Сокровища рейха на затонувшей субмарине?



"...Русские и советские моряки сдаче в плен предпочитали гибель...
В истории подводных сил «Кригсмарине» нет ни одного
подобного случая из всех 779 погибших подводных лодок.
В безвыходных положениях оставшиеся члены экипажей
предпочитали сдаться в плен вместе со своими командирами.
Таких экипажей было 219."

Г. Дрожжин

Германские подлодки были нередкими гостями Советского Заполярья

В 1963 году военный летчик Вяткин осваивал полеты на сверхзву­ковых истребителях «Миг-19» на аэродроме, расположенном вблизи Тикси, в Центральной Арктике. Однажды в июле того же года он, взяв кинокамеру (был воскресный день), с солдатом Ивановым отправил­ся на берег Неелова залива. К 13 часам они прошли километров две­надцать и вышли на участок охотника-якута «дяди Васи», где были рас­ставлены хитроумные ловушки для песцов. Еще через час вышли к его хижине – небольшому домику, сложенному из бревен.

Пострекотав кинокамерой и запечатлев нехитрое жилье якута, Вяткин перевел объектив на стоящую рядом железную бочку и снял ее телевиком. Солнце светило сбоку, и он отчетливо различил на ней орла со свастикой! Откуда здесь бочка из германского рейха? Да еще совсем как новая! Скоро появился дядя Вася. Он явно был рад гостям, показал, как он ловит осетров, заходящих в мелкие ручьи, продемонстрировал шкурки голубого песца, охотничье ружье. Потом достал вяленый осет­ровый балык метровой величины и предложил выпить чаю.

Уже прощаясь, летчик спросил дядю Васю: «Откуда эта бочка, как она попала сюда?» «Бочка-то? – переспросил якут. – Река принесла. Совсем недавно...» Попрощавшись с якутом, военные пошли по берегу к дельте Лены, где она делится на несколько рукавов и впадает в море Лаптевых. Скоро начались завалы леса, вылизанные водой, ветрами и морозом стволы деревьев, которые столетиями выносит в море могучая река. Миллионы кубометров гладких, как бивни мамонта, стволов до самого горизонта.

Спустя много лет, будучи в редакции газеты «Советская Россия», от своего приятеля журналиста Николая Домбковского Вяткин услышал, что в устье Лены найдена секретная база немецких подводных лодок, хорошо оборудованная, с большим запасом топлива. И тогда стал ясен неверо­ятно большой радиус действия нацистских субмарин, торпедировавших караваны союзников, следующих в Мурманск с вооружением и техникой.

Вскоре по заданию редакции Вяткин летел в Якутию. В 1989 году на дне Каттегата была обнаружена субмарина U-534. Она была потоплена британскими летчиками в мае 1945 года. После­дний рейд подлодки связан с загадочными обстоятельствами. В ночь на 5 мая 1945 года U-534 вышла с военно-морской базы в Киле, взяв курс на север, в Норвежское море.

Оставшиеся в живых два члена ее команды утверждают, что накануне отплытия поздно ночью к причалу подъехали две автомашины с номерами абвера. Штабной полковник передал командиру подводной лодки письменный приказ адмирала Деница принять на борт «особой важности» груз и следовать в место, которое указано в запечатанном сургучными печатями пакете. Пакет надлежало вскрыть только при выходе в открытое море.

К погрузке груза особой важности приступили немедленно. Он состоял из одиннадцати алюминиевых ящиков, одинаковых по габа­ритам, но разных по весу. Некоторые были настолько тяжелы, что с ними с трудом управлялись несколько дюжих матросов. Помощник ка­питана, руководивший погрузкой и размещением груза в тесных по­мещениях лодки, решив, что там боеприпасы, просил соблюдать осо­бую предосторожность членам экипажа. Однако полковник, все вре­мя поглядывавший на часы, сказал помощнику, что груз не опасен, но весьма ценен для рейха. Уже тогда и у помощника, и у тех, кто непосредственно был занят размещением груза, сложилось убеждение, что в ящиках золото в слит­ках и какие-то чрезвычайно важные документы, которые нужно было срочно вывезти в безопасное место.

Но самое поразительное было то, что, как уверяет оставшийся в живых помощник капитана U-534, вскрытый пакет содержал приказ следовать к берегам советского Заполярья, в море Лаптевых, затем в секретную базу в устье Лены с заходом в промежуточные базы во фьор­дах Норвегии, затем на Северной Земле. Здесь груз надлежало выгрузить, затем тщательно замуровать в указанном месте и, заправившись топли­вом, вернуться тем же маршрутом в Киль. В случае успешного выпол­нения трудного задания всех членов субмарины ждала награда.


***


Гросс-адмирал Дениц совместно с Генеральным штабом разрабо­тал подробную доктрину о действиях подводных лодок в северных морях и с одобрения Гитлера приступил к их интенсивному строитель­ству. Вступив во Вторую мировую войну с 57 субмаринами, Германия на судоверфях к весне 1945 года построила 1153 единицы, которые отправили на дно 3 тысячи судов и 200 боевых кораблей.

Наше и союзное командование были изрядно удивлены, когда в их руки попали немецкие субмарины вместе с экипажами. Эти лодки об­ладали почти бесшумным подводным ходом, что значительно затруд­няло их обнаружение средствами гидроакустики, а запас топлива по­зволял им проходить без дозаправки до 8500 миль. Они отличались хо­рошей маневренностью, малозаметным, низким силуэтом и были во­оружены самонаводящимися электроторпедами, не оставлявшими за собой характерного пузырчатого следа.

Балтийцами и морякам-североморцам удалось поднять лодки U-250 и U-502 VII серии и даже ввести их в строй еще во время войны, и они с некоторыми другими трофейными субмаринами несли службу в составе советских ВМС до 1958 года, а одна из таких лодок «дослу­жилась» до 1974 года!

По мнению наших моряков, немецкие субмарины значительно отичались от отечественных. На них были шнорхеля – устройства для подачи воздуха к дизелям, когда лодка находилась под водой, гидрав­лические системы управления механизмами, гидродинамический лаг и еще целый ряд новинок. Были у нацистов и лодки, построенные специально для плавания в северных морях вблизи берегов. Конечно, для них нужны были специ­альные базы для заправки топливом, короткого отдыха экипажа и ремон­та. Поэтому использование пустынных островов и устья рек нашего се­вера под секретные базы надо признать довольно оригинальным и дер­зким решением. (Известно, что строительством баз занималось ведом­ство Тодта).

Видимо, немецкий Генеральный штаб, а также гросс-адми­ралы Дениц и Редер были уверены в полной скрытности и недоступно­сти своих баз подводных лодок в водах Арктики. Только этим можно объяснить столь рискованный поход U-534 с таинственным грузом. Строгий приказ командиру лодки свидетельствует о чрезвычайной цен­ности 11 металлических ящиков, погруженных на борт 5 мая 1945 года.

Субмарина U-534 смогла дойти только до острова Анхольт, где на мелководье была обнаружена с воздуха английскими летчиками и за­тем потоплена. Здесь она и была найдена на дне Оге Енсеном через 44 года. Ее удалось обследовать аквалангистам. Видеосъемка затонув­шей лодки не оставила сомнений, что на морском дне действительно покоится U-534. По мнению датских специалистов, узнать точно, какой груз приняла на борт субмарина и были ли там только золото и драгоценности, можно, только подняв ее на поверхность. Но сделать это с зарывшейся в придон­ный ил 76-метровой лодкой и сложно и дорого. Нужны многомесячные подготовительные работы и около 3,5 миллиона датских крон.

В 1991 году несколько международных компаний, специализиру­ющихся на подъеме затонувших судов, заявили о своем желании уча­ствовать в намечавшемся предприятии, после чего какие-либо сведе­ния о судьбе U-534 прекратили поступать в печать.


***


...А теперь вернемся к путешествию летчика Вяткина и солдата Иванова по берегу Неелова залива, к устью Лены. Передвигаться с каждым часом было все труднее из-за завалов гни­ющего леса. Стала сказываться и усталость, ноги в резиновых сапогах начало ломить. Иванов тащился за мной, отставал и наконец чистосер­дечно признался, что устал как собака, и что в этих местах лучше всего передвигаться на вездеходе.

Действительно, пора было возвращаться. С северо-запада, из «гни­лого угла Арктики» приближалась чернильного цвета облачность, вок­руг солнца появилось «гало» – два кольца, верный признак того, что в ближайшее четыре часа погода испортится. Температура резко стала понижаться... Вяткин решил взобраться на крутой берег и снять круговую пано­раму на кинопленку. Сверху горизонт расширился, и раскинувшийся ландшафт поражал безлюдьем и дикостью.

При спуске с обрыва он слу­чайно обратил внимание на то, что под небольшим слоем земли сохра­нились большие пласты снега и льда. В руках у него была крепкая пал­ка, и он начал ею разрывать снег. Он начал осыпаться, и вдруг из-под него показался человеческий череп и кости. Вдруг Иванов заметил солдатскую бляху. Он поднял ее, потер и удивленно воскликнул: «Не­мецкая, на ней свастика!» Действительно, такие бляхи носили солда­ты и унтер-офицеры кригсмарине. Возникал вопрос – как на этот пу­стынный берег попал немец?

Отметив это место небольшими обломками деревьев и выложив из них квадрат, хорошо видимый с воздуха, военные тронулись в обрат­ный путь. Скоро услышали выстрел, а затем увидели шагавшего к нам навстречу якута дядю Васю. Оказалось, что он, боясь ухудшения пого­ды, решил предупредить знакомых...

На следующий день коменданту-полковнику военные рассказали о находке, на карте показали место. Комендант поднял брови и долго соображал, наконец уверенно сказал: «Под Сталинградом немцы были, а здесь нет. Находка случайная и ни о чем не говорит. Забудьте о ней и не морочьте себе голову...» На этом все и кончилось.


По материалам Л. Вяткина
Из книги «100 великих тайн Второй мировой», М., "Вече", 2010 г., с. 459-463.




события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог