижопольского района Винницкой области Брижчук Марии Кирилловны: «В конце лета 1941 года в нашей хате (дом на восточной окраине села Левково прим. авт.) стали на постой красноармейцы. В хате, где мы жили, они установили телефоны и провода протянули один на Верхивский хутор. Где на бугре стояли пушки и когда они стреляли в сторону села Соколовка, то снаряды летели через нашу хату. Было слышно, как они свистели над хатой. Другой провод шёл в поле до Савинецкого леса. Там на поле солдаты копали окопы.

На Левковскому поле, росла пшеница, а на Козинском – жито. Когда началась война, комбайны поехали десь до Днепра. И косить не было кому. Люди потрошки косили себе, накосят и дома молотят. Хлеб то нужно было печь. Колы я вышла на свой огород то побачила солдат протягуе провод на другой берег речки на хутор. Казали потом люди, что там, на груши сидел солдат-наблюдатель. После обеда командиры начали голосно командовать, все забегали по двору. Солдаты с командирами все побежали на поле за село. Через некоторое время на поле стоял такой крик, такая беда была, что в хате нельзя было находиться. (Произошла рукопашная схватка прим. авт.)

В меня была маленькая девочка на руках и мы сховались в погреб, немного посидели а когда вышли на улицу то кругом тишина, а солдат негде не видно. Всё, что было у нас во дворе, пулемёт на колёсиках, ящики с махоркой и патронами, шинели, котелочки всё это осталось, и за вещами больше никто не возвратился. Затем люди всё порозбирали. Боже как это было страшно.

Прошло несколько дней, и к нам в дом вошли румынский офицер и солдаты, и сказали, чтобы шли хоронить убитых на поле солдат. Погода была жаркая, трупы раздуло, а на поле стоял тяжелый воздух. Румыны собрали людей с двух сёл Левково и Козинцы. Мужики на поле выкопали кагат (яму длиной около 30-40 метров прим. авт.), на дно постелили скошенное жито, а сверху постелили шинели и плащ палатки. Жинки повязывали лицо платками, и по 4-5 жинок выкатывали убитого на плащ палатку и несли до могилы.

Румынский офицер мужикам приказал, чтобы они собранное оружие и документы сносили к дороге, где стояли румынские солдаты. Сами же офицеры стояли далеченько от могилы. Жинки притянуть убитого до могилы, а там хлопцы соскочат в могилу и уложат рядком. Когда видят, что все не вмещаются, начали улаживать лицом к лицу. Я сама не носила, в меня маленький ребенок, но смотреть ходила. Много жинок поприходило смотреть, ведь у многих, родные были призваны на военную службу. Собравши всех, хлопцы могилу засыпали и поставили 3 деревянных креста. Один большой посередине могилы, а два поменьше по краям могилы, и обнесли её штакетником. С села Козинцы были певчие с батюшкой, отпевали погибших. Говорили, что около 49 румынских солдат захоронили. Людей много поприходило и не только с нашего села, были и чужие, говорили, что и с села Капустяны пришли люди».

Я поинтересовался, есть ли еще, кто помнит день похорон? Мария Кирилловна ответила, что наверно уже нет некого – столько времени прошло (это был 2001 год, прим. авт.). Алена померла, она хоронила убитых, так все поумирали. Ирина помнит, она живет в центре села, поспрашивай её, она должна помнить. Мне посчастливилось, встретится с ней. И узнать более о тех днях, лета 1941года. Баба Ирина рассказала, как они носили убитых солдат до могилы. На вопрос, хоронили ли красноармейцев в общую могилу с румынами или для них была выкопана отдельная могила?

Баба Ирина расплакалась и рассказала сквозь слёзы о том, как они ходили с жинками по полю, где росло жито, и увидели солдатика. Он лежал молоденький такой, как живой и ветерком его белые волосы шевелило. А, у него, в груди винтовка вколота. (Заколот штыком, прим. авт.). Мужики подошли, забрали оружие и какие-то бумаги с кармана. Мы же, с жинками, плача, вкатили его на плащ и понесли до могилы. Казали люди, что десь около 49 румын, захоронили.

Стараясь найти новые свидетельства о захоронении, я узнал, что за селом имеется еще одно захоронение. Вот рассказ жителей села Левково по воспоминаниям их бабушка, которая хоронила убитых: «За огородами бабушка увидела 3-х убитых «румынских?» офицеров. Выкопали с дедом могилу за огородом, на дно постелили шинели и положили их, а сверху укрыли шинелями и захоронили. Года через три, когда земля просела, еще видно было угол шинели. На могиле был поставлен деревянный крест, а могила была обнесена штакетником.

Когда в 1944 году освобождавшие село красноармейцы крест выкопали на дрова, им надо было приготовить поесть, от могилы остались одни воспоминания у внуков, рассказанные их бабушкой. В ходе поисков было установлено, что в этом районе активных боевых действий не было, а проходила линия обороны 130 СД.

По материалам Ковалева Олега, село Соколовка Крижопольского района.
Винницкой области – Киев. Моб: 096- 44 – 32 - 188




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог