Санинструктор Ратушная Л.С.


"Стояли мы, застыв на месте...
И как взлетали к небесам
Слова о беспощадной мести,
Товарищи, я слышал сам!"

И. Уткин

Ратушная Л.С.

Ратушная Лариса Степановна родилась в 1921 г. в городе Тыврове Винницкой области. Украинка. В Виннице окончив десятый класс, в течение года работала в школе пионервожатой. В 1939 г. поступила на механико-математический факультет Московского университета. В начале Великой Отечественной войны из столицы добровольцем ушла на фронт. С 1942 по 1944 гг. принимала участие в подпольной работе в Виннице. 18 марта 1944 г. погибла. Звание Героя Советского Союза ей присвоено посмертно 8 мая 1965 г.

К Москве Лариса Ратушная привыкла не сразу. Выросшая в тихой, утопавшей в зелени Виннице, она терялась от московского многолюдья и повышенного ритма столичной жизни. У себя дома она постоянно была в окружении людей, школьной пионерии. Здесь же чувствовала себя одинокой, тосковала по шумным пионерским сборам, по школьной самодеятельности. Но длилось это недолго. Учеба на механико-математическом факультете МГУ захватила полностью. Лариса аккуратно посещала занятия, старательно выполняла задания преподавателей, подолгу просиживала в библиотеке над книгами по любимой астрономии. В свободное время с удовольствием занималась в оборонных кружках.

Со временем у Ларисы появились новые друзья. Веселая и общительная, она как магнитом притягивала к себе сверстников. Ее любили за неизменную доброжелательность, постоянную готовность прийти на помощь, за озорной, предприимчивый характер, за сильный, красивый голос. С ней было легко, весело и надежно. И не случайно в свободные вечера многие студенты оказывались в небольшой комнате общежития, где жила Лариса. Их тянуло услышать ее мягкий украинский говор, меткие, остроумные шутки, а больше всего – ее песни. Пела она чудесно. Украинские и русские песни в ее исполнении приобретали особое очарование.

Незаметно прошло два года. Наступило время экзаменов за второй курс. Лариса, как всегда, легко сдала зачеты и первые экзамены. Оставался лишь один предмет. Она собрала свои вещи, купила железнодорожный билет до Винницы. Еще четыре дня, и она вновь увидит свою мать, родную школу, друзей! Но поехать домой не удалось. Началась война. Пришлось отложить желанные встречи. Нужно было расставаться и с учебой. В те дни Лариса писала матери: «Мне оставалось сдать одну физику, и я была бы дома. Но все вышло по-иному. Я комсомолка, и мое место на фронте. Стрелять из винтовки я умею, из пулемета тоже. Если понадобится выпрыгнуть из самолета с парашютом – сделаю и это. Так что пользу на фронте я принесу. А поучусь после, когда разобьем Гитлера».

Одной из первых Ратушная поступила на курсы медсестер, созданные в МГУ. После их окончания ее зачислили медицинской сестрой в 8-ю Краснопресненскую дивизию народного ополчения. В ее составе и выехала она на фронт. Начались суровые боевые будни. В самые критические дни битвы за Москву, в октябре 1941 года, дивизия попала в окружение. Вместе с другими Ратушная оказалась в плену. Их разместили во временном лагере недалеко от Наро-Фоминска. Такого в своей судьбе Лариса не предполагала. Ожидала всего: ранения, смерти, но не плена. Лишений и физических мук она не боялась. Страшным был позор, связанный с униженным положением пленного. Гордая, своенравная, она не находила себе места. Ее жег горячий стыд за себя, за товарищей. Не желая мириться с пленом, стала готовиться к побегу.

Времени для организации массового побега не было, и Лариса решила сделать это самостоятельно. К вечеру первого дня плена она незаметно пробралась к проволочному ограждению, вдоль которого прохаживались фашистские часовые. В непосредственной близости местность была ровной. Правда, метрах в шестидесяти виднелся овраг, поросший кустарником, но добраться до него в светлое время возможности не представлялось. Следовало дожидаться темноты.

Стемнело довольно рано. Лариса подползла вплотную к ограждению, осторожно подняла нижнюю проволоку и протиснулась на другую сторону. Опущенная проволока своими колючками больно царапнула икры ног. Но не успела Ратушная проползти и десяти метров, как на углу ограждения вспыхнули фары автомобиля. Послышались крики, выстрелы, топот сапог. Подбежавшие солдаты с яростью долго били ее прикладами, топтали ногами. Еле живую девушку бросили за проволоку. Несколько дней Лариса не могла подняться. Товарищи по лагерю помогали ей, поддерживали в строю во время проверок, как могли, заботились о пище, делали перевязки.

Не удался и второй побег. На этот раз ее били меньше. Она и без того имела страшный вид, казалась изможденной старухой, жалким скелетом, обтянутым кожей с синяками и ссадинами. Бежать удалось только с третьего раза. Ратушная смогла все же добраться до заветного оврага. Скатившись на дно, она еще долго ползла, не решаясь подняться. Встала лишь тогда когда перекличка фашистских часовых стала почти не слышной. Идти было трудно. Избитое тело отдавало болью при каждом шаге, голова кружилась, к горлу подступала тошнота от голода. Она понимала, что в таком состоянии далеко не уйдет. Нужно было идти к людям.

Со всеми предосторожностями направилась к ближайшему селу. Добралась до окраины, долго прислушивалась. Фашистов, казалось, не было. На стук в окно крайней хаты вышла женщина. Ратушная, не таясь, рассказала все. Это было в ее характере. Она и позже не раз безрассудно рисковала. Но ей везло. В подавляющем большинстве случаев она попадала на честных людей. Честной и сердобольной оказалась и эта женщина. Она накормила Ларису, дала одежду. Договорились, что в случае чего выдаст ее за свою племянницу, проживавшую до войны в Наро-Фоминске.

Через неделю отдохнувшая, переодетая в теплую гражданскую одежду, Лариса направилась в Винницу. Идти приходилось проселками, минуя города и крупные населенные пункты. Домой добралась лишь через два месяца, в январе 1942 года. В дороге несколько окрепла. Молодой организм вновь набрал силы. Мать, не чаявшая увидеть ее живой, обрадовалась несказанно. Несколько дней подряд она не отходила от Ларисы.

После небольшого отдыха Ратушная решила осмотреться. В надежде встретить кого-либо из знакомых, она вышла из дома. Город кишел фашистскими солдатами и полицаями. Честные люди без крайней нужды на улицу не выходили. Однако следы деятельности подпольщиков встречались. На стенах домов Лариса несколько раз видела листовки, слышала о покушениях на оккупантов и их прислужников и даже о диверсиях. Но подпольщики соблюдали конспирацию, и установить с ними связь долго не удавалось. Помогла случайная встреча. В один из очередных выходов в город Лариса увидела школьного товарища Игоря Войцеховского.
– Игорь! Сколько лет, сколько зим!
– Здравствуй, Ляля! Как ты здесь оказалась? Пренебрегая излишней осторожностью, Лариса подробно рассказала всю свою незадачливую историю. Затем предложила ему собрать одноклассников и начать борьбу против оккупантов.

Расставаясь, условились о новой встрече. Игорь тогда не сказал, что является руководителем подпольной комсомольской группы. Но в тот же день о Ратушной он рассказал руководителю городского подполья Ивану Васильевичу Бевзу.
– Ты хорошо ее знаешь?
– Как себя. Она у нас в школе всеми верховодила.
– Что же ей можно поручить?
– В прошлый раз вы просили найти художника. Лучшего художника лично я не знаю.
– Приведи мне ее завтра.

Иван Васильевич подробно расспросил Ларису о первых днях войны, о побеге из плена, о путешествии от Наро-Фоминска до Винницы. Она, не обижаясь, рассказала обо всем в деталях. Опытный подпольщик почувствовал правду и поверил.
– Слышал я, что рисовать хорошо умеешь.
– Рисую.
– Вот такие документы нарисовать сможешь?
– Не пробовала, но постараюсь.
– Постарайся. И помни, что за каждым таким документом – жизнь человека.

Захватив образцы документов, бумагу, чернила, тушь и специальные перья, Лариса отправилась домой. По 10-20 часов не выходила из-за стола. При малейшей помарке или отклонении от образца выполненную работу уничтожала. Жизнью других не имела права рисковать. Сделанные ею документы были по-настоящему надежными.

Собственный паспорт Ларисы был тоже в ходу. Его использовали подпольщики при посещении оккупационных учреждений. Паспорт имел винницкую прописку и подозрений у оккупационных властей не имел. Хранился он у члена подпольной группы Ивана Бутенко. Его обнаружили случайно полицаи, неожиданно нагрянувшие с обыском. На Ларису пало подозрение, и 17 июля 1942 года ее арестовали.

На допрос Ратушная вошла с видом человека, не знающего за собой вины. Она вежливо поздоровалась с полицаем и свободно села на предложенный стул. Задав несколько анкетных вопросов, полицай потребовал предъявить паспорт.
– Вы знаете, пан полицай, он у меня пропал.
– Как это пропал?
– Ума не приложу, пан полицай. Был паспорт, вот в этой сумке всегда лежал, а сейчас нет. Боюсь, что я его потеряла.

Полицай нечаянно сдвинул бумаги, и Лариса вдруг увидела на столе свой паспорт. Она живо вскочила, подбежала к столу и радостно подхватила документ.
– Вот мой паспорт, пан полицай! Как мне благодарить вас за него?

Полицай зло вырвал паспорт и потребовал сказать правду кому и для чего она его отдавала. По вопросам она скоро поняла, что других улик против нее нет. Разыгрывая невинную жертву, она продолжала твердо придерживаться своей версии. Ничего не добившись, полицай направил ее в тюрьму.

За недоказанностью вины в феврале 1943 года ее перевели в Гниваньский концлагерь. Ни допросы, ни тюрьма, ни концлагерь не сломили девушку. Она не отказалась от борьбы и сразу же стала готовиться к побегу. Однако с каждым днем становилось все труднее. Голод, непосильный труд, лишения делали свое дело. Надо было спешить.

Присмотревшись к охранникам, Ратушная заметила, что ради наживы они готовы на все. Самым алчным из них был старший. Он хватал все, что можно было присвоить. Этим и воспользовалась Лариса. Она обещала за свое освобождение крупную сумму денег. Зная, что вина ее не доказана, что для фашистских властей она интереса не представляет, охранник решился. Это было в ночь на 30 апреля 1943 года. 1 мая Ратушная была уже дома.

К тому времени многие соратники по подполью были арестованы и погибли. Но это не остановило Ларису. Она вновь стала искать связи с подпольем. Сделать это удалось не сразу. Многочисленные провалы требовали строжайшей конспирации, и подпольщики действовали осторожно. Прежде чем принять ее в свои ряды, они долго присматривались к ней.

На этот раз Ларису выдвинули на новый, более ответственный и опасный участок. Она стала связной городской подпольной партийной организации, чтобы поддерживать контакт с партизанским отрядом. Для этого она подходила больше других. Богатый опыт, выдержка, бесстрашие делали ее на этом посту незаменимой. Ратушная переправляла в партизанский отряд разведданные, медикаменты, освобожденных военнопленных и подпольщиков, оказавшихся под угрозой провала. Каждый выход из города таил в себе множество опасностей Фашисты и их приспешники буквально блокировали город. Они патрулировали в его окрестностях, расставляли всевозможные засады и ловушки, проводили неожиданные облавы, держали под постоянным контролем все дороги и тропинки. Опасность сохранялась и во время пребывания в партизанском отряде. Он все время находился в движении и часто вступал в бой с карателями. Нередко приходилось участвовать в схватках и связной Ларисе, которую здесь знали под именем Звездочка.

Со временем обязанности Звездочки все больше расширялись. Продолжая оставаться связной, она приняла самое активное участие в работе подпольной типографии «Украина». Здесь занималась распространением листовок. Дерзкая и осмотрительная, она могла приклеить листовку под самым носом у полицая. Ее изобретательность, казалось, не имела предела. Листовки неожиданно появлялись на досках объявлений оккупационных учреждений, на стенах и дверях наиболее посещаемых зданий, в хозяйственных корзинах и даже в карманах жителей Винницы.

Много времени и сил уходило на перебазирование самой типографии. Оккупационные власти и их пособники организовали за ней самую настоящую охоту. Поэтому при малейшей опасности провала приходилось перебираться на новое место. Его выбирали как можно дальше от старого. Однажды новое место было выбрано в противоположном конце города, и туда следовало перебросить все типографское оборудование. На долю Звездочки выпала самая трудная часть задачи – доставить на новое место 16 килограммов шрифта. Вполне понятно, что попасть с такой ношей в руки оккупантов равносильно самой мучительной смерти.

Звездочка, как всегда, действовала дерзко и хладнокровно. Задание она решила выполнять днем, когда на улицах много народу. Уложив шрифт в хозяйственную сумку и забросав его всевозможным хламом, она пошла по самым людным улицам. Шла не спеша, не оглядываясь, как человек, которому совершенно нечего бояться. После она признавалась, что самым трудным в этом деле было суметь сделать вид, что сумка ничего не весит. На это уходили дополнительные силы. На новое место она пришла буквально на последнем дыхании.

Винницкие подпольщики провели целый ряд операций по освобождению военнопленных. Одной из таких операций руководила Ратушная. План она разработала сама от начала и до конца. Себе в нем отвела самую опасную роль. Он сочетал предельный риск с очень тонким учетом психологии противника. Лариса знала, что различные учреждения оккупационной администрации использовали военнопленных в качестве даровой рабочей силы. Выделялись они по первому требованию представителей оккупационных властей. Это и легло в основу плана.

Ратушная хорошо владела немецким языком и вполне могла сойти за такого представителя. К операции готовились тщательно. Лариса подобрала себе соответствующую одежду, сделала модную тогда у немок высокую прическу, вызывающе раскрасила лицо. Ее помощники тоже переоделись. Они должны были играть роль конвоиров.

Рано утром назначенного дня операции небольшой отряд подошел к воротам концлагеря. Оставив сопровождающих на улице, Лариса быстрым упругим шагом вошла в дом, где размещалась лагерная комендатура. Тоном, не терпящим возражения, она потребовала старшего. Из соседней комнаты вышел пожилой фельдфебель.
– Я имею распоряжение взять на работу двадцать два ваших заключенных.
Фельдфебель молча протянул руку за документом. Не обращая на этот жест никакого внимания, Ратушная повернулась и пошла к выходу.
– Поторопитесь, герр фельдфебель! Времени у меня в обрез.
– Одну минуту.

Привыкнув к безоговорочному повиновению, фельдфебель отдал распоряжение о выделении военнопленных. Психологический расчет оказался точным. Через несколько минут, в течение которых Лариса беспечно прогуливалась возле домика, к воротам в сопровождении двух солдат подошли выделенные на работу.
– Конвой уберите. Мне своего достаточно. Фельдфебель выполнил и это требование.

Унылая вереница изможденных лагерным режимом людей двинулась в сторону города. Дальнейшее было уже проще. Освобожденных переодели, подкормили и отправили в лес к партизанам. Свою вторую жизнь спасенные получили из рук девушки, которая в тяжелую годину самоотверженно встала в ряды защитников Родины. Лариса гордилась этой операцией и по-детски радовалась за освобожденных.

В больших и малых делах, из которых складывалась подпольная работа против врагов нашей Родины, время летело незаметно. Наступила весна 1944 года. Советская Армия к этому времени освободила большую часть Украины и подходила к Виннице. Подпольщики повысили свою активность. Оккупанты и украинские националисты охвостье стали нервничать. Смертельный страх перед возмездием толкнул их на путь террора. Аресты и расправы следовали по малейшему подозрению.

Подпольщики вынуждены были усилить конспирацию. Лариса в это время перестала бывать дома. Выполняя очередное задание, она случайно встретилась с предателем народа, состоявшим на службе у оккупантов. Он встречал Ларису на допросах и понимал, что она его тоже помнит. Чтобы скрыть следы своих преступлений, не иметь против себя лишних свидетелей, он решил с ней расправиться. Выхватив пистолет, он выстрелил. Это произошло 18 марта 1944 года. Пройдя через сотни опасностей, Звездочка погибла накануне освобождения. 20 марта 1944 года в Винницу вошли части Красной Армии.

23 марта состоялись похороны героини. В последний путь ее провожали уцелевшие соратники, воины Советской Армии и многие жители Винницы. Ее хоронили по воинскому ритуалу с почетным эскортом. Прожила Лариса Ратушная всего 23 года. Такой молодой, деятельной, удивительно красивой и жизнерадостной она и осталась в сердцах всех своих друзей и товарищей.


Из книги "Герои огненных лет", под редакцией А.М. Синицына,
книга 6-я, М., "Московский рабочий", 1983 г.



возврат назад Обновить страницу


события         архив         воспоминания         творческие работы         тесты по ЕГЭ         блог